Требование: О взыскании неустойки, ущерба в связи с невыполнением работ

Обстоятельства: Истец ссылается на неисполнение ответчиком обязанности по выполнению работ в рамках договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям.
Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку суд не дал никакой правовой оценки следующим обстоятельствам, которые имеют, по мнению коллегии, определенное значение для правильного разрешения заявленного иска по существу, а именно: когда работы должны были быть завершены, почему ответчик не мог выполнить самостоятельно свои работы до границ участка, на котором должны быть расположены присоединяемые устройства истца, ведь его работы не были взаимосвязаны с работами истца.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.11.2016 N Ф05-16648/2016 по делу N А41-14208/16

Резолютивная часть постановления объявлена 10 ноября 2016 года
Полный текст постановления изготовлен 17 ноября 2016 года
Арбитражный суд Московского округа
в составе:
председательствующего-судьи Стрельникова А.И.
судей Дегтяревой Н.В., Новоселова А.Л.
при участии в заседании:
от истца — Эйсмолонтене Н.В., доверенность N 9 от 01.09.2016 года;
от ответчика — Дубровская Н.Ю., доверенность N 17-2016 от 16.02.2016 года,
рассмотрев 10 ноября 2016 г. в судебном заседании кассационную жалобу
ЗАО "ГРАФУС-М"
на решение от 27 июня 2016 года
Арбитражного суда Московской области,
принятое судьей Солдатовым Р.С.,
на постановление от 29 августа 2016 года
Десятого арбитражного апелляционного суда,
принятое судьями Коноваловым С.А., Бархатовым В.Ю., Немчиновой М.А.,
по иску ЗАО "ГРАФУС-М"
к АО "Мособлэнерго"
о взыскании денежных средств,

установил:

Закрытое акционерное общество "ГРАФУС-М" (ЗАО "ГРАФУС-М") обратилось с иском к акционерному обществу "Московская областная энергосетевая компания" (АО "Мособлэнерго") о взыскании 6.386.750 руб. 94 коп. неустойки, 3.371.372 руб. — ущерба, а также 71.790 руб. 61 коп. — расходов по уплате государственной пошлины.
Решением Арбитражного суда Московской области от 27 июня 2016 года в удовлетворении заявленного иска было отказано (т. 3, л.д. 136-142).
Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 29 августа 2016 года указанное решение было оставлено без изменения (т. 4, л.д. 49-57).
В кассационной жалобе ЗАО "ГРАФУС-М" просит решение и постановление отменить и передать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку считает их незаконными и необоснованными. В жалобе указывается о том, что при принятии решения и постановления судом, по мнению заявителя, были нарушены нормы материального и процессуального права, в том числе ст. ст. 10, 310, 329, 330, 421, 702 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 11.6 Технических условий на присоединение к электрическим сетям, а также не в полном объеме были учтены конкретные обстоятельства по делу и характер возникших между сторонами правоотношений. В заседании судебной коллегии представитель заявителя настаивал на удовлетворении кассационной жалобы.
Представитель ответчика в суде кассационной инстанции полагал правомерным оставить обжалуемые акт без изменения.
Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле и явившихся в судебное заседание, проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в оспариваемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции пришел к заключению, что решение и постановление подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, между ЗАО "Графус-М" и АО "Мособлэнерго" был заключен договор N 120470 от 20.03.2012 об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям для юридических лиц или индивидуальных предпринимателей в целях технологического присоединения энергопринимающих устройств, суммарная присоединенная мощность которых не превышает 750 кВА (за исключением случаев осуществления технологического присоединения по индивидуальному проекту). В рамках указанного договора ответчик принял на себя обязательство по осуществлению технологического присоединения энергопринимающих устройств ЗАО "Графус-М" для осуществления предпринимательской деятельности, в том числе по обеспечению готовности объектов — электросетевого хозяйства (включая их проектирование, строительство, реконструкцию) к присоединению энергопринимающих устройств, урегулированию отношений с третьими лицами в случае необходимости строительства (модернизации) такими лицами принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства (энергопринимающих устройств, объектов электроэнергетики) с учетом следующих характеристик: максимальная мощность присоединяемых энергопринимающих устройств 340 (кВт); категория надежности-3; класс напряжения электрических сетей, к которым осуществляется технологическое присоединение — 0,38 (кВт); ранее присоединенная в точке присоединения, указанной в пункте 3 настоящего договора, мощность — нет. В соответствии с п. 2 договора, технологическое присоединение необходимо для электроснабжения выставочно-складского комплекса, расположенного по адресу: Московская