Требование: О признании недействительным решения налогового органа

Обстоятельства: Обществу доначислены недоимка по налогу на прибыль организаций, НДПИ, пени и штрафы в связи с неправомерным занижением обществом налоговой базы.
Решение: Требование удовлетворено в части начисления НДПИ, пени, так как общество правомерно применяло при налогообложении НДПИ ставку 0 процентов исходя из норматива потерь, утвержденного до начала расчетных периодов. В удовлетворении требования в части начисления налога на прибыль организаций, пени и штрафа отказано, так как общество неправомерно учло в составе расходов по налогу амортизационные отчисления в завышенном объеме, не представило доказательств наличия переплаты по налогу на прибыль.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 05.09.2016 N Ф05-12468/2016 по делу N А40-129879/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 29 августа 2016 года.
Полный текст постановления изготовлен 05 сентября 2016 года.
Арбитражный суд Московского округа
в составе: председательствующего-судьи Дербенева А.А.
судей Буяновой Н.В., Егоровой Т.А.
при участии в заседании:
от заявителя — ПАО АНК "Башнефть" — Смышляева С.В., доверенность от 13.012016 N ДОВ/8/006/16; Быстров А.А., доверенность от 16.12.2015 N ДОВ/8/501/15;
от ответчика — МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1- Аршинцева М.О., доверенность от 22.06.2016 N 52-02-1-50/21; Сапогин Д.Г., доверенность от 27.11.2015 N 44,
рассмотрев 29 августа 2016 года в судебном заседании кассационные жалобы МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1, ПАО АНК "Башнефть"
на решение от 31 декабря 2015 года
Арбитражного суда города Москвы,
вынесенное судьей Лариным М.В.,
на постановление от 26 апреля 2016 года
Девятого арбитражного апелляционного суда,
принятое судьями Яковлевой Л.Г., Кочешковой М.В., Веклич Б.С.
по заявлению ПАО АНК "Башнефть"
к МИФНС России по КН N 1
о признании недействительным решения от 26.01.2015 N 52-17-14/2389р в части

установил:

ПАО АНК "Башнефть" (далее — заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к МИФНС России по КН N 1 (далее — ответчик, инспекция) о признании недействительным решения от 26.01.2015 N 52-17-14/2389р "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" (далее — решение) в части начисления недоимки по налогу на прибыль организаций в размере 85 598 492 руб., НДПИ в размере 2 089 618 руб., соответствующих сумм пеней и штрафов.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 31.12.2015 заявленные требования удовлетворены в части. Суд признал недействительным решение в части начисления и уплаты недоимки по НДПИ в размере 2 089 618 руб., пеней в размере 231 руб., пеней по налогу на прибыль организаций в размере 260 759 руб., штрафа в размере 2 967 096 руб. В остальной части отказал в удовлетворении заявленных требований.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 апреля 2016 года изменена резолютивная часть решения Арбитражного суда города Москвы от 31.12.2015. Отменено решение в части признания недействительным решения МИФНС России по КН N 1 от 26.01.2015 N 52-17-14/2389р "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" в части начисления к уплате пеней по налогу на прибыль организаций в размере 260 759 руб. и штрафа в размере 2 967 096 руб.
Отказано ПАО АНК "Башнефть" в удовлетворении требований в части признания недействительным решения МИФНС России по КН N 1 от 26.01.2015 N 52-17-14/2389р "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" в части начисления к уплате пеней по налогу на прибыль организаций в размере 260 759 руб. и штрафа в размере 2 967 096 руб.
В остальной части решение суда оставлено без изменения.
Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 обратилась в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда города Москвы от 31.12.2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного от 26.04.2016 в части удовлетворения заявленных требований и принять по делу новый судебный акт, которым в удовлетворении требований отказать.
Также не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ПАО АНК "Башнефть" обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда города Москвы от 31.12.2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного от 26.04.2016 в части отказа в удовлетворении заявленных требований и принять новый судебный акт.
Представители подателей жалоб в судебном заседании поддержали доводы своих кассационных жалоб, возражали против удовлетворения жалоб друг друга; представлен отзывы на кассационные жалобы.
В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.
Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и, проверив в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражным судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом постановлении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, не находит оснований для отмены или изменения судебного акта суда апелляционной инстанции ввиду следующего.
Как следует из материалов дела и установлено судом апелляционной инстанции, инспекция проводила выездную налоговую проверку общества по вопросам правильности начисления и своевременности уплаты всех налогов и сборов за период с 01.01.2011 по 30.06.2012. После окончания проверки составлен акт выездной налоговой проверки от 01.12.2014 N 52-17-18/1451а, рассмотрены возражения и материалы проверки (протокол), вынесено решение от 26.01.2015 N 52-17-14/2389р, которым налогоплательщику: начислена недоимка по налогу на прибыль организаций в размере 94006 389 руб., НДПИ в размере 2 089 618 руб., пени в общей сумме 324 773 руб., штрафы по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ) в размере 4 245 754 руб.
