Постановление 01АП-9013/2019 от 20 января 2020 года по делу А79-8548/2018

Постановление суда апелляционной инстанции

г. Владимир                                                                       

20 января 2020 года                                                 Дело № А79-8548/2018

 

Резолютивная часть постановления объявлена 14 января 2020 года.

Полный текст постановления изготовлен 20 января 2020 года.

 

 

Первый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи  Наумовой Е.Н., судей Александровой О.Ю., Мальковой Д.Г., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Гусейновой М.М., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Пионер-Лизинг» на решение Арбитражного суда Чувашской Республики от 19.08.2019 по делу № А79-8548/2018,

 

по иску общества с ограниченной ответственностью «Республиканское Консалтинговое Агентство» (ИНН 1657218541) к обществу с ограниченной ответственностью «Пионер-Лизинг» (ИНН 2128702350, ОГРН 1052128050479) с участием третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, — Сергеевой Елены Валерьевны

 

о взыскании 1 279 519 руб. 07 коп. неосновательного обогащения,

 

при участии: от заявителя (ответчика) – Кашкаровой А.В. по доверенности от 21.05.2019 (сроком на 1 год);

от истца – Сидуллина К.Н. по доверенности от 01.06.2019 (сроком на 1 год; диплом от 30.06.2009);

от третьего лица – не явился, извещен,

 

установил.

Общество   с        ограниченной      ответственностью «Республиканское Консалтинговое Агентство» (далее – ООО «Республиканское Консалтинговое Агентство», истец) обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к обществу с ограниченной ответственностью «Пионер-Лизинг»  (далее — ООО «Пионер-Лизинг», ответчик) о взыскании суммы неосновательного обогащения  в размере 878 724 руб. 79 коп.

Определением суда от 06.08.2018 привлечена в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне истца — Сергеева Елена Валерьевна.

Решением от 19.08.2019 Арбитражный суд Чувашской Республики-Чувашии удовлетворил исковые требования в полном объеме.

Не согласившись с принятым судебным актом, ООО «Пионер-Лизинг» обратилось в Первый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которых просит отменить решение суда первой инстанции.

 Заявитель считает, что определение размера платы за финансирование расчетным путем противоречит нормам материального права, выводы суда о размере платы за финансирование не соответствуют обстоятельствам дела.

Указывает, что отклонение реальной продажной цены предмета лизинга от цены, определенной по результатам оценки, не свидетельствует о недобросовестности продавца.

Полагает, что вывод суда о размере завершающего обязательства сторон при расторжении договора лизинга, сделанный с учетом оценочной стоимости предмета лизинга, а не его продажной цены, в отсутствие доказательств недобросовестного поведения лизингодателя противоречит нормам материального права. 

Также заявитель указывает на неправильное применение норм материального права при снижении неустойки.

Представитель заявителя в судебном заседании доводы апелляционной жалобы поддержал в полном объеме, решение считает незаконным и необоснованным, просит его отменить и принять по делу новый судебный акт.

Представитель ООО «Республиканское Консалтинговое Агентство» в судебном заседании и в отзыве на апелляционную жалобу указал на законность и обоснованность решения, просил оставить решение без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Судебное разбирательство по рассмотрению апелляционной жалобы откладывалось определениями суда от 12.11.2019 и 10.12.2019.

Законность и обоснованность принятого по делу решения проверены Первым арбитражным апелляционным судом в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, между ООО «Пионер-Лизинг» (ответчик, лизингодатель) и Сергеевой Еленой Валерьевной заключен договор лизинга № 921-09/15 от 10.09.2015, в соответствии с которым ООО «ПионерЛизинг» приобретена по цене 3 250 000 руб. квартира № 92 в доме № 12 по проспекту Максима Горького в г. Чебоксары, которая передана Сергеевой Е.В. (лизингополучателю) на условиях лизинга.

Договор заключен 10.09.2015 на срок 60 (шестьдесят) календарных месяцев с даты его подписания договора до выполнения сторонами взятых на себя обязательств, то есть до 25.08.2020 (1811 день).

Решением Третейского суда при ЧРОО «Фонд Правосудие» от 15.08.2017 указанный договор лизинга был признан прекратившим свое действие. Квартира возвращена ответчику лизингополучателем 05.09.2017. 

22.12.2017 квартира продана ответчиком гражданам Фомину С.А. и Фоминой Е.Н. по цене 3 450 000 руб.

