Требование: О признании недействительным пункта соглашения о разрешении спора в третейском суде

Обстоятельства: Истец ссылается на то, что третейский суд, о передаче споров в который стороны достигли соглашения, не является беспристрастным, так как учрежден лицом, оказывающим правовые услуги ответчику, председатель третейского суда находилась в трудовых отношениях с ответчиком.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку истец свое право на заявление отвода составу третейского суда не реализовал, о нарушении третейским судом принципа беспристрастности не заявил, заключив спорное соглашение об обращении в третейский суд, стороны реализовали свое право на судебную защиту в полном объеме.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 03.12.2015 N Ф05-16902/2015 по делу N А41-10880/15

Резолютивная часть постановления объявлена 26 ноября 2015 года
Полный текст постановления изготовлен 03 декабря 2015 года
Арбитражный суд Московского округа
в составе:
председательствующего-судьи Нечаева С.В.
судей Петровой В.В., Комаровой О.И.
при участии в заседании:
от истца — не явился, уведомлен
от ответчика — Мелия А.М., дов. от 25.11.2015
рассмотрев 26 ноября 2015 года в судебном заседании кассационную жалобу
Конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью "Топливный сервис Аэропортов" Машталенко С.П.
на решение от 20 мая 2015 года
Арбитражного суда Московской области,
принятое судьей Петровой О.О.,
и постановление от 26 августа 2015 года
Десятого арбитражного апелляционного суда,
принятое судьями Ивановой Л.Н., Александровым Д.Д., Юдиной Н.С.,
по делу по иску общества с ограниченной ответственностью "Топливный сервис Аэропортов" (Московская область, г. Химки, ОГРН 1077746731270)
к обществу с ограниченной ответственностью "Топливозаправочный сервис аэропортов-М" (Московская область, г. Химки, ОГРН 1115047017667)
о признании ничтожным условия соглашения

установил:

