Постановление 02АП-11364/2019 от 24 января 2020 года по делу А17-4539/2019

Оставить без изменения решение, а апелляционную жалобу — без удовлетворения (п.1 ст.269 АПК)

 

ВТОРОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

 

610007, г. Киров, ул. Хлыновская, 3,http://2aas.arbitr.ru

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

арбитражного суда апелляционной инстанции

 

г. Киров

Дело № А17-4539/2019

24 января 2020 года

 

Резолютивная часть постановления объявлена 20 января 2020 года.   

Полный текст постановления изготовлен 24 января 2020 года.

 

Второй арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Барьяхтар И.Ю.,

судей Поляшовой Т.М., Чернигиной Т.В.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Бердниковой О.В.,

без участия в судебном заседании представителей сторон,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу товарищества собственников жилья «Тимирязево»

на решение Арбитражного суда Ивановской области от 30.10.2019 по делу № А17-4539/2019

по иску общества с ограниченной ответственностью Страховая компания «Согласие» (ОГРН 1027700032700; ИНН 7706196090)

к товариществу собственников жилья «Тимирязево» (ОГРН 1023700539653; ИНН 3702029567)

о взыскании ущерба в порядке суброгации в сумме 198 393 рублей,

 

установил:

 

общество с ограниченной ответственностью Страховая компания «Согласие» (далее – истец, Общество) обратилось с исковым заявлением в Арбитражный суд Ивановской области к товариществу собственников жилья «Тимирязево» (далее – ответчик, Товарищество, заявитель) о взыскании в порядке суброгации ущерба, причиненного в результате залива помещения, в сумме 198 393 рубля.

Решением Арбитражного суда Ивановской области от 30.10.2019 исковые требования удовлетворены частично, с Товарищества с пользу Общества взыскано 99 196 рублей 50 копеек в счет возмещения ущерба; в остальной части в удовлетворении требований отказано.

Определением арбитражного суда от 14.06.2019 исковое заявление принято к рассмотрению арбитражным судом Ивановской области в порядке упрощенного производства в соответствии со статьей 227 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Определением от 09.08.2019 суд перешел к рассмотрению дела по общим правилам искового производства.

Ответчик с принятым решением суда не согласен, обратился во Второй арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просит решение Арбитражного суда Ивановской области от 30.10.2019 отменить, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований.

По мнению заявителя жалобы, решение суда первой инстанции незаконно, необоснованно в связи с недоказанностью имеющих значение для дела обстоятельств, несоответствием выводов суда обстоятельствам дела, нарушением норм материального права. Ответчик указывает, что причинно-следственная связь между причиненным ущербом и бездействием Товарищества не доказана; акт протечки от 28.07.2017 № 46 и решение Октябрьского районного суда от 08.06.2018, на которые ссылается истец, о наличии такой связи не свидетельствуют. Кроме того, указанное решение районного суда вынесено в отношении помещения № 10 квартиры страхователя, тогда как ущерб взыскивается и по комнате № 11 мансардного этажа и комнате № 4 пятого этажа квартиры страхователя. Товарищество полагает, что свои обязательства по содержанию общего имущества выполняло надлежащим образом, в 2014 году производилось утепление кровли, при этом вина именно страхователя в протечке в области мансардного окна была установлена решением районного суда. Также ответчик не согласен с размером взысканного ущерба, основанном на отчете ООО «Оценка Инсайт», считает указанный отчет ненадлежащим доказательством, так как протечка произошла 17.07.2017, а оценка проведена на дату 27.07.2017, то есть позднее даты наступления страхового случая. Кроме того, заявитель обращает внимание суда, что акт осмотра от 13.08.2018, на основании которого выполнен отчет ООО «Оценка Инсайт», составлен через год после протечки, не подписан со стороны Товарищества, ответчик не был уведомлен о его составлении. По мнению заявителя, ущерб в виде стоимости мансардных окон и работ по их монтажу в любом случае не подлежит возмещению Товариществом, поскольку окна являются личным имуществом страхователя, не являлись предметом страхования по договору, в результате протечки не пострадали, а сами явились причиной промочки.

Определение Второго арбитражного апелляционного суда о принятии апелляционной жалобы к производству вынесено 13.12.2019 и размещено в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» 14.12.2019 в соответствии с абзацем 2 части 1 статьи 122 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. На основании указанной нормы стороны надлежащим образом уведомлены о рассмотрении апелляционной жалобы.

Истец отзыв на апелляционную жалобу не представил.

