N Ф04/49-710/А75-2000 Исковые требования о признании права собственности на производственное здание удовлетворены, поскольку спорный договор купли - продажи прикрывает сделку залога, заключенную в обеспечение кредитов, и является ничтожным

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17.01.2001

от 17 января 2001 года
Дело N Ф04/49-710/А75-2000

(извлечение)

Арбитражный суд, рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу ООО "КБ "Сургутский Центральный" на постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Ханты — Мансийского автономного округа от 25.10.2000 по делу N А75-1546-Г/00 по иску акционерного общества закрытого типа "Магистраль" города Сургута к обществу с ограниченной ответственностью "Коммерческий банк "Сургутский центральный",

УСТАНОВИЛ:

Иск заявлен о признании права собственности на производственное здание, расположенное по адресу: город Сургут, улица Привокзальная, дом 10.
В обоснование исковых требований истец ссылался на притворность сделки, которая была заключена в обеспечение полученного кредита по кредитным договорам N 95-205 от 31 августа 1995 года и N 96-11 от 26 января 1996 года.
Решением от 20 июля 2000 года суд признал право собственности истца на производственное здание, расположенное по адресу: город Сургут, улица Привокзальная, дом 10, мотивируя тем, что договор является мнимым, так как заключен лишь для вида, без намерения приобрести здание в собственность, и был заключен в обеспечение полученных истцом от ответчика кредитов по кредитным договорам.
Апелляционная инстанция постановлением от 25.10.2000 решение оставила без изменения, указав на ничтожность договора, так как он содержит условие, не соответствующее требованиям закона, обусловливающее, что право собственности у приобретателя имущества возникает с момента подписания акта приемки. Суд также сослался на недействительность пунктов 3, 4 договора, которые содержат ссылку на кредитный договор, не заключенный на момент совершения сделки.
В кассационной жалобе заявитель просит изменить мотивировочную часть постановления, полагая правильным признание права собственности истца на имущество.
Заявитель считает, что суд сделал неправильный вывод, противоречащий статье 180 Гражданского кодекса Российской Федерации, о том, что недействительность части сделки влечет недействительность прочих ее частей.
По мнению заявителя, пункты 3, 4 договора свидетельствуют о намерении сторон заключить кредитный договор в будущем, а также о том, что договор заключен под отменительным условием, которое предусматривает, что договор считается недействительным в случае своевременного возврата кредита и процентов по нему. Заявитель полагает, что в БТИ была зарегистрирована сделка, а не право собственности на недвижимое имущество.
Истец отзыв на кассационную жалобу не представил.
Проверив в порядке статьи 174 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность судебных актов, суд кассационной инстанции считает, что судебные акты не подлежат отмене по следующим основаниям.
Как видно из материалов дела, 13.09.95 стороны заключили договор купли — продажи N 11, по которому истец передал ответчику производственное здание, расположенное по адресу: город Сургут, улица Привокзальная, дом 10, что подтверждается актом передачи без номера и даты.
Ответчик произвел регистрацию полученного имущества в МП "БТИ" г. Сургута 02.10.95 за N 8607.
В пункте 3 договора стороны предусмотрели, что расчеты между ними производятся путем зачета взаимных требований в соответствии с кредитными договорами N 95/205 от 31 августа 1995 года и N 96/11 от 26 января 1996 года.
В соответствии с пунктом 4 договора он считается недействительным в случае своевременного возврата кредита и процентов по нему в соответствии с кредитными договорами N 95/205 от 31 августа 1995 года и N 96/11 от 26 января 1996 года.
В соответствии со статьей 74 Основ гражданского законодательства, которая действовала на момент заключения сделки по договору купли — продажи, продавец обязуется передать в собственность имущество покупателю, а покупатель — принять его и оплатить.
Спорный договор по своему виду относится к договору купли — продажи, так как содержит условие о том, что истец обязуется передать в собственность имущество ответчику, а ответчик — принять и оплатить его.
Но поскольку по договору стороны поставили условие перехода права собственности на имущество в зависимости от исполнения обязательства истцом по двум кредитным договорам, то есть в договоре отсутствуют признаки договора купли — продажи — обязанность ответчика оплатить имущество каким — либо способом и обязанность истца после оплаты передать имущество в собственность ответчика, — суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что договор заключен в обеспечение кредитных договоров.
В соответствии с частью 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней правила.
Так как договор купли — продажи прикрывает сделку залога, заключенную в обеспечение кредитов, он является ничтожным, следовательно, к сделке должны применяться правила, установленные законодательством для договора залога.
В соответствии со статьей 339 Гражданского кодекса Российской Федерации договор залога должен содержать обязательство, обеспечиваемое залогом.
Кредитный договор N 96/11 от 26 января 1996 года на момент заключения спорного договора не был заключен, следовательно, обязательства, в отношении которого заключен договор, не существовало, то есть договор залога противоречит законодательству, в связи с чем на основании статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации является ничтожным.
В нарушение части 3 статьи 339 Гражданского кодекса Российской Федерации договор о залоге недвижимого имущества не зарегистрирован в порядке, установленном законодательством, в связи с чем на основании пункта 4 статьи 339 Гражданского кодекса Российской Федерации является недействительным.
В соответствии с частью 1 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, поэтому суд обоснованно признал право собственности истца на спорное имущество.
Выводы суда первой инстанции о том, что договор является мнимым, не привели к вынесению незаконного решения, поскольку суд, признавая сделку ничтожной и признавая право собственности на спорное имущество, применил статьи 167 и 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, подлежащие применению.
Апелляционная инстанция, оставив без изменения решение, тем самым признала выводы суда о ничтожности заключенного договора правильными.
Ссылка заявителя на то, что договор заключен под отменительным условием, не принимается судом кассационной инстанции во внимание, так как в силу статьи 157 Гражданского кодекса Российской Федерации условие, в зависимости от которого стороны ставят возникновение обязательства, не должно зависеть от воли сторон, тогда как заключение кредитного договора полностью зависит от воли сторон.
Доводы заявителя о том, что договор был зарегистрирован, не подтверждены материалами дела, поскольку в БТИ было зарегистрировано спорное имущество за ответчиком, а не сделка в отношении этого имущества.
На основании изложенного кассационная жалоба заявителя удовлетворению не подлежит.
При подаче кассационной жалобы заявитель уплатил государственную пошлину в сумме 417 руб. 45 коп., в размере, определенном в статье 4 Закона Российской Федерации "О государственной пошлине".
В соответствии с частью 1 статьи 95 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по государственной пошлине по кассационной жалобе относятся на заявителя кассационной жалобы.
Руководствуясь пунктом 1 статьи 175, статьей 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Ханты — Мансийского автономного округа от 20.07.2000 и постановление апелляционной инстанции от 25.10.2000 этого же суда по делу N А75-1546-Г/00 оставить без изменения, а кассационную жалобу ООО "КБ "Сургутский центральный" — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и обжалованию не подлежит.