Конкурсный управляющий ООО "Топливный сервис Аэропортов" Машталенко С.П. (истец) обратился в Арбитражный суд Московской области с иском к ООО "Топливозаправочный центр аэропортов — М" (ответчик) о признании ничтожным п. 5 соглашения от 11.05.2012.
Решением Арбитражного суда Московской области от 20 мая 2015 года, оставленным без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 26 августа 2015 года, в удовлетворении исковых требований отказано.
В кассационной жалобе истец просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, как принятые при неправильном применении норм материального права, при несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении исковых требований.
В судебном заседании кассационной инстанции представитель ответчика возражал против удовлетворения кассационной жалобы.
Истец, надлежаще извещенный о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, своих представителей в суд кассационной инстанции не направил, что согласно ч. 3 ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в его отсутствие.
Обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав представителя ответчика, проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность принятых по делу судебных актов, суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы в связи со следующим.
Как установлено судом и усматривается из материалов дела, между истцом (покупатель) и ответчиком (поставщик) был заключен договор N 177 от 01.03.2012 г., по условиям которого поставщик обязался поставить покупателю товар, а покупатель обязался принять его и оплатить в согласованных объемах и в согласованные сроки.
К данному договору сторонами было заключено соглашение от 11.05.2012 о разрешении спора в постоянно действующем Московском хозяйственном Третейском суде, согласно пункту 5 которого стороны договорились, что решение по их спору является окончательным и обжалованию не подлежит.
В обоснование исковых требований истец указывает на то, что указанное условие соглашения является ничтожным, поскольку нарушает принцип равенства участников гражданских отношений, принцип беспрепятственности осуществления гражданских прав и принцип беспрепятственности судебной защиты. Также истец указывает на нарушение принципа осуществления гражданских прав по своей воле и в своем интересе, поскольку подписавший оспариваемое соглашение генеральный директор ООО "Топливный сервис Аэропортов" Рощупкин Б.В. очевидно действовал в интересах ответчика.
По мнению истца, третейский суд, о передаче споров в который стороны достигли соглашения, не является беспристрастным, поскольку учрежден организацией ООО "Юридическое бюро "Корпус Права", оказывающей правовые услуги ответчику, председатель третейского суда находилась в трудовых отношениях с ответчиком.
В соответствии со статьей 169 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна и влечет последствия, установленные статьей 167 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных законом, суд может взыскать в доход Российской Федерации все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, или применить иные последствия, установленные законом.
Условием применения указанной нормы права является наличие умысла хотя бы у одного из участников сделки, то есть сторона сделки должна понимать противоправность последствий совершаемой сделки и желание их наступления или хотя бы допущение таких противоправных последствий.
Исходя из смысла статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации наличие умысла должно быть доказано и не может носить предположительный характер.
Конституционный Суд Российской Федерации в своих Постановлениях от 26.05.2011 N 10-П, от 18.11.2014 N 30-П и Определении от 09.12.2014 N 2750-О гарантируя государственную, в том числе судебную, защиту прав и свобод человека и гражданина, одновременно закрепляет право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45 часть 2). К числу таких общепризнанных в современном правовом обществе способов разрешения гражданско-правовых споров, проистекающих из свободы договора, которой наряду с автономией воли участников предпринимательской и иной экономической деятельности обусловливаются диспозитивные начала гражданско-правовых и гражданско-процессуальных отношений, относится обращение в третейский суд.
Компетенция третейского суда, в отличие от государственного правосудия, основана на автономной (свободной и независимой) воле сторон. Автономия воли сторон является основополагающим принципом третейского разбирательства и компетенции третейского суда.
Соблюдение вышеуказанного принципа при выборе компетентного третейского (арбитражного) органа означает, что стороны свободно и сознательно, по собственной воле, во-первых, выразили согласованное желание на отказ от государственного правосудия в пользу такого альтернативного средства разрешения спора как третейский суд (арбитраж), во-вторых, сформулировали согласованную волю на выбор конкретного третейского суда (арбитражного органа).
Свое волеизъявление на выбор третейского суда стороны формулируют посредством заключения третейского соглашения.
Согласно пункту 1 статьи 5 Закона о третейских судах спор может быть передан на разрешение третейского суда при наличии заключенного между сторонами третейского соглашения.
Задача государственного суда состоит в том, чтобы в установленных законом формах проконтролировать, во-первых, насколько свободным был выбор такого аффилированного третейского органа участниками спора, в особенности нейтральной стороной, и, во-вторых, не привела ли аффилированность к небеспристрастности конкретных арбитров, а следовательно — к вынесению несправедливого третейского решения.
Другой правовой гарантией, направленной на обеспечение справедливого разбирательства в аффилированном третейском суде, является право стороны такого разбирательства заявить о небеспристрастности конкретного состава третейского суда.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 18.11.2014 N 30-П и Определении от 09.12.2014 N 2750-О, указание на нарушение принципа беспристрастности при рассмотрении конкретного спора в качестве основания для отказа в исполнении третейского решения предполагает необходимость установления нарушения принципа беспристрастности именно составом третейского суда, что не исключает учета в этих целях организационно-правовых связей со сторонами спора.
