Приговор: По п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство. Определение ВС РФ: Приговор в части осуждения по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ отменен, уголовное преследование в данной части прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 27, п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в действиях осужденного состава преступления. Исключено из приговора указание суда о назначении осужденному наказания по совокупности преступлений по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ. Действия осужденного переквалифицированы с п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ, по которой назначено ему наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 08.11.2016 N 45-АПУ16-30сп

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Безуглого Н.П.
судей Истоминой Г.Н. и Хомицкой Т.П.
при секретаре Горностаевой Е.Е.
с участием старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Абрамовой З.Л.; защитника осужденного — адвоката Шаповаловой Н.Ю.
рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Арутюняна Ф.М. и его защитника адвоката Нерсесяна А.А. на приговор Свердловского областного суда с участием присяжных заседателей от 23 августа 2016 года, которым
Арутюнян Ф.М. <…> несудимый,
осужден к лишению свободы "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ сроком на 8 лет, по пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 10 лет.
По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора, доводы апелляционных жалоб, выступления осужденного Арутюняна Ф.М., его защитника — адвоката Шаповалову Н.Ю., поддержавших доводы жалоб, прокурора Абрамовой З.Л., полагавшей апелляционную жалобу оставить без удовлетворения, а приговор — без изменения, Судебная коллегия

установила:

Арутюнян Ф.М. осужден за разбойное нападение на Б. и Б. группой лиц по предварительному сговору с причинением тяжкого вреда здоровью Б. за убийство Б. группой лиц, сопряженное с разбоем.
Преступления совершены им 25 ноября 2007 года в с. <…> г. <…> <…> области обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В апелляционной жалобе защитник осужденного адвокат Нерсесян А.А. указывает на допущенное в ходе судебного разбирательства нарушение порядка исследования доказательств, выразившееся в том, что после допроса в судебном заседании Ш. было удовлетворено ходатайство государственного обвинителя об оглашении его показаний на предварительном следствии, при этом решение об изменении порядка исследования доказательств судом не принималось.
В то же время ходатайство стороны защиты о приобщении к материалам дела объяснений Ш., об истребовании и приобщении к материалам дела копии протокола судебного заседания в части показаний Ш., данных им в судебном заседании в 2008 году оставлено без удовлетворения, тем самым сторона защиты была ограничена в представлении доказательств.
Обращает внимание на нарушение судом требований ст. 339 УПК РФ при формулировании вопросов присяжным заседателям.
В первом вопросе фактически объединены два вопроса: о событии преступления и о совершении его подсудимыми, что недопустимо. Наряду с этим вопросом поставлены и два основных вопроса о доказанности совершения деяния подсудимым и о его виновности. Кроме того в вопросе содержится указание на то, что подсудимый действовал с целью завладения деньгами потерпевших, ответ на который требовал юридической оценки.
Отмечает, что дело рассмотрено незаконным составом коллегии присяжных заседателей. Присяжный заседатель М. и один из запасных присяжных заседателей чуть более года назад участвовали в судебных заседаниях, что свидетельствует, по мнению автора жалобы, о нарушении судом принципа случайности выбора присяжных заседателей. Отбор присяжных заседателей произведен с нарушением закона. В списках кандидатов в присяжные заседатели не были указаны достаточные сведения об их возрасте, образовании, социальном статусе.
Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.
Об этом же ставит вопрос в своей апелляционной жалобе осужденный Арутюнян Ф.М., приводя в обоснование этой просьбы такие же доводы, что и в жалобе его защитника. Помимо этого указывает, что, находясь в камере, видел, как после удаления присяжных заседателей в совещательную комнату, секретарь судебного заседания нарушила тайну совещательной комнаты.
В возражении на апелляционные жалобы государственный обвинитель Соколов И.Н. просит оставить приговор без изменения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит, что приговор суда в части осуждения Арутюняна за разбойное нападение на потерпевших Б. постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденного в содеянном, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.