Решением ФНС России по апелляционной жалобе от 05.05.2015 N СА-4-9/7669@ оспариваемое решение инспекции отменено в части вывода о неправомерном занижении обществом налоговой базы по налогу на прибыль организаций на сумму излишне начисленной амортизационной премии за 2011-2012 годы в размере 39 823 940 руб. по пункту 1.1, с соответствующим пересчетов налога, пеней и штрафа, в остальной части решение оставлено без изменения и утверждено (заявление представлено в суд 16.07.2015).
Налогоплательщик оспаривает решение инспекции в не отмененной ФНС России части, то есть в части пункта 1.2, которым начислена недоимка по налогу на прибыль организаций в размере 85 598 492 руб. и в части пункта 2.1, которым начислена недоимка по НДПИ в размере 2 089 618 руб., а также соответствующие этим недоимкам пени и штрафы.
Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования частично, исходил из того, что налогоплательщик правомерно применял в периодах до утверждения нормативов потерь на 2011 и 2012 год ранее утвержденные нормативы потерь.
Отказывая в признании недействительным решения налогового органа в части начисления недоимки по налогу на прибыль организаций, суд первой инстанции исходил из того, что обществом неверно определен срок полезного использования (амортизационная группа).
Также, исходя из выводов мотивировочной части решения, суд первой инстанции, отказал в удовлетворении заявления о признании недействительным решения в части начисления к уплате пеней по налогу на прибыль, поскольку налогоплательщиком в нарушение требований закона доказательств наличия переплаты по налогу на прибыль и ее сохранения до принятия решения представлено не было, притом что справка о состоянии расчетов с бюджетом не может являться достаточным доказательством, безусловно свидетельствующим о наличии переплаты за соответствующий период, так как не отражает факт этой переплаты.
Суд апелляционной инстанции с выводами мотивировочной части суда первой инстанции согласился, при этом изменена резолютивная часть решения суда, налогоплательщику отказано в части признания недействительным решения МИФНС России по КН N 1 от 26.01.2015 N 52-17-14/2389р "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" в части начисления к уплате пеней по налогу на прибыль организаций в размере 260 759 руб. и штрафа в размере 2 967 096 руб.
Кассационная коллегия считает, что выводы суда апелляционной инстанции о применении норм права соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, оценка которым судом дана в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; суд апелляционной инстанции правильно применил нормы права; кассационная жалоба удовлетворению не подлежит ввиду следующего.
Как установлено судом апелляционной инстанции по пункту 1.2 решения, налоговый орган пришел к выводу, что общество в нарушение подпункта 3 пункта 2 статьи 253, пунктов 1, 3 статьи 258, пункта 2 статьи 259.1, статьи 322 Налогового кодекса Российской Федерации и Постановления Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 N 1 "О Классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы" (далее — Постановление N 1) в 2011-2012 годах в результате неверного определения амортизационной группы и срока полезного использования для объектов основных средств, перечисленных в приложении N 3 — 12 решения, неправомерно учло в составе расходов по налогу на прибыль организаций амортизационные отчисления в завышенном объеме в размере 427 992 464 руб., в том числе за 2011 год в размере 213 996 232 руб., за 2012 год в размере 213 996 232 руб., что привело к неуплате налога в общей сумме 85 598 492 руб.
Обществом перечисленные в приложении N 3 — 12 решения объекты основных средств (скважины нефтяные, скважины водозаборные, подъездные автодороги, автодороги) были введены в эксплуатацию и приняты к бухгалтерскому учету в 1998-2008 годах, что подтверждается актами на передачу скважин из бурения в эксплуатацию, актами приема-передачи основных средств (форма N ОС-1), актами о приеме-передаче зданий (сооружений) (форма N ОС-1а).
