Постановление 09АП-66850/2019 от 15 января 2020 года по делу А40-81749/2019

Оставить без изменения решение, а апелляционную жалобу — без удовлетворения (п.1 ст.269 АПК)

                                       

                             

                                                                                                                     

 

 

 

 

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

127994, Москва, ГСП-4, проезд Соломенной cторожки, 12



 

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

№ 09АП-66850/2019

 

г. Москва                                                                                Дело № А40-81749/19

15 января 2020 года

 

Резолютивная часть постановления объявлена 15 января 2020 года

Постановление изготовлено в полном объеме 15 января 2020 года

 

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи               Кочешковой М.В.,

судей:

Марковой Т.Т., Лепихина Д.Е.,

при ведении протокола             

секретарем судебного заседания Казнаевым А.О.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу

СПАО «РЕСО-Гарантия»  

на решение Арбитражного суда г. Москвы от 19.09.2019г. по делу № А40-81749/19 принятое судьей Федоточкиным А.А.,

по иску «РЕСО-Гарантия»

к ООО «Центр железнодорожных технологий негабарит»

третье лицо: 1) ООО «Сименс Трансформаторы», 2) ОАО «РЖД», 3) СПАО «Ингосстрах»

о взыскании,

при участии:

от истца:

Талалаев А.А. по дов. от 01.01.2020;

от ответчика:

Трухан Н.Г. по дов. от 18.04.2019;

от третьего лица:

1.не явился, извещен; 2.не явился, извещен; 3.Саркисян В.С. по дов. от 30.09.2019;

 

У С Т А Н О В И Л:

 

Страховое публичное акционерное общество «РЕСО-Гарантия» (далее – СПАО «РЕСО-Гарантия», истец) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Центр железнодорожных технологий негабарит» (далее – ООО «ЦЖТН», ответчик) о взыскании задолженности в сумме 6 349 473 руб. 28 коп. в порядке суброгации.

К участию в деле в качестве Третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета иска, привлечены ООО «Сименс Трансформаторы», ОАО «РЖД»,  СПАО «Ингосстрах».

Решением Арбитражного суда города Москвы от 19.09.2019г. в удовлетворении заявленных требований отказано.

СПАО «РЕСО-Гарантия» обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить. По мнению истца при вынесении обжалуемого решения судом первой инстанции неправильно применены нормы материального права, выводы суда не соответствуют обстоятельства дела.

В судебном заседании представитель истца доводы апелляционной жалобы поддержал, просит решение суда первой инстанции отменить.

В судебном заседании представители ответчика, Третьего лица — СПАО «Ингосстрах» с доводами апелляционной жалобы не согласился по основаниям, изложенным в отзыве на апелляционную жалобу, просит решение суда первой инстанции оставить без изменения.

Третьи лица — ООО «Сименс Трансформаторы», ОАО «РЖД»,  надлежащим образом извещенные о месте и времени рассмотрения дела, в судебное заседание представителей не направили, заявлений и ходатайств суду не представили.

Рассмотрев дело в порядке статей  123, 156, 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив материалы дела, заслушав представителей сторон по делу, Третьего лица, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены или изменения решения арбитражного суда, принятого в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

Судом первой инстанции установлено, что 01.10.2017г. между СПАО «РЕСО-Гарантия» и ООО «Сименс Трансформаторы» заключен Генеральный договор страхования грузов № 1272306830 (далее Договор страхования), согласно которому страховщик обязуется на условиях, оговоренных в Договоре страхования, за обусловленную плату (страховую премию) при наступлении предусмотренных Договором событий (страховых случаев) возместить Страхователю либо Выгодоприобретателю причиненные вследствие этих событий убытки в застрахованном грузе (выплатить страховое возмещение) в пределах установленных в соответствии с Договором страхования сумм.

28.11.2018г. в СПАО «РЕСО-Гарантия» от ООО «Сименс Трансформаторы» поступило уведомление о наступлении страхового случая, а именно: об обнаружении механических повреждений силового масляного трехфазного трансформатора № Y100370 типа ТДЦ 63000/330, произошедших при его транспортировке по маршруту ст. Масловка (г. Воронеж) – ст. Дзержинская-Новая (Калининградская область). 

Согласно представленным страхователем документам, перевозка поврежденного груза осуществлялась ООО «ЦЖТН» в рамках исполнения обязательств по Договору о транспортно-экспедиционном обслуживании № L-47 109/111 от 30.01.2014г., заключенному между ООО «Сименс Трансформаторы» и ООО «ЦЖТН».

СПАО «РЕСО-Гарантия» признало наступившее событие страховым случаем.