Стороны явку своих представителей в судебное заседание не обеспечили, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом.

В соответствии со статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассматривается в отсутствие представителей сторон.

Законность решения Арбитражного суда Ивановской области проверена Вторым арбитражным апелляционным судом в порядке, установленном статьями 258, 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, между Обществом (страховщик) и Мамедовым С.А. (страхователь) заключен договор страхования имущества и гражданской ответственности от 22.09.2016 в отношении квартиры 19 в доме 43 по улице Тимирязева в городе Иваново и находящегося внутри неё имущества, подтверждением чему служит выданный страхователю полис добровольного страхования «Моя квартира» серия 2072005 № 200979847/16-ИФМК (т. 1, л.д. 17-18). Объектом страхования по договору являлись внутренняя отделка и инженерное оборудование. Срок действия договора с 25.09.2016 по 24.09.2017. Страховая сумма согласно полису составляет 2 700 000 рублей.

17.07.2017 в указанной квартире произошла промочка вследствие сильного ливня, о чем Товариществом составлен акт № 45 (т. 1, л.д. 123).

После повторной протечки вечером 27.07.2017 Товариществом при осмотре квартиры составлен от 28.07.2017 акт № 46 (т.1, л.д. 27), в котором отражены повреждения в комнате на мансардном этаже, в соседней комнате на мансардном этаже, а также комнате на 5 этаже квартиры; акт содержит указание на то, что для более точного определения причин протечки планируется проведение исследования специалистом ООО «Ивановское бюро экспертизы».

Решением Октябрьского районного суда г. Иваново от 08.06.2018 требования Мамедова С.А. к Товариществу об устранении причин промочки удовлетворены частично, суд обязал Товарищество демонтировать кровлю из гибкой черепицы и основание из ОСП над квартирой 19 в доме 43 по улице Тимирязева в городе Иваново и выполнить устройство указанного участка кровли из металлического профилированного листа с организацией примыканий к вертикальной поверхности в соответствии с действующими на день вынесения решения требованиями СП 17.13330.2011.

Признав произошедшее событие повреждения имущества Мамедова С.А. в результате промочки страховым случаем, Общество на основании расчета, выполненного ООО «Оценка Инсайт» в отчете № 58/12-18 от 18.12.2018, определило размер причиненного ущерба и выплатило страхователю страховое возмещение в размере 198 393 рублей, что подтверждается платежным поручением от 15.03.2019 № 64086 (т. 1 л.д. 16).

Полагая, что лицом, обязанным возместить ущерб в порядке суброгации, является Товарищество, Общество обратилась в Арбитражный суд Ивановской области с иском по настоящему делу.

В соответствии с частью 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части, если при этом лица, участвующие в деле, не заявят возражений.

Исходя из правовой позиции, изложенной в пункте 25 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции», при применении части 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации необходимо иметь в виду следующее: если заявителем подана жалоба на часть судебного акта, суд апелляционной инстанции в судебном заседании выясняет мнение присутствующих в заседании лиц относительно того, имеются ли у них возражения по проверке только части судебного акта, о чем делается отметка в протоколе судебного заседания. Отсутствие в данном судебном заседании лиц, извещенных надлежащим образом о его проведении, не препятствует суду апелляционной инстанции в осуществлении проверки судебного акта в обжалуемой части.

При непредставлении лицами, участвующими в деле, указанных возражений до начала судебного разбирательства суд апелляционной инстанции начинает проверку судебного акта в оспариваемой части и по собственной инициативе не вправе выходить за пределы апелляционной жалобы, за исключением проверки соблюдения судом норм процессуального права, приведенных в части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

С учетом того, что от истца не поступило возражений относительно проверки решения только в оспариваемой заявителем части, решение суда первой инстанции проверяется судебной коллегией только в части, заявленной ответчиком.

Исследовав материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены или изменения решения суда, исходя из нижеследующего.

Как следует из пункта 1 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации, одним из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей является причинение вреда.

В соответствии с пунктом 1 статьи 965 Гражданского кодекса Российской Федерации, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

Пунктом 2 статьи 965 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

При суброгации происходит перемена лица в обязательстве на основании закона (статья 387 Гражданского кодекса Российской Федерации), поэтому перешедшее к страховщику право осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем и ответственным за убытки лицом.

Таким образом, выплатив страховое возмещение Мамедову С.А., истец занял место потерпевшего в отношениях, возникших вследствие причинения вреда, и вправе требовать возмещения ущерба.

