Постановление 09АП-66790/2019 от 17 января 2020 года по делу А40-236117/2018

Оставить без изменения определение первой инстанции, а жалобу — без удовлетворения (ст.272 АПК)

                                       

                             

                                                                                                                     

 

 

 

 

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

127994, Москва, ГСП-4, проезд Соломенной cторожки, 12



ПОСТАНОВЛЕНИЕ

№ 09АП-66790/2019

 

г. Москва                                                                                Дело № А40-236117/18

 17 января 2020 года

 

Резолютивная часть постановления объявлена 14 января 2020 года

Постановление изготовлено в полном объеме 17 января 2020 года

 

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи  Д.Г. Вигдорчика,

судей Ю.Л. Головачевой, С.А. Назаровой,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Л.И.Кикабидзе,

рассмотрев в открытом судебном  заседании апелляционную жалобу к/у ООО «ЗЕТА» — Асташкина А.Ф.
на определение Арбитражного суда города Москвы от 24.09.2019 по делу № А40- 236117/18, вынесенное судьей Архиповым А.А.,
об отказе в удовлетворении заявления конкурсного управляющего ООО «ЗЕТА» Асташкина А.Ф. о привлечении контролирующего должника лица Корнилова А.С. к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «ЗЕТА» в размере 1 449 313 659,06 руб.,
по делу о несостоятельности (банкротстве) ООО «ЗЕТА»,

при участии в судебном заседании:

В отсутствие лиц, участвующих в деле

 

У С Т А Н О В И Л:

Решением Арбитражного суда города Москвы от 25.01.2019 ООО «ЗЕТА» признан несостоятельным (банкротом) по упрощенной процедуре ликвидируемого должника, в отношении него открыто конкурсное производство. Конкурсным управляющим утвержден Асташкин Алексей Федорович.

В Арбитражный суд города Москвы 13.06.2019 поступило заявление конкурсного управляющего ООО «ЗЕТА» Асташкина А.Ф. о привлечении контролирующего должника лица Корнилова А.С. к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «ЗЕТА» в размере 1 449 659,06 руб.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 24.09.2019 суд отказал в удовлетворении заявления конкурсного управляющего ООО «ЗЕТА» Асташкина А.Ф. о привлечении контролирующего должника лица Корнилова А.С. к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «ЗЕТА» в размере 1 449 313 659,06 руб.

Не согласившись с указанным определением к/у ООО «ЗЕТА» – Асташкиным А.Ф. подана апелляционная жалоба, в рамках которой податель жалобы просит определение отменить, принять новый судебный акт.

Лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, извещены надлежащим образом о дате и времени её рассмотрения, апелляционная жалоба рассматривалась в их отсутствие в соответствии с ст. 121, 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Законность и обоснованность обжалуемого определения суда первой инстанции проверены арбитражным апелляционным судом в соответствии со статьями 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Исследовав и оценив в совокупности все имеющиеся в материалах дела доказательства, арбитражный апелляционный суд не находит оснований для отмены обжалуемого определения суда первой инстанции.

В силу части 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации пункта 1 статьи 32 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» дела о банкротстве рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными Законом о банкротстве.

В соответствии с пунктом 2, статьи 61.14 Закона о банкротстве, правом на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному статьей 61.12. настоящего закона, в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, обладают конкурсные кредиторы, представители работников должника, работники либо бывшие работники должника или уполномоченные органы, обязательства перед которыми предусмотрены п. 2, ст. 61.12. настоящего Федерального закона, либо арбитражный управляющий по свое инициативе от имени должника в интересах указанных лиц.

Согласно пункту 2 статьи 61.12. Закона о банкротстве, размер ответственности в соответствии с настоящим пунктом равен размеру обязательств должника (в том числе по обязательным платежам), возникших после истечения срока, предусмотренного пунктом 2 — 4 статьи 9 настоящего Федерального закона, и до возбуждения дела о банкротстве должника (возврата заявления уполномоченного органа о признания должника банкротом).

В качестве основания для привлечения к субсидиарной ответственности конкурсный управляющий ссылается на неподачу Корниловым А.С. (руководитель должника) заявления о признании ООО «ЗЕТА» несостоятельным (банкротом).

Согласно п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве руководитель должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случае, если:

— удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами;

— органом должника, уполномоченным в соответствии с его учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;

— органом, уполномоченным собственником имущества должника — унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;

— обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника;

— должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества;

— имеется не погашенная в течение более чем трех месяцев по причине недостаточности денежных средств задолженность по выплате выходных пособий, оплате труда и другим причитающимся работнику, бывшему работнику выплатам в размере и в порядке, которые устанавливаются в соответствии с трудовым законодательством.