область, г. Пушкино, Московский проспект д. 55, к/н 50:13:0070210:0052. (Свидетельство 50 АГ N 769488 от 30.04.2002, Свидетельство 50 АГ N 769489 от 30.04.2002, Свидетельство 50 АГ N 769491 от 30.04.2002, Свидетельство 50 АГ N 769492 от 30.04.2002, Свидетельство 50 АГ N 769493 от 30.04.2002, Свидетельства 50 АД N 035958 от 27.08.2002). На основании п. 10 договора, плата за технологическое присоединение составляет 6.218.600 рублей, которая была оплачена истцом, что подтверждается письмом от 26.03.2012, платежным поручением N 281 от 28.03.2012, платежным поручением N 950 от 11.09.2012). В соответствии с п. 5 договора, срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению составляет 12 (двенадцать) месяцев со дня заключения договора, на основании чего ответчик должен завершить технологическое присоединение до 20.03.2013. Однако, работы по технологическому присоединению были завершены лишь в сентябре 2015 года, что подтверждается Актом о выполнении технических условий от 17.08.2015, Актом об осуществлении технологического присоединения, Актом разграничения границ балансовой принадлежности сторон от 23.09.2015, Актом разграничения эксплуатационной ответственности сторон от 23.09.2015. При этом сетевая организация приступила к осуществлению работ по технологическому присоединению лишь после неоднократных обращений истца с соответствующими претензиями к ответчику: 30.05.2013 истец обратился к ответчику с требованием предоставить информацию о выполнении обязательств по указанному договору, а также о том, в какие сроки технологическое присоединение будет завершено (Письмо N 9/Ю от 30.05.2013); 11.07.2013 ответчик направил истцу ответ о том, что срок выполнения работ завершится 15.10.2013 (Письмо N 14/13/2-353ожх), однако до указанного срока сетевая организация к работам по технологическому присоединению так и не приступила; 15.10.2013 в связи с истечением указанного в письме от 11.07.2013 срока истец направил ответчику повторное письмо о запросе сроков завершения технологического присоединения (Письмо N 15/Ю от 15.10.2013); 18.10.2013 истец был вынужден направить ответчику Претензию N 17/Ю с требованием исполнить обязательства по договору в наиболее короткие сроки, а также на основании п. 17 договора оплатить неустойку за просрочку исполнения обязательства в сумме 1.229.430 рублей. Указанное требование ответчиком было оставлено без должного внимания. 13.12.2013 истец направил ответчику новую Претензию N 21/Ю, согласно которой в очередной раз потребовал исполнить обязательства по договору, а также оплатить неустойку в сумме 1.554.185 рублей 60 копеек, а также убытки в сумме 575 000 рублей; в январе 2014 года истец получил от ответчика письмо, в котором сообщалось, что выполнению СМР предшествует работа по выбору подрядной организации, действия по сбору исходно-разрешительной документации, мероприятия по проведению проектно-изыскательских работ, разработке проекта, в котором определяется тип трансформаторной подстанции, прокладываемых линий электропередач, их протяженность, сечение и марка кабеля. Непосредственное строительство предваряют землеустроительные работы и получение необходимых согласований со стороны третьих лиц на размещение линейных объектов, а также согласование присоединения со смежной сетевой организацией. По техническим условиям N 120470-Р от 20.03.2013 подготовлено техническое задание на проведение проектно-изыскательских работ и формируется конкурсная документация для выбора подрядной организации, которая проведет работы по строительству электроэнергетических объектов (РТП, ЛЭП-бкВ) до объекта присоединения. Фактическое присоединение к электрическим сетям ОАО "Мособлэнерго" будет осуществлено после выполнения строительно-монтажных работ и получения акта допуска органа федерального государственного энергетического надзора. Ориентировочный срок технологического присоединения — 30.06.2014 (Письмо N 4/6/1-8064исх от 26.12.2013). В связи с тем, что указанный в последнем письме срок истек 18.09.2014, истец направил ответчику очередную претензию N 9/Ю от 18.09.2014. Таким образом, ответчик, по мнению истца, нарушив условия договора, не выполнил требования действующего гражданского законодательства, в том числе ст. ст. 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 26 Федерального закона от 26.03.2006 года "Об электроэнергетике", (п. п. б, в) п. п. 16 Правил технологического присоединения (в редакции Постановления Правительства Российской Федерации N 861 от 27.12.2004 года), а поэтому истец настаивает на взыскании неустойки, рассчитанной как произведение 0,014 ставки рефинансирования ЦБ РФ (8%), установленной на дату заключения договора — п. 14 договора, — и общего размера платы за технологическое присоединение по договору за каждый день просрочки, который составляет 917 дней (за период с 21.03.2013 по 27.09.2015 года), так как фактическая подача была, по утверждениям истца, осуществлена лишь в октябре 2015 года, то есть неустойка составила сумму, равную 6.386.750,94 руб.