По состоянию на 01.01.2002 для основных средств, введенных в эксплуатацию до указанной даты, и на момент ввода спорных основных средств в эксплуатацию, Постановлением N 1 был определен срок полезного использования, которому соответствовала определенная амортизационная группа, исходя из редакции действующей в данном периоде (до 01.01.2009):
— по объектам основных средств, имеющим код ОКОФ 124526372 ("Дорога с усовершенствованным облегченным или переходным типом дорожного покрытия"), определен срок полезного использования свыше 15 лет до 20 лет включительно (от 181 месяца до 240 месяцев), который соответствует 7 амортизационной группе;
— по объектам основных средств, имеющим код ОКОФ 12 4521161 ("Скважина нефтяная эксплуатационная"), определен срок полезного использования свыше 10 лет до 15 лет включительно (от 121 месяца до 180 месяцев), который соответствует 6 амортизационной группе;
— по объектам основных средств, имеющим код ОКОФ 12 4525351 ("Скважина водозаборная"), определен срок полезного использования свыше 20 лет до 25 лет включительно (от 241 месяца до 300 месяцев), который соответствует 8 амортизационной группе;
— по объектам основных средств, имеющим код ОКОФ 12 0001121 ("Площадки производственные с покрытиями"), определен срок полезного использования свыше 15 лет до 20 лет включительно (от 181 месяца до 240 месяцев), который соответствует 7 амортизационной группе;
— по объектам основных средств, имеющим код ОКОФ 12 4521152 ("Сооружения для поддержания пластового давления"), определен срок полезного использования свыше 7 лет до 10 лет включительно (от 85 месяца до 120 месяцев), который соответствует 5 амортизационной группе.
Налогоплательщик при принятии указанных выше основных средств к учету в период ввода их в эксплуатацию (2002 — 2008 год), либо на даты введения в действие главы 25 части второй НК РФ (01.01.2002) определил в инвентарных карточках (форма ОС-6) на эти основные средства перечисленные выше сроки полезного использования и амортизационные группы соответствующие этим срокам.
При этом, на указанные основные средства общество до 2009 года не начисляло амортизацию, поскольку не подавало документов на их государственную регистрацию.
После подачи документов на государственную регистрацию права собственности на спорные объекты основных средств и получения расписки в 2009 году налогоплательщик изменил амортизационные группы и определенный ранее срок полезного использования объектов основных средств на следующие:
— по объектам "Дорога автомобильная с усовершенствованным облегченным или переходным типом дорожного покрытия" ОКОФ 12 4526372 амортизационная группа изменена с 7 на 5;
— по объектам "Скважина нефтяная эксплуатационная" ОКОФ 12 4521161 амортизационная группа изменена с 6 на 5;
— по объектам "Скважина водозаборная" ОКОФ 12 4525351 амортизационная группа изменена с 8 на 6;
— по объектам "Площадки производственные с покрытиями" ОКОФ 12 4526372 амортизационная группа изменена с 7 на 5;
— по объектам "Сооружения для поддержания пластового давления" ОКОФ 12 4521152 амортизационная группа изменена с 5 на 4.
Соответственно, с 2009 и далее в 2010-2011 годах налогоплательщик начислял амортизацию по указанным выше объектам основных средств, исходя из измененных, по сравнению с периодом ввода их в эксплуатацию, сроков полезного использования и в соответствии с иными амортизационными группами, поскольку, по мнению Общества, исходя из требований пункта 11 статьи 258 НК РФ (в редакции действующей до 01.01.2013) срок полезного использования для основных средств, права на которые подлежат государственной регистрации, может быть установлен только после выполнения всех необходимых условий:
— принятие на учет спорных основных средств (ввод в эксплуатацию),
— подачи документов на государственную регистрацию права собственности на них.
Налогоплательщик при установлении в 2009 году сроков полезного использования и амортизационных группы для спорных объектов основных средств применил Постановление N 1 в редакции действующей с 01.01.2009 (изменен Постановлением Правительства Российской Федерации от 12.09.2008 N 676), которой был изменен порядок распределения отдельных видов основных средств, соответствующих кодам ОКОФ по амортизационным группам, включая изменения по спорным объектам, по сравнению с ранее действующей, в том числе и на дату ввода этих основных средств в эксплуатацию, редакцией Постановления N 1.
Инспекция, при проверке правильности начисления обществом амортизации по указанным выше объектам основных средств за 2011 — 2012 годы, посчитала, что налогоплательщик при отнесении в 2009 году этих основных средств к амортизационным группам и определении срока их полезного использования неправомерно не применил положение пункта 1 статьи 258 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому срок полезного использования определяется на дату ввода в эксплуатацию объекта основных средств, исходя из классификации установленной в Постановлении N 1 в редакции действующей на эту дату, вне зависимости от подачи или не подачи документов на государственную регистрацию таких объектов, в случае, если государственная регистрация права собственности для них является в силу закона обязательной, а также последующих изменений в классификации на даты подачи документов на государственную регистрацию или наступления иных событий.
Суд апелляционной инстанций правомерно посчитал, что выводы налогового органа о неправомерном применении квалификации основных средств и амортизационных групп на дату подачи документов на государственную регистрацию, а не на дату ввода в эксплуатацию являются правомерными по следующим основаниям.
В соответствии с пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.
На основании подпункта 3 пункта 2 статьи 253 Кодекса расходы, связанные с производством и (или) реализацией, включают суммы начисленной амортизации.
