Постановление 01АП-8015/2018 от 17 января 2020 года по делу А39-3279/2018

Постановление суда апелляционной инстанции

г. Владимир                                                                       

17 января 2020 года                                                  Дело № А39-3279/2018

 

Резолютивная часть постановления объявлена 14.01.2020.

Постановление изготовлено в полном объеме 17.01.2020.

 

Первый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Тарасовой Т.И.,

судей Родиной Т.С., Насоновой Н.А.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Шемякиной Ю.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу акционерного общества «Мордовцемент» на решение Арбитражного суда Республики Мордовия от 06.08.2019 по делу № А39-3279/2018 по иску публичного акционерного общества АКБ «Связь-Банк» (ОГРН 1027700159288, ИНН 7710301140) к обществу с ограниченной ответственностью «Магма» ОГРН 1081322000649, ИНН 1322122051), акционерному обществу «Мордовцемент» (ОГРН 1021301578020, ИНН 1322116731) о признании недействительным (ничтожным) договора купли-продажи, применении последствий недействительности сделки.

            

              В судебном заседании принимали участие:

от заявителя – акционерного общества «Мордовцемент» – Петровский А.Г. по доверенности от 20.11.2019 (сроком до 31.12.2020);

от истца — публичного акционерного общества АКБ «Связь-Банк» — полномочный представитель не явился, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом;

от ответчика — общества с ограниченной ответственностью «Магма» — полномочный представитель не явился, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом;

от Государственной корпорации развития «ВЭБ.РФ» — представитель не явился, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом.

Публичное акционерное общество АКБ «Связь-Банк» (далее – Банк, истец) обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Магма» (далее – ООО «Магма», ответчик), акционерному обществу «Мордовцемент» (далее – АО «Мордовцемент», ответчик) о признании недействительным (ничтожным) договора купли-продажи имущества №752-14 от 28 октября 2014 года, заключенного между ответчиками, применении последствий    недействительности    сделки    путём    возврата    сторон    в первоначальное положение.

Решением от 06.08.2019 Арбитражный суд Республики Мордовия  удовлетворил исковые требования в полном объеме, признал недействительным договор купли-продажи недвижимого имущества №752-14 от 28.10.2014, заключенный между АО «Мордовцемент» и ООО «Магма»), применил последствия недействительности сделки.

Не согласившись с принятым судебным актом, АО «Мордовцемент» обратился с жалобой в Первый арбитражный апелляционный суд, в которой просит решение суда первой инстанции в части определения условий реституции по возврату имущества отменить на основании статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

По мнению заявителя, положения статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации не предусматривают установление срока исполнения обязанности по возврату всего полученного по сделке. Заявитель просит исключить из абзаца 2 резолютивной части решения слова «в тридцатидневный срок со дня вступления в законную силу решения суда».

В суде апелляционной инстанции заявитель доводы апелляционной жалобы поддержал в полном объеме. Заявил ходатайство о процессуальном правопреемстве, указав, что  письмом от 15.08.2019 № 2868 ПАО АКБ «Связь-банк» уведомило АО «Мордовцемент» о том, что между ПАО АКБ «Связь-банк» (кредитор) и Государственной корпорацией развития «ВЭБ.РФ» (новый кредитор) заключен договор уступки прав (требований) от 12.08.2019 № 14/2019-ДЦ.

Истец и ООО «Магма» явку полномочных представителей в суд апелляционной инстанции не обеспечили.

ООО «Магма» в отзыве на апелляционную жалобу просило оставить решение без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения. Кроме того, просило рассмотреть дело в отсутствие своего представителя. В отношении ходатайства о процессуальном правопреемстве от 05.11.2019 просило вынести решение в соответствии с нормами действующего законодательства.

Государственная корпорация развития «ВЭБ.РФ»  указало на отсутствие оснований для удовлетворения заявления апеллянта о процессуальном правопреемстве.

В порядке статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассматривается в отсутствие названных лиц, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства, по имеющимся материалам дела.

В силу части 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие возражений законность и обоснованность решения проверяются только в обжалуемой части.

