Требование: О признании незаконными действий ликвидационной комиссии по неуведомлению кредитора о начале процедуры ликвидации должника и уклонению от принятия и рассмотрения требований кредитора, об обязании включить требования кредитора в реестр требований кредиторов четвертой очереди

Решение: Требование удовлетворено, поскольку факт уклонения ликвидируемого должника от установления задолженности перед кредитором подтвержден вступившим в законную силу судебным актом. Таким образом, способ защиты прав кредитора ликвидируемого должника был реализован кредитором надлежащим образом.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 16.11.2016 N Ф05-17435/2016 по делу N А40-83084/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 09.11.2016
В полном объеме постановление изготовлено 16.11.2016
Арбитражный суд Московского округа
в составе:
председательствующего — судьи Петровой Е.А.
судей Дунаевой Н.Ю. и Мысака Н.Я.,
при участии в заседании:
от истца — не явился, извещен;
от ответчика — не явился, извещен,
рассмотрев в судебном заседании 09.11.2016 кассационную жалобу
Александрова Алексея Михайловича
на решение от 13.05.2016 Арбитражного суда города Москвы,
принятое судьей Беловой А.Р.,
на постановление от 09.08.2016 Девятого арбитражного апелляционного суда, принятое судьями Назаровой С.А., Нагаевым Р.Г., Голобородько В.Я.,
по заявлению Александрова Алексея Михайловича
о признании действий ликвидационной комиссии ООО "ПОЙНТ Модел Менеджмент" незаконными, об обязании включить в реестр требований кредиторов ООО "ПОЙНТ Модел Менеджмент" требований истца,

установил:

Александров Алексей Михайлович (далее — Александров А.М., кредитор или истец) обратился 05.05.2015 в Арбитражный суд города Москвы в электронном виде с иском к ликвидационной комиссии Общества с ограниченной ответственностью "ПОЙНТ Модел Менеджмент" (далее — ООО "ПОЙНТ Модел Менеджмент" или Общество) о признании незаконными действий ликвидационной комиссии Общества по не уведомлению Александрова А.М. о начале процедуры ликвидации Общества и уклонению от принятия и рассмотрения требований кредитора и об обязании ликвидационной комиссии включить требования Александрова А.М. в реестр требований кредиторов четвертой очереди в размере 2 683 757 рублей, подтвержденных вступившим в законную силу 31.03.2015 решением Пресненского районного суда города Москвы от 27.02.2015.
Обосновывая требования, Александров А.М. ссылался на нормы пункта 4 статьи 64 Гражданского кодекса Российской Федерации и указывал на то, что 10.04.2015 из журнала "Вестник государственной регистрации" ему стало известно о том, что Обществом было принято решение о добровольной ликвидации, в связи с чем он в пределах срока, установленного в публикации для предъявления требований кредиторов, обратился с требованием о включении в реестр суммы, подтвержденной вступившим 31.03.2015 в законную силу решением Пресненского районного суда, направив требование по почте, однако по указанному в публикации адресу Общества не обнаружено, в связи с чем действия ликвидационной комиссии не могут быть признаны законными. Также истец ссылался на нормы статьи 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (том 1 л.д. 2-3).
Определением Арбитражного суда города Москвы от 24.06.2016 производство по заявлению Александрова А.М. было прекращено со ссылкой на не подведомственность данного спора арбитражному суду (том 1 л.д. 14).
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 31.08.2015 определение суда первой инстанции было отменено, вопрос о принятии заявления к производству суда направлен на новое рассмотрение (том 1 л.д. 26-27).
При рассмотрении дела по существу председатель ликвидационной комиссии возражал против удовлетворения требований Александрова А.М., указывая на то, что Общество никогда не заключало с Александровым А.М. никаких договоров, а поступившие в адрес Общества 10.04.2015 требования Александрова А.М. со ссылкой на решение Пресненского районного суда были оспорены в Мосгорсуде 02.10.2015, таким образом Общество не имеет перед Александровым А.М. задолженности в заявленном им размере 2 683 757 рублей (том 1 л.д. 86).
До принятия судом решения по существу спора истец уточнил размер заявленных требований в части обязания ликвидационной комиссии Общества включить в реестр требований кредиторов четвертой очереди ООО "ПОЙНТ Модел Менеджмент" задолженность в размере 431 916, 07 рублей, в том числе задолженность по договору аренды N 21/14 от 01.09.2013 в размере 410 537, 73 рублей, за услуги связи 13 993, 63 рублей, расходы по уплате государственной пошлины в размере 7 444, 71 рублей (том 1 л.д. 113-114).