Согласно пункту 1 статьи 256 Налогового кодекса Российской Федерации амортизируемым имуществом в целях главы 25 Кодекса признаются имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые находятся у налогоплательщика на праве собственности (если иное не предусмотрено настоящей главой), используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации. Амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 20 000 рублей (с 01.01.2011 амортизируемым признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью свыше 40 000 руб.).
По основным средствам, введенным в эксплуатацию до вступления в силу главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации, установление срока полезного использования в целях налогового учета регулируется статьей 322 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции действовавшей на 01.01.2002), в пункте 1 которой предусмотрено, что полезный срок их использования устанавливается налогоплательщиком самостоятельно по состоянию на 1 января 2002 года с учетом классификации основных средств, определяемых Правительством Российской Федерации, и сроков полезного использования по амортизационным группам, установленным статьей 258 НК РФ.
В соответствии с пунктом 1 статьи 258 Налогового кодекса Российской Федерации амортизируемое имущество распределяется по амортизационным группам в соответствии со сроками его полезного использования, под которыми признается период, в течение которого объект основных средств или объект нематериальных активов служит для выполнения целей деятельности налогоплательщика.
Срок полезного использования определяется налогоплательщиком самостоятельно на дату ввода в эксплуатацию данного объекта амортизируемого имущества в соответствии с положениями настоящей статьи и с учетом классификации основных средств, утверждаемой Правительством Российской Федерации.
Пунктом 3 статьи 258 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено объединение амортизируемого имущества (основных средств) в 10 амортизационных групп со сроками полезного использования от 1 года до 2 лет по первой группе и свыше 30 лет по десятой группе.
Классификация основных средств, включаемых в определенные амортизационные группы для целей налогового учета и определения срока полезного использования, утверждена на основании пункта 4 статьи 258 Налогового кодекса Российской Федерации Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 N 1 "О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы", в котором основные средства, перечисленные в Общероссийском классификаторе основных фондов (ОКОФ), утвержденном Постановлением Госстандарта России от 26.12.1994 N 359, включены в соответствующие амортизационные группы (от первой до десятой).
Следовательно, положения пункта 1 статьи 258 Налогового кодекса Российской Федерации прямо устанавливают дату, когда определяется срок полезного использования основного средства, — момент его ввода в эксплуатацию. Иной даты, на которую подлежит определять срок полезного использования, в том числе в зависимости от того, подлежит или нет право собственности на соответствующий объект основных средств государственной регистрации, ни статья 258 НК РФ, ни иные нормы главы 25 НК РФ не содержат.
В связи с чем, налогоплательщик не вправе произвольно выбирать момент определения срока полезного использования основного средства, который устанавливается однократно на дату ввода в эксплуатацию и не подлежит изменению без надлежащего основания. Налоговый кодекс Российской Федерации предоставляет налогоплательщику право на изменение срока полезного использования основного средства после его ввода в эксплуатацию только в случаях предусмотренных абзацем 2 пункта 1 статьи 258 (реконструкция, модернизация, техническое перевооружение).
При этом изменение редакции Постановления N 1 для основных средств, включаемых в амортизационные группы, не является основанием для пересмотра ранее установленного срока полезного использования основного средства.
Постановлением Правительства Российской Федерации от 12.09.2008 N 676 "О внесении изменений в Классификацию основных средств, включаемых в амортизационные группы" изменен порядок распределения отдельных видов основных средств по амортизационным группам, в соответствии с которым изменены сроки полезного использования и амортизационные группы в отношении спорных основных средств. Согласно пункту 2 Постановления от 12.09.2008 N 676 данные изменения вступили в силу с 01.01.2009.
Соответственно, новые сроки полезного использования применяются к основным средствам, введенным в эксплуатацию с 01.01.2009, то есть после вступления в силу вышеуказанных изменений.
Учитывая то, что спорные объекты основных средств введены в эксплуатацию в 1998-2008 годы, суд правомерно пришел к выводу, что довод общества о правомерности определения сроков полезного использования спорных основных средств с учетом Классификации, в редакции Постановления от 12.09.2008 N 676, является ошибочным.
В силу пункта 11 статьи 258 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей в проверяемый период, основные средства, права на которые подлежат государственной регистрации в соответствии с законодательством Российской Федерации, включаются в состав соответствующей амортизационной группы с момента документально подтвержденного факта подачи документов на регистрацию указанных прав.
Данная норма не указывает на необходимость определения (изменения) сроков полезного использования объектов основных средств после подачи соответствующих документов на государственную регистрацию указанных прав, а предусматривает лишь момент определения амортизационной группы.
Соответственно, указанная норма не противоречит пункту 1 статьи 258 Налогового кодекса Российской Федерации, обязывающему налогоплательщиков определять сроки полезного использования на дату ввода в эксплуатацию соответствующих объектов.