        Повторно рассмотрев дело, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 06 апреля 2012 года и 21 июня 2012 года между ЗАО «Глобэксбанк» и ПАО «Мордовцемент» были заключены договор залога недвижимого имущества №3-35/2012 и договор залога недвижимого имущества №3 -77/2012 соответственно, в обеспечение исполнения обязательств ПАО «Мордовцемент» перед банком, вытекающих из договора об открытии кредитной линии от 13 мая 2011 года №-75/2011 и договора об открытии кредитной линии от 21 июня 2011 года №-75/2011.

В соответствии с договором залога №3-35/2012 и договором залога №3¬77/2012 предметами ипотеки являются:

1.    Здание установки по производству сухих строительных смесей,

назначение — нежилое, 5 -этажное, общая площадь 966 кв.м, инв. № 14324, лит. А, запись регистрации 13-13-06/032/2006-052 от 03.11.2006 стоимостью 3 311 000 руб. В отношении данного объекта недвижимого имущества в настоящее время зарегистрированы следующие обременения в пользу банка:

№ 13:22:0115004:531-13/006/2017-1 от 23.01.2017 (Ипотека)

№ 13:22:0115004:531-13/006/2017-2 от 23.01.2017 (Ипотека)

№ 13-13-06/019/2012-214 от 19.04.2012 (Ипотека)

№ 13-13-06/036/2012-298 от 12.07.2012 (Ипотека)

№ 13-13/006-13/007/101/2015-359/1 от 10.06.2015 (Ипотека)

№ 13-13/006-13/007/101/2015-895/1 от 14.07.2015 (Ипотека)

2. Здание производства альтернативного топлива, назначение: нежилое, 2-этажное, общей площадью 6058,9 кв.м, инв. 14756, лит. А, запись регистрации № 13-13-06/051/2008-152 от 12.09.2008, свидетельство о государственной регистрации права 13 ГА 274998 от 12.09.2008, стоимостью 21 658 000 руб. В отношении данного объекта недвижимого имущества в настоящее время зарегистрированы следующие обременения в пользу банка:

№ 13:22:0000000:13-13/006/2017-1 от 23.01.2017 (Ипотека)

№ 13:22:0000000:13-13/006/2017-2 от 23.01.2017 (Ипотека)

№ 13-13-06/019/2012-214 от 19.04.2012 (Ипотека)

№ 13-13-06/036/2012-298 от 12.07.2012 (Ипотека)

№ 13-13/006-13/007/101/2015-369/1 от 10.06.2015 (Ипотека)

№ 13-13/006-13/007/101/2015-906/1 от 14.07.2015 (Ипотека)

3. Корпус вспомогательных цехов, назначение: нежилое, общей площадью 10 821 кв. м, инв. 11081, лит. Б, запись регистрации № 13-1/22 -151/2003-266 от 20.08.2003, свидетельство о государственной регистрации права 13 ГА 353978, стоимостью 33 530 000 руб. В отношении данного объекта недвижимого имущества в настоящее время зарегистрированы следующие обременения в пользу банка:

№ 13:22:0115004:705-13/006/2017-1 от 23.01.2017 (Ипотека) № 13:22:0115004:705-13/006/2017-2 от 23.01.2017 (Ипотека) № 13-13-06/019/2012-214 от 19.04.2012 (Ипотека) № 13-13-06/036/2012-298 от 12.07.2012 (Ипотека) №13-13/006-13/007/101/2015-357/1 от 10.06.2015 (Ипотека) № 13-13/006-13/007/101/2015-893/1 от 14.07.2015 (Ипотека)

4. Склад материально-технический, общей площадью 2934, 1 кв. м, запись регистрации №13-1/22-151/2003-267 от 20.08.2003, свидетельство  о государственной регистрации права 13-БА029630, от 20.08.2003, стоимостью 6 055 000 руб. В отношении данного объекта недвижимого имущества в настоящее время зарегистрированы следующие обременения в пользу банка:

№ 13:22:0000000:411-13/006/2017-1 от 23.01.2017 (Ипотека)

