Апелляционное определение от 14 января 2020 г.

Верховный Суд РФ: Апелляционное определение от 14 января 2020 г.

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 19-АПУ 19-16

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва «14» января 2020 г.

Судебная коллегия по уголовным делам

Верховного Суда Российской Федерации

в составе председательствующего Скрябина К.Е.,

судей Лаврова Н.Г. и Романовой Т.А.,

при ведении протокола секретарем Мамейчиком М.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Сенина Р.М., апелляционной жалобе и дополнению к ней потерпевшего Манвелова С.А., апелляционной жалобе и дополнениям к ней осужденного Акопяна М.С, апелляционной жалобе и дополнениям к ней адвоката Абрамяна Э.Н. в интересах осужденного Акопяна М.С, апелляционной жалобе осужденного Барсегяна В.Г., апелляционной жалобе и дополнениям к ней адвоката Белоконь А.В. в интересах осужденного Барсегяна В.Г., апелляционной жалобе адвоката Чубаркиной Н.А. в интересах осужденного Барсегяна В.Г. на приговор Ставропольского краевого суда от 21.06.2019 года, по которому:

Акопян Минас Смбатович,

не судимый,

осужден к наказанию в виде лишения свободы:

— по ч. 1 ст. 209 УК РФ на 10 (десять) лет со штрафом 100 000 рублей и с ограничением свободы на 1 (один) год;

— по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ N 92-ФЗ от 08.12.2003 года) на 6 (шесть) лет;

— по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду в отношении М.) — на 10 (десять) лет со штрафом 100 000 рублей и с ограничением свободы на 01 (один) год;

— по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении Г. — на 8 (восемь) лет со штрафом 50 000 рублей и с ограничением свободы на 06 (шесть) месяцев;

— по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении С.) — на 7 (семь) лет со штрафом 50 000 рублей и с ограничением свободы на 06 (шесть) месяцев;

— по ч. 1 ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении Г. — на 2 (два) года со штрафом 20 000 рублей;

— по ч. 2 ст. 228 УК РФ — на 3 (три) года со штрафом 50 000 рублей с ограничением свободы сроком на 01 (один) год.

На основании части 3 статьи 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путём частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Акопяну М.С. наказание в виде лишения свободы на срок 14 (четырнадцать) лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 200 000 рублей, с ограничением свободы сроком на 2 (два) года с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства, работы или учебы; не выезжать за пределы муниципального образования по месту жительства осужденного после отбывания лишения свободы; не посещать с 22 часов до 09 часов следующих суток места общественного питания, в которых разрешено употребление алкогольной продукции; не посещать места проведения массовых общественно-политических мероприятий (митинги, собрания, шествия) и не участвовать в указанных мероприятиях без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы; один раз в месяц являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства после отбытия наказания в виде лишения свободы.

Срок наказания Акопяну М.С. исчислен с 21.06.2019 года.

На основании ч. 3.1 ст. 72 УК РФ зачтено Акопяну М.С. в срок отбытия наказания время нахождения его под стражей с 31.03.2017 года из расчета один день содержания под стражей за один день отбытия наказания в виде лишения свободы;

Барсегян Ваге Гарники, ранее судимый 09.06.2016 Кисловодским городским судом Ставропольского края по ч. 1 ст. 222, п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, 01.02.2017 апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Ставропольского краевого суда исключено осуждение по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ, 22.02.2017 освобожден по отбытию наказания по ч. 1 ст. 222 УК РФ,

осужден к наказанию в виде лишения свободы: — по ч. 2 ст. 209 УК РФ на 9 (девять) лет со штрафом 100 000 рублей;

— по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ N 92-ФЗ от 08.12.2003 года) —

на 5 (пять) лет;

— по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду в отношении М.

— на 9 (девять) лет со штрафом 100 000 рублей;

— по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении Г.

— на 7 (семь) лет со штрафом 50 000 рублей;

— по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении С.

— на 8 (восемь) лет со штрафом 50 000 рублей;

— по ч. 2 ст. 228 УК РФ — на 4 (четыре) года со штрафом 50 000

рублей.

На основании части 3 статьи 69 УК РФ, по совокупности

преступлений, путём частичного сложения назначенных наказаний,

окончательно назначено Барсегяну Ваге Г. наказание в виде лишения

свободы на срок 12 (двенадцать) лет со штрафом 200 000 рублей с

отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Срок наказания Барсегяну Ваге Г. исчислен с 21.06.2019 года.