Помимо этого, истец просит взыскать с ответчика убытки, которые он понес для электроснабжения выставочно-складского комплекса. Так, ранее в связи с отсутствием центрального электроснабжения истец получал электричество от соседней организации, но с октября 2013 года электроснабжение прекратилось, в связи с чем он был вынужден 01.11.2013 заключить с ООО "Гермес" договор N 276 на аренду дизельной электростанции Pramac GSM 275 V с топливной емкостью на 3000 л. Аренда мобильной электроустановки значительно увеличила расходы истца на электроснабжение своего имущественного комплекса. Указанный договор был расторгнут 14.10.2015 (Соглашение от 14.10.2015, Акт приема-передачи (вывоза) оборудования от 14.10.2015.). Начиная с 01.11.2013 до подключения электричества в октябре 2015 года истец выплатил ООО "Гермес" (арендодателю электроустановки) арендные платежи (Письмо АКБ "РосЕвроБанк" (АО) от 05.02.2016) на общую сумму 3.528.800 рублей. Кроме того, поскольку электроустановка работает за счет использования дизельного топлива, ЗАО "Гермес" в соответствии с приложением N 2 к договору аренды Ха 276 от 1.11.2013 осуществило поставку истцу дизельного топлива на общую сумму 2.624.750 рублей. После фактического подключения электроснабжения договор энергоснабжения был заключен 25.08.2015 г., однако фактическая подача электричества состоялась лишь в октябре 2015 года, расходы на электроснабжения значительно уменьшились, что дало возможность рассчитать убытки в связи с просрочкой ответчиком выполнения своих обязательств по договору. Согласно счета-фактуры N Э/25/03/12545 от 30.11.2015 (первый полный месяц потребления электрической энергии согласно договора энергоснабжения N 60540851 от 25.08.2015) истец за 1 месяц работы по указанному договору оплатил 91.020 рублей 04 копеек. Аналогичные затраты на оплату электроэнергии при аренде мобильной электроустановки в месяц составили 267.545 рублей 65 копеек. Таким образом, разница между фактической оплатой стоимости электроснабжения за счет аренды электроустановки и расчетной стоимостью затрат за указанный период при центральном электроснабжении является реальным ущербом для истца в соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, который составил сумму, равную 3.371.372 руб., который он также просил взыскать с ответчика. Поскольку претензия от 14.02.2016 года в адрес ответчика последним была оставлена без удовлетворения, то истец обратился в арбитражный суд с настоящими требованиями, которые были оставлены без удовлетворения, что подтверждается решением и постановлением. При этом в обоснование принятия решения об отказе в иске суд указал о том, что расходы истца по оплате договора N 276 на аренду дизельной электростанции обусловлены противоправным поведением третьего лица, выраженным в незаконном прекращении подачи электроэнергии, которые истец по неизвестным причинам не оспаривал, а поэтому состав убытков по данным требованиям, якобы, отсутствует. Утверждает суд в решении и постановлении о том, что в нарушение абзаца 5 пункта 6 договора, уведомление о готовности на ввод в эксплуатацию объектов истец ответчику не направил, а заключение им 22.04.2015 года договора за N 2/ГР-2015 о выполнении проектных, строительных, монтажных и пусконаладочных работ свидетельствует, якобы, о том, что по 22.04.2015 года у истца отсутствовали готовые для подключения энергопринимающие устройства, при этом мероприятия по технологическому присоединению выполнены не были, хотя срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению по договору истек 20.03.2012 года, при этом в обоснование своего утверждения об отказе в иске суд указал на наличие единого для сторон срока на выполнение мероприятий по договору, однако лишь: 26.05.2015 истец обратился к ответчику с заявлением о согласовании проекта электроснабжения (письмо от 26.05.2015 N 10 прилагается) в рамках выполнения указанного договора подряда и требований договора; 11.06.2015 истец получил согласованную проектную документацию, которая была направлена ответчиком; 25.06.2015 истец обратился к ответчику с заявлением о выполнении мероприятий по технологическому присоединению; 14.07.2015 составлен Акт N 514-09/15 допуска прибора (ов) учета в эксплуатацию в электроустановках напряжением до 1000В; 15.07.2016 составлен Акт о выполнении технических условий N 32, Акт осмотра (обследования) электроустановки N 101. Следовательно, суд указал в решении о том, что проверка выполнения истцом технических условий была проведена ответчиком в пределах срока, установленного абз. 2 п. 8 договора, а поэтому нарушений своих обязательств по договору допущено последним не было.