Уточняя требования, истец указал на то, что обстоятельства, подтверждающие наличие оснований для взыскания задолженности по договору аренды и за услуги связи были установлены решением Пресненского районного суда, измененного определением Московского городского суда от 02.10.2015 в части размера подлежащих взысканию сумм до 431 916, 07 рублей, в связи с чем просил обязать ликвидационную комиссию включить требования в размере, подтвержденном окончательным судебным актом по гражданскому делу.
Протокольным определением от 06.05.2016 суд первой инстанции удовлетворил ходатайство истца об уточнении размера заявленных требований (том 1 л.д. 127).
Решением Арбитражного суда города Москвы от 13.05.2016, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 09.08.2016, в удовлетворении заявленных требований было отказано в полном объеме.
Отказывая в удовлетворении требований, суд первой инстанции исходил из того, что такой способ судебной защиты прав кредитора ликвидируемого юридического лица как заявление требования о признании действий ликвидируемого юридического лица в лице ликвидационной комиссии (ликвидатора) незаконными, не предусмотрен. Гражданское законодательство в целом не содержит положений об оспаривании действий ликвидационной комиссии/ликвидатора. Это связано с тем, что указанные лица самостоятельными субъектами права не являются. Их действия/бездействия самостоятельного характера не носят.
Также суд первой инстанции указал, что по смыслу статей 63 — 64 Гражданского кодекса Российской Федерации защита прав и законных интересов гарантирована исключительно лицам, которые являются кредиторами юридического лица, при этом соответствующая защита может осуществляться исключительно в период существования должника (до прекращения его правоспособности в связи с добровольной ликвидацией).
Суд первой инстанции, указав, что с момента введения процедуры добровольной ликвидации все без исключения кредиторы вправе заявлять свои требования ликвидатору только в установленном законодательством порядке ликвидации юридического лица, пришел к выводу, что доказательств того, что Александров А.М. являлся на момент обращения к ликвидационной комиссии кредитором Общества по неисполненным обязательствам, не имеется, так как определением Московского городского суда от 02.10.2015 наличие заявленной кредитором задолженности в размере 2 683 757 рублей опровергнуто, решение Пресненского районного суда города Москвы от 27.02.2015 на момент предъявления требований истца к ликвидационной комиссии в законную силу не вступило, а с требованием к ликвидационной комиссии о включении в ликвидационный баланс требования в размере 431 916, 07 рублей, взысканном определением Московского городского суда от 02.10.2015, истец не обращался.
Также судом первой инстанции со ссылкой на нормы пункта 4 статьи 64 Гражданского кодекса Российской Федерации было указано, что в случае отказа ликвидационной комиссии в удовлетворении требований кредитора либо уклонения от их рассмотрения кредитор вправе до утверждения ликвидационного баланса юридического лица обратиться в суд с иском к ликвидационной комиссии, однако истец, несмотря на то, что был осведомлен о процедуре ликвидации Общества, в период проведения процедуры ликвидации в суд с иском к ликвидационной комиссии не обратился.
Суд апелляционной инстанции, оставляя решение суда первой инстанции без изменения, дополнительно сослался на нормы пункта 1 статьи 64.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (введенные в действие Федеральным законом от 05.05.2014 N 99-ФЗ), согласно которым в случае отказа ликвидационной комиссии удовлетворить требование кредитора или уклонения от его рассмотрения кредитор до утверждения ликвидационного баланса юридического лица вправе обратиться в суд с иском об удовлетворении его требования к ликвидируемому юридическому лицу, и проанализировав указанные нормы и нормы пункта 4 статьи 64 Гражданского кодекса Российской Федерации, сделал вывод о том, что при указанных действиях ликвидационной комиссии кредитор вправе обратиться в суд с иском к ликвидационной комиссии об удовлетворении его требования, тогда как истец со ссылкой на статью 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявляет о признании действий ликвидационной комиссии незаконными, и о включении его требований в реестр требований кредиторов.
Суд апелляционной инстанции также пришел к выводу о том, что на момент обращения истца с требованием к ответчику, а также с настоящим иском в суд (05.05.2015), спорная задолженность не была установлена, поскольку являлась предметом судебного разбирательства.
Не согласившись с решением суда первой инстанции и постановлением суда апелляционной инстанции, Александров Алексей Михайлович обратился в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит судебные акты отменить и принять новый судебный акт, которым удовлетворить его заявление с учетом принятого судом первой инстанции уточнения, поскольку считает, что суды неправильно применили нормы материального права, а выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.