№ 13:22:0000000:411-13/006/2017-4 от 23.01.2017 (Ипотека)

№ 13-13-06/019/2012-214 от 19.04.2012 (Ипотека)

№ 13-13-06/036/2012-298 от 12.07.2012 (Ипотека)

№ 13-13/006-13/007/101/2015-356/1 от 10.06.2015 (Ипотека)

№13-13/006-13/007/101/2015-892/1 от 14.07.2015 (Ипотека)

5. Здание административно-бытового корпуса № 1, общей площадью 4713,9 кв. м, запись регистрации № 13-1/22-151/2003-268 от 20.08.2003, свидетельство о государственной регистрации права 13-БА 029631 от 20.08.2003, стоимостью 20 314 000 рублей. В отношении данного объекта недвижимого имущества в настоящее время зарегистрированы следующие обременения в пользу банка:

№ 13:22:0115004:480-13/006/2017-1 от 23.01.2017 (Ипотека)

№ 13:22:0115004:480-13/006/2017-2 от 23.01.2017 (Ипотека)

№ 13-13-06/019/2012-214 от 19.04.2012 (Ипотека)

№ 13-13-06/036/2012-298 от 12.07.2012 (Ипотека)

№ 13-13/006-13/007/101/2015-355/1 от 10.06.2015 (Ипотека)

№ 13-13/006-13/007/101/2015-891/1 от 14.07.2015 (Ипотека)

6. Гараж на 25 спецмашин, общей площадью 1312,6 кв. м, запись регистрации № 13-1/22-151/2003-269 от 20.08.2003, свидетельство о государственной регистрации права 13-БА 029632 от 20.08.2003, стоимостью 4 067 000 руб. В отношении данного объекта недвижимого имущества в настоящее время зарегистрированы следующие обременения в пользу банка:

№ 13:22:0115004:570-13/006/2017-1 от 23.01.2017 (Ипотека)

№ 13:22:0115004:570-13/006/2017-2 от 23.01.2017 (Ипотека)

№ 13-13-06/019/2012-214 от 19.04.2012 (Ипотека)

№ 13-13-06/036/2012-298 от 12.07.2012 (Ипотека)

№ 13-13/006-13/007/101/2015-354/1 от 10.06.2015 (Ипотека)

№ 13-13/006-13/007/101/2015-890/1 от 14.07.2015 (Ипотека)

7. Земельный участок, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для размещения и эксплуатации производственных зданий (административные, производственные здания), общей площадью 262 948 кв.м, с кадастровым номером 13:22:0115004:410, свидетельство о государственной регистрации права 13 ГА 463335, выдано 29.10.2010, запись регистрации №13-13-06/097/2010-004 от 29.10.2010, стоимостью 16 947 000 руб. В отношении данного объекта недвижимого имущества в настоящее время зарегистрированы следующие обременения в пользу банка:

№ 13:22:0115004:410-13/006/2017-1 от 23.01.2017 (Ипотека)

№ 13:22:0115004:410-13/006/2017-2 от 23.01.2017 (Ипотека)

№ 13-13-06/019/2012-214 от 19.04.2012 (Ипотека)

№ 13-13-06/036/2012-298 от 12.07.2012 (Ипотека)

№ 13-13/006-13/007/101/2015-442/1 от 10.06.2015 (Ипотека)

№ 13-13/006-13/007/101/2015-964/1 от 14.07.2015 (Ипотека)

8. Высоковольтная линия электропередачи ВЛ-6кВ-1, протяженность 1123 м, инв. № 14780, запись регистрации № 13-13/06/036/2012/298 от 12.09.2009, стоимостью 798 000 руб. В отношении данного объекта недвижимого имущества в настоящее время зарегистрированы следующие обременения в пользу банка:

№ 13:22:0000000:185-13/006/2017-1 от 23.01.2017 (Ипотека)

№ 13:22:0000000:185-13/006/2017-2 от 23.01.2017 (Ипотека)

№ 13-13-06/019/2012-214 от 19.04.2012 (Ипотека)

№ 13-13-06/036/2012-298 от 12.07.2012 (Ипотека)

