Требование: О взыскании убытков, причиненных расторжением инвестиционного контракта

Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку доказательств получения от органа исполнительной власти или подведомственных ему органов задания на проектирование истцом не представлено, как и доказательств передачи разработанной документации и (или) построенных объектов органу исполнительной власти. Сам по себе факт несения истцом каких-либо расходов в целях будущего исполнения инвестиционного контракта - при неоформленных земельно-правовых отношениях и неисполнении обязательств по частичному отселению жителей из сносимых домов - не является основанием для удовлетворения иска.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 05.09.2016 N Ф05-12531/2016 по делу N А40-120888/15

Резолютивная часть постановления объявлена 31 августа 2016 г.
Полный текст постановления изготовлен 05 сентября 2016 г.
Арбитражный суд Московского округа
в составе:
председательствующего-судьи Нечаева С.В.
судей Денисовой Н.Д., Дунаевой Н.Ю.
при участии в заседании:
от истца: Герасимов И.М., дов. от 15.06.2015
от ответчика: Хромов Л.Ю., дов. от 14.06.2016 N 4-14-537/6
от третьих лиц: Департамент экономической политики и развития г. Москвы — Хромов Л.Ю., дов. от 11.12.2015 N 12юр, Департамент финансов г. Москвы — Полищук Д.А., дов. от 17.12.2015 N 35-08-66/15
рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу
общества с ограниченной ответственностью "МагМос-Восток"
на решение от 20 февраля 2016 года
Арбитражного суда города Москвы,
принятое судьей Окуневой И.В.,
и постановление от 24 мая 2016 года
Девятого арбитражного апелляционного суда,
принятое судьями Чепик О.Б., Титовой И.А., Фриевым А.Л.,
по делу по иску общества с ограниченной ответственностью "МагМос-Восток" (Москва, ОГРН 1027739390777)
к Правительству Москвы (Москва, ОГРН 1027739813507)
третьи лица: Департамент экономической политики и развития г. Москвы, Департамент финансов г. Москвы
о взыскании убытков, причиненных расторжением инвестиционного контракта и процентов

установил:

ООО "МагМос-Восток" (истец) в лице конкурсного управляющего Фартушняна А.З. обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к Правительству города Москвы (ответчик) о взыскании убытков, причиненных расторжением инвестиционного контракта, и процентов.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 20 февраля 2016 года в удовлетворении исковых требований отказано.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 24 мая 2016 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Не согласившись с указанными судебными актами, истец подал кассационную жалобу, в которой просит решение суда первой инстанции, постановление суда апелляционной инстанции отменить, как вынесенные с нарушением норм материального права, при несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении исковых требований.
В заседании суда кассационной инстанции представитель истца поддержал доводы кассационной жалобы.
Представитель ответчика возражал против удовлетворения кассационной жалобы, просил оставить в силе обжалуемые судебные акты.
Обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке статей 284, 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального права и соблюдение норм процессуального права при вынесении обжалуемых судебных актов, а также соответствие выводов судов в решении и постановлении установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы в связи со следующим.
Как установлено судом и усматривается из материалов дела, 05.02.2009 г. между Правительством г. Москвы и ООО "МагМос-Восток" (инвестор) был заключен инвестиционный контракт, предметом которого являлась реализация инвестиционного проекта по комплексной реконструкции и застройке кварталов 47 и 49-50 и части квартала 48 района Северное Измайлово.
Письмом от 19.06.2012 N 19-17-16/2 заместитель мэра в Правительстве г. Москвы уведомил ООО "МагМос-Восток" об одностороннем отказе от исполнения инвестиционного контракта от 05.02.2009 г. в связи с принятием Градостроительно-земельной комиссией г. Москвы решения от 26.04.2012 г. о прекращении реализации инвестиционного проекта.
Письмом от 10.11.2014 г. ООО "МагМос-Восток" в лице конкурсного управляющего обратилось в Правительство г. Москвы с требованием о компенсации прямых затрат, связанных с реализацией инвестиционного проекта, размер которых по расчету истца составил 41 622 932,27 руб.
Правовые последствия прекращения инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений, определены специальными по отношению к общим нормам гражданского законодательства положениями статьи 18 Федерального закона от 25.02.1999 N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений".
Согласно п. 3 ст. 18 Закона N 39-ФЗ договор, заключенный до 1 января 2011 года с органом государственной власти, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением либо унитарным предприятием и предусматривающий строительство, реконструкцию на земельном участке, находящемся в государственной или муниципальной собственности и расположенном в границах субъекта Российской Федерации — города федерального значения Москвы или Санкт-Петербурга, объекта недвижимого имущества с привлечением внебюджетных источников финансирования и последующим распределением площади соответствующего объекта недвижимого имущества между сторонами данного договора, может быть расторгнут досрочно в одностороннем порядке органом государственной власти или органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением либо унитарным предприятием в случае указанных в настоящей статье существенного нарушения условий данного договора и (или) существенного изменения обстоятельств, из которых стороны данного договора исходили при его заключении.
В отношении обязательств, вытекающих из такого рода договора, в том числе при его расторжении, возмещение убытков, включая упущенную выгоду, сторонами данного договора не допускается, за исключением случая, указанного в пункте 5 настоящей статьи.
При его расторжении органом государственной власти, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением либо унитарным предприятием в одностороннем порядке другим сторонам данного договора компенсируются документально подтвержденные прямые затраты на исполнение обязательств по нему, на сумму которых начисляются проценты в порядке, установленном статьей 395 Гражданского кодекса РФ (п. 4 ст. 18 Закона N 39-ФЗ).
Постановлением Правительства Москвы от 27.08.2012 г. N 433-ПП утвержден Порядок взаимодействия органов исполнительной власти города Москвы при рассмотрении вопросов о возмещении затрат, понесенных инвесторами в рамках реализации инвестиционных проектов (далее — Порядок).
Состав возмещаемых инвестору прямых затрат конкретизирован в пункте 5 Порядка, согласно которому к числу таковых относятся, в том числе, затраты, понесенные при проведении работ по проектированию, строительству (реконструкции) объектов капитального строительства.
В пункте 5.6 Порядка также предусмотрено, что перечень затрат, подлежащих возмещению, определяется на основании условий инвестиционного контракта (договора) с учетом их относимости к инвестиционному проекту и подтверждения фактического выполнения соответствующих работ, а также произведенных затрат.
При этом в случае, если права на имеющееся в натуре созданное, приобретенное в рамках исполнения обязательств по инвестиционному контракту (договору) имущество, права требования к третьим лицам, иные имущественные права не передаются инвестором городу Москве в лице соответствующих органов исполнительной власти города Москвы, затраты инвестора на создание, приобретение данных объектов не включаются в размер затрат, подлежащих возмещению инвестору, а в случае включения таких затрат в размер затрат, подлежащих возмещению инвестору, данный размер затрат подлежит пропорциональному уменьшению (п. 16 Порядка).
Как усматривается из представленного истцом расчета, в число прямых затрат включены суммы, выплаченные нанятым им подрядчикам за разработку проектной документации, сбор исходных данных, разработку технологии, разработку проекта межевания на участки зданий и сооружений, дублирование красных отметок и инженерно-геодезических изысканий, выдачу ТУ на подключение и вынос сетей, подготовку техусловий для производства работ в линейно-кабельных сооружениях ОАО "МГТС".
Между тем, как правильно судом, относимость перечисленных работ к реализации спорного инвестиционного контракта материалами дела не подтверждается.
Исходя из условий п. 2.2 инвестиционного контракта, его поэтапное выполнение включало в себя выполнение инвестором обязанностей по частичному отселению жителей из сносимых домов, снос панельных пятиэтажных домов и строительство новых многоэтажных домов.
Содержание первого этапа исполнения контракта изложено в п. 4.1 инвестиционного контракта (в редакции дополнительного соглашения от 08.02.2010), согласно которому в содержание первого этапа входит, в первую очередь, оформление земельно-правовых отношений, согласование, экспертиза и утверждение проекта.
Судом установлено и истцом не оспаривается, что земельно-правовые отношения в целях исполнения контракта не оформлялись, снос домов и отселение жителей не осуществлялись.
Доказательств получения от Правительства г. Москвы или подведомственных ему органов задания на проектирование истцом не представлено.
Истцом также не представлено доказательств передачи разработанной документации и (или) построенных объектов Правительству г. Москвы.
Сам по себе факт понесения истцом каких-либо расходов в целях будущего исполнения инвестиционного контракта при неоформленных земельно-правовых отношениях и неисполнении обязательств по частичному отселению жителей из сносимых домов, не является основанием для удовлетворения исковых требований.
Отношения по строительству объектов капитального строительства регулируются законодательством о градостроительной деятельности.
В порядке ч. 3 ст. 47, ч. 5 ст. 48 и ч. 3 ст. 52 Градостроительного кодекса Российской Федерации установлено, что лицами, выполняющими инженерные изыскания, а также осуществляющими подготовку проектной документации и строительство, могут являться застройщик либо физическое или юридическое лицо, привлекаемое застройщиком на основании договора.
В п. 16 ст. 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации указано, что застройщик это физическое или юридическое лицо, обеспечивающее на принадлежащем ему земельном участке строительство, реконструкцию, капитальный ремонт объектов капитального строительства, а также выполнение инженерных изысканий, подготовку проектной документации для их строительства, реконструкции, капитального ремонта.
В силу ч. 1, ч. 1 ст. 51, ч. 1, ч. 3 ст. 55 Градостроительного кодекса Российской Федерации указано, что не допускается выдача разрешений на строительство при отсутствии правил землепользования и застройки, для принятия решения о выдаче разрешения на ввод объекта в эксплуатацию необходимы правоустанавливающие документы на земельный участок.
Таким образом, для разработки проектной документации необходимо наличие заключенного в установленном законом порядке договора аренды земельного участка.
Необходимость и обязательность заключения договора аренды земельного участка на период его реализации оговорена также п. 3.4 инвестиционного контракта.
Осуществление указанных в расчете мероприятий до оформления земельно-правовых отношений противоречит не только условиям инвестиционного контракта, но и положениям градостроительного законодательства.
Следовательно, истец приступил к разработке документации до оформления земельно-правовых отношений, то есть на свой риск, что не является основанием для возложения на Правительство г. Москвы имущественной обязанности по возмещению понесенных истцом затрат.