Истец указывает на то, что судебное разбирательство в Пресненском районном суде города Москвы началось 13.10.2014, а на момент обращения истца в ликвидационную комиссию решение суда вступило в законную силу, однако впоследствии было обжаловано ответчиком в Московский городской суд, который восстановил срок на подачу апелляционной жалобы и частично изменил решение Пресненского районного суда определением от 02.10.2015, в связи с чем истец уточнил размер требований, а суд принял эти уточнения.
В жалобе имеется ссылка на постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.01.2013 N 11925/12, согласно которому подача кредитором иска в суд к должнику тоже считается заявлением кредитором своего требования.
По мнению истца, обстоятельства уклонения ликвидационной комиссии от рассмотрения требования кредитора подтверждены материалами дела, а последствия такого уклонения, свидетельствующие о злоупотреблении правом со стороны ликвидационной комиссии, не могут быть возложены на кредитора, обратившегося к ликвидационной комиссии в пределах срока, установленного ею для подачи соответствующих требований.
Письменных отзывов на кассационную жалобу истца не поступило.
В соответствии с абзацем 2 части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации информация о рассмотрении кассационной жалобы истца была заблаговременно размещена на общедоступных сайтах Арбитражного суда Московского округа http://www.fasmo.arbitr.ru и http://kad.arbitr.ru в сети "Интернет".
Надлежащим образом извещенные о месте и времени судебного заседания суда кассационной инстанции участвующие в деле лица явку своих представителей в Арбитражный суд Московского округа не обеспечили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы истца в отсутствие представителей этих лиц.
При этом на момент судебного заседания суда кассационной инстанции 09.11.2016 на официальном сайте Федеральной налоговой службы информации об исключении из ЕГРЮЛ сведений об ООО "ПОЙНТ Модел Менеджмент" в связи с прекращением его деятельности вследствие ликвидации размещено не было.
Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статей 286, 287, 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалованных судебных актов, судебная коллегия суда кассационной инстанции пришла к выводу о наличии предусмотренных частью 1 статьи 288 Кодекса оснований для отмены решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции в связи со следующим.
Материалами дела подтверждено и судами установлено, что участниками Общества с ограниченной ответственностью "ПОЙНТ Модел Менеджмент" было принято 13.11.2014 решение о ликвидации Общества, о чем в журнале "Вестник государственной регистрации" N 5 (517, часть 1) 11.02.2015 было размещено следующее сообщение: "Общество с ограниченной ответственностью "ПОЙНТ Модел Менеджмент" (ОГРН 1027739105283, ИНН 7710393327, КПП 7710001001, место нахождения 123045, г. Москва, ул. Большая Грузинская, д. 10. стр. 1) уведомляет о том, что внеочередным общим собранием участников Общества с ограниченной ответственностью "ПОЙНТ Модел Менеджмент" (Протокол N 3 от 13.11.2014) принято решение о ликвидации общества. Требования кредиторов могут быть заявлены в течение 2 месяцев с момента опубликования настоящего сообщения по адресу 121099, г. Москва, Шубинский пер., д. 6, стр. 2".
Таким образом, последний день предъявления требований к ликвидируемому Обществу был 11.04.2015.
Также судами обеих инстанций было установлено и данные обстоятельства были подтверждены в отзыве, подписанном председателем ликвидационной комиссии, что Александров А.М. обратился с требованием к ликвидационной комиссии 10.04.2015, то есть в пределах установленного в сообщении о ликвидации срока.
Кроме того, материалами дела подтверждено, что ликвидационной комиссией требования кредитора рассмотрены не были, а при рассмотрении судами заявления кредитора по настоящему делу ликвидатором Общества были заявлены возражения со ссылкой на то, что Общество не заключало с Александровым А.М. никаких договоров, а заявленный кредитором размер требования был оспорен Обществом в Московском городском суде 02.10.2015.
Установив вышеуказанные обстоятельства, суды, вместе с тем, отказали в удовлетворении заявленных кредитором к ликвидационной комиссии требований, указав на избрание кредитором ненадлежащего способа защиты, а также на то, что на момент обращения кредитора к ликвидационной комиссии с требованием его размер не был подтвержден вступившим в законную силу судебным актом (как указал суд первой инстанции) и что спорная задолженность не была установлена, так как являлась предметом судебного разбирательства (как указал суд апелляционной инстанции).
При этом обе судебные инстанции приняли во внимание, что после установления Московским городским судом нового размера задолженности кредитор не обратился в ликвидационную комиссию с требованием о включении задолженности в ликвидационный баланс.
Судебная коллегия суда кассационной инстанции считает, что выводы судов обеих инстанций как об избрании истцом ненадлежащего способа защиты, так и об отсутствии надлежащего обращения к ликвидационной комиссии в пределах срока для предъявления требований кредиторов после вступления в законную силу определения Московского городского суда от 02.10.2015, сделаны при неправильном применении норм материального права.