В соответствии с пунктом 2 этой статьи такое заявление должно быть подано в кратчайший срок, но не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.12 Закона о банкротстве неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд (созыву заседания для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением должника или принятию такого решения) в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 настоящего Федерального закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых настоящим Федеральным законом возложена обязанность по созыву заседания для принятия решения о подаче заявления должника в арбитражный суд, и (или) принятию такого решения, и (или) подаче данного заявления в арбитражный суд.

Привлечение руководителя должника к субсидиарной ответственности на основании пункта 1 статьи 61.12 Закона о банкротстве возможно при наличии совокупности следующих условий:

— неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 закона;

— возникновение одного из обстоятельств, перечисленных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве;

— неподача руководителем должника заявления о банкротстве должника в течение месяца с даты возникновения соответствующего обстоятельства;

— возникновение обязательств должника, по которым указанные лица привлекаются к субсидиарной ответственности, после истечения срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве.

Соответственно, для привлечения к субсидиарной ответственности по правилам статьи 61.12 Закона о банкротстве заявитель обязан обосновать, по какому именно обстоятельству, предусмотренному пунктом 1 статьи 9 Закона о банкротстве, должник (руководитель должника) должен был обратиться в суд, когда именно он обязан был обратиться с заявлением, а также какие именно обязательства возникли после истечения срока, предусмотренного пунктами 2 — 4 статьи 9 Закона о банкротстве, и до возбуждения дела о банкротстве должника.

Конкурсный управляющий в заявлении указывал, что ООО «ЗЕТА» представлена бухгалтерская отчетность за 2016г., в которой отражены сумма кредиторской задолженности в размере 35 781 000 руб., активы в размере 104 339 000 руб., в том числе 87 633 000 руб. дебиторская задолженность.

Поскольку бухгалтерский баланс должника за 2016 год подписан не позднее 31.03.2017, соответственно обязанность по подаче заявления о банкротстве в арбитражный суд возникла у руководителя должника 03.04.2017.

С учетом предмета доказывания, обратившееся в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности лицо в силу статьи 65 АПК РФ должен был доказать, что предъявленная к взысканию сумма обязательств должника возникла не ранее чем через месяц с даты, когда должник стал отвечать признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества или иным обстоятельствам, предусмотренным пунктом 1 статьи 9 Закона о банкротстве.

При определении наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества следует исходить из содержания этих понятий, изложенных в абз. 33 и 34 ст. 2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Ст. 2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» определяет, что недостаточность имущества — превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника; неплатежеспособность — прекращение исполнения должником части денежных обязательств пли обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное.

Согласно представленному бухгалтерскому балансу ООО «ЗЕТА» по состоянию на 31.12.2016 размер чистых активов составил 104 339 000 руб.

Размер денежных обязательств должника перед контрагентами по состоянию на 31.12.2016 составил – 35 781 000 руб.

Таким образом, сумма кредиторской задолженности не превышала размер активов должника.

Из пояснений ответчика также следует, что помимо дебиторской задолженности у ООО «ЗЕТА» имелись также иные существенные активы, а именно запасы на сумму 15 998 000 руб., а также денежные средства в размере 732 000 руб.

Кроме того, в 2016 году у должника не было просроченных и просуженных в судебном порядке денежных обязательств перед кредиторами. Решение, на основании которого, АО «ВЭБ-Лизинг» было подано заявление о признании должника банкротом было вынесено лишь в мае 2018 года.

Заявителем не представлено доказательств, прекращения исполнения ООО «ЗЕТА» части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей.

Имевшая место задолженность перед кредитором, на которую ссылается заявитель, не свидетельствовала об объективном банкротстве (критическом моменте, в который должник из-за снижения стоимости чистых активов стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов).

В пункте 26 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016г., разъяснено, что при разрешении заявления о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности следует учитывать, что его обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда находящийся в сходных обстоятельствах добросовестный и разумный менеджер в рамках стандартной управленческой практики должен был узнать о действительном возникновении признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества должника.

Сам по себе бухгалтерский баланс, без документального анализа имеющихся в нем записей, не может служить доказательством невозможности исполнения организацией своих денежных обязательств перед кредиторами. Формальное отрицательное значение активов общества, определённое по данным бухгалтерской отчётности, в отсутствие иных доказательств неплатежеспособности, не свидетельствуют о невозможности общества исполнять свои обязательства.

Заявителем в материалы дела не представлены судебные акты, вступившие в законную силу в период до 03.04.2017, по которым ООО «ЗЕТА» обязано было произвести расчеты с контрагентами.

При указанных обстоятельствах у генерального директора ООО «ЗЕТА» не было оснований для подачи заявления в Арбитражный суд г.Москвы о признании должника несостоятельным (банкротом).