На основании ч. 3.1 ст. 72 УК РФ зачтено Барсегяну Ваге Г. в срок

отбытия наказания время нахождения его под стражей с 28.04.2017 года из

расчета один день содержания под стражей за один день отбытия наказания в

виде лишения свободы;

Суриков Георгий Суренович,

не

судимый,

по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 222, п. «а» ч. 4 ст. 162 (по эпизоду в отношении М. п. «а» ч. 3 ст. 163 (по эпизоду в отношении С. УК РФ — оправдан на основании п. 2 ч. 1 ст. 302 УПК РФ, ввиду его непричастности к совершению указанных преступлений, с признанием за ним права на реабилитацию в соответствии со ст. ст. 133-134 УПК РФ.

В удовлетворении исковых требований потерпевшего М. к Сурикову Г.С по возмещению имущественного и морального вреда, причиненного преступлением на основании ч. 2 ст. 306 УПК РФ — отказано.

На основании ст. 1064 ГК РФ удовлетворены исковые требования потерпевшего М. к Акопяну М.С. и Барсегяну Ваге Г. по возмещению имущественного вреда, причиненного преступлением в полном объеме заявленных требований. Взыскано солидарно с Акопяна М.С. и Барсегяна Ваге Г. в счет возмещения вреда причиненного преступлением в пользу М.- 270 000 рублей.

На основании ст. ст. 151, 1099, 1101 ГК РФ исковые требования потерпевшего М. о возмещении морального вреда причиненного преступлением к Акопяну М.С и Барсегяну Ваге Г. удовлетворены частично. Взыскано в пользу М. в качестве возмещения морального вреда, причиненного преступлением с Акопяна М.С. — 150 000 рублей, а с Барсегяна Ваге Г. — 50 000 рублей.

Разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Лаврова Н.Г., изложившего обстоятельства дела, доводы апелляционного представления государственного обвинителя, апелляционных жалоб и возражений, выступление осужденных Акопяна М.С, Барсегяна В.Г., их защитников — адвокатов Абрамяна Э.Н. и Белоконь А.В., поддержавших апелляционные жалобы и возражавших против удовлетворения представления, адвоката Котовского В.Т. в интересах оправданного Сурикова Г.С, возражавшего против удовлетворения представления, а также мнение прокурора Мусолиной Е.А., поддержавшей представление частично и

полагавшей приговор в части оправдания Сурикова Г.С. по п. «а» ч. 4 ст. 162 (по эпизоду в отношении М. отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение, а в остальной части приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

осужденные Акопян М.С. и Барсегян В.Г. признаны виновными в совершении следующих преступлений:

Акопян М.С. организовал и руководил устойчивой организованной вооруженной группой (бандой), незаконно хранил и носил огнестрельное оружие в составе банды; Барсегян Ваге Г. принял участие в устойчивой организованной вооруженной группе (банде), незаконно хранил и носил огнестрельное оружие в составе банды;

Акопян М.С. и Барсегян Ваге Г. признаны виновными в совершении в составе устойчивой вооруженной организованной группы (банды):

— вымогательства денежных средств у Г. то есть требования передачи чужого имущества с применением насилия и под

угрозой применения насилия, в крупном размере;

— нападения на М.в целях хищения чужого имущества, совершённого с применением оружия, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, в крупном размере, организованной группой:

— вымогательства денежных средств у С. то есть требования передачи чужого имущества, под угрозой применения насилия, совершенное организованной группой.

Акопян М.С. и Барсегян Ваге Г. также признаны виновными в незаконном хранении без цели сбыта наркотических средств, в крупном размере, а Акопян М.С. в совершении вымогательства денежных средств у Г. то есть требования передачи чужого имущества под угрозой применения насилия.

Преступления совершены ими при установленных судом обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Кроме того, органами предварительного следствия Сурикову Г.С. предъявлено обвинение в том, что он, в период времени с 25.02.2013г. до 02.08.2015г. на территории г. края вступил в созданную и руководимую Акопяном М.С. устойчивую вооруженную организованную группу — банду, в составе которой принял участие: с 25.02.2013 года по 30.03.2017 года незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия, в составе организованной группы; в совершении разбойного нападения на М. 02.08.2015 года в целях хищения чужого имущества, организованной группой, с применением оружия, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья; в период с 26.02.2017 по 30.03.2017 вымогательство денежных средств, то есть требовании передачи чужого имущества организованной группой под

угрозой применения насилия у С. при изложенных в обвинительном заключении обстоятельствах.