Страховщиком в пользу ООО «Сименс Трансформаторы» перечислено страховое возмещение в размере 6 349 473 руб. 28 коп., состоящее из следующих затрат страхователя, связанных с восстановительным ремонтом поврежденного трансформатора: Трудозатраты производства — 1 024 810, 10 руб., Дополнительная закупка материалов — 54 461, 40 руб., Транспортировка — 4 197 187 руб., Монтаж трансформатора на объекте — 1 073 014, 78 руб.

Таким образом, по утверждению истца, он исполнил обязательства по Договору страхования, выплатив страховое возмещение в размере 6 349 473 руб. 28 коп., в связи с чем, к нему перешло право суброгационного требования к лицу, ответственному за убытки.

В целях досудебного урегулирования спора в адрес ответчика была направлена претензия от 03.12.2018г., которую ответчик оставил без удовлетворения.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции правомерно и обоснованно исходил из следующего.

 

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что доводы ответчика о том, что истцом пропущен срок исковой давности являются несостоятельными, поскольку статьей 202 ГК РФ предусмотрены основания для приостановления срока исковой давности, в частности в п. 3-4 указанной статьи установлено, что если стороны прибегли к предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке (процедура медиации, посредничество, административная процедура и т.п.), течение срока исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения такой процедуры, а при отсутствии такого срока — на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры.

Согласно пункту 2 статьи 12 Федерального закона от 30.06.2003г. № 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» (далее — Закон № 87-ФЗ) право на предъявление экспедитору претензии и иска имеет клиент или уполномоченное им на предъявление претензии и иска лицо, получатель груза, указанный в договоре транспортной экспедиции, а также страховщик, приобретший право суброгации.

В соответствии с пунктом 5 статьи 12 Закон № 87-ФЗ, экспедитор обязан рассмотреть претензию и в письменной форме уведомить заявителя об удовлетворении или отклонении претензии в течение тридцати дней со дня ее получения.

Как усматривается из материалов дела, 03.12.2018г. в адрес ответчика ООО «Сименс Трансформаторы» направлена претензия по Поручению № 5 к Договору транспортной экспедиции № L-47 ТЭО 109/111 от 30.01.2014г., в которой ООО «Сименс Трансформаторы» просил возместить причиненный ответчиком ущерб в размере 6 349 473,28 руб.

Страховщик, также имеющий право на предъявление такой претензии в соответствии с пунктом 2 статьи 12 Закон № 87-ФЗ, а кроме того, обязанный осуществлять претензионный порядок до подачи иска в суд в соответствии с императивной нормой пункта 5 статьи 4 АПК РФ, также направлял в адрес ответчика претензию № ГР8688852 от 28.02.2019г., оставленную им без ответа в определенный законом тридцатидневный срок.

Таким образом, в соответствии с пунктом 3 статьи 202 ГК РФ, срок исковой давности приостанавливался с момента получения претензии ответчиком.

В соответствии с частью 5 статьи 4 АПК РФ гражданско-правовые споры о взыскании денежных средств по требованиям, возникшим из договоров, других сделок, вследствие неосновательного обогащения могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении 30 календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом или договором.

В силу пункта 3 статьи 202 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Закон № 100-ФЗ), если стороны прибегли к предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке (процедура медиации, посредничество, административная процедура и т.п.), течение срока исковой давности приостанавливается на срок, определенный законом для проведения такой процедуры, а при отсутствии такого срока — на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры.

Учитывая, что, в соответствии с переходными положениями (пункт 9 статьи 3 Закона № 100-ФЗ), новые сроки исковой давности и правила их исчисления применяются к требованиям, сроки предъявления которых были предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли до 1 сентября 2013 года, пункт 3 статьи 202 ГК РФ (в редакции Закона № 100-ФЗ) подлежит применению в рассматриваемом деле, поскольку сроки предъявления требований по контракту не истекли до указанной даты.

Как следует из разъяснений, изложенных в пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее — постановление № 43), согласно пункту 3 статьи 202 ГК РФ, течение срока исковой давности приостанавливается, если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора, обращение к которой предусмотрено законом, в том числе к обязательному претензионному порядку (например, пункт 2 статьи 407 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, статья 55 Федерального закона от 7 июля 2003 года № 126-ФЗ «О связи», пункт 1 статьи 16.1 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», пункт 1 статьи 12 Федерального закона от 30 июня 2003 года № 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности»).

Пункт 3 статьи 202 ГК РФ и пункт 16 постановления № 43 были истолкованы в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 6 июня 2016 года по делу № 301-ЭС16-537, которая заключила, что соблюдение сторонами предусмотренного законом претензионного порядка в срок исковой давности не засчитывается, фактически продлевая его на этот период времени.