Согласно правилам статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (пункт 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Для наступления деликтной ответственности необходимо наличие состава правонарушения, включающего: наступление вреда; противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между первым и вторым элементами; вину причинителя вреда.

Обязанность доказывания наличия и размера вреда, причинной связи между возникшим вредом (убытками) и противоправными действиями причинителя вреда лежит на истце. Соответственно, бремя доказывания отсутствия вины лежит на ответчике.

Как следует из разъяснений, изложенных в пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (пункт 2 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации). По общему правилу лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (пункт 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации). Бремя доказывания своей невиновности лежит на лице, нарушившем обязательство или причинившем вред. Вина в нарушении обязательства или в причинении вреда предполагается, пока не доказано обратное.

Факт промочки в квартире Мамедова С.А., принадлежащей ему праве собственности, вследствие сильного ливня, подтверждается представленными в материалы дела документами, в том числе актами от 17.07.2017 № 45, от 28.07.2017 № 46, а также решением Октябрьского районного суда г. Иваново от 08.06.2018) и сторонами не оспаривается.

Согласно пункту 1 статьи 290 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункту 3 части первой статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры.

На основании части 2.2 статьи 161 Жилищного кодекса Российской Федерации при управлении многоквартирным домом товариществом собственников жилья либо жилищным кооперативом или иным специализированным потребительским кооперативом указанные товарищество или кооператив несут ответственность за содержание общего имущества в данном доме в соответствии с требованиями технических регламентов и установленных Правительством Российской Федерации правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, за предоставление коммунальных услуг в зависимости от уровня благоустройства данного дома, качество которых должно соответствовать требованиям установленных Правительством Российской Федерации правил предоставления, приостановки и ограничения предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домах.

Товарищество при исполнении обязательств обязано руководствоваться Правилами и нормами технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденными Постановлением Госстроя России от 27.09.2003 № 170 (далее – Правила № 170), Правилами содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.08.2006 № 491 (далее – Правила № 491).

В соответствии с разделом 2 Правил № 170 техническое обслуживание жилищного фонда включает работы по контролю за его состоянием, поддержанию в исправности, работоспособности, наладке и регулированию инженерных систем и т.д. Контроль за техническим состоянием следует осуществлять путем проведения плановых и внеплановых осмотров.

Проверка кровли на отсутствие протечек и их устранение, входит в минимальный перечень услуг и работ, необходимых для обеспечения содержания имущества в многоквартирном доме, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 03.04.2013 № 290 (пункт 7).

В силу пункта 4.6.1.1 Правил № 170 организация по обслуживанию жилищного фонда должна, в том числе, обеспечить исправное состояние конструкций чердачного помещения, кровли и системы водоотвода; защиту от увлажнения конструкций от протечек кровли или инженерного оборудования.

Пунктом 4.6.1.10 Правил № 170 установлен предельный срок в одни сутки для устранения неисправностей, являющихся причиной протечек кровли.

На основании пункта 42 Правил № 491 управляющие организации и лица, оказывающие услуги и выполняющие работы при непосредственном управлении многоквартирным домом, отвечают перед собственниками помещений за нарушение своих обязательств и несут ответственность за надлежащее содержание общего имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации и договором.

Решением Октябрьского районного суда от 08.06.2018 по делу № 2-24/2018 на основании заключения эксперта № 019/18/16 от 07-19.04.2018 установлено, что причинами промочки помещения квартиры 19 дома 43 по ул. Тимирязева г. Иваново являются, в том числе, нарушение технологии производства работ, допущенные при замене кровельного покрытия из профилированного листа на покрытие из гибкой черепицы, недостатки качества выполненных работ по устройству металлического фартука примыкания кровли к стене и его повреждение, при этом суд, удовлетворяя исковые требования об обязании Товарищества демонтировать кровлю из гибкой черепицы и основание из ОСП над квартирой и выполнить устройство указанного участка кровли из металлического профилированного листа, пришел к выводу о недоказанности факта смены части кровельного покрытия Мамедовым С.А. и наличию права требовать от Товарищества устранения причин неисправности кровли с ответчика в пользу Мамедова С.А. также была взыскана компенсация морального вреда в связи с наличием вины ответчика в нарушении прав потребителя на получение услуги надлежащего качества.

По смыслу части 2 статьи 69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 21.12.2011 N 30-П, признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела.