№ 13-13/006-13/007/101/2015-370/1 от 10.06.2015 (Ипотека)

№ 13-13/006-13/007/101/2015-907/1 от 14.07.2015 (Ипотека)

9. Высоковольтная линия электропередачи ВЛ-06Кв-2, протяженность 320 м, инв. № 14779, запись регистрации № 13-13/06/051/2008-154 от 12.09.2008, стоимостью 231 000 руб. В отношении данного объекта недвижимого имущества в настоящее время зарегистрированы следующие обременения в пользу банка:

№ 13:22:0000000:58-13/006/2017-1 от 23.01.2017 (Ипотека) № 13:22:0000000:58-13/006/2017-2 от 23.01.2017 (Ипотека) № 13-13-06/019/2012-214 от 19.04.2012 (Ипотека) № 13-13-06/036/2012-298 от 12.07.2012 (Ипотека) № 13-13/006-13/007/101/2015-371/1 от 10.06.2015 (Ипотека) № 13-13/006-13/007/101/2015-908/1 от 14.07.2015 (Ипотека). 20   апреля   2017   года  АО   «Глобэксбанк»   получено   письмо   ПАО «Мордовцемент» № 01-04/607 от 20 апреля 2017 года с требованием по истечении 10 календарных дней с момента получения, заключить договор купли-продажи земельного участка с кадастровым номером 13:20:0115004:410 на условиях, согласованных сторонами в параграфе 3 предварительного договора купли-продажи земельного участка № 840-14 от 12.12.2014 и провести все необходимые действия по проведению государственной регистрации перехода прав собственности. К письму приложена копия договора купли-продажи недвижимого имущества № 752-14 от 28.10.2014. В связи с чем, истцу стало известно о заключении ответчиками в отношении вышепоименованного недвижимого имущества договора купли-продажи недвижимости № 752-14 от 28.10.2014.

Впоследствии ответчики заключили дополнительное соглашение № 1 от 08.12.2014 об исключении из предмета договора вышеуказанного земельного участка. Действительность дополнительного соглашения оспаривается в настоящее время ООО «Магма» в рамках дела №А39-6576/2017.

При этом ответчики за получением согласия истца на совершение сделки купли-продажи имущества, являющегося предметом ипотеки, не обращались, банк такого согласия на заключение спорного договора и дополнительного соглашения к нему не давал.

Указанные обстоятельства сторонами не оспаривались и считаются  установленными.

Договор купли-продажи и дополнительное соглашение к нему не зарегистрированы.

Согласно свидетельствам о государственной регистрации права, имеющимся в материалах дела, ПАО «Мордовцемент» является собственником вышеуказанных объектов недвижимости.

Между тем, имущество по спорному договору передано продавцом покупателю по акту приема-передачи имущества от 28 октября 2014 года и акту приема-передачи имущества от 05 ноября 2014 года. Денежные средства в счет оплаты проданного имущества ПАО «Мордовцемент» получены в полном объеме. Данные факты в процессе судебного разбирательства сторонами не оспаривались.

Указывая на нарушение запрета на отчуждение имущества без согласия залогодержателя, а также запрета на отчуждение земельного участка без одновременного отчуждения всех зданий, сооружений, расположенных на этом земельном участке и принадлежащих тому же лицу, истец обратился в суд с настоящим иском.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из следующего.

В силу пункта 2 статьи 334 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) залог земельных участков, предприятий, зданий, сооружений, квартир и другого недвижимого имущества (ипотека) регулируется законом об ипотеке. Общие правила о залоге, содержащиеся в ГК РФ, применяются к ипотеке в случаях, когда ГК РФ или Законом об ипотеке не установлены иные правила.

Согласно пункту 1 статьи 37 Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» имущество, заложенное по договору об ипотеке, может быть отчуждено залогодателем другому лицу путем продажи, дарения, обмена, внесения его в качестве вклада в имущество хозяйственного товарищества    или    общества    либо    паевого    взноса    в    имущество производственного кооператива или иным способом лишь с согласия залогодержателя, если иное не предусмотрено договором об ипотеке.