Из системного толкования пункта 3 статьи 202 ГК РФ и часть 5 статьи 4 АПК РФ следует правило, в соответствии с которым течение срока исковой давности приостанавливается на срок фактического соблюдения претензионного порядка (с момента направления претензии до момента получения отказа в ее удовлетворении), непоступление ответа на претензию в течение 30 дней либо срока, установленного договором, приравнивается к отказу в удовлетворении претензии, поступившему на 30 день либо в последний день срока, установленного договором. Таким образом, если ответ на претензию не поступил в течение 30 дней или срока, установленного договором, или поступил за их пределами, течение срока исковой давности приостанавливается на 30 дней либо на срок, установленный договором для ответа на претензию.

Правило пункта 4 статьи 202 ГК РФ о продлении срока исковой давности до шести месяцев касается тех обстоятельств, которые поименованы в пункте 1 статьи 202 ГК РФ и характеризуются неопределенностью момента их прекращения. Применительно к соблюдению процедуры досудебного урегулирования спора начало и окончание этой процедуры, влияющей на приостановление течения срока, установлены законом. Иной подход приведет к продлению срока исковой давности на полгода по всем спорам, указанным частью 5 статьи 4 АПК РФ, что противоречит сути института исковой давности, направленного на защиту правовой определенности в положении ответчика.

Между СПАО «Ингосстрах» и ООО «ЦЖТН» заключен Договор страхования ответственности экспедитора №483-013194/17/FFW от 03.03.2017г. Договор страхования заключен на основании Правил страхования гражданской ответственности автоперевозчиков и экспедиторов от 24.06.2015г., которые являются его неотъемлемой частью.

В числе застрахованных рисков указано наступление ответственности за утрату/повреждение/гибель любого груза в результате хищения, пожара, подмочки, установлена безусловная франшиза 10% от размера ущерба, но не менее 70 000 руб.

16.04.2018г. от ООО «ЦЖТН» поступило извещение о возможном наступлении страхового случая, в котором ответчик сообщил, что в период с 24-31.01.2018г. произошло повреждение груза при осуществлении перевозки ж/д транспортом.

В обоснование своих требований Истец ссылается на Акт №1/00UBK-ES-301 от 02.03.2018г., подписанный представителями генерального подрядчика, подрядчика и монтажной организации.

В то же время указанный акт был составлен лишь через месяц после сдачи груза, что не исключает, во-первых, образование повреждений еще до осуществления перевозки, поскольку по прибытию груза 02.02.2018г. на станцию назначения видимых внешних повреждений, смещения груза и расстройства крепления не обнаружено; а, во-вторых, образование повреждений после осуществления перевозки груза, поскольку 02.02.2018г. груз был принят без каких-либо претензий.

Согласно статье 95 Устава железнодорожной транспорта (далее – УЖД) перевозчик несет ответственность за несохранность груза, грузобагажа после принятия его для перевозки и хранения и до выдачи его грузополучателю (получателю), если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза, грузобагажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить или устранить по не зависящим от него причинам.

17.04.2018г. СПАО «Ингосстрах» направило в адрес ответчика запрос о предоставлении документов в обоснование наступления страхового случая.

В соответствии с письмом ОАО «РЖД» от 06.12.2018г. №3532/КЛНГ Д по прибытию груза 02.02.2018г. на станцию назначения видимых внешних повреждений, смещения груза и расстройства крепления не обнаружено. Оснований для составления коммерческого акта в соответствии со статьей 119 (далее – УЖТ) в течение дня выгрузки и следующих суток не выявлено.

В соответствии со статьей 119 УЖТ обстоятельства, являющиеся основанием для возникновения ответственности перевозчика, грузоотправителя (отправителя), грузополучателя (получателя), других юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, а также пассажира при осуществлении перевозок пассажиров, грузов, багажа, грузобагажа железнодорожным транспортом, удостоверяются коммерческими актами, актами общей формы и иными актами. Коммерческий акт составляется в том числе при повреждении (порче) груза, багажа, грузобагажа и возможные причины такого повреждения. Коммерческий акт составляется в день выдачи груза.

При невозможности составить коммерческий акт в указанные сроки он должен быть составлен в течение следующих суток.

Перевозчик обязан составить коммерческий акт, если он обнаружил указанные в статье 199 УЖТ обстоятельства или если на наличие хотя бы одного из таких обстоятельств указали грузополучатель, пассажир, получатель. По требованию грузополучателя, пассажира, получателя перевозчик обязан в течение трех дней выдать коммерческий акт.

Ввиду того, что перевозчиком не были обнаружены какие-либо повреждения груза, а грузоотправитель/грузополучатель на них не указал, коммерческий акт не составлялся. Подтверждением данного обстоятельства является факт отсутствия в графе №31 Листа выдачи груза №24676945 отметки о составлении коммерческого акта. Следовательно, отсутствуют основания для определения ответственности и установления круга виновных лиц.