Кроме того, согласно правовой позиции Верховного суда, изложенной в Определении № 309-ЭС17-1801 от 20.07.2017 по делу № А50-5458/15 одного лишь наличия неисполненных денежных обязательств на сумму, превышающую 300 000 рублей и сроком более трех месяцев недостаточно для возникновения на стороне должника обязанности по подаче генеральным директором должника заявления о признании общества банкротом, поскольку указанные обстоятельства могут иметь лишь временный характер. Наличие такой задолженности лишь позволяет внешним кредиторам инициировать дело о банкротстве общества-должника.

Обязанность руководителя должника по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный менеджер, в рамках стандартной управленческой практики должен был, учитывая масштаб деятельности должника, объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве.

Согласно п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 53 от 21.12.2017 обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве.

Если руководитель должника докажет, что само по себе возникновение признаков неплатежеспособности, обстоятельств, названных в абзацах пятом, седьмом пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, не свидетельствовало об объективном банкротстве, и он, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель может быть освобожден от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах.

Учитывая установленные судом обстоятельства, суд приходит к выводу о недоказанности заявителем того обстоятельства, что инициирование руководителем должника процедуры банкротства могло бы привести к уменьшению задолженности перед кредиторами, позволило бы исключить возникновение указанной в качестве основания заявителем задолженности.

Кроме того, в заявлении конкурсный управляющий не указывал, какие именно обязательства должника возникли после истечения сроков, предусмотренных пунктами 2 и 3 статьи 9 Закона о банкротстве.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 № 53, при привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности в части, не противоречащей специальным положениям Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), подлежат применению общие положения глав 25 и 59 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда.

Таким образом, помимо объективной стороны правонарушения, связанной с нарушением обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, установленный статьей 9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», необходимо установить вину субъекта ответственности; исходя из общих положений о гражданско-правовой ответственности для определения размера субсидиарной ответственности, имеет значение и причинно-следственная связь между не подачей в суд заявления о признании должника банкротом и невозможностью удовлетворения требований кредиторов.

В соответствии со статьей 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства; убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 настоящего Кодекса.

Нормами ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Исходя из норм ст. 15 ГК РФ, лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать противоправность поведения ответчика, наличие и размер понесенных убытков, а также причинную связь между противоправностью поведения ответчика и наступившими убытками.

При таких обстоятельствах, применение всех изложенных норм допустимо при доказанности следующих обстоятельств: надлежащего субъекта ответственности, которым является собственник, учредитель, руководитель должника, иные лица, которые имеют право давать обязательные для должника указания либо иным образом имеют возможность определять его действия; факта несостоятельности (банкротства) должника, то есть признания арбитражным судом или объявлении должником о своей неспособности в полном объеме удовлетворять требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей; наличием причинной связи между обязательными указаниями или действиями указанных лиц и фактом банкротства должника, поскольку они могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. Возложение на них ответственности за бездействие исключается.

Под действиями (бездействием) контролирующего лица, приведшими к невозможности погашения требований кредиторов следует понимать такие действия (бездействие), которые явились необходимой причиной банкротства должника, то есть без которых объективное банкротство не наступило бы. Суд оценивает существенность влияния действий (бездействия) контролирующего лица на положение должника, проверяя наличие причинно-следственной связи между названными действиями (бездействием) и фактически наступившим объективным банкротством (абз. 1 п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве».

Заявителем не доказана причинно-следственная связь между неподачей заявления о банкротстве контролирующим лицом должника и банкротством должника, вина руководителей должника в не совершении действий по подаче заявления о банкротстве.

В материалы дела не представлены доказательства подтверждающие, что несостоятельность (банкротство) ООО «ЗЕТА» явилось следствием неправомерных действий руководителя должника Корнилова А.С.   

Апелляционный суд также учитывает, что конкурсный управляющий в судебное заседание апелляционного суда не явился, позицию не поддержал.

Принимая во внимание вышеизложенное, на основании исследования и оценки представленных в материалы дела доказательств, с соблюдением требований, определенных ст. 65, 71 АПК РФ, исходя из указанных обстоятельств, с учетом объема заявленных требований, суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности причинения должнику убытков, наличия причинно-следственной связи между действиями ответчика и обстоятельствами, указанными конкурсным управляющим, а также о наличии вины ответчика.

При таких обстоятельствах, в нарушение статьи 65 АПК РФ, конкурсный управляющий наличие оснований привлечения ответчика к субсидиарной ответственности по пункту 1 статьи 61.12 Закона о банкротстве не обосновал.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции и не усматривает оснований для их переоценки.

С учетом изложенного арбитражный апелляционный суд полагает, что обжалуемый судебный акт соответствует нормам материального права, а содержащиеся в нем выводы — установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Доводы апелляционной жалобы суд не принимает по следующим основаниям.

Как указывает конкурсный управляющий, в бухгалтерском балансе должника за 2016 год отражены сумма кредиторской задолженности в размере 35 781 000,00 руб., тогда как актив баланса составлял 104 339 000,00 руб., а большую часть в активе баланса занимает дебиторская задолженность в размере 87 633 000,00 руб.