Суд пришел к выводу о недоказанности вины Сурикова Г.С. в совершении указанных преступлений, поскольку стороной обвинения не представлено бесспорных, объективных и достоверных доказательств участия Сурикова Г.С в устойчивой вооруженной группе лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений, а также в его участии в разбойном нападении на М. вымогательстве денежных средств у Саркисяна Р.С, в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов в составе организованной группы.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

— потерпевший Манвелов СА. считает приговор в части оправдания Сурикова Г.С незаконным и необоснованным, а вывод суда о недоказанности его вины не соответствует фактическим обстоятельствам, анализирует исследованные судом доказательства, которым дает собственную оценку. Утверждает, что Суриков Г.С. не только находился вместе с другими нападавшими на него лицами, но и принимал непосредственное участие в разбойном нападении на него. Кроме того, считает, что суд назначил Акопяну М.С. и Барсегяну В.Г. за разбойное нападение на него по ч.4 ст. 162 УК РФ несправедливое наказание вследствие чрезмерной мягкости. Просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение;

— осужденный Акопян М.С. и его защитник — адвокат Абрамян Э.Н. считают приговор незаконным и необоснованным. Указывают, что судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам и основаны по противоречивых показаниях потерпевших и свидетелей, а также скрытых свидетелей, достоверность которых вызывает сомнение, ходатайства стороны защиты об исследовании доказательств, признания акта личного досмотра Акопяна и ряда актов экспертиз недопустимыми доказательствами, оставлены без удовлетворения. Анализируют исследованные судом доказательства, дают им собственную оценку, считают, что вина Акопяна в создании банды, незаконном обороте оружия и хранении наркотических веществ не доказана.

Адвокат Абрамян Э.Н. также указывает, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, не привел мотивы, по которым отверг часть доказательств, по его мнению, судом неправильно применен уголовный закон, действия А. в отношении потерпевших Г. и М. могли быть квалифицированы лишь по ст.ЗЗО УК РФ, поскольку выражались в требовании возвращении долга от Г. и возмещения ущерба за сожженный автомобиль М., а его действия в отношении С. носят гражданско-правовой характер, при этом в действиях Акопяна и

других лиц отсутствуют обязательные признаки банды, такие как устойчивость, сплоченность, организованность, вооруженность группы. Приводит показания свидетелей Г.Т. Б.Е. Ф. исследованные в судебном заседании, и которые, по его мнению, опровергают обвинение Акопяна в незаконном ношении огнестрельного оружия, сам Акопян заявил, что пистолет и наркотическое вещество ему подбросили при задержании сотрудники полиции, его доводы не опровергнуты, а иных достоверных доказательств вины Акопяна в незаконном обороте оружия и хранении наркотических веществ стороной обвинения не представлено.

Просят приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение, либо Акопяна по ч. 1 ст. 209, ч. 3 ст. 222 , п. «а» ч. 4 ст. 162 , п. «а» ч. 3 ст. 163 , п. «а» ч. 3 ст. 163 , ч.2 ст. 228 УК РФ оправдать, квалифицировать действия Акопяна по эпизодам в отношении С. и М. по ч.1 ст.ЗЗО УК РФ;

В возражениях на жалобу потерпевший М. просит жалобу адвоката Абрамяна Э.Н. оставить без удовлетворения.

— осужденный Барсегян Ваге Г. и его защитники — адвокаты Белоконь А.В. и Чубаркина НА., выражая несогласие с приговором, считают его незаконным и необоснованным, полагают, что выводы суда носят предположительный характер и не подтверждаются материалами дела, дело рассмотрено с нарушениями уголовно-процессуального закона, судом неправильно применен уголовный закон.