Принимая во внимание обстоятельства, установленные решением Октябрьского районного суда от 08.06.2018 по делу № 2-24/2018, учитывая, что при суброгации страховщик занимает место потерпевшего в отношениях с причинителем вреда, судебная коллегия исходит из того, что является установленной прямая причинно-следственная связь между произошедшей промочкой и ненадлежащим исполнением Товариществом обязанности по содержанию общего имущества.

Ссылка на заявителя на то, что решение Октябрьского районного суда г. Иваново вынесено лишь в отношении помещения № 10 мансардного этажа, а ущерб взыскивается истцом и по помещению № 11 мансардного этажа и комнате 4, расположенной на 5 этаже квартиры собственника, не принимается судом апелляционной инстанции ввиду того, что факт повреждений в результате промочки помещений № 11 мансардного этажа и помещения на 5 этаже квартиры прямо подтверждено в составленных Товариществом актах от 17.07.2017 № 45 (т. 1 л.д. 123) и от 28.07.2017 № 46 (т. 1 л.д. 27-28).

При этом, учитывая, что решением Октябрьского районного суда г. Иваново установлено также, что  промочка квартиры Мамедова С.А. явилась следствием нарушения технологии установки мансардного окна, ответственность за которое несет собственник квартиры, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о степени вины собственника и Товарищества в соотношении 50% на 50% и взыскании с ответчика ущерба в порядке суброгации в размере 99 196 рублей 50 копеек.

Довод заявителя о том, что отчет ООО «Оценка Инсайт» от 18.12.2018 № 58/12-18, в соответствии с которым истцом произведен расчет размера ущерба, является ненадлежащим доказательством, так как согласно названному отчету датой определения стоимости является 27.07.2017, тогда как протечка имела место 17.07.2017, отклоняется судом апелляционной инстанции. Согласно акту от 28.07.2017 № 46, протечка имела место не только 17.07.2017, но и вечером 27.07.2017, таким образом, отчет составлен правомерно на дату второй протечки.

Также судебная коллегия не находит оснований для признания обоснованными возражений заявителя относительно отчета ООО «Оценка Инсайт» со ссылкой на то, что он составлен на основании акта осмотра от 13.08.2018, для участия в котором Товарищество не приглашалось, так как сведения, указанные в данном акте, в части повреждений обоев, ламината, потолка, плинтуса соответствуют данным о повреждениях, указанным в актах от 17.07.2017 и от 28.07.2017, составленных Товариществом; вопреки положениям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательств несоответствия повреждений, явившихся основанием для произведенного расчета стоимости ремонта, первоначально зафиксированным ответчиком не представлено, конкретных доводов в указанной части апелляционная жалоба не содержит.

Кроме того, суд апелляционной инстанции находит необходимым отметить следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основания своих требований и возражений.

Статьями 8 и 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации закреплены принципы состязательности и равноправия сторон. Состязательность предполагает возложение бремени доказывания на сами стороны и снятие по общему правилу с арбитражного суда обязанности по сбору доказательств.

Исходя из правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.03.2012 № 12505/11, в соответствии с частью 1 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности. Следовательно, нежелание представить доказательства должно квалифицироваться исключительно как отказ от опровержения того факта, на наличие которого аргументированно со ссылкой на конкретные документы указывает процессуальный оппонент. Участвующее в деле лицо, не совершившее процессуальное действие, несет риск наступления последствий такого своего поведения (определение Верховного Суда Российской Федерации от 15.08.2016 № 304-КГ15-1649 по делу № А03-19337/2012).

Ответчик не реализовал свое право на представление доказательств в обоснование иного размера ущерба, а также на заявление ходатайства о проведении судебной экспертизы по данному вопросу, ограничившись возражениями относительно доказательств, представленных истцом, без указания конкретных расчетов, с которыми не согласен ответчик.

Между тем, в пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

Исходя из разъяснений, содержащихся в пункте 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 № 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе» в случае, если ходатайство о назначении экспертизы не поступило или согласие не было получено, оценка требований и возражений сторон осуществляется судом с учетом положений статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о бремени доказывания исходя из принципа состязательности, согласно которому риск наступления последствий несовершения соответствующих процессуальных действий несут лица, участвующие в деле (часть 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Рассмотрев доводы ответчика о том, что в расчет размера убытков не подлежала включению стоимость мансардных окон и работ по их монтажу, судебная коллегия также признает их необоснованными.