Удовлетворяя исковые требования по причине отсутствия беспристрастности такого суда, государственный суд должен установить, каким образом конкретным составом третейского суда был нарушен принцип беспристрастности третейского суда, в том числе ввиду наличия организационно-правовой связи третейского суда с одной из сторон спора, и привело ли это к нарушению баланса прав участников спорных отношений (какое субъективное право и какой стороны осталось без справедливой судебной защиты), а, следовательно, к вынесению несправедливого третейского решения.
Истец ссылается на то, что Постоянно действующий Московский хозяйственный Третейский суд создан при ООО "Юридическое бюро "Корпус Права" — организации, оказывающей ответчику платные правовые услуги, в подтверждение чего представлены выписки о получении ООО "Юридическое бюро "Корпус Права" денежных средств от ответчика.
Между тем, в материалы дела не представлены доказательства того, что конкретным составов третейского суда нарушен принцип беспристрастности при разрешении спора, возникшего между ООО "Топливный сервис Аэропортов" и ООО "Топливозаправочный сервис аэропортов-М" в третейском суде.
Из материалов дела также не усматривается, что третейское разбирательство проводилось с участием третейского судьи, находящимся в трудовой либо иной экономической связи с ООО "Топливный сервис Аэропортов" и ООО "Топливозаправочный сервис аэропортов-М".
Как правильно указано судом, данные доводы могли быть заявлены при рассмотрении спора в третейском суде и могли являться основанием для отвода состава третейского суда, истец свое право на заявление отвода составу третейского суда не реализовал, о нарушении третейским судом принцип беспристрастности не заявил.
Довод ответчика о том, что пункт 5 спорного соглашения, предусматривающий окончательность решения третейского суда для сторон нарушает принципы равенства участников гражданских отношений, беспрепятственности осуществления гражданских прав и осуществления гражданских прав по своей воле и в своих интересах, а также нарушает гарантии на государственную судебную защиту, не может быть признан состоятельным.
Как усматривается из текста искового заявления, истец связывает нарушение конституционного права на судебную защиту с отсутствием возможности в силу статьи 40 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" оспорить в порядке статей 230 — 234 АПК Российской Федерации Решение Московского Хозяйственного Третейского суда, которое в соответствии с заключенным третейским соглашением является обязательным и окончательным для обеих сторон.
В гражданских правоотношениях, основанных на равенстве участников, свободе договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, свободном установлении своих прав и обязанностей на основе договора, действуют диспозитивные начала.
Принцип диспозитивности распространяется и на процессуальные отношения, связанные с рассмотрением в судах в порядке гражданского судопроизводства споров, вытекающих из осуществления организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности.
Диспозитивность в арбитражном суде означает, что арбитражные процессуальные отношения возникают, изменяются и прекращаются по инициативе участников спорных материальных правоотношений, которые имеют возможность с помощью суда распоряжаются процессуальными правами.
Данное правило распространяется и на процессуальные отношения, возникающие в связи с оспариванием решений третейских судов.
В основе этих процессуальных отношений лежит спорное соглашение о разрешении спора в постоянно действующем третейском суде от 11.05.2012 г., согласно условиям которого стороны признают компетенцию Московского Хозяйственного Третейского суда в соответствии с его регламентом и окончательность его решения для сторон.
В соответствии со ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.
В силу ст. 1 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" по соглашению сторон третейского разбирательства в третейский суд может передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.
Предусмотренный Федеральным законом "О третейских судах в Российской Федерации" порядок третейского разрешения спора, возникшего из гражданских правоотношений, в том числе с признанием по соглашению сторон окончательности третейского решения, не противоречит указанным требованиям, поскольку не лишает заинтересованное лицо права воспользоваться средствами судебного контроля в производстве о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
Таким образом, как правильно указано судом, заключив спорное соглашение об обращении в третейский суд, стороны реализовали свое право на судебную защиту в полном объеме.
При таких обстоятельствах суд пришел к правомерному выводу о том, что спорное соглашение не противоречит действующему законодательству, и об отказе в удовлетворении исковых требований.
Доводы кассационной жалобы направлены на переоценку имеющихся в материалах дела доказательств и изложенных выше обстоятельств, установленных судами первой и апелляционной инстанций, что не входит в круг полномочий арбитражного суда кассационной инстанции, перечисленных в статье 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем они не могут быть приняты во внимание судом кассационной инстанций.
Таким образом, по мнению суда кассационной инстанции, обжалуемые решение и постановление являются законными и обоснованными и не имеется предусмотренных статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для их изменения или отмены, в связи с чем кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Московского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Московской области от 20 мая 2015 года и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 26 августа 2015 года по делу N А41-10880/15 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Председательствующий судья С.В.НЕЧАЕВ

Судьи В.В.ПЕТРОВА О.И.КОМАРОВА