Таким образом, состояние груза не фиксировалось перед осуществлением перевозки, а проверка производилась лишь посредством внешнего осмотра, по результатам которого груз был принят грузополучателем, следовательно, в надлежащем состоянии и/или в том состоянии, в котором он находился еще до передачи экспедитору.

В соответствии с пунктом 4.7. Договора о транспортно-экспедиционном обслуживании №ТЭО 109/111 от 30.01.2014г. экспедитор не несет ответственность за повреждение, происшедшие вследствие ненадлежащего качества груза, тары и упаковки или вследствие особых естественных и физических свойств груза, тары, упаковки.

Согласно пункту 5 раздела «Изъятия из покрытия» Договора страхования не является страховым случаем наступление гражданской ответственности Страхователя в результате несоблюдения сотрудниками Страхователя, осуществляющими погрузку/выгрузку и крепление перевозимого груза, технологии проведения подобных работ/инструкций, за исключением ошибок и упущений сотрудников Страхователя.

Кроме того, услуги Экспедитора на 13.03.2018г. были приняты Заказчиком, что подтверждается Актом №32 и Отчетом №33, и оплачены в полном объеме.

Согласно пункту 9.2. вышеуказанных Правил к заявлению о выплате страхового возмещения Страхователь прилагает для доказательства наличия страхового случая: по железнодорожным перевозкам — коммерческий акт, претензия к железной дороге, грузовая квитанция, железнодорожная транспортная накладная, документ об обжаловании отказа перевозчика в составлении коммерческого акта, отчет экспертизы, сюрвейерский отчет.

Как правильно установил суд первой  инстанции, истец не доказал, что застрахованный груз получил повреждения во время железнодорожной перевозки.

В иске истец указал, что механические повреждения силового масляного трехфазного трансформатора №Y100370 типа ТДЦ 63000/330 произошли при его транспортировке по маршруту ст. Масловка (г. Воронеж) — ст. Дзержинская-Новая (Калининградская область).

30.01.2014г. между ООО «ЦЖТН», являющимся экспедитором, и ООО «Сименс Трансформаторы», выступающим заказчиком, был заключен Договор о транспортно-экспедиционном  обслуживании  ЖГЭО   109/111,  согласно  которого заказчик поручает, а экспедитор принимает на себя обязанность выполнить или организовать выполнение определенных договором транспортно-экспедиционных услуг, связанных с организацией перевозки грузов заказчика. Наименование, объем, номенклатура перевозимого груза, маршрут и другие существенные условия перевозки определяются в согласованных сторонами поручениях экспедитору (далее ПЭ) по форме, утвержденной Сторонами в Приложении №1 к настоящему Договору (пункт 1.1.).

03.11.2017г. заказчик выдал экспедитору поручение №5 к договору транспортной экспедиции №L-47 ТЭО 109/111 от 30.01.2014г. на транспортировку железнодорожной перевозкой 8 (восьми) тел трансформаторов под номерами Y1003 64-371 (ЖД) по маршруту от ООО «Сименс Трансформаторы», г. Воронеж, подъездные пути ООО «Сименс Трансформаторы» на территории ООО «Сименс Транформаторы», примыкающей к станции Масловка ЮВЖД — ж/д станция Дзержинская-Новая КлнгЖД (пункт 8).

Согласно пункту 16 поручения экспедитор осуществлял полный комплекс услуг и работ по доставке 8-ми трансформаторов, включая организацию крепления тела трансформатора на ж/д транспортере и доставку тела трансформатора железнодорожным транспортом.

23.01.2018г. экспедитор осуществил отправление тела трансформатора под номером Y100370 (далее — груз) ж/д транспортом на ж/д вагоне под №39011119 со станции Масловка на 4 (четырех)-осном ж/д транспортере, а 02.02.2018г. груз прибыл на ст. Дзержинская-Новая в адрес грузополучателя ООО «Эклиптика».

Ж/д перевозчиком груза выступало ОАО «РЖД».

02.02.2018г. перевозочные документы были раскредитованы, груз выгружен, что подтверждается ж/д накладной №24676945.

По прибытию груза на станцию назначения видимых внешних повреждений, смещения груза и расстройства крепления не было обнаружено, в связи с чем, оснований для составления коммерческого акта в соответствии со ст. 119 ФЗ Российской Федерации от 10.01.2003г. №18-ФЗ «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» в течение дня выгрузки и следующих суток не было выявлено, что подтверждается ответом Филиала ОАО «РЖД» Калининградской дирекции управления движением за №3532/КЛНГ Д от 06.12.2018г.