Анализируют исследованные в судебном заседании доказательства, которым дают свою оценку, указывают, что в действиях Барсегяна Ваге Г. и других лиц отсутствуют обязательные признаки банды: устойчивость, сплоченность, организованность, вооруженность группы, данных о том, что у Барсегяна имелось какое-либо оружие или ему было известно о наличие оружия у других лиц, в материалах дела не имеется, в описательно- мотивировочной части приговора содержатся противоречия относительно времени участия Барсегяна в банде и не приведены доказательства его участия в банде, положенные в основу приговора показания засекреченных свидетелей под псевдонимами З. и А. являются голословными, получены с нарушениями уголовно-процессуального закона — засекречены без достаточных на то оснований, нарушают право на защиту Барсегяна, и не подтверждаются иными доказательствами. Указывают, что показания потерпевшей Г., свидетелей А., М. на которые сослался суд в приговоре, не уличают Барсегяна в причастности к преступлениям, а его опознание указными свидетелями проведено с нарушениями закона, показания свидетеля К. так же как и засекреченных свидетелей, являются противоречивыми, а их достоверность вызывает сомнение.

Полагают, что по эпизоду в отношении М. действия Барсегяна следовало квалифицировать по ч.2 ст. 330 УК РФ, поскольку доводы Акопяна о том, что у потерпевшего были перед ним обязательства материального характера за сожженный автомобиль, в связи с чем он забрал автомобиль потерпевшего, а Барсегян действовал с ним заодно, не опровергнуты судом, и им не дано оценки. Аналогичным образом действия Барсегяна следует квалифицировать по ч.2 ст. 330 УК РФ и по эпизоду в отношении С. который не вернул деньги взамен автомобиля Г. Утверждают, что наркотические средства были подброшены Барсегяну при его задержании сотрудниками полиции, эти доводы Барсегяна не опровергнуты, а протокол личного досмотра Барсегяна является недопустимым доказательством, поскольку получен с нарушениями уголовно-процессуального закона — без участия адвоката, а иных доказательств вины Барсегяна не имеются. Просят об отмене приговора.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Сенин Р.М. считает, что приговор в части оправдания Сурикова Г.С. по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 222, п. «а» ч. 4 ст. 162 (по эпизоду в отношении М. п. «а» ч. 3 ст. 163 (по эпизоду в отношении С. УК РФ является незаконным и необоснованным, вывод суда о недоказанности вины Сурикова опровергается показаниями свидетелей Д. и З. о нахождении Сурикова на месте нападения на М. показаниями Барсегяна В., данными на предварительном следствии, а также сведениями, содержащимися в детализации телефонных переговоров Сурикова, выражает несогласие с оценкой судом указанных доказательств. Просит приговор в части оправдания Сурикова Г.С. по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 222, п. «а» ч. 4 ст. 162 (по эпизоду в отношении М. п. «а» ч. 3 ст. 163 (по эпизоду в отношении С. УК РФ отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение. Тот же приговор в отношении Акопяна М.С. и Барсегяна В.Г. просит оставить без изменения, а жалобы — без удовлетворения.

В возражениях на апелляционное представление государственного обвинителя Сенина Р.М. и потерпевшего М. адвокат Котовский В.Г. в защиту Сурикова Г.С, указывает на несостоятельность доводов, изложенных в представлении и жалобе потерпевшего М., просит приговор в отношении Сурикова Г.С. оставить без изменения.

Проверив законность, обоснованность и справедливость приговора. Судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для его отмены.

Вывод суда о виновности осужденных Акопяна М.С. и Барсегяна В.Г. в совершении инкриминированных им преступлениях основан на исследованных в судебном заседании доказательствах: показаниях потерпевших, свидетелей и материалах дела, приведенных в приговоре по каждому эпизоду преступлений.

Так, по эпизоду вымогательства у Григорян:

— показаниями потерпевшей Г. об обстоятельствах совершения в отношении нее преступления, что именно Акопян М.С. совместно с другими лицами требовали отдать им деньги первоначально 300 000 рублей, а затем 500 000 рублей под угрозой расправы, в том числе над ее детьми, при этом один из них демонстрировал ей пистолет за поясом брюк. Несмотря на то, что у нее не было долга перед указанными лицами, она согласилась выплачивать им деньги еженедельно по 5000 рублей пока не отдаст всю сумму; показаниями свидетелей М.А. Д.К. А.М. Г., под псевдонимом З. подробно изложенными в приговоре.