Следовательно, порядок определения срока полезного использования в силу положений пункта 1 статьи 258 Налогового кодекса Российской Федерации напрямую связан с моментом введения объекта основных средств в эксплуатацию и не связан с подачей документов на государственную регистрацию права объекта основных средств.
Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанций правомерно пришел к выводу, что, что поскольку на основании пункта 1 статьи 258 НК РФ амортизируемое имущество распределяется по амортизационным группам в соответствии со сроками его полезного использования, а срок полезного использования определяются налогоплательщиком самостоятельно на дату ввода в эксплуатацию данного амортизируемого имущества, то общество должно было по спорным объектам основных средств определить срок полезного использования для целей налогового учета на дату ввода данных объектов в эксплуатацию, применяя при этом редакцию Постановления N 1 и классификации, действовавшей в периоде ввода в эксплуатацию спорных объектов.
Указанный вывод судов полностью соответствует позиции изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 30.10.2012 N 6909/12.
Судом также правомерно учтены положения пункта 6.4.3.3 Учетной политики налогоплательщика по налоговому учету и налогообложению на 2011 год и пункт 6.4.3.3 Учетной политики на 2012 год, согласно которым "объекты недвижимости, права на которые подлежат государственной регистрации в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, зачисляются в состав амортизируемого имущества на момент документально подтвержденного факта подачи документов на регистрацию указанных прав. При этом срок полезного использования определяется на дату ввода данного объекта в эксплуатацию".
Таким образом, является обоснованным вывод суда апелляционной инстанции, что общество при определении в 2009 году в отношении основных средств перечисленных в приложении N 3 — 20 к решению срока полезного использования и отнесении их к амортизационным группам в соответствии с классификацией в Постановлении N 1 в редакции действующей с 01.01.2009 не учло положения пункта 1 статьи 258 НК РФ, предусматривающее определение срока полезного использования и амортизационной группы только на дату ввода основного средства в эксплуатацию, а не на дату подачи документов на государственную регистрацию в порядке пункта 11 статьи 258 НК РФ, что привело к неверному определению сроков полезного использования и амортизационных групп, которые должны быть определены исходя из классификации основных средств по Постановлению N 1, в редакции на 01.01.2002 или на даты ввода их в эксплуатацию, что привело к завышению амортизации по указанным объектам за 2011-2012 годы на 427 992 464 руб.
По пункту 2.1 решения судом апелляционной инстанции установлено, что налоговый орган пришел к выводу, что общество в нарушение пункта 2 статьи 338, пункта 3 статьи 339, подпункта 1 пункта 1 статьи 342 НК РФ для определения количества потерь полезных ископаемых при их добыче, технологически связанных с принятой схемой и технологией разработки месторождения, за налоговые периоды январь 2011 года и январь — декабрь 2012 года не применяло нормативы технологических потерь, утвержденные на указанные периоды в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, что привело к занижению налоговой базы — количества добытого полезного ископаемого (нефть обессоленная, обезвоженная и стабилизированная) и неуплате налога на добычу полезных ископаемых в сумме 246 624 рубля за январь 2011 года и 1 889 307 рублей за январь — декабрь 2012 года.
Обществом в январе 2011 года и январе — декабре 2012 года по НДПИ заявлены фактические потери нефти в пределах установленных нормативов, облагаемые по ставке 0% (код налогообложения 1010), в количестве 8 693,347 тонны за 2011 год и 8 512,981 тонны за 2012 год.
Данные о фактических потерях нефти при добыче отражены Обществом в исполнительных балансах нефти по объединению за 2011-2012 годы помесячно, в актах на списание технологических потерь нефти по месторождениям за 2011-2012 годы помесячно.
Налогообложение фактических потерь нефти по ставке 0% в январе 2011 года осуществлялось в пределах нормативов потерь на 2010 год, а в январе декабре 2012 года в пределах нормативов потерь на 2011 год, в связи с отсутствием утвержденных нормативов потерь полезных ископаемых на начало соответствующего налогового периода.
При этом, Общество заблаговременно, до начала соответствующего календарного года, направляло для утверждения в Минэнерго России материалы для утверждения нормативов технологических потерь при добыче нефти:
— на 2011 год материалы направлены письмом от 12.11.2010 N 8000-ВК-06-2011;
— на 2012 год материалы направлены письмом от 29.11.2011 N 8000-ВК-06-5702.
Однако, нормативы потерь для Общества были утверждены приказами Минэнерго России принятыми после начала соответствующего года:
— на 2011 год нормативы потерь утверждены приказом от 27.04.2011 N 152, в связи с чем, в период с января по март 2011 года применялись нормативы потерь утвержденные на 2010 год,
— на 2012 год нормативы потерь утверждены приказом от 27.12.2012 N 661, доведенном до сведения налогоплательщика 13.03.2013, в связи с чем, в период с января по декабрь 2012 года применялись нормативы потерь утвержденные на 2011 год.