08.05.2018 между Сергеевой Е.В. (цедент) и обществом с ограниченной ответственностью «Республиканское Консалтинговое Агентство» (цессионарий, истец) заключено соглашение об уступке права требования необоснованного обогащения, возникшего в результате расторжения договора лизинга № 921-09/15 от 10.09.2015.

Посчитав, что в связи с расторжением договора лизинга на стороне лизингодателя (ответчика) образовалось неосновательное обогащение, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции руководствовался  постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» (далее Постановление №17), а также статьями 329, 330, 333, 382, 1102 и 1109  Гражданского кодекса Российской Федерации.

          При вынесении обжалуемого судебного акта, суд первой инстанции рассчитал стоимость предмета лизинга исходя из результатов судебной экспертизы, при расчете сальдо встречных обязательств по договору лизинга, с учетом заявленного ходатайства истца о применении статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, снизил размер неустойки за ненадлежащее исполнение истцом условий договора по оплате лизинговых платежей, в связи с чем пришел к выводу  о наличии на стороне ответчика неосновательного обогащения в размере 878 724 руб. 79 коп.

Между тем судом не учтено следующее.

         Согласно пункту 1 статьи 8 Гражданского кодекса РФ гражданские права и обязанности возникают из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.

В силу пункта 1 статьи 382 Гражданского кодекса РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

          В силу статьи 1103 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила, предусмотренные настоящей главой, подлежат применению, в том числе, к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством.

С учетом изложенного в предмет доказывания по настоящему делу входят обстоятельства приобретения неосновательного обогащения ответчиком за счет истца (его правопредшественника), размер неосновательного обогащения.

В силу пункта 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 14.03.2014 N 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» при разрешении споров, возникающих между сторонами договора выкупного лизинга, об имущественных последствиях расторжения этого договора судам надлежит исходить из следующего.

Расторжение договора выкупного лизинга не должно влечь за собой получение лизингодателем таких благ, которые поставили бы его в лучшее имущественное положение, чем то, в котором он находился бы при выполнении лизингополучателем договора в соответствии с его условиями, но в то же время не должно приводить к освобождению лизингополучателя от обязанности по возврату финансирования, полученного от лизингодателя, внесения платы за финансирование и возмещения причиненных лизингодателю убытков и иных предусмотренных законом или договором санкций.

В связи с этим расторжение договора выкупного лизинга порождает необходимость соотнесения взаимных предоставлений сторон по договору, совершенных до момента его расторжения (сальдо встречных обязательств), и определения завершающей обязанности одной стороны в отношении другой.

Если внесенные лизингополучателем лизингодателю платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга превышают доказанную лизингодателем сумму предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков и иных санкций, предусмотренных законом или договором, лизингополучатель вправе взыскать с лизингодателя соответствующую разницу.

Соответственно, в рамках настоящего спора установлению подлежит разница взаимных предоставлений сторон (сальдо встречных обязательств) по договору лизинга, в отношении расчета которых между сторонами спора имеются разногласия.

Согласно пункту 4 Постановления N 17 стоимость возвращенного предмета лизинга определяется по его состоянию на момент возврата предмета лизинга лизингодателю исходя из суммы, вырученной лизингодателем от продажи предмета лизинга в разумный срок после получения предмета лизинга или в срок, предусмотренный соглашением лизингодателя и лизингополучателя, либо на основании отчета оценщика (при этом судам следует принимать во внимание недостатки, приведенные в акте приема-передачи предмета лизинга от лизингополучателя лизингодателю).

Лизингополучатель может доказать, что при определении цены продажи предмета лизинга лизингодатель действовал недобросовестно или неразумно, что привело к занижению стоимости предмета лизинга при расчете сальдо взаимных обязательств сторон. В таком случае суду при расчете сальдо взаимных обязательств необходимо руководствоваться, в частности, признанным надлежащим доказательством отчетом оценщика.

При таких обстоятельствах бремя доказывания того, что лизингодатель действовал недобросовестно или неразумно, лежит на лизингополучателе. И лишь в этом случае, если это будет доказано, суд должен руководствоваться отчетом оценщика.

В отсутствие доказательств неразумного поведения лизингодателя стоимость реализованного предмета лизинга на основании договора купли-продажи имеет приоритетное значение перед стоимостью предмета лизинга, установленного на основании отчета оценщика.

Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права. При этом каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В нарушение указанных норм права истцом в материалы дела не представлены доказательства неразумного и недобросовестного поведения лизингодателя при реализации предмета лизинга, не опровергнута презумпция его добросовестности.

Обращаясь с первоначально заявленной суммой иска в размере 1 279 519 руб. 07 коп., истец в качестве обоснования занижения ответчиком стоимости возвращенного предмета лизинга, реализованного в дальнейшем ответчиком гражданам Фомину С.А. и Фоминой Е.Н. по цене в размере 3450000 руб. по договору купли-продажи от 22.12.2017, указал, что стоимость возвращенного предмета лизинга составляет 4 221 000 руб. согласно приложенного первоначально к иску отчета оценщика № 10-18 от 03.05.2018. (том 1 л.д.38).

Занижение стоимости, по мнению истца, было вызвано тем, что ответчик изначально приобрел спорную квартиру по стоимости, не соответствующей рыночной стоимости имущества.

Данная позиция подтверждена третьим лицом — Сергеевой Е.В., что следует из ее письменных пояснений.

Оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные в дело документы, выслушав представителей сторон, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о недоказанности наличия в действиях ответчика по реализации спорного имущества признаков недобросовестности и неразумности.

Так, спорная квартира была приобретена по договору купли-продажи от 10.09.2015 по цене 3 250 000, а реализована по договору купли-продажи от 22.12.2017 по цене 3 450 000.

Таким образом, сделка по продаже предмета лизинга совершена ответчиком с положительным экономическим результатом.

Спорная квартира реализована ответчиком в разумный срок после возврата по договору лизинга.

Отклонение реальной продажной цены предмета лизинга от оценочной стоимости само по себе не свидетельствует о недобросовестности или неразумности действий лизингодателя при продаже предмета лизинга.

Необходимо отметить следующее, в рамках настоящего дела было проведено две экспертизы на предмет определения рыночной стоимости спорного имущества.

12.03.2019 от общества с ограниченной ответственностью «Куратор» поступило заключение эксперта № 04-19, согласно которому рыночная стоимость квартиры составила 3 976 000 руб. (том 2 л.д.135-199).

Однако посчитав выводы эксперта по вопросу об определении рыночной стоимости квартиры необоснованными и противоречивыми, ответчик с ними не согласился, представил в данной части пояснения (том 3 л.д.34-39), в связи с чем в целях устранения сомнений в обоснованности заключения эксперта судом был опрошен эксперт ООО «Куратор» Балаганин М.А., проводивший судебную экспертизу.

В ходе опроса эксперта он подтвердил, что отражено в аудиозаписи судебного заседания, что допустил не только технические ошибки при составлении заключения (что не расценивается судом с учетом его опроса в качестве недостоверного заключения), но и по определенным показателям допустил существенные ошибки и подтвердил, что в случае учета определенных верных показателей и правильного расчета, рыночная стоимость квартиры имела бы иную цену.

Определением суда от 24.05.2019 назначена по делу повторная судебная экспертиза, проведение которой поручено обществу с ограниченной ответственностью «Чебоксарская экспертно-сервисная компания», г. Чебоксары, ул. Петрова, дом 2.

Перед экспертами поставлен аналогичный вопрос: Какова рыночная стоимость квартиры, назначение жилое, общей площадью 65 кв.м, этаж 7, адрес (место нахождения объекта): Россия, Чувашская Республика, г. Чебоксары, проспект Максима Горького, дом 12, квартира 92, кадастровый (или условный) номер 21:01:010104:3581 на дату 22 декабря 2017 года.

В соответствие с заключением эксперта ООО Чебоксарская экспертно-сервисная компания», рыночная стоимость квартиры составила 3881100 руб. (том 3 л.д.102-143).

Таким образом, рыночная цена предмета лизинга, определенная по результатам повторной судебной экспертизы, имеет отклонение на 11 % от продажной цены предмета лизинга, что не может быть признано существенным отличием, и свидетельствовать о недобросовестности и неразумности действий лизингодателя при совершении сделки купли-продажи спорного имущества.

Также приобретение лизингодателем предмета лизинга по низкой цене для лизингополучателя у  ее гражданского мужа, не позволяет прийти к выводу о недобросовестности лизингодателя при определении цены продажи предмета лизинга, как того требует пункт 4 Постановления №17.