Так, из показаний свидетеля К.следует, что в марте 2013 г она находилась у себя дома и слышала, что в дверь соседней квартиры №, в которой проживала Г. стучат ногами и руками. Она вышла и увидела, что возле двери указанной квартиры находятся двое мужчин, одним из которых был Барсегян Ваге Г., которого она впоследствии опознала на предварительном следствии. Указанные лица сообщили ей, что за дверью в квартире находится Г. которая не отдает им деньги, и предупредили, что если она не откроет дверь и не выйдет, то они будут топором выламывать дверь.

Из показаний свидетеля А. о том, что в 2013 году он являлся полицейским ОБППСП ОМВД России по г. В один из дней в марте 2013 года совместно с М. по указанию дежурной части выехали по адресу: г. где по сообщению нарушался общественный порядок. По приезду они увидели, что рядом с квартирой №стоял Барсегян В.Г., а во дворе дома находился также Акопян М.С

Приведенные выше показания потерпевшей Г. свидетелей К. и А. согласуются между собой и соответствуют приведенным выше показаниям других свидетелей и материалам дела: данным протоколов осмотра места происшествия, выемки и осмотра мобильного телефона, протоколу отождествления личности, проведенного в рамках оперативно-розыскных мероприятий, согласно которому свидетель К. опознала Барсегяна В.Г., как мужчину, который в 2013 года с неизвестными ей лицами пытались силой взломать двери квартиры Г.

Доводы стороны защиты о невиновности Акопяна М.С. и Барсегяна В.Г. в совершении указанного преступления опровергаются приведенными выше доказательствами и обоснованно признаны судом несостоятельными.

По эпизоду разбойного нападения на Манвелова:

— показаниями потерпевшего М. из которых следует, что 2 августа 2015 года он находился на своем рабочем месте в магазине «», куда приехали Акопян М.С. вместе с другими лицами. Акопян М.С начал обвинять его в том, что он причастен к поджогу его автомобиля и потребовал отдать ему его автомобиль «». Через несколько минут на территорию магазина подъехал автомобиль «», на котором приехали Барсегян Ваге и другие лица, которые стали угрожать ему физической расправой и требовать передачи принадлежащего ему автомобиля Акопяну М.С. В подтверждение реальности выдвигаемых требований и угроз, Микаелян направил в его сторону имевшийся при нем пистолет и повторил требования о передаче машины. На его отказ от выполнения требований, Акопян М.С. ударил его рукой по лицу, после чего присутствующие рядом лица также стали наносить ему удары руками и ногами по голове и другим частям тела, пока он не упал и не потерял сознание. Когда он пришел в себя, сотрудники магазина сказали ему, что нападавшие забрали его автомобиль и уехали. Ни перед Акопяном М.С, ни перед другими прибывшими с Акопяном М.С. лицами у него долговых обязательств не было.

Приведенные показания потерпевшего М. соответствуют показаниям свидетелей Х.М. Д.М. М. свидетелей под псевдонимами З. и А. подробно изложенным в приговоре, а также протоколу оперативно-розыскного мероприятия «Исследование предметов и документов» с видеозаписью, содержание которой свидетельствует о совершении группой лиц преступных действий в отношении М. и хищении принадлежащего ему автомобиля », протоколу осмотра флешнакопителя с видеозаписью момента разбойного нападения на М. в ходе которого М. подтвердил участие Акопяна М.С. и Барсегяна Ваге Г., а также других лиц в совершении в отношении преступных действий, при этом указал, что на видеозаписи видно, как прибывший вместе с Акопяном М.С. М. заключением эксперта о характере и локализации причиненных повреждений М. не повлекших за собой кратковременного расстройства здоровья, заключению эксперта № от 28.04.2017 о том, что изъятый в ходе личного обыска у Акопяна М.С 30.03.2017 года и представленный на исследование предмет, является огнестрельным оружием — переделанным из гражданского огнестрельного оружия самообороны ограниченного поражения, пригоден для стрельбы боевыми пистолетными патронами калибра 9 мм, заключением эксперта № от 01.11.2017, согласно которому след папиллярного узора ногтевой фаланги пальца, обнаруженный на отрезке светлой дактилоскопической пленке, перекопированный с рамки затвора пистолета, изъятого в ходе

личного досмотра у Акопяна М.С, оставлен указательным пальцем левой руки Акопяна Минаса Смбатовича.

Показания свидетеля Х. на которые ссылается сторона защиты, являлись предметом исследования в судебном заседании и получили оценку в совокупности с другими доказательствами, как того требует закон.