В соответствии со статьей 119 ФЗ УЖД обязательства, являющиеся основанием для возникновения ответственности перевозчика, грузоотправителя (отправителя), грузополучателя (получателя), других юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, а также пассажира при осуществлении перевозок пассажиров, грузов, багажа, грузобагажа железнодорожным транспортом, удостоверяются коммерческими актами, актами общей формы и иными актами.

Коммерческий акт составляется для удостоверения повреждения (порчи) груза, багажа, грузобагажа и возможных причин такого повреждения.

Коммерческий акт составляется при выгрузке груза, багажа, грузобагажа в местах общего пользования — в день выгрузки груза, багажа, грузобагажа, в необходимых случаях — в день выдачи груза, багажа, грузобагажа грузополучателю, пассажиру, получателю; при выгрузке груза в местах необщего пользования — в день выгрузки груза, при этом проверка груза должна проводиться в процессе его выгрузки или непосредственно после выгрузки груза; в пути груза, багажа, грузобагажа — в день обнаружения обстоятельств, подлежащих оформлению коммерческим актом. При невозможности составить коммерческий акт в указанные в настоящей статье сроки он должен быть составлен в течение следующих суток.

Коммерческий акт подписывает перевозчик, а также грузополучатель, пассажир, получатель, если они участвуют в проверке грузов, багажа, грузобагажа. По требованию грузополучателя, пассажира, получателя перевозчик обязан в течение трех дней выдать коммерческий акт.

Аналогичные положения содержатся в пунктах 1.1 и 2.1, 2.10 Правил составления актов при перевозках грузов железнодорожным транспортом, утвержденных Приказом МПС РФ от 18.06.2003г. №45.

В соответствии со статьей 68 АПК РФ обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде другими доказательствами.

С учетом вышеизложенных правовых норм, в подтверждение обстоятельств повреждения трансформатора ТДЦ-63000/330 с №Y 100370 при его транспортировке железнодорожным транспортом истец не представил составленный с участием перевозчика и грузополучателя коммерческий акт, отражающий повреждения груза и возможные причины такого повреждения.

Истцом в обоснование иска представлен финальный сюрвейерский отчет от 24.10.2018г., согласно которому тщательная проверка трансформатора во время разгрузочных операций не проводилась, так как транспортная маркировка не показала никаких смещений груза или признаков воздействия сил.

Из финального сюрвейерского отчета от 24.10.2018г. также следует, что согласно линейному графику, построенному регистратором МОНИЛОГ, который был установлен на боковой стенке трансформатора, он зафиксировал воздействия (ускорения) более 10 G, которые превысили допустимые значения 1G и 3 G, устройство регистратора имело номер 20167842.DO 10D.

Однако истец не представил доказательств установки регистратора с конкретным номером 20167842.DO 10D на боковой стенке трансформатора, транспортируемого на ж/д вагоне №39011119.

Кроме того, согласно руководству по применению регистратор ударных воздействий (ShockDisplay curve) МОНИЛОГ (MONI LOG) измеряет, оценивает и сохраняет с помощью связанных датчиков ускорения механические удары любых пространственных направлений в течение длительных промежутков времени, прибор может быть запрограммирован в лежащем состоянии, вертикально, что приведет к регистрации опрокидывания перевозимого груза, прибор должен быть правильно прикреплен, должен проходить калибровку, целью проведения которой является установление пригодности средства измерения для получения надежного результата измерений, на приборе требуется правильно настроить время.

Данное устройство экспедитору и перевозчику не предъявлялось, в связи с этим не представляется возможным проверить его пригодность для получения надежного результата измерений, правильность его крепления на трансформаторе, а также достоверность снятых с устройства показаний.

Согласно ответу Филиала ОАО «РЖД» «Центр фирменного транспортного обслуживания» №Исх.-10876/ЦФТО от 08.05.2018г. в случае применения датчиков соударений на сети ОАО «РЖД», они должны пройти в соответствии с п. 3 Порядка ведения Реестра средств измерений, испытательного оборудования и методик измерений, применяемых в ОАО «РЖД», регистрацию и в случае принятия положительного решения об их регистрации, внесены в Реестр средств измерений, испытательного оборудования и методик измерений, применяемых в ОАО «РЖД».

Вышеуказанное устройство не было внесено в Реестр средств измерений, испытательного оборудования и методик измерений, применяемых в ОАО «РЖД», данные с прибора не были сняты в день выгрузки груза, что следует из финального сюрвейерского отчета от 24.10.2018г., согласно которого данные сняты с устройства только 22 февраля 2018г., т.е. через 20 дней после выгрузки.