Вопреки доводам жалоб вердикт вынесен законным составом коллегии присяжных заседателей, которая сформирована в судебном заседании с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ.
При формировании коллегии присяжных заседателей только кандидат в присяжные заседатели М. на вопрос председательствующего ответила, что ранее участвовала в рассмотрении дела в качестве присяжного заседателя, но было это более года назад в конце 2014 начале 2015 года.
Сторонами указанному кандидату в присяжные заседатели не было заявлено отвода мотивированного и немотивированного.
Поскольку каких-либо препятствий для участия М. в составе коллегии присяжных заседателей не имелось, она по результатам отбора законно была включена в основной состав коллегии присяжных заседателей.
Не имелось препятствий для участия в основном составе коллегии присяжных заседателей и М., который ранее более года назад участвовал в судебном разбирательстве: в качестве запасного присяжного заседателя.
Вошедшие в состав коллегии присяжных заседателей в качестве запасных присяжных заседателей Т. и Т. на вопрос об участии в 2016 году в судебном заседании в качестве присяжных заседателей не ответили, какие-либо данные, подтверждающие этот факт, в материалах дела отсутствуют.
Повторный вызов в судебное заседание некоторых лиц, включенных в находящихся в суде списки присяжных заседателей, на что обращается внимание в жалобах, не может поставить под сомнение принцип отбора кандидатов путем случайной выборки.
Врученные сторонами списки кандидатов в присяжные заседатели вопреки доводам жалоб содержали достаточные сведения о них, в них указан точный возраст, а также профессия каждого кандидата. Кроме того в ходе формирования коллегии присяжных заседателей сторонам была предоставлена возможность задать кандидатам в присяжные заседатели вопросы, связанные с выяснением обстоятельств, препятствующих их участию в судебном разбирательстве в качестве присяжных заседателей, которой они воспользовались. При этом стороной защиты выяснялись у оставшихся кандидатов в присяжные заседатели вопросы об их образовании, месте работы, социальном статусе.
При таких данных доводы жалоб о нарушении судом закона при формировании коллегии присяжных заседателей, о незаконном составе избранной коллегии присяжных заседателей нельзя признать обоснованными.
Данных о том, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или были ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства, или отказано сторонам в исследовании доказательств, либо допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора, из материалов дела не усматривается.
Доводы жалобы о том, что показания Ш., данные им в ходе предварительного следствия, были оглашены в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей в нарушение установленного порядка исследования доказательств, не основаны на материалах дела.
Как следует из протокола судебного заседания Ш. осужденный за участие в разбойном нападении на Б. и убийстве Б. в ходе допроса в суде изменил ранее данные им на предварительном следствии показания, в связи с чем по ходатайству государственного обвинителя в рамках допроса Ш. были оглашены его показания на предварительном следствии, при этом изменения порядка исследования доказательств для исследования ранее данных показаний вопреки доводам жалоб не требовалось.
В установленном законом порядке рассмотрено и разрешено ходатайство защитника подсудимого об истребовании и приобщении к материалам дела протокола судебного заседания по уголовному делу в отношении Ш. в части его показаний, об исключении показаний Ш. на предварительном следствии из числа доказательств, о приобщении к материалам дела копии объяснения Ш. Оставляя без удовлетворения указанное ходатайство, суд правильно сослался на то, что объяснение Ш. направлено неофициально из мест лишения свободы, он подлежит допросу в присутствии присяжных заседателей, а выяснение причин противоречий в его показаниях не подлежит обсуждению в присутствии присяжных заседателей.
Из протокола судебного заседания следует, что председательствующий, сохраняя объективность и беспристрастность, не выступал ни на стороне обвинения, ни на стороне защиты, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Нарушений принципа состязательности в судебном заседании не имелось. Необоснованных отказов осужденному и его защитнику в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, не имелось.
Прения сторон проведены в соответствии с требованиями ст. 336 УПК РФ.
