N Ф04/2151-517/А27-99 Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей; волю сторон можно определить из их действий при заключении сделки и из содержания сделки

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 13.10.1999

от 13 октября 1999 года
Дело N Ф04/2151-517/А27-99

(извлечение)

Арбитражный суд, рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу дочерней холдинговой компании "Кузбассразрезуголь" ОАО "Торговый дом" на решение Арбитражного суда Кемеровской области от 07.07.99 по делу N А27-3804/99-2 по иску дочерней холдинговой компании "Кузбассразрезуголь" — открытого акционерного общества "Торговый дом" — к дочерней холдинговой компании — открытому акционерному обществу "Разрез "Красный Брод",

УСТАНОВИЛ:

Иск заявлен о признании договора N 59у/98 от 12 ноября 1998 года о перемене лиц в обязательстве (универсальном правопреемстве) недействительным с момента его заключения и применении последствий, предусмотренных частью 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В обоснование исковых требований истец ссылается на то, что ответчик ввел его в заблуждение, передав после заключения спорного договора договор N 252 как доказательство того, что погашение задолженности по договору поставки должно производиться путем поставки угля, то есть заключенная сделка совершена под влиянием заблуждения и подпадает под признаки, предусмотренные статьей 173 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Определением от 08.06.99 суд к участию в деле привлек в качестве ответчика закрытое акционерное общество "Интерурал" и в качестве третьего лица — "ПКФ "Омега КТ".
До вынесения решения истец в судебном заседании уточнил исковые требования, просил признать сделку недействительной на основании статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Решением от 07.07.99 суд в иске отказал, мотивируя тем, что на момент подписания договора N 59у/98 от 12.11.98 у истца отсутствовал договор N 252, поэтому он не мог исходить из того, что погашение задолженности должно производиться углем.
В апелляционной инстанции законность и обоснованность решения не проверялись.
В кассационной жалобе заявитель просит судебный акт отменить, исковые требования удовлетворить.
Заявитель считает, что решение суда не соответствует нормам материального права: части 2 статьи 431, пункту 2 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, и нормам процессуального права: пункту 1 статьи 53, статьям 59, 124, 125 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд не применил нормы права части 1 статьи 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, на которые ссылался истец, и не дал оценки обстоятельствам, выявленным в ходе судебного разбирательства о необходимости применения статьи 173 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В судебном заседании представитель заявителя просил судебный акт отменить, иск удовлетворить. Представитель заявителя пояснил, что при направлении документов, подтверждающих переход права (требования), ему был направлен договор N 252, поэтому он заблуждался относительно способа исполнения договора поставки.
Проверив в порядке статьи 174 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность судебного акта, кассационная инстанция считает решение законным, обоснованным и не подлежащим отмене по следующим основаниям.
Как видно из материалов дела, 12 ноября 1998 года ОАО "Торговый дом" "Кузбассразрезуголь", ОАО "Разрез "Красный Брод" и ЗАО "Интерурал" заключили договор о перемене лиц в обязательстве (универсальное правопреемство) N 59у/98, в соответствии с которым права кредитора и обязанности должника по договору N 1165/143/17-196-1Д(252-1) от 5 августа 1997 года и дополнению к нему N 3 от 04.02.98 перешли от ОАО "Разрез "Красный Брод" к ОАО "Торговый дом" в полном объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.
5 августа 1997 года ОАО "Разрез "Красный Брод" и ЗАО "Интерурал" подписали три договора: NN 1165/143/97-196-1Д(252-1), 1165/143/97-196-1Д(252) и 252.
Из содержания договоров N 252 и N 1165/143/97-196-1(252-1) видно, что хотя они и заключены между теми же сторонами, но предмет договоров и содержание обязательств различны: по договору N 252 стороны взяли обязательства осуществлять взаимные поставки угля и дизельного топлива, тогда как по договору N 1165/143/17-196-1Д(252-1) за поставленное дизельное топливо расчеты должны производиться денежными средствами.
В соответствии со статьей 153 Гражданского кодекса Российской Федерации сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.
Следовательно, волю сторон можно определить из действий сторон при заключении сделки и из содержания сделки.
Истец должен был доказать несоответствие его волеизъявления при заключении договора уступки права (требования) его подлинной воле.
Договоры поставки и уступки права требования не содержат обязательств истца произвести расчет за поставленное дизельное топливо углем, напротив, в договоре поставки содержится условие об оплате дизельного топлива в рублях.
Истец в соответствии с частью 1 статьи 53 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должен был доказать те обстоятельства, на которые он ссылается.
Истец не доказал, что при заключении сделки у него были заблуждения в отношении тождества сделок NN 1165/143-196-1Д(252-1) и 252, и эти заблуждения имели реальную основу, истец также не доказал, что ответчик передал ему договор N 252, удостоверяющий право требования по договору поставки N 1165/143/17-196-1Д(252-1).
В связи с вышеизложенным выводы суда, что у истца не было заблуждения при заключении договора, обоснованы.
Довод заявителя, что суд должен был применить статью 173 Гражданского кодекса Российской Федерации, не принимается кассационной инстанцией во внимание, поскольку истцом были уточнены исковые требования до вынесения решения, и иск обоснован ссылкой на статью 178 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Из содержания искового заявления и жалобы следует, что истец просил признать сделку недействительной в связи с его заблуждением относительно предмета сделки, а не в связи с тем, что сделка совершена в противоречие целям его деятельности.
Правила, изложенные в статье 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, должны быть применены судом при неясности условий договора, тогда как спорные договоры содержат условия, не позволяющие сомневаться в предмете и содержании обязательств.
Ссылка заявителя на то, что суд не применил статью 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, не принимается кассационной инстанцией во внимание, поскольку статья предусматривает основания ответственности за нарушения обязательства и не применяется при признании сделки недействительной.
Таким образом, суд правильно применил нормы права статьи 178 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и обоснованно отказал в иске.
Государственная пошлина оплачена заявителем в соответствии с Законом Российской Федерации "О государственной пошлине" и относится на заявителя на основании части 1 статьи 95 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Руководствуясь пунктом 1 статьи 175, статьей 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение от 07.07.99 Арбитражного суда Кемеровской области по делу N А27-3804/99-2 оставить без изменения.
Кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и обжалованию не подлежит.