Таким образом, ООО «Сименс Трансформаторы» должен был установить не любой прибор регистрации ударных воздействий, а такой датчик соударений, который внесен в Реестр средств измерений, испытательного оборудования и методик измерений, применяемых в ОАО «РЖД», с предусмотренными для такого использования индивидуальными правилами и техническими требованиями к поверке, креплению, установке и снятию измерений.

Как верно счёл суд первой инстанции, фиксирующий повреждение трансформатора Акт №1/00UBK-ES-301 от 02.03.2018г. не доказывает причинение повреждения в момент транспортировки железнодорожным транспортом.

Также истец указал, что факт повреждения трансформатора был зафиксирован в Акте №1/00UBK-ES-301 от 02.03.2018г., подписанном представителями генерального подрядчика, подрядчика и монтажной организации.

Из Акта технической готовности №1/00UBK-ES-301 от 02.03.2018г. следует, что электромонтажной организацией выполнен монтаж трансформатора Y100370, KKS 30ВАТ10 и оборудования в составе трансформатора (пункт 1), в результате испытания было обнаружено значительное превышение допустимых ускорений при транспортировке (10g в продольном направлении, что в 10 раз превышает допустимые по РЭ), после чего была проведена ревизия активной части, которая выявила повреждения магнитопровода, данное повреждение не может быть устранено на площадке станции.

Обращает на себя внимание тот факт, что вышеуказанный акт, выявивший внутренние повреждения трансформатора, составлен через 1 месяц после его перевозки железнодорожным транспортом и что повреждение магнитопровода, зафиксированное в акте от 02.03.2018г., установлено без подъема колокола трансформатора, следовательно, выявление повреждений не требовало особых (заводских) условий и разборки (подъема купола) трансформатора, а, следовательно, могло быть выявлено ранее 02.03.2018г.

Акт содержит вывод на возникновение повреждений во время транспортировки, однако с учетом того, что данные регистратора были переданы «Сименс Трансформаторы» Воронеж 22 февраля 2018г., то для составления вышеуказанного акта должен был вызываться представитель экспедитора или перевозчика.

Согласно претензиям ООО «Сименс Трансформаторы» в адрес ООО «ЦЖТН» от 12.03.2018г. и от 03.12.2018г. во время осмотра 07.03.2018г. регистратора ударных воздействий на объекте для начала осуществления монтажа оборудования на трансформаторе типа ТДЦ-63000/330, заводской номер Y100370, шеф инженером были выявлены превышения ускорений при транспортировке бака трансформатора в различных направлениях.

В то же время, из Акта технической готовности №1/00UBK-ES-301 следует, что 02.03.2018г. электромонтажной организацией выполнены работы по монтажу трансформатора и в результате испытания было обнаружено превышение допустимых значений при транспортировке.

Отсутствие видимых внешних повреждений, смещения груза и расстройства крепления на станции назначения, свидетельствует о том, что повреждения трансформатора №Y 100370 типа ТДЦ 63000/330 23.01.2018г. являются следствием его ненадлежащего качества.

Законом и договором установлены следующие ограничения ответственности экспедитора и перевозчика.

В соответствии со статьей 95 УЖТ перевозчик несет ответственность за несохранность груза, грузобагажа после принятия его для перевозки и хранения и до выдачи его грузополучателю (получателю), если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза, грузобагажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить или устранить по независящим от него причинам, в частности вследствие: причин, зависящих от грузополучателя (отправителя) или грузополучателя (получателя); недостатков тары или упаковки, которые не могли быть замечены при наружном осмотре груза, грузобагажа при приеме груза, грузобагажа для перевозки, либо применения тары, упаковки, не соответствующих свойствам груза, грузобагажа или принятым стандартам, при отсутствии следов повреждения тары, упаковки в пути.

Согласно пункту 4.7. Договора о транспортно-экспедиционном обслуживании №ТЭО 109/111 от 30.01.2014г. экспедитор не несет ответственность за повреждения, происшедшие вследствие ненадлежащего качества Груза, тары и упаковки или вследствие особых естественных и физических свойств Груза, тары, упаковки.

Так как качество внутреннего состояния груза не подлежит установлению экспедитором или перевозчиком при приемке и выгрузке груза, то повреждения от ж/д транспортировки фиксируются только посредством внешнего осмотра.

С учетом того, что внешних повреждений не было обнаружено, экспедитором были надлежаще выполнены все возложенные на него обязательства по сохранности груза, о чем свидетельствует подписанный между заказчиком и экспедитором Акт №32 и отчет №33 от 13 марта 2018г., а также произведенная на их основании оплата услуг экспедитора 18.04. и 25.04.2018г.

В силу пункта 11.2 Генерального договора страхования грузов от 01.10.2017г., заключенного между СПАО «РЕСО-Гарантия» и ООО «Сименс Трансформаторы», исключением из страхового покрытия являются убытки, вызванные: поломкой электронного и/или электрического оборудования, если они не являются следствием внешнего воздействия; заводскими дефектами произведенных грузов и т.д.