Вопросный лист сформулирован с учетом результатов судебного следствия и прений сторон. Сторонам была предоставлена возможность высказать замечания по проекту вопросного листа.
По преступному деянию в вопросном листе сформулировано три основных вопроса.
Вопреки доводам жалобы содержание первого вопроса, в котором сформулированы обстоятельства, относящиеся к событию преступления без указания конкретных участников этого деянии, не свидетельствует об объединении в этом вопросов о событии преступления и доказанности участия в этом деянии Арутюняна Ф.М.
Ответ на первый вопрос, а также ответ на вопрос N 2 не требовали юридической оценки при вынесении присяжными заседателями вердикта.
Содержание первого вопроса о наличии между соучастниками преступления договоренности о нападении на Б. с целью завладения их деньгами, соответствует предъявленному Арутюняну обвинению, которое поддержано государственным обвинителем.
Указание во втором вопросе на наличие у Арутюняна Ф.М. цели завладения деньгами потерпевших вытекает из содержания первого вопроса.
Договоренность о нападении между соучастниками преступления относится к фактическим обстоятельствам дела, подлежащим установлению присяжными заседателями, а потому ответы на первый и второй вопросы, как не требующие юридической оценки, относились к компетенции присяжных заседателей.
Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 240 УПК РФ.
Возражений по поводу нарушения председательствующим принципа объективности и беспристрастности при произнесении напутственного слова от сторон не поступило (т. 6 л.д. 129).
Доводы жалобы о нарушении тайны совещания присяжных заседателей опровергаются протоколом судебного заседания, в котором такие сведения отсутствуют.
Как следует из протокола судебного заседания, присяжные заседатели удалились в совещательную комнату в 11 часов 16 минут, возвратились в 15 часов 11 минут. После возвращения присяжных заседателей в зал судебного заседания сторонами не были сделаны заявления об известных им фактах нарушения тайны совещательной комнаты, в том числе о тех, о которых указано в жалобе осужденного.
Вердикт коллегии присяжных заседателей соответствует требованиям ст. ст. 339, 343 УПК РФ является ясным и не содержит противоречий.
Вместе с тем председательствующим не в полной мере выполнены требования ч. 3 ст. 348 УПК РФ, согласно которым председательствующий квалифицирует содеянное подсудимым в соответствии с обвинительным вердиктом, а также установленными судом обстоятельствами, не подлежащими установлению присяжными заседателями и требующими собственно юридической оценки.
Как установлено вердиктом коллегии присяжных заседателей, группа из четырех лиц, заранее договорившись между собой, с целью завладения деньгами напала на Б. и Б.
Совместно эти лица нанесли Б. множественные удары руками по голове и телу, повалили его на пол, веревками связали ему руки и ноги.
Одновременно с этим один из нападавших, пользуясь тем, что при содействии других лиц сопротивление Б. было подавлено, обмотал простынь вокруг шеи, затянул концы простыни между собой, сдавил шею и удерживал в таком положении до наступления смерти от удушения.
Б. нападавшие повалили на пол и, угрожая расправой, потребовали указать место хранения денежных средств.
Поскольку Б. не назвала местонахождение денег, один из нападавших шнуром от утюга связал ей ноги, вставил в рот кляп, сдавил шею руками и удерживал в таком положении, пока она не потеряла сознание.
Из дома Б. указанные лица похитили 26 000 рублей.
Роль Арутюняна заключалась в том, что он с целью завладения деньгами наносил Б. удары руками по голове и телу, веревкой связывал ему руки и ноги в то время, когда другой нападавший с использованием простыни душил Б. до наступления его смерти. Кроме того Арутюнян Ф.М. совместно с другими лицами повалил Б. на пол, угрожал расправой и требовал указать место хранения денежных средств.
Оценивая вердикт коллегии присяжных заседателей и установленные в судебном заседании обстоятельства, суд при описании преступных действий осужденного указал в приговоре, что Арутюнян Ф.М., подавляя сопротивление потерпевшего Б. веревкой связал ему руки и ноги, а Арутюнян Р.М., выйдя за пределы предварительного сговора на разбойное нападение, обмотал простынь вокруг шеи Б. и умышленно, с целью убийства, затянул концы между собой и удерживал в таком положении до наступления смерти от механической асфиксии.