В силу статьи 69.1 Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», если иное не предусмотрено федеральным законом или кредитным договором либо договором займа, здание или сооружение с земельным участком, на котором они расположены, нежилое помещение, приобретенные либо построенные полностью или частично с использованием целевых кредитных средств банка или иной кредитной организации либо средств целевого займа, предоставленного другим юридическим лицом на приобретение указанных объектов недвижимости, находятся в залоге у кредитора по такому обязательству с момента государственной регистрации ипотеки в ЕГРП.

Обременение недвижимого имущества ипотекой в пользу банка зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

В силу пункта 2 статьи 346 ГК РФ залогодатель не вправе отчуждать предмет залога без согласия залогодержателя, если иное не предусмотрено законом или договором и не вытекает из существа залога.

Запрет на отчуждение залогового имущества без согласия залогодержателя установлен в п. 4.1.2 договора залога №3-35/2012 и п.4.1.2 договора залога №3-77/2012.

Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения (статья 168 ГК РФ).

Из статьи 39 Закона об ипотеке следует, что при отчуждении имущества, заложенного по договору об ипотеке, с нарушением пунктов 1, 2 статьи 37 Закона об ипотеке залогодержатель самостоятельно определяет способ защиты нарушенного права и вправе потребовать признания сделки об отчуждении заложенного имущества недействительной и применения последствий, предусмотренных в статье 167 ГК РФ.

Указанное положение Закона об ипотеке прямо предусматривает право залогодержателя обратиться в суд с иском о признании недействительной сделки об отчуждении заложенного имущества в случае нарушения залогодателем правил, предусмотренных пунктом 2 статьи 346 Гражданского кодекса Российской Федерац2ии, пунктами 1, 2 статьи 37 Закона об ипотеке.

Из материалов дела следует, что спорное имущество на дату заключения оспариваемого договора находилось в залоге у истца. Согласие залогодержателя на отчуждение предмета залога получено не было.

В силу пункта 1 статьи 552 ГК РФ по договору продажи здания, сооружения или другой недвижимости покупателю одновременно с передачей права собственности на такую недвижимость передаются права на земельный участок, занятый такой недвижимостью и необходимый для ее использования.

В обоснование иска Банк указывает на то, что в пределах земельного участка с кадастровым номером 13:22:0115004:410 находятся следующие объекты недвижимости:

Сооружение (сооружения газохимического комплекса, подводящий газопровод), кадастровый номер 13:22:0115004:686;

Сооружение (сооружение канализации, Хозяйственно-бытовая канализация), кадастровый номер 13:22:0115004:693;

Сооружение (сооружения водозаборные, хозяйственно бытовой водопровод), кадастровый номер 13:22:0115004:687;

Сооружение (сооружения электроэнергетики. Кабельная линия бкВ), кадастровый номер 13:22:0115004:690;

Здание (Нежилое здание), кадастровый номер 13:22:0115004:684;

Сооружение (сооружения дорожного транспорта. Подъездные дороги и площадки), кадастровый номер 13:22:0115004:692;

Сооружение (сооружения водозаборные, технический (противопожарный) водопровод), кадастровый номер 13:22:0115004:688;

Сооружение (иные сооружения производственного назначения, Тепловая трасса), кадастровый номер 13:22:0115004:694;

Сооружение (сооружение канализации. Ливневая канализация), кадастровый номер 13:22:0115004:691.

Пункт 4 статьи 35 Земельного кодекса Российской Федерации запрещает отчуждение земельного участка без находящихся на нем зданий, строений, сооружений в случае, если они принадлежат одному лицу.

В силу разъяснений п.11 Постановления Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 №11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства», согласно пункту 4 статьи 35 ЗК РФ отчуждение здания, строения, сооружения, находящихся на земельном участке и принадлежащих одному лицу, за исключением указанных в нем случаев, проводится вместе с земельным участком. Отчуждение земельного участка без находящихся на нем здания, строения, сооружения в случае, если они принадлежат одному лицу, не допускается.