Таким образом, произведенная выплата компенсировала не обеспеченные страховым покрытием убытки, т.е. осуществлена в нарушение пункта 11.2 Генерального договора страхования грузов.

ООО «Сименс Трансформаторы» не исполнило обязанности страхователя, предусмотренные Генеральным договором страхования грузов №1272306830 от 01.10.2017г.

Из иска следует, что 28.11.2018г. в СПАО «РЕСО-Гарантия» от ООО «Сименс Трансформаторы» поступило уведомление о наступлении страхового случая: обнаружении механических повреждений силового масляного трехфазного трансформатора №Y 1003 70 типа ТДЦ 63000/330 произошли при его транспортировке по маршруту ст. Масловка (г. Воронеж) — ст. Дзержинская-Новая (Калининградская область).

Пунктом 9.1. Договора страхования установлен период ответственности страховщика с момента начала погрузочных работ в пункте отправления до момента окончания разгрузки и приемки груза грузополучателем в пункте назначения, включая перегрузки и временное хранение в местах перегрузок в соответствии с Правилами.

Следовательно, ответственность по каждой перевозке единицы страхуемого груза заканчивалась в момент окончания выгрузки из транспортного средства в пункте назначения, в то время как повреждения трансформатора были зафиксированы 02.03.2018г., т.е. спустя один месяц с момента выгрузки 02.02.2018г. груза на ст. Дзержинская-Новая.

Из пункта 8.1. Договора страхования следует, что период страхования с 00:00 «01» октября 2017 по 24:00 30 сентября 2018.

Однако, как следует из иска, уведомление о наступление страхового случая поступило от страхователя 28.11.2018г., т.е. за пределами периода страхования.

Между тем, страхователю стало известно о повреждении трансформатора на основании Акта технической готовности №1/00UBK-ES-301 от 02.03.2018г., в то время как уведомление о страховом случае было направлено только 28.11.2018г., что не может быть признано своевременным.

В соответствии со статьей 965 ГК РФ, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования (пункт 1). Страхователь обязан передать страховщику все документы и доказательства и сообщить ему все сведения, необходимые для осуществления страховщиком перешедшего к нему права требования (пункт 3). Если страхователь отказался от своего права требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные страховщиком, или осуществление этого права стало невозможным по вине страхователя, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части и вправе потребовать возврата излишне выплаченной суммы возмещения.

С учетом изложенного, страхователь не представил страховщику ни одного транспортного документа с отметкой о составлении актов о повреждении груза, коммерческий акт не составлялся, повреждения трансформатора были зафиксированы спустя один месяц с момента выгрузки груза, не выполнены требования о регистрации датчика соударений в Реестре средств измерений, испытательного оборудования и методик измерений, применяемых в ОАО «РЖД», фиксирующий повреждения Акт №1/00UBK-ES-301 от 02.03.2018г. от 02.03.2018г. составлен без участия предполагаемой виновной стороны, страхователь несвоевременно известил страховщика о страховом случае, что в совокупности подтверждает недоказанность наступления события страхового случая.

ООО «Сименс Трансформаторы» не направляло экспедитору уведомление о повреждении груза и нарушило сроки направления претензии, установленные ФЗ №87-ФЗ.

12 марта 2018г. ООО «ЦЖТН» было получено письмо от ООО «Сименс Трансформаторы» исх.№LOG/2018 от 12.03.2018г. о превышении ускорений при транспортировке бака трансформатора в различных направлениях, однако уведомлений о повреждении груза от ООО «Сименс Трансформаторы» с указанием характера повреждения в 30-ти дневный срок со дня приема груза в адрес ООО «ЦЖТН» не поступало.

В соответствии со статьей 12 Закона № 87-ФЗ, до предъявления экспедитору иска, вытекающего из договора транспортной экспедиции, обязательно предъявление экспедитору претензии. Претензии к экспедитору могут быть предъявлены в течение шести месяцев со дня возникновения права на предъявление претензии. Указанный срок исчисляется в отношении возмещения убытков за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза со дня, следующего за днем, когда груз должен быть выдан.

Аналогичные положения содержатся в Договоре о транспортно-экспедиционном обслуживании №ТЭО 109/111 от 30.01.2014г., заключенного между ООО «Сименс Трансформаторы» и ООО «ЦЖТН» (пункты 8.1.-8.9.).

В силу пункта 8.10 вышеуказанного договора вместе с предъявленной экспедитору претензией, но не позднее, чем в течение 30 календарных дней от даты получения груза заказчиком или его уполномоченным лицом, заказчик представляет коммерческий акт, составленный грузополучателем с участием представителя перевозчика ОАО «РЖД».