Учитывая изложенное, суд пришел к правомерному выводу об отсутствии доказательств выполнения истцом условий, предусмотренных п. 5 и 16.2 Порядка, а также п. 4 ст. 18 Закона N 39-ФЗ, для возмещения затрат по прекращенному инвестиционному контракту, и об отказе в удовлетворении исковых требований о взыскании убытков.
Выводы суда основаны на результатах оценки доказательств, указание на которые содержится в обжалуемых судебных актах, при этом в силу положений части 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд исходил из такой степени достаточности доказательств, которая позволяла сделать однозначный вывод относительно подлежащих установлению по делу обстоятельств.
Доводы кассационной жалобы основаны на иной оценке исследованных судом доказательств и установленных обстоятельств, а поэтому они не могут служить основанием для отмены обжалуемых судебных актов. Переоценка установленных судом первой или апелляционной инстанций обстоятельств и доказательств по делу находится за пределами компетенции и полномочий арбитражного суда кассационной инстанции, определенных положениями статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Нарушений требований процессуального законодательства при сборе и оценке судом доказательств по делу суд кассационной инстанцией не усматривает.
Нормы процессуального права, несоблюдение которых является безусловным основанием для отмены решения и постановления в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не нарушены.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 284, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Московского округа

постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 20 февраля 2016 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24 мая 2016 года по делу N А40-120888/15 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Председательствующий судья С.В.НЕЧАЕВ

Судьи Н.Д.ДЕНИСОВА Н.Ю.ДУНАЕВА