Требование: О признании недействительной сделкой дополнительного соглашения к договору о залоге (ипотеке) недвижимого имущества, применении последствий недействительности сделки

Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку на дату совершения оспариваемой сделки третье лицо не располагало сведениями о неудовлетворительном финансовом состоянии должника, что опровергает наличие злоупотребления правом по смыслу ст. 10 ГК РФ.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.07.2016 N Ф05-16016/2014 по делу N А40-22001/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 06 июля 2016 года
Полный текст постановления изготовлен 13 июля 2016 года
Арбитражный суд Московского округа в составе:
председательствующего-судьи Ядренцевой М.Д.
судей Власенко Л.В., Зверевой Е.А.
при участии в заседании:
от конкурсного управляющего закрытого акционерного общества Коммерческий банк "Европейский трастовый банк": Абдуллина А.Р. по доверенности от 18 марта 2016 года,
от общества с ограниченной ответственностью "Русиново": Журавков Д.И. по доверенности от 24 марта 2016 года,
рассмотрев в судебном заседании 06 июля 2016 года кассационную жалобу конкурсного управляющего закрытого акционерного общества Коммерческий банк "Европейский трастовый банк"
на определение от 03 февраля 2016 года
Арбитражного суда города Москвы,
вынесенное судьей Симоновым Н.Г.,
на постановление от 11 апреля 2016 года
Девятого арбитражного апелляционного суда,
принятое судьями Кочешковой М.В., Солоповой Е.А., Мишаковым О.Г.,
по заявлению конкурсного управляющего закрытого акционерного общества Коммерческий банк "Европейский трастовый банк" о признании недействительным дополнительного соглашения N 2 к договору о залоге (ипотеке) недвижимого имущества от 08 июля 2011 года, заключенного между закрытым акционерным обществом Коммерческий банк "Европейский трастовый банк" и обществом с ограниченной ответственностью "Русиново"
в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) закрытого акционерного общества Коммерческий банк "Европейский трастовый банк",

установил:

решением Арбитражного суда города Москвы от 27 марта 2014 года закрытое акционерное общество Коммерческий банк "Европейский трастовый банк" (далее — ЗАО КБ "Евротраст") признано несостоятельным (банкротом), функции конкурсного управляющего возложены на Государственную корпорацию "Агентство по страхованию вкладов".
Конкурсный управляющий должника обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании недействительной сделкой дополнительного соглашения от 31 октября 2013 года N 2 к договору о залоге (ипотеке) недвижимого имущества от 08 июля 2011 года, заключенному между ЗАО КБ "Евротраст" и ООО "Русиново", и применении последствий недействительности сделки.
Определением Арбитражного суда города Москвы от 18 мая 2015 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 21 августа 2015 года, конкурсному управляющему должника отказано в удовлетворении указанного заявления.
Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 06 ноября 2015 года определение Арбитражного суда города Москвы от 18 мая 2015 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21 августа 2015 года отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы, поскольку суд не устанавливал обстоятельства, связанные с оспариванием сделки по основаниям, предусмотренным пунктом 2 статьи 61.2 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Закон о банкротстве), статьями 10, 168 и 174 Гражданского кодекса Российской Федерации.
При новом рассмотрении определением Арбитражного суда города Москвы от 03 февраля 2016 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 апреля 2016 года, в удовлетворении заявления конкурсного управляющего должника отказано.
Не согласившись с принятыми по настоящему обособленному спору судебными актами, конкурсный управляющий должника обратился в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить определение от 03 февраля 2016 года и постановление от 11 апреля 2016 года и принять новый судебный акт об удовлетворении заявления.
В обоснование жалобы заявитель сослался на то, что отсутствие какой-либо экономической целесообразности и обоснованности в заключении оспариваемой сделки свидетельствует о совершении сделки на заведомо невыгодных условиях для должника.
В заседании суда кассационной инстанции представитель конкурсного управляющего должника поддержал доводы кассационной жалобы.
Представитель ООО "Русиново" возражал против доводов кассационной жалобы, просил определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.
Обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителей лиц, участвующих в рассмотрении настоящего обособленного спора, проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены определения от 03 февраля 2016 года и постановления от 11 апреля 2016 года.
Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, 10 мая 2011 года между ЗАО КБ "Евротраст" и ООО "Костромской родник" (заемщик) заключен договор N КСЗ-12/11 о предоставлении кредитной линии.
В обеспечение исполнения заемщиком обязательств по кредитному договору между банком и ООО "Русиново" (залогодатель) заключен договор залога (ипотеки) недвижимого имущества от 08 июля 2011 года.
Между банком и залогодателем заключено дополнительное соглашение от 31 октября 2013 N 2 к договору залога, согласно условиям которого предмет залога по договору залога был изменен.
Конкурсный управляющий должника полагая, что дополнительное соглашение от 31 октября 2013 N 2 является недействительной сделкой по основаниям, предусмотренным пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, статьями 10, 168, 174 Гражданского кодекса Российской Федерации, обратился с настоящим заявлением в арбитражный суд.
В соответствии с пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).
Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии следующих условий: стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации — десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок; должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской отчетности или иные учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы; после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.
В пункте 5 постановления Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 года N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" разъяснено, что для признания сделки недействительной на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве необходима совокупность следующих условий: сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.
В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.
При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.
Установив, что стоимость имущества должника в результате заключения дополнительного соглашения от 31 октября 2013 года N 2 уменьшена не была, поскольку исполнение обязательств заемщика по договору кредитной линии как до, так и после заключения оспариваемого соглашения полностью обеспечивалось заложенным имуществом, суд первой и апелляционной инстанций пришел к правильному выводу об отсутствии оснований полагать, что заключение данного соглашения могло повлечь причинение вреда имущественным правам кредиторов.
В пункте 6 постановления Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 года N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" разъяснено, что цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия: на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества; имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым — пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, среди которых, в том числе, совершение сделки безвозмездно или в отношении заинтересованного лица.
Как установлено статьей 2 Закона о банкротстве, под неплатежеспособностью должника понимается прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств.
Необходимым условием для признания сделки недействительной на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве является неплатежеспособное состояние должника на момент совершения сделки, вызванное недостаточностью денежных средств для исполнения всех имевшихся на этот момент обязательств, либо недостаточность имущества.
Судами обеих инстанции правильно установлено, что ООО "Русиново" не является аффилированным лицом по отношению к должнику, оспариваемая сделка совершена не в отношении заинтересованного лица, доказательств обратного в материалы дела не представлено.
Кроме того, судами обоснованно принято во внимание отсутствие доказательств того, что ООО "Русиново" знало или должно было знать о неплатежеспособности банка на момент совершения оспариваемой сделки. На дату совершения оспариваемой сделки общество не располагало сведениями о неудовлетворительном финансовом состоянии банка, что опровергает наличие злоупотребления правом по смыслу статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также цели причинения вреда правам и охраняемым законом интересам третьих лиц (статья 168 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В силу положений пункта 2 статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску представляемого или по иску юридического лица, а в случаях, предусмотренных законом, по иску, предъявленному в их интересах иным лицом или иным органом, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица, либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.
В пункте 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16 мая 2014 года N 28 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью" разъяснено, что о наличии явного ущерба для общества свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях.
При этом другая сторона должна знать о наличии явного ущерба в том случае, если это было очевидно для любого обычного контрагента в момент заключения сделки.
В данном случае суд пришел к правильному выводу о том, что дополнительное соглашение от 31 октября 2013 года N 2 заключено на выгодных для банка условиях, в результате его заключения банк не лишился имущества, заложенного по обязательствам ООО "Костромской родник".
При этом, в момент заключения сделки у банка отсутствовали основания полагать, что обязательства со стороны основного заемщика не будут исполнены. В данной ситуации ООО "Русиново" действовало не в ущерб интересам банка.
Учитывая изложенное, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для признания оспариваемой сделки недействительной на основании пункта 2 статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Доводы кассационной жалобы не могут быть положены в основу отмены обжалуемых судебных актов, так как заявлены без учета норм части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исключивших из полномочий суда кассационной инстанции установление обстоятельств, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешение вопросов достоверности или недостоверности доказательств, преимущества одних доказательств перед другими, а также переоценку доказательств, которым уже была дана оценка судом первой или апелляционной инстанции.
Неправильное применение норм материального права и нарушения норм процессуального права, которые могли бы послужить основанием для отмены принятых по делу судебных актов в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в кассационной жалобе не указаны и судом кассационной инстанции не установлены, а потому кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.
Руководствуясь статьями 284 — 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Московского округа

постановил:

определение Арбитражного суда города Москвы от 03 февраля 2016 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 апреля 2016 года по делу N А40-22001/2014 оставить без изменения, кассационную жалобу конкурсного управляющего закрытого акционерного общества Коммерческий банк "Европейский трастовый банк" — без удовлетворения.

Председательствующий судья М.Д.ЯДРЕНЦЕВА

Судьи Л.В.ВЛАСЕНКО Е.А.ЗВЕРЕВА