Доводы защиты о наличии долговых обязательств у М. перед Акопяном М.С. либо права на его имущество, проверялись судом и отвергнуты как не нашедшие своего подтверждения.

По эпизоду вымогательства денежных средству Саркисяна Р.С:

— показаниями потерпевшего С.об обстоятельствах совершения в отношении его преступления, роли Акопяна М.С, Барсегяна Ваге Г., которые вместе с другими лицами угрожали ему физической расправой, требовали от него передачи Г. 350 000 рублей, а затем Акопян М.С. потребовал передать ему 250 000 рублей, а от Г. требовал передачи 100 000 рублей. При этом Акопян М. высказывал угрозы физической расправы, которые он воспринимал реально.

Показания потерпевшего С. обоснованно признаны судом допустимыми и достоверными, поскольку подтверждаются показаниями свидетелей С.Г. А. протоколом осмотра компакт-диска СО-К с аудиозаписью разговора между Барсегяном Ваге Г. и С. полученного в ходе оперативно-розыскного мероприятия с детализацией телефонных соединений, смс- сообщением с угрозами в адрес С. актом оперативного эксперимента от 30.03.2017, согласно которому в результате проведенных ОРМ 30.03.2017 г. Акопян М.С. был задержан при получении от С.. денежных средств в сумме 100 000 рублей, протоколами следственных и процессуальных действии, заключениями экспертиз и другими исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами.

Изложенные в жалобах доводы защиты о том, что действия Акопяна М.С. и Барсегяна Ваге Г. в отношении С. носят гражданско- правовой характер, являются несостоятельными. Поскольку у С. никаких долговых обязательств ни перед Акопяном М.С, ни перед Барсегяном Ваге Г. не существовало, суд пришел к обоснованному выводу о том, что, несмотря на наличие доверенности от Г., у осужденных не было законных и правовых оснований требовать у С. возврата не принадлежащего им имущества, о чем правильно указано в приговоре.

Вопреки доводам жалоб вина Акопяна М.С. в создании устойчивой вооруженной организованной группы — банды и руководстве ею, участие Барсегяна Ваге Г. в устойчивой вооруженной организованной группе, незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия в составе банды и совершении вышеуказанных преступлений в составе банды подтверждается

приведенными в приговоре доказательствами как по каждому из эпизодов преступлений, так и совокупностью иных доказательств, исследованных судом и признанных достоверными.

Как установлено судом, Акопян М.С, Барсегян Ваге Г., совместно с другими лицами, материалы в отношении которых выделены в отдельное производство, заранее объединились для совершения преступлений, готовились к их совершению, распределили роли при совершении нападения, готовили оружие, которое ими использовалось при нападении на потерпевшего М. для его устрашения, согласовывали действия, по преступлению в отношении С., Акопян М.С. непосредственно выдвигал требования С. и угрожал применением насилия в случае их невыполнения, а Барсегян Ваге Г. содействовал ему, поддерживая выдвигаемые требования и подтверждая реальность выполнения угроз, оба непосредственно участвовали в совершении преступлений, т.е. совершили данные преступления в составе банды.

Обосновывая данный вывод, суд привел убедительные мотивы, не соглашаться с которыми у Судебной коллегии оснований не имеется. Поэтому доводы защиты об отсутствии в действиях осужденных признаков банды являются несостоятельными.

По эпизоду вымогательства Акопяном М.С. денежных средств у Г.

— показаниями потерпевшего Г. исследованных в судебном заседании в соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК РФ, из которых следует, что при встрече Акопян М.С. потребовал от него в течение двух недель найти деньги в сумме 100 000 рублей и отдать ему под предлогом необходимости возврата денег Головину А. Когда он возразил и сказал, что Г. который дал ему 100 000 рублей для С. не просил его о возврате данной денежной суммы, поэтому он Акопяну М.С. ничего не должен, а должен 100 000 рублей С. Акопян М.С. стал угрожать применением насилия, сказал, что он теперь должен ему 100 000 рублей, а впоследствии неоднократно звонил ему и требовал передачи ему денег в сумме 100 000 рублей, при этом угрожал ему физической расправой, рассказать обо всем отцу и тогда будет требовать от отца возврата денег. При этом долговых обязательств у него перед Акопяном М.С. никогда не было;