Налоговый орган, производя начисление НДПИ и делая вывод о занижении налоговой базы ввиду неверного применения норматива потерь в 2011 и 2012 годах, указывает в решении и отзыве на следующие правила учета норматива потерь:
1) в случае если у налогоплательщика отсутствуют утвержденные нормативы потерь полезных ископаемых на очередной календарный год вплоть до утверждения нормативов потерь на текущий год применяются нормативы, утвержденные ранее;
2) если нормативы потерь утверждены на очередной календарный год в течение этого, либо следующего за ним календарного года, то налогоплательщик обязан на основании статьи 81 НК РФ осуществить перерасчет сумм НДПИ подлежащих уплате в бюджет, начиная с первого налогового периода календарного года, на который новые нормативы потерь. При этом такой перерасчет должен быть произведен независимо от того, превышают или нет вновь утвержденные нормативы размеры ранее действовавшие.
Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 342 Налогового кодекса Российской Федерации налогообложение по НДПИ производится по налоговой ставке 0 процентов при добыче полезных ископаемых в части нормативных потерь полезных ископаемых.
В целях главы 26 части второй Налогового кодекса Российской Федерации нормативными потерями полезных ископаемых признаются фактические потери полезных ископаемых при добыче, технологически связанные с принятой схемой и технологией разработки месторождения, в пределах нормативов потерь, утверждаемых в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.
Правилами утверждения нормативов потерь полезных ископаемых при добыче, технологически связанных с принятой схемой и технологией разработки месторождения, принятыми Постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2001 N 921 (далее — Правила) установлено, что нормативы потерь углеводородного сырья рассчитываются по каждому конкретному месту образования потерь на основании принятой схемы и технологии разработки месторождения, проекта обустройства месторождения или плана пробной эксплуатации скважин и ежегодно утверждаются Минэнерго России.
Соответственно, размер нормативов потерь в зависимости от применяемой методики разработки месторождения ежегодно изменяется, в связи с чем уполномоченному государственному органу предписано производить утверждение нормативов потерь на каждый календарный год.
Согласно абзацу 3 подпункта 1 пункта 1 статьи 342 Налогового кодекса Российской Федерации в случае, если на момент наступления срока уплаты налога по итогам первого налогового периода очередного календарного года у налогоплательщика отсутствуют утвержденные нормативы потерь на очередной календарный год, впредь, до утверждения указанных нормативных потерь применяются нормативы потерь, утвержденные ранее в порядке, установленном абзацем вторым настоящего подпункта, а по вновь разрабатываемым месторождениям — нормативы потерь, установленные техническим проектом.
Из указанных положений в их взаимосвязи с пунктом 1 статьи 54 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что по итогам каждого налогового периода налогоплательщики-организации исчисляют налоговую базу и определяют размер налога, подлежащего уплате в бюджет, используя документально подтвержденные и достоверные данные об объектах, подлежащих налогообложению с применением соответствующих ставок.
В целях исключения ситуации, при которой в силу отсутствия утвержденных нормативов потерь на соответствующий календарный год налогоплательщик будет лишен возможности применить налоговую ставку 0 процентов при исчислении налоговой базы по НДПИ, положения подпункта 1 пункта 1 статьи 342 Налогового кодекса Российской Федерации предписывают использовать при расчете налоговой базы норматив, действующий в предшествующий период.
Как правильно указал суд апелляционной инстанции, данная норма не содержит императивного условия о необходимости перерасчета налога после утверждения указанных нормативных потерь, его проведение является правом налогоплательщика и призвано, как правило, не допустить незаконного увеличения размера налогового обязательства, на что указывал Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 19.02.2013 N 12232/12.
Следовательно, вывод инспекции о наличии у общества обязанности осуществить перерасчет НДПИ за предыдущие налоговые периоды январь 2011 года, январь — декабрь 2012 года исходя из нового утвержденного после окончания этих периодов Минэнерго России норматива потерь, противоречит положениям статей 54, 81 Налогового кодекса Российской Федерации, нарушает охраняемые законом публичные интересы и не способствует стабильности гражданского оборота.
Кроме того, утверждение по истечении налоговых периодов нового норматива потерь полезных ископаемых не может являться основанием для вывода о допущенных налогоплательщиком ошибках, неполноте отражения сведений в первоначально поданных им декларациях, и, как следствие, являться основанием для подачи уточненной декларации в силу статьи 81 Налогового кодекса Российской Федерации и влечь привлечение лица к налоговой ответственности и начисление пени.
Указанный вывод суда об отсутствии у налогоплательщика обязанности по представлению уточненной декларации по НДПИ за период применения ставки 0% исходя из ранее утвержденного норматива потерь с целью перерасчета исходя из утвержденного позднее норматива потерь на соответствующий год указаны в Определении ВС РФ от 02.07.2015 по делу N А40-37361/14-116-80.