В соответствии с п. 18.1.4. Генерального договора №1272306830 от 01.10.2017г. при наступлении страхового случая страхователь обязан принять меры и выполнить необходимые формальности для обеспечения страховщику возможности предъявления регрессного иска, в частности, предъявить претензию к перевозчику, экспедитору в порядке и в сроки, установленные законодательством РФ.

Однако претензия от ООО «Сименс Трансформаторы» поступила в адрес ООО «ЦЖТН» 03.12.2018г., т.е. через 10 месяцев со дня выдачи груза и уже за пределами шестимесячного срока для предъявления претензии, установленного статьей 12 Закона № 87-ФЗ, т.е. с нарушением установленных законом сроков.

Согласно статье 8 Закона № 87-ФЗ, в случае, если во время выдачи груза получатель, указанный в договоре транспортной экспедиции, или уполномоченное им лицо не уведомили экспедитора в письменной форме об утрате, о недостаче или повреждении (порче) груза и не указали общий характер недостачи или повреждения (порчи) груза, считается, если не доказано иное, что они получили груз неповрежденным.

В случае, если утрата, недостача или повреждение (порча) груза не могли быть установлены при приеме груза обычным способом, такое уведомление экспедитору может быть сделано не позднее чем в течение тридцати календарных дней со дня приема груза. Датой уведомления считается дата получения экспедитором такого уведомления.

Исходя из пункта 8.5.4. Правил страхования грузов, утвержденных СПАО «РЕСО-Гарантия» 20 января 2017 года, при наступлении страхового случая:

— немедленно принять меры к уменьшению убытков, связанных со страховым случаем;

— в течение 24 часов с того момента, как только это станет ему известно, уведомить Страховщика о страховом случае с последующим подтверждением в письменной форме в течение 3 рабочих дней;

— принять меры к сбору и передаче Страховщику всех необходимых документов по страховому случаю, в том числе для обеспечения права требования к виновной стороне;

— организовать   осмотр   поврежденного   имущества и/или изучение обстоятельств страхового случая. Страховщик и Страхователь вправе в договоре страхования согласовать инструкцию (процедуру) действий при наступлении событий, имеющих признаки страхового случая.

В соответствии с пунктом 2 статьи 307 ГК РФ обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

В силу пункта 1 статьи 1 ГК РФ гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора. В силу пункта 2 статьи 1 ГК РФ граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Изложенным нормам корреспондирует один из главных принципов гражданского права — принцип свободы договора, предусмотренный статье 421 ГК РФ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Относительно договора имущественного страхования, положениями статьи 942 ГК РФ предусмотрено, что существенными условиями данного вида договоров является достигнутое его сторонами соглашение, в том числе и о характере события, на случай наступления, которого осуществляется страхование (страхового случая).

Согласно статье 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений (статья 65 Арбитражного процессуального кодекса).

По совокупности заявленных сторонами доводов и возражений, основываясь на всестороннем изучении представленных в материалы дела доказательств, учитывая отсутствие в материалах дела акта о повреждении груза, коммерческого акта, тот факт, что повреждения трансформатора были зафиксированы спустя один месяц с момента выгрузки груза, не выполнение требования о регистрации датчика соударений в Реестре средств измерений, испытательного оборудования и методик измерений, применяемых в ОАО «РЖД», отсутствие причинно-следственной связи между действиями/бездействием ответчика и причиненными Третьему лицу убытками, суд первой инстанции пришёл к правильному выводу, что исковые требования о взыскании денежных средств в размере 6 349 473 руб. 28 коп. в порядке суброгации, удовлетворению не подлежали.

Учитывая изложенные обстоятельства, суд первой инстанции пришёл к правильному выводу об отказе в удовлетворении иска.

Судом апелляционной инстанции рассмотрены все доводы апелляционной жалобы, однако они не опровергают выводы суда, положенные в основу решения, и не могут служить основанием для отмены решения и удовлетворения апелляционной жалобы.

Обстоятельства по делу судом первой инстанции установлены полно и правильно, им дана надлежащая правовая оценка.

Нарушений норм процессуального права, которые привели к принятию неправильного решения, судом первой инстанции не допущено. Основания для отмены решения суда отсутствуют.

Руководствуясь ст.ст. 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

П О С Т А Н О В И Л :

 

решение Арбитражного суда г.Москвы от 19.09.2019 по делу № А40-81749/19 оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в  Арбитражный суд Московского округа.

 

Председательствующий судья:                                                                     М.В. Кочешкова

 

Судьи:                                                                                                                          Д.Е. Лепихин

 

    Т.Т. Маркова

 

 

Телефон справочной службы суда – 8 (495) 987-28-00.