В соответствии с п.1 ст. 9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», руководитель должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд, в том числе в случае, если должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества

Как разъяснил Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 18.07.2003 N 14-11, формальное превышение размера кредиторской задолженности над размером активов, отраженное в бухгалтерском балансе должника, не является свидетельством невозможности должника исполнить свои обязательства. Такое превышение не может рассматриваться как единственный критерий, характеризующий финансовое состояние должника, а приобретение отрицательных значений не является основанием для его немедленного обращения в арбитражный суд с заявлением о банкротстве.

Показатели, с которыми законодатель связывает обязанность должника по подаче в суд заявления о собственном банкротстве, должны объективно отображать наступление критического для должника финансового состояния, создающего угрозу нарушения прав и законных интересов других лиц.

Кроме того, ухудшение финансового состояния должника не отнесено ст. 9 Закона о банкротстве к обстоятельствам, обязывающим руководителя обратиться в арбитражный суд с заявлением должника.

То есть, наличие кредиторской задолженности не означает наличия у должника признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Конкурсный управляющий также не учитывает, что не вся кредиторская задолженность являлась просроченной. В 2016 году у должника не было просроченных и просуженных в судебном порядке денежных обязательств перед кредиторами. Решение, на основании которого АО «ВЭБ-Лизинг» было подано заявление о признании должника банкротом было вынесено лишь в 31.05.2018.

Таким образом, заявителем не приведено иных оснований возникновения у руководителя должника обязанности по подаче заявления о банкротстве в арбитражный суд. Показатели бухгалтерского баланса не могут расцениваться как единственное достаточное основание для установления признаков банкротства.

Конкурсный управляющий не представил доказательств того, что неподача руководителем в суд заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) повлекла возникновение других неисполненных обязательств, причинно — следственную связь между неподачей заявления и невозможностью удовлетворения требований кредиторов.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 N 53, при привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности в части, не противоречащей специальным положениям Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), подлежат применению общие положения глав 25 и 59 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда.

Таким образом, помимо объективной стороны правонарушения, связанной с нарушением обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, установленный статьей 9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», необходимо установить вину субъекта ответственности; исходя из общих положений о гражданско-правовой ответственности для определения размера субсидиарной ответственности, имеет значение и причинно-следственная связь между не подачей в суд заявления о признании должника банкротом и невозможностью удовлетворения требований кредиторов.

В соответствии со статьей 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства; убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 настоящего Кодекса.

Нормами ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Исходя из норм ст. 15 ГК РФ, лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать противоправность поведения ответчика, наличие и размер понесенных убытков, а также причинную связь между противоправностью поведения ответчика и наступившими убытками.

При таких обстоятельствах, применение всех изложенных норм допустимо при доказанности следующих обстоятельств: надлежащего субъекта ответственности, которым является собственник, учредитель, руководитель должника, иные лица, которые имеют право давать обязательные для должника указания либо иным образом имеют возможность определять его действия; факта несостоятельности (банкротства) должника, то есть признания арбитражным судом или объявлении должником о своей неспособности в полном объеме удовлетворять требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей; наличием причинной связи между обязательными указаниями или действиями указанных лиц и фактом банкротства должника, поскольку они могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. Возложение на них ответственности за бездействие исключается.

Заявителем не доказана причинно-следственная связь между неподачей заявления о банкротстве контролирующим лицом должника и банкротством должника, вина руководителей должника в не совершении действий по подаче заявления о банкротстве.

Таким образом, доводы заявителя апелляционной жалобы являются необоснованными, как противоречащие представленным в материалы дела доказательствам, основаны на неверном толковании норм действующего законодательства.

Доводы заявителя апелляционной жалобы не содержат ссылок на факты, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными и не могут служить основанием для отмены определения суда первой инстанции.

При таких обстоятельствах, арбитражный суд первой инстанции всесторонне и полно исследовал материалы дела, дал надлежащую правовую оценку всем доказательствам, применил нормы материального права, подлежащие применению, не допустив нарушений норм процессуального права.

Выводы, содержащиеся в судебном акте, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, и оснований для его отмены, в соответствии со статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционная инстанция не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 176, 266269, 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

 

П О С Т А Н О В И Л:

 

Определение Арбитражного суда г. Москвы от 24.09.2019 по делу № А40- 236117/18 оставить без изменения, а апелляционную жалобу к/у ООО «ЗЕТА» — Асташкина А.Ф. – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в течение одного месяца со дня изготовления в полном объеме в Арбитражный суд Московского округа.

 

Председательствующий судья:                                                      Д.Г. Вигдорчик

Судьи:                                                                                               Ю.Л. Головачева

                                                                                                           С.А. Назарова

 

Телефон справочной службы суда – 8 (495) 987-28-00.