Кроме того, Налоговый кодекс Российской Федерации не содержит обязательного требования о закреплении порядка применения нормативов технологических потерь в учетной политике, в связи с чем, суд правомерно пришел к выводу, что указание в учетной политике общества о необходимости применения нормативов потерь с момента их утверждения при позднем их доведении до общества и отсутствии прямого указания в Налоговом кодексе Российской Федерации на обязанность общества подать уточненную налоговую декларацию, не может рассматриваться как нарушение налогового законодательства.
Учитывая изложенное, является правомерным вывод суда апелляционной инстанции, что общество правомерно применяло при налогообложении НДПИ за январь 2011 года и январь — декабрь 2012 года ставку 0% исходя из норматива потерь утвержденного до начала этих периодов (за 2011 — норматив потерь 2010 года и за 2012 год — норматив потерь 2011 года), в связи с отсутствием в эти периоды утвержденного Минэнерго России нового норматива потерь.
По вопросу наличия переплаты по налогу на прибыль организаций судом апелляционной инстанции установлено, что общество указывает на необоснованное привлечение к ответственности и начисление пеней по налогу на прибыль организаций ввиду наличия переплаты по налогу в целом (в части федерального бюджета) и влияние этой переплаты на штраф и пени, начисленные по некоторым субъектам Российской Федерации.
Согласно пункту 2 статьи 288 Налогового кодекса Российской Федерации уплата авансовых платежей, а также сумм налога, подлежащих зачислению в доходную часть бюджетов субъектов Российской Федерации, производится налогоплательщиками — российскими организациями по месту нахождения организации, а также по месту нахождения каждого из ее обособленных подразделений исходя из доли прибыли, приходящейся на эти обособленные подразделения, определяемой как средняя арифметическая величина удельного веса среднесписочной численности работников (расходов на оплату труда) и удельного веса стоимости амортизируемого имущества этого обособленного подразделения соответственно в среднесписочной численности работников (расходах на оплату труда) и остаточной стоимости амортизируемого имущества, определенной в соответствии с пунктом 1 статьи 257 Налогового кодекса Российской Федерации, в целом по налогоплательщику.
Если налогоплательщик имеет несколько обособленных подразделений на территории одного субъекта Российской Федерации, то распределение прибыли по каждому из этих подразделений может не производиться. Сумма налога, подлежащая уплате в бюджет этого субъекта Российской Федерации, в таком случае определяется исходя из доли прибыли, исчисленной из совокупности показателей обособленных подразделений, находящихся на территории субъекта Российской Федерации.
Пунктом 3 статьи 288 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что исчисление сумм авансовых платежей по налогу, а также сумм налога, подлежащих внесению в бюджеты субъектов Российской Федерации по месту нахождения обособленных подразделений, осуществляется налогоплательщиком самостоятельно.
Пунктом 4 статьи 288 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что налогоплательщик уплачивает суммы авансовых платежей и суммы налога, исчисленного по итогам налогового периода, в бюджеты субъектов Российской Федерации по месту нахождения обособленных подразделений не позднее срока, установленного статьей 289 НК РФ для подачи налоговых деклараций за соответствующий отчетный или налоговый период.
Следовательно, законодательством о налогах и сборах предусмотрена уплата налога на прибыль организаций в бюджет субъекта Российской Федерации по каждому обособленному подразделению, в связи с формированием налоговой базы в целях исчисления и уплаты налога на прибыль организаций по каждому обособленному подразделению.
В соответствии с пунктом 20 постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 по смыслу взаимосвязанных положений статьи 122, 78, 79 Налогового кодекса Российской Федерации занижение суммы конкретного налога по итогам определенного налогового периода не приводит к возникновению у налогоплательщика задолженности по этому налогу, в связи с чем не влечет применения ответственности, предусмотренной статьей 122 Налогового кодекса Российской Федерации, в случае одновременного соблюдения следующих условий:
— на дату окончания установленного законодательством срока уплаты налога за налоговый период, за который налоговым органом начисляется недоимка, у налогоплательщика имелась переплата сумм того же налога, что и заниженный налог, в размере, превышающем или равном размеру заниженной суммы налога;
— на момент вынесения налоговым органом решения по результатам налоговой проверки эти суммы не были зачтены в счет иных задолженностей налогоплательщика.
Если при указанных условиях размер переплаты был менее суммы заниженного налога, налогоплательщик подлежит освобождению от ответственности в соответствующей части.
Следовательно, положения налогового законодательства (статья 288 Налогового кодекса Российской Федерации), с учетом пункта 20 Постановления N 57, предусматривают, что при занижении налоговой базы по налогу на прибыль организаций, приведшей к неполной уплате налога, следует определять возникновение задолженности в разрезе каждого обособленного подразделения (субъекта Российской Федерации).