Поэтому сделки, воля сторон по которым направлена на отчуждение здания, строения, сооружения без соответствующего земельного участка или отчуждение земельного участка без находящихся на нем объектов недвижимости, если земельный участок и расположенные на нем объекты принадлежат на праве собственности одному лицу, являются ничтожными.

Поскольку в рассматриваемом случае оспариваемый договор купли-продажи недвижимого имущества, являющегося предметом залога, заключен ответчиками без письменного согласия залогодержателя, суд требования истца о признании его недействительным удовлетворил.

В пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части  первой  Гражданского  кодекса Российской  Федерации» разъяснено, что согласно пункту 3 статьи 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В силу пункта 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

В соответствии со статьей 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом (пункт 2 указанной статьи).

Таким образом, общим последствием недействительности сделки является двусторонняя реституция (восстановление положения, существовавшего до заключения сделки).

Сторонами оспариваемой сделки являются ответчики. В качестве последствий недействительности договора купли-продажи недвижимого имущества №752-14 от 28.10.2014 общество с ограниченной ответственностью «Магма» обязано возвратить акционерному обществу «Мордовцемент» недвижимое имущество, переданное по актам приема-передачи имущества к договору купли-продажи недвижимого имущества №752-14 от 28.10.2014; с акционерного общества «Мордовцемент» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Магма» подлежат взысканию денежные средства в размере 83 106 723 руб. 78 коп.

Таким образом, суд исковые требования удовлетворил в полном объеме.

         Не оспаривая решение суда по существу, апеллянт полагает неправомерным установление судом срока для передачи имущества. При этом заявитель  ссылается  на определение Верховного Суда от 06.10.2015 по делу №5-КГ15-124.

          Ссылка на указанное определение несостоятельна.

          В данном случае, установив срок передачи имущества, суд положения пункта 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации не нарушил. Каждое требование исполняется сторонами сделки  самостоятельно. Установление разумного  и минимального срока для передачи имущества не нарушает принципа взаимности сторон.

          При таких обстоятельствах оснований для изменения судебного акта по доводам апелляционной жалобы не имеется.   

Судебный акт соответствует нормам материального права, изложенные в нем выводы – установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для безусловной отмены судебного акта, при рассмотрении дела апелляционным судом не установлено.  

           05.11.2019 в апелляционный суд от АО «Мордовцемент» поступило  ходатайство о процессуальном правопреемстве. Заявитель указал, что  письмом от 15.08.2019 № 2868 ПАО АКБ «Связь-банк» уведомило АО «Мордовцемент» о том, что между ПАО АКБ «Связь-банк» (кредитор) и Государственной корпорацией развития «ВЭБ.РФ» (новый кредитор) заключен договор уступки прав (требований) от 12.08.2019 № 14/2019-ДЦ.

        Представитель АО «Мордовцемент»  в судебном заседании поддержал заявление и просил произвести замену  истца ПАО АКБ «Связь-банк» на правопреемника — Государственную корпорацию развития «ВЭБ.РФ».

        ООО «Магма» в отношении ходатайства о процессуальном правопреемстве просило вынести решение в соответствии с нормами действующего законодательства.

В силу положений статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

Вместе с тем, несмотря на принятые судом меры по истребованию договора, договор уступки права требования так и не  был  представлен.

При таких обстоятельствах заявление о процессуальном правопреемстве не может быть удовлетворено.

При этом следует отметить, что процессуальное правопреемство возможно и на стадии исполнительного производства.

Руководствуясь статьями 176, 258, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Первый арбитражный апелляционный суд

П О С Т А Н О В И Л:

 

заявление  акционерного общества «Мордовцемент» о процессуальном правопреемстве оставить без удовлетворения.

       Решение Арбитражного суда Республики Мордовия от 06.08.2019 по делу № А39-3279/2018 в обжалуемой части оставить без изменения, апелляционную жалобу акционерного общества «Мордовцемент» – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Волго-Вятского округа в двухмесячный срок со дня его принятия.

 

 

Председательствующий судья

  Т.И. Тарасова

 

 

Судьи

             Т.С.  Родина

 

          

            

             Н.А. Насонова