Однако судебная коллегия не может в настоящее время согласиться с указанными решением и постановлением по следующим основаниям.
Так, в соответствии со ст. 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принимаемые арбитражным судом решение и постановление должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Из ст. 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вытекает, что в мотивировочной части решения должны быть указаны фактические и иные обстоятельства дела, установленные арбитражным судом, а также доказательства, на которых были основаны выводы суда об обстоятельствах дела, и доводы в пользу принятого решения, в том числе мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле, включая законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии решения, и мотивы, по которым суд не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле. Из ст. ст. 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации вытекает, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями. При этом односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами. В п. 11.6 Технических условий на присоединение к электрическим сетям указано, что фактическое присоединение энергопринимающего устройства будет произведено после выдачи уполномоченным органом государственного надзора акта допуска этого устройства в эксплуатацию и готовности его к включению. В ст. ст. 15, 330 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. При этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Причем неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.
Принимая во внимание вышеизложенное, а также учитывая конкретные обстоятельства по делу, судебная коллегия находит, что названные выше нормы права при принятии обжалуемых решения и постановления были соблюдены судом не в полном объеме. В подтверждение названного выше следует указать о том, что принимая решение об отказе в иске и утверждая при этом о том, что 22.04.2015 года, когда истец лишь заключил договор о выполнении проектных, строительных, монтажных и пусконаладочных работ, у того отсутствовали готовые для подключения энергопринимающие устройства, суд, вместе с тем, не дал никакой правовой оценки следующим обстоятельствам, которые имеют, по мнению коллегии, определенное значение для правильного разрешения заявленного иска по существу, а именно: почему лишь только через девять месяцев — ориентировочный срок технологического присоединения по договору стороны определили 30.06.2014 года — после этого срока, когда эти работы должны быть завершены, ответчик сообщил истцу о том, что он только, что приступил к выбору подрядной организации и проведению других мероприятий согласно техусловиям; почему фактически работы по договору были завершены лишь 15.10.2015 года, хотя в спорном договоре этот срок является иным; почему ответчик не мог выполнить самостоятельно свои работы до границ участка, на котором должны быть расположены присоединяемые устройства истца, поскольку его работы не были тесно взаимосвязаны в работами, возложенными договором на истца; почему не прокладка истцом кабеля к несуществующей трансформаторной подстанции, которую должен был установить именно ответчик по делу, была поставлена в вину лишь заявителю жалобы, который, якобы, из-за этого "затянул" сроки технологического присоединения почти на 2 года, и мог ли истец без установления ответчиком точного места будущего расположения трансформаторной подстанции осуществить работы с привлечением к этому проектировщиков; при этом следует заметить в данном случае о том, что работы по установке трансформаторной подстанции и работы по рытью границы для прокладки кабеля не взаимосвязаны друг с другом и должны быть выполнены каждой из сторон самостоятельно, а также каким именно образом отмена акта допуска Ростехнадзором повлияла на задержку срока подачи истцу электроэнергии после завершения сторонами всех работ по техническим условиям.
Таким образом, поскольку указанные вопросы не получили в принятых решении и постановлении надлежащего исследования и правовой оценки, хотя таковая была в силу статей 15, 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации необходима, то судебная коллегия не может в настоящее время признать их законными и обоснованными, в связи с чем они подлежат отмене. При новом рассмотрении суду необходимо будет учесть изложенное выше и разрешить судьбу заявленных требований с учетом должной проверки в ходе судебного разбирательства всех собранных по делу доказательств.
А поэтому, руководствуясь ст. ст. 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Московской области от 27 июня 2016 года и постановление от 29 августа 2016 года Десятого арбитражного апелляционного суда по делу N А41-14208/16 отменить и дело передать на новое рассмотрение в тот же арбитражный суд по первой инстанции.

Председательствующий судья А.И.СТРЕЛЬНИКОВ

Судьи Н.В.ДЕГТЯРЕВА А.Л.НОВОСЕЛОВ