Выводы судов об избрании истцом ненадлежащего способа защиты (обращение по настоящему делу с иском к ликвидационной комиссии о признании незаконными действий ликвидационной комиссии Общества по не уведомлению Александрова А.М. о начале процедуры ликвидации Общества и уклонению от принятия и рассмотрения требований кредитора и об обязании ликвидационной комиссии включить требования Александрова А.М. в реестр требований кредиторов четвертой очереди на основании вступившего в законную силу судебного акта) сделаны со ссылкой на нормы пункта 4 статьи 64 и пункта 1 статьи 64.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, предоставляющие кредиторам ликвидируемых в добровольном порядке обществ право обращения с иском к ликвидационной комиссии или к ликвидируемому юридическому лицу в случае, если ликвидационная комиссия отказала в удовлетворении требования кредитора или уклоняется от его рассмотрения.
Суд апелляционной инстанции, дополнительно сославшись на постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.04.2014 N 18558/13, указал на то, что ликвидационная комиссия включает в промежуточный ликвидационный баланс лишь требования, не оспариваемые сторонами как по факту их существования, так и по размеру.
Сделав указанные выводы, ни суд первой, ни суд апелляционной инстанции не учли, что предъявление кредитором до начала процедуры ликвидации общества-должника или в период такой ликвидации требований к самому обществу в порядке искового производства является одним из способов заявления о наличии задолженности, соответствующих такому способу защиты, который предусмотрен в пункте 1 статьи 64.1 Гражданского кодекса Российской Федерации.
При этом ни в ранее действовавших нормах гражданского законодательства, ни в действующей в настоящее время редакции Гражданского кодекса Российской Федерации на кредитора ликвидируемого общества, обратившегося с требованием о включении задолженности перед ним на основании судебного акта, впоследствии измененного вышестоящей судебной инстанцией, не возложено обязанности по повторному обращению к ликвидационной комиссии с тем же требованием, размер которого был изменен в связи с частичной отменой первого судебного акта по делу.
Напротив, предусмотренная нормами статей 63 и 64 Гражданского кодекса Российской Федерации процедура ликвидации юридического лица предполагает действия ликвидационной комиссии (ликвидатора) по выявлению его кредиторов; предоставлению кредиторам возможности заявить свои требования; составлению ликвидационного баланса, отражающего действительное имущественное положение ликвидируемого юридического лица и его расчеты с кредиторами; определению порядка ликвидации, при этом возлагая на ликвидационную комиссию (ликвидатора) обязанности действовать добросовестно и разумно в интересах как ликвидируемого юридического лица, так и его кредиторов.
Использование ликвидационной комиссией процессуальных прав на обжалование судебного акта, на основании которого кредитор своевременно обратился с требованием о включении задолженности перед ним в ликвидационный баланс, исключительно в целях создания препятствий кредитору на осуществление расчетов с ним, не может быть признано основанным на добросовестной реализации прав.
В случае изменения судебного акта, на основании которого кредитор своевременно обращался к ликвидационной комиссии со своими требованиями, задолженность подлежит включению ликвидационной комиссией (или в случае ее уклонения от данных действий — судом) в том размере, который подтвержден окончательным вступившим в законную силу судебным актом, без повторного обращения кредитора с требованием к ликвидационной комиссии.
Обратное толкование вышеуказанных норм Гражданского кодекса Российской Федерации приводит к произвольному выполнению ликвидационной комиссией (ликвидатором) возложенных на нее обязанностей по осуществлению деятельности разумно и добросовестно в интересах как ликвидируемого должника, так и его кредиторов, и нарушению прав кредиторов, поскольку такое повторное предъявление требований может быть реализовано заведомо за пределами двухмесячного срока для предъявления требований, установленного в публикации о ликвидации.
Судами не было учтено, что определением Московского городского суда от 02.10.2015 решение Пресненского районного суда города Москвы от 27.02.2015, на основании которого Александров А.М. своевременно обратился в ликвидационную комиссию Общества, было изменено лишь частично, соответственно, последующее изменение апелляционной инстанцией размера задолженности Общества перед кредитором не породило для Александрова А.М. обязанности по повторному обращению с требованием к ликвидационной комиссией.