— протоколом осмотра компакт диска формата СО-К с аудиозаписями телефонных переговоров и переговоров С. Акопяна М.С, Барсегяна Ваге Г., А.Г. и Т. с имеющимися на нем аудиозаписями телефонных переговоров и переговоров С. Акопяна М.С, Барсегяна Ваге Г., А.Г. и Т. содержанием разговоров С. Акопяна М.С,, Барсегяна Ваге Г., А Г. и Т. из которых следует, что помимо требований к С. Акопян М.С. выдвигает требования по возврату денег и к Г. показаниями

допрошенных в судебном заседании свидетелей, протоколами следственных и процессуальных действий и другими исследованными доказательствами, подробно изложенными в приговоре.

Вопреки доводам защиты о недоказанности вины Акопяна М.С. по эпизоду в отношении Г. кроме приведенных показаний потерпевшего Г. объективно подтверждаются содержанием переговоров, исследованных в судебном заседании, в соответствии с которыми Акопян М.С, осознавая, что у Г. перед ним нет никаких долговых обязательств, требовал у последнего передачи ему 100 000 рублей, сопровождая свои требования угрозами применения насилия.

Кроме того, вина Акопяна М.С. и Барсегяна В.Г. в незаконном хранении без цели сбыта наркотических средств, в крупном размере подтверждается показаниями свидетелей, а также протоколами следственных и процессуальных действий, результатами, полученными в ходе проведенных оперативно-розыскных мероприятий, заключениями экспертиз, и другими доказательствами, подробно изложенными в приговоре.

Доводы осужденных Акопяна М.С. и Барсегяна В.Г., а также их защитников о недоказанности вины, что наркотические средства им были подброшены при задержании сотрудниками полиции, проверялись в судебном заседании и обоснованно признаны несостоятельными.

Так, из показаний свидетеля С. следует, что в 2017 году в правоохранительные органы стала поступать оперативная информация о том, что житель г. Акопян М.С, имея огнестрельное оружие, из числа близких ему людей создал устойчивую группу для совершения различного рода преступлений на территории городов 30 марта 2017 года в правоохранительные органы обратился С. с заявлением о том, что Барсегян, Акопян, Т. вымогают у него денежные средства в размере 250 000 рублей. В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий 30.03.2017 года Акопян М.С. был задержан. В ходе дальнейшего проведения оперативно-розыскных мероприятий, были установлены еще три эпизода преступной деятельности Акопяна М.С, совершенные совместно с членами возглавляемой им преступной группы, в том числе и с Барсегяном Ваге Г. Проведенными оперативно-розыскными мероприятиями было установлено, что в августе 2015 года Акопян М.С, Барсегян Ваге Г. совместно с другими членами преступной группы в г. угрожая оружием, напали на М. избили его и похитили принадлежащий ему автомобиль белого цвета, который впоследствии продали, а вырученные деньги разделили между собой. При задержании Акопяна М.С, в ходе личного обыска, за поясом у него был обнаружен переделанный пистолет Макарова с боеприпасами в количестве 4 патронов, в левом носке и заднем левом кармане были обнаружены свертки с марихуаной.

Из показаний свидетеля Г. следует, что 27 апреля 2017 года в ходе проведения ОРМ в отношении Барсегяна Ваге Г. по заявлению Саркисяна Р.С о вымогательстве у него денежных средств со стороны Акопяна М.С. и Барсегяна Ваге Г., около дома № по улице был остановлен автомобиль , в котором находился Барсегян. Им совместно с Г. в присутствии понятых был проведен личный досмотр Барсегяна В.Г., в ходе которого у того был обнаружен бумажный сверток, в котором находилось растительное вещество, как в последствии стало известно, наркотическое средство.

Признавая приведенные показания С. и Г. достоверными, суд правильно указал, что они являются последовательными, согласуются с другими доказательствами: данным протоколов осмотра места происшествия, а также протоколам личного досмотра Акопяна М.С. и Барсегяна Ваге Г., актам судебных экспертиз.

Как видно из материалов дела, и правильно установлено судом, положенные в основу приговора доказательства, в том числе результаты ОРМ, протокол личного досмотра Барсегяна, на который ссылается сторона защиты, получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, согласуются между собой и другими доказательствами, поэтому обоснованно признаны судом достоверными и допустимыми.