В связи с этим, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о необходимости применения при расчете сальдо встречных требований по договору лизинга стоимости квартиры, исходя из суммы, вырученной по договору купли-продажи от 22.12.2017 в размере 3 450 000 руб. 

В тоже время отклоняется довод  заявителя апелляционной жалобы о неправильном определении судом первой инстанции при расчете сальдо встречных обязательств платы за финансирование.

 Согласно пункту 3.5 Постановления N 17 плата за финансирование считается в процентах годовых на размер финансирования. Если соответствующая процентная ставка не предусмотрена договором лизинга, что имеется в настоящем споре, она устанавливается расчетным путем на основе разницы между размером всех платежей по договору лизинга (за исключением авансового) и размером финансирования, а также срока договора. Плата за финансирование (в процентах годовых) определяется по формуле, которую истец обоснованно применил в своем уточненном расчете.

В рассматриваемом случае размер платы за финансирование не установлен договором.

Из материалов дела следует, что истцом при расчете платы за финансирование, ее размер  определен четко по формуле, указанной в пункте 3.5. Постановления №17.

Также судом апелляционной инстанции проверен и отклонен довод заявителя апелляционной жалобы о необоснованном применении судом первой инстанции положений статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В суде первой инстанции истцом заявлено о снижении размера неустойки в порядке статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации

В соответствии с абзацем 2 пункта 3.1 Постановления N 17 расторжение договора выкупного лизинга по причине допущенной лизингополучателем просрочки в оплате не должно приводить к освобождению лизингополучателя от обязанности по возврату финансирования, полученного от лизингодателя, внесения платы за финансирование и возмещения причиненных лизингодателю убытков (статья 15 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также иных предусмотренных законом или договором санкций.

На основании пункта 1 статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой. Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения (пункт 1 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Поскольку материалы дела свидетельствуют о ненадлежащем исполнении истцом условий договоров по оплате лизинговых платежей, истец правомерно включил неустойку в расчет сальдо встречных обязательств.

         Суд первой инстанции с учетом заявленного истцом ходатайства о снижении неустойки в порядке 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходя из конкретных обстоятельств дела и компенсационного характера неустойки, обоснованно посчитал возможным снизить до 29 072 руб. 49 коп. ( с 0,5 % в день до 19,5 % годовых (двукратная ставка рефинансирования).

          Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о наличие у ответчика неосновательного обогащения за счет истца  в размере 447 624 руб. 79 коп., а исковые требования ООО «Республиканское Консалтинговое Агентство» подлежащими частичному удовлетворению.

         Поскольку обжалуемый судебный акт принят при недоказанности имеющих значение для дела обстоятельств, неправильном применением норм материального права (пункты 2,4 части 1 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), решение подлежит изменению, а апелляционная жалоба частичному удовлетворению.

          Расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение искового заявления и апелляционной жалобы подлежат пропорциональному распределению между сторонами по правилам статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

         Руководствуясь статьями 176, 258, 268, 269, 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Первый арбитражный апелляционный суд

 

П О С Т А Н О В И Л:

 

решение Арбитражного суда Чувашской Республики от 19.08.2019 по делу № А79-8548/2018 изменить, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Пионер-Лизинг» удовлетворить частично.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Пионер-Лизинг» (ИНН 2128702350, ОГРН 1052128050479) в пользу общества с ограниченной ответственностью «Республиканское Консалтинговое Агентство» (ИНН 1657218541 ОГРН 1161690061191) неосновательное обогащение в размере 447 624 руб. 79 коп.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Республиканское Консалтинговое Агентство» (ИНН 1657218541
ОГРН 1161690061191)  в доход федерального бюджета государственную пошлину по иску в сумме 10 090 руб.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Пионер-Лизинг» (ИНН 2128702350, ОГРН 1052128050479)   в доход федерального бюджета государственную пошлину по иску в сумме 10 475 руб.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Республиканское Консалтинговое Агентство» (ИНН 1657218541
ОГРН 1161690061191) в пользу общества с ограниченной ответственностью «Пионер-Лизинг» (ИНН 2128702350, ОГРН 1052128050479)  1470 руб.  расходов по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Волго-Вятского округа в двухмесячный срок со дня его принятия.

 

 

Председательствующий судья

 

   Е.Н. Наумова

 

 

Судьи

  О.Ю. Александрова

 

  Д.Г. Малькова