Более того, в определении Московского городского суда от 02.10.2015 (страница 3 абзац 6) прямо указано, что при принятии Пресненским районным судом решения от 27.02.2015 ответчики (ООО "ПОЙНТ Модел Менеджмент" и ООО "Центр новаций и технологий") извещались судебными повестками, однако от получения корреспонденции уклоняются, адрес места нахождения ответчиков подтвержден (том 1 л.д. 76). Следовательно, факт уклонения ликвидируемого должника от установления задолженности перед кредитором Александровым А.М. еще в феврале 2015 года (уже в период деятельности ликвидационной комиссии) подтвержден вступившим в законную силу судебным актом Московского городского суда и не требует повторного доказывания (часть 3 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Таким образом, способ защиты прав кредитора ликвидируемого общества, предусмотренный пунктом 1 статьи 64.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, был реализован кредитором надлежащим образом, однако был проигнорирован как ликвидационной комиссией Общества, так и судами.
Вывод судов о том, что истец не воспользовался другим способом защиты, предусмотренным пунктом 4 статьи 64 Гражданского кодекса Российской Федерации (предъявление иска к самой ликвидационной комиссии, отказавшей в удовлетворении требования либо уклоняющейся от его рассмотрения), поскольку по настоящему делу иск был сформулирован Александровым А.М. как требование о признании действий ликвидационной комиссии незаконными и об обязании ее включить требования кредитора, подтвержденные вступившим в законную силу судебным актом (с учетом принятого судом первой инстанции уточнения — определением Московского городского суда от 02.10.2015), со ссылкой на нормы статьи 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, сделан без учета следующих положений норм процессуального права.
Согласно части 1 статьи 133 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в задачи именно арбитражного суда входит определение характера спорного правоотношения, подлежащего применению законодательства.
Разъясняя в пункте 9 Постановления от 23.06.2015 N 25 применение указанной нормы, а также положений статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и аналогичных норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал, что если при принятии искового заявления суд придет к выводу о том, что избранный истцом способ защиты права не может обеспечить его восстановление, данное обстоятельство не является основанием для отказа в принятии искового заявления, его возвращения либо оставления без движения. В соответствии со статьей 148 ГПК РФ или статьей 133 АПК РФ на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд выносит на обсуждение вопрос о юридической квалификации правоотношения для определения того, какие нормы права подлежат применению при разрешении спора.
Также высшая судебная инстанция разъяснила, что по смыслу части 1 статьи 196 ГПК РФ или части 1 статьи 168 АПК РФ суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.
Таким образом, ссылка Александрова А.М. в его заявлении по настоящему делу на нормы статьи 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием к отказу в удовлетворении его иска являться не могла, недостаточно точные формулировки его требования, характерные, по сути, для способа защиты, предусмотренного пунктом 4 статьи 64 Гражданского кодекса Российской Федерации, на который также имелась прямая ссылка в заявлении Александрова А.М., также исключали отказ в удовлетворении иска со ссылкой на избрание кредитором ненадлежащего способа защиты.
Кроме того, Верховным Судом Российской Федерации неоднократно была сформулирована правовая позиция о том, что лицо, полагающее нарушенным свое право, вправе самостоятельно выбрать способ его защиты из тех, что предусмотрены законом. При доказанности нарушенного права арбитражный суд должен предоставить этому лицу судебную защиту (статья 2 АПК РФ). Наличие у лица, обратившегося в суд, альтернативных способов защиты нарушенного права не является достаточным основанием для отказа в удовлетворении его требований (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 15.10.2015 по делу N А40-15395/2014).
Учитывая изложенное, судебная коллегия суда кассационной инстанции считает, что решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции подлежат отмене на основании части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку судами были неправильно применены нормы материального права, регулирующие порядок установления требований кредиторов при добровольной ликвидации юридического лица, а поскольку необходимость установления каких-либо обстоятельств отсутствует, то суд кассационной инстанции вправе в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 287 Кодекса принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных Александровым А.М. требований (с учетом уточнений, принятых судом первой инстанции) в полном объеме.
Руководствуясь статьями 284, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 13.05.2016 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 09.08.2016 по делу N А40-83084/2015 отменить.
Заявление Александрова Алексея Михайловича удовлетворить.
Признать незаконными действия ликвидационной комиссии ООО "ПОЙНТ Модел Менеджмент" по не уведомлению кредитора о начале процедуры ликвидации общества и уклонении от рассмотрения требований кредитора Александрова А.М.
Обязать ликвидационную комиссию ООО "ПОЙНТ Модел Менеджмент" включить требования Александрова А.М. в размере 431 916, 07 рублей, в том числе 410 537, 73 рублей задолженности по договору аренды от 01.09.2013 N 21/14 и 13 933, 63 рублей за услуги связи в реестр кредиторов ООО "ПОЙНТ Модел Менеджмент".

Председательствующий судья Е.А.ПЕТРОВА

Судьи Н.Ю.ДУНАЕВА Н.Я.МЫСАК