Так в материалы дела было представлено экспертное заключение ООО «Бюро независимой оценки и судебных экспертиз» от 19.04.2018 № 019/18/16, выполненное в рамках назначенной  Октябрьским районным судом по делу № 2-24/2018 экспертизы (т. 1 л.д. 125-139) и положенное в основу решения по делу № 2-24/2018, в котором экспертами при проведении осмотра и исследования было установлено следующее: оклады окна повреждены, имеют отверстия от гвоздей и саморезов, что может приводить к проникновению влаги (фото № 2, 3, 4, 5) (т. 1 л.д. 129), накладки окна погнуты и прилегают к оконной коробке неплотно, что может приводить к протечке (фото № 16, 17, 18, 19), установлены нештатные саморезы, что также может приводить к протечкам через неплотное прилегание (т. 1 л.д. 133), также эксперт указал, что, обобщая выявленные недостатки, эксперты считают, что основными причинами проникновения влаги на поверхность стены и наклонной части потолка в непосредственной близости от мансардного окна является в том числе повреждение элементов мансардного окна (отверстия от гвоздей и саморезов, использование нижнего фартука, не соответствующего типу кровли и уменьшение него по ширине, деформирование накладок окна).

Кроме того, экспертное заключение содержит обоснование необходимости замены мансардных окон, в частности, эксперт указал, что, учитывая, что оконный блок имеет значительные повреждения, а также тот факт, что данная серия оконных блоков снята с производства и приобрести элементы, требующие замены, практически невозможно, целесообразно выполнить замену оконного блока.

В соответствии с пунктом 1 статьи 89 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации иные документы и материалы допускаются в качестве доказательств, если содержат сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела.

Оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства, судебная коллегия приходит к выводу о том, что при проведении работ на кровельном покрытии подрядной организацией, действовавшей на основании договора с Товариществом, мансардные окна были повреждены, что свидетельствует о наличии оснований для учета стоимости окон и их монтажа в расчете размера убытков.

То обстоятельство, что в рамках рассмотрения дела Октябрьским районным судом в удовлетворении требований по замене окон страхователю было отказано, не свидетельствует об отсутствии оснований для частичного удовлетворения требований о возмещении стоимости такой замены, так как, отказывая в удовлетворении указанных требований, суд указал, что окна в помещения № 10 и 11 квартиры истца не являются общим имуществом, при этом действующее законодательство не содержит положений, обязывающих лицо, осуществляющее управление МКД, выполнять работы по содержанию и ремонту такого имущества; также суд исходил из того, что экспертом было установлено нарушение технологии монтажа мансардных окон.

Таким образом, взыскание с ответчика 50 % стоимости необходимого ремонта, включающего в себя стоимость окон и их монтажа, позволяет учесть то, что необходимость замены окон была обусловлена обстоятельствами, находившимися в зоне ответственности собственника (нарушение технологиии монтажа) и Товарищества (внешние повреждения оконных блоков при смене кровли).

В части указания ответчика на то, что по договору страхования оконные блоки застрахованы не были, суд апелляционной инстанции отмечает, что несоответствие материала окон, указанного в Описании внутренней отделки и инженерного оборудования, являющемся приложением к договору страхования (т. 1 л.д. 20), фактическому материалу мансардных окон (указано ПВХ, а фактически материал оконных блоков – дерево), само по себе не свидетельствует о том, что оконные блоки не были застрахованы; договор страхования заключен в целом в отношении квартиры, каких-либо исключений по страхованию части окон Описание не содержит.

При этом ответчик в силу статьи 308 Гражданского кодекса Российской Федерации стороной договора страхования не является, соответственно, не вправе выдвигать возражения относительно его содержания.  Более того, выплатив страховое возмещение, Общество заняло место потерпевшего в отношениях по возмещению вреда, в которых соответствующие возражения относительно предмета договора страхования правового значения не имеют.

На основании вышеизложенного суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для отмены или изменения вынесенного судебного акта и удовлетворения апелляционной жалобы.

Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины относятся на заявителя апелляционной жалобы.

Руководствуясь статьями 258, 268 – 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Второй арбитражный апелляционный суд

 

П О С Т А Н О В И Л:

 

решение Арбитражного суда Ивановской области от 30.10.2019 по делу № А17-4539/2019 оставить без изменения, а апелляционную жалобу товарищества собственников жилья «Тимирязево» – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Волго-Вятского округа в течение двух месяцев со дня его принятия через Арбитражный суд Ивановской области.

Постановление может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в порядке, предусмотренном статьями 291.1-291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, при условии, что оно обжаловалось в Арбитражный суд Волго-Вятского округа.

 

Председательствующий                               

Судьи

 

И.Ю. Барьяхтар

 

Т.М. Поляшова

 

Т.В. Чернигина