Указанные действия осужденного суд квалифицировал по пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, совершенное группой лиц, сопряженное с разбоем и по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбойное нападение, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.
Между тем, по смыслу закона убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них.
Такие обстоятельства не установлены судом по настоящему делу.
Из ответа на первый вопрос следует, что убийство Б. было совершено одним из нападавших после того, как его сопротивление было подавлено в ходе разбоя другими лицами.
Из ответа на второй вопрос следует, что Арутюнян Ф.М. применял насилие к потерпевшему Б. с целью завладения деньгами.
Описывая действия Арутюняна Ф.М. в приговоре, суд признал установленным, что смерть потерпевшему Б. путем удушения причинил Арутюнян Р.М., который вышел за пределы предварительного сговора на разбойное нападение.
Изложенное свидетельствует о том, что признанные доказанными вердиктом присяжных заседателей действия Арутюняна Ф.М., применившего насилие к потерпевшему с целью завладения деньгами, не позволяли суду сделать вывод о наличии у него умысла на убийство Б.
Указав в приговоре, что Арутюнян Р.М. вышел за пределы состоявшегося сговора на разбой, действуя с умыслом на убийство Б., путем удушения лишил его жизни, суд по существу установил эксцесс исполнителя в действиях Арутюняна Р.М. по причинению смерти Б.
Принимая во внимание эти обстоятельства, свидетельствующие о том, что Арутюнян Р.М. применял насилие к потерпевшему с целью его убийства, выйдя за пределы сговора на разбойное нападение, а Арутюнян Ф.М. — с целью завладения деньгами потерпевших, суд не имел оснований и для вывода о совместном характере действий Арутюняна Ф.М. и Арутюняна Р.М. по лишению потерпевшего жизни.
При таких обстоятельствах вывод суда о наличии в действиях Арутюняна Ф.М. состава преступления, предусмотренного пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, нельзя признать законным и обоснованным, а потому приговор в части его осуждения за убийство подлежит отмене, а уголовное преследование — прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 27, п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.
В связи с тем, что Арутюнян Ф.М. не принимал участия в убийстве Б. в его действиях отсутствует квалифицирующий признак разбоя — причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего.
В то же время действия Арутюняна Ф.М. по нападению на потерпевших с целью завладения их деньгами правильно расценены судом как разбойное нападение. Примененное осужденным насилие к потерпевшим, выразившееся в нанесение множественных ударов руками по голове и телу представляло опасность для их здоровья в момент его применения. Кроме того Арутюнян Ф.М., хотя и не причинял смерть потерпевшему, однако, воспользовавшись результатами этого насилия, опасного для жизни потерпевшего, совместно с другими участниками преступления похитил деньги.
При таких данных, исходя из установленных присяжными заседателями фактических обстоятельств содеянного осужденным, совершившего нападение на потерпевшие Б. и Б. с целью завладения деньгами с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, по предварительному сговору с другими лицами его действия подлежат переквалификации с п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ.
При назначении наказания Арутюняну Ф.М. за данное преступление Судебная коллегия учитывает те же обстоятельства, что и суд, и в связи с переквалификацией его действий на менее тяжкий закон находит необходимым назначить ему менее строгое наказание.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Свердловского областного суда с участием присяжных заседателей от 23 августа 2016 года в отношении Арутюняна Ф.М. в части его осуждения по пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ отменить, уголовное преследование прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 27, п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.
Исключить из приговора указание суда о назначении Арутюняну Ф.М. наказания по совокупности преступлений по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.
Переквалифицировать действия Арутюняна Ф.М. с п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 7 (семь) лет.
В остальном приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного Арутюняна Ф.М. и его защитника адвоката Нерсесяна А.А. — без удовлетворения.