Как установлено судом апелляционной инстанции, оспариваемым решением налогоплательщику начислен штраф по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации по следующим обособленным подразделениям: подразделение ОАО АНК "Башнефть" КПП 027445001 (Республика Башкортостан), подразделение ОАО АНК "Башнефть" — "Башнефть — Оренбургнефтепродукт" КПП 561043001 (Оренбургская область), ОАО АНК "Башнефть" — Башнефть-Башкирнефтепродукт" (Белорецкое отделение) (Челябинская область).
По Республике Башкортостан (КПП 027445001) сумма доначисленного налога за 2011 — 2012 годы составила 79 126 189 рублей, переплата со сроков уплаты налога на прибыль организаций за 2011, 2012 годы 28.03.2012, 28.03.2013 составила 59 365 997,90 рублей. Данная переплата не перекрывает сумму общего доначисленного налога на 19 760 192 рубля (79 126 189 рублей — 59 365 997,90 рублей), в связи с чем, налогоплательщик правомерно привлечен к ответственности и ему правомерно начислены пени.
По Оренбургской области (КПП 561043001) — сумма доначисленного налога составила 1 463 516 рублей, в период со срока уплаты налога на прибыль организаций за 2012 годы 28.03.2013 по дату Решения (26.01.2015) у Общества имелась недоимка, в связи с чем, налогоплательщик правомерно привлечен к ответственности и ему правомерно начислены пени.
По Челябинской области (КПП 745545001) — сумма доначисленного налога на прибыль организаций составила 5 064 рубля, в период со срока уплаты налога на прибыль организаций за 2012 годы 28.03.2013 по дату Решения (26.01.2015) у Общества имелась недоимка, в связи с чем, налогоплательщик правомерно привлечен к ответственности и ему правомерно начислены пени.
Согласно резолютивной части Решения сумма пени по указанным обособленным подразделениям составила 324 773 рубля.
Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанций пришел к обоснованному выводу, что налогоплательщиком в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации надлежащих и достоверных доказательств наличия на соответствующие даты переплаты по налогу на прибыль организаций и ее сохранение до даты принятия решения не представил, при том, что справка о состоянии расчетов с бюджетом не может являться достаточным доказательством, безусловно свидетельствующим о наличии переплаты за соответствующий период, так как не отражает факт переплаты/недоимки в динамике.
В представленных справках о состоянии расчетов по налогам, сборам, пени, штрафам, процентов указано, что они не являются документом, подтверждающим исполнение налогоплательщиком обязанности по уплате налогов, сборов, пени, штрафов, процентов. Указанное также отражено в приказе ФНС России от 21.04.2014 N ММВ-7-6/245@.
Исходя из изложенного, судом апелляционной инстанций полно и всесторонне исследованы обстоятельства дела, правильно применены нормы материального и процессуального права.
Решение вопросов исследования и оценки доказательств, в том числе, возможности приобщения к материалам дела дополнительных доказательств, отнесено к компетенции судов первой и апелляционной инстанций, в связи с чем доводы ПАО АНК "Башнефть" не могут служить основанием для отмены судебного акта в кассационном порядке.
Кроме того, согласно абзацу 5 пункта 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.05.2009 N 36 (ред. от 10.11.2011) "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции" принятие дополнительных доказательств судом апелляционной инстанции не может служить основанием для отмены постановления суда апелляционной инстанции; в то же время непринятие судом апелляционной инстанции новых доказательств при наличии к тому оснований, предусмотренных в ч. 2 ст. 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, может в силу ч. 3 ст. 288 названного Кодекса являться основанием для отмены постановления суда апелляционной инстанции, если это привело или могло привести к вынесению неправильного постановления.
Доводы заявителей кассационных жалоб о несогласии с оценкой судом имеющихся в деле доказательств по сути направлены на переоценку установленных судами фактических обстоятельств дела и имеющихся в деле доказательств, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции.
Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, арбитражным судом апелляционной инстанции при вынесении обжалуемого судебного акта, не допущено.
Иные доводы о нарушении судом апелляционной инстанций норм права, приведенные в кассационных жалобах, подлежат отклонению, поскольку основаны на неправильном толковании норм права, а также как направленные на переоценку установленных судом апелляционной инстанции обстоятельств и представленных в материалы дела доказательств, которая в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.
Руководствуясь ст. ст. 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 апреля 2016 года по делу N А40-129879/2015, — оставить без изменения, а кассационные жалобы МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1, ПАО АНК "Башнефть" — без удовлетворения.

Председательствующий судья А.А.ДЕРБЕНЕВ

Судьи Н.В.БУЯНОВА Т.А.ЕГОРОВА