При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований считать, что вышеуказанные свидетели оговорили осужденных, о чем правильно указано в приговоре.

Представленные стороной защиты доказательства: показания свидетелей А.Б., Т.М. и других исследовались судом и получили оценку в совокупности с другими доказательствами, как того требует закон.

Вместе с тем, суд обоснованно пришел к выводу о недоказанности вины Сурикова Г.С. в совершении преступлений, поскольку, как правильно указано в приговоре, стороной обвинения не представлено бесспорных, объективных и достоверных доказательств участия Сурикова Г.С в устойчивой вооруженной группе лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений, а также в его участии в разбойном нападении на М. вымогательстве денежных средств у С. в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов в составе организованной группы.

В судебном заседании были исследованы все представленные стороной обвинения доказательства в обоснование вины Сурикова, в том числе показания свидетелей Д. и З. о нахождении Сурикова на месте нападения на М. показания Барсегяна В. данные на предварительном следствии, а также сведения, содержащиеся в детализации телефонных переговоров Сурикова, на которые указывается в представлении. Каждое из представленных обвинением доказательств было исследовано и

оценено судом, как в отдельности, так и в совокупности между собой и с другими доказательствами. При этом суд мотивировал в своем решении, почему отдает предпочтение тем или иным доказательствам, и отвергает другие.

Все доказательства по делу судом оценены в соответствии с положениями статьи 88 УПК РФ, и их совокупность правомерно признана достаточной для постановления обвинительного приговора в отношении Акопяна М.С. и Барсегяна Ваге Г. и оправдательного приговора в отношении Сурикова Г.С.

Как видно из материалов дела, суд не ограничил стороны, в том числе государственного обвинителя, в представлении доказательств. Заявленные сторонами ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, необоснованных отказов в их удовлетворении не допущено.

Оснований для переоценки положенных в основу приговора доказательств, на что указывается в апелляционных жалобах и представлении, не имеется.

При таких данных, изложенные в жалобе потерпевшего и представлении государственного обвинителя доводы о необоснованном оправдании Сурикова Г.С. являются несостоятельными.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких- либо нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Каких-либо данных, свидетельствующих об ущемлении прав осужденных Акопяна М.С. и Барсегяна Ваге Г., а также оправданного Сурикова Г.С. на защиту или иного нарушения норм уголовно- процессуального законодательства, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, в материалах не содержится.

Правовая оценка действий осужденных Акопяна М.С. и Барсегяна Ваге Г. является правильной, дана в соответствии с установленными судом обстоятельствами и действовавшим на момент совершения преступлений законом.

Наказание осужденным Акопяну М.С. и Барсегяну Ваге Г. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом тяжести содеянного и данных о личности виновных. Смягчающие наказание осужденных обстоятельства судом учтены.

В качестве смягчающих наказание Акопяну М.С. обстоятельств суд признал наличие на иждивении Акопяна М.С. двух малолетних детей, а

также состояние здоровья престарелых членов семьи — его матери и матери его супруги.

В качестве смягчающих наказание Барсегяну Ваге Г. обстоятельств суд признал наличие на его иждивении двух малолетних детей.

Отягчающим наказание Барсегяна Ваге Г. обстоятельством суд признал наличие в действиях Барсегяна Ваге Г. рецидива преступлений при совершении преступления в отношении Саркисяна Р.С, а также преступления, связанного с незаконным хранением наркотических средств, поскольку на момент их совершения он имел неснятую и не погашенную судимость по приговору Кисловодском городского суда Ставропольского края от 09.06.2016 года.

С учетом изложенного, оснований считать назначенное осужденным наказание как чрезмерно суровым, так и чрезмерно мягким, на что указывается в жалобе потерпевшего, не имеется.

Гражданские иски судом разрешены в соответствии с требованиями закона, исходя из установленных судом обстоятельств, виновности каждого из осужденных.

Оснований к отмене приговора или его изменению не имеется. Поэтому апелляционные жалобы потерпевшего, осужденных, их защитников, а также представление государственного обвинителя удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Ставропольского краевого суда от 21.06.2019 года в отношении Акопяна Минаса Смбатовича, Барсегяна Ваге Гарники и Сурикова Георгия Суреновича оставить без изменения, а апелляционные жалобы потерпевшего, осужденных, их защитников и представление государственного обвинителя — без удовлетворения.

Председательствующий — судья Судьи