Постановление 09АП-72624/2019 от 15 января 2020 года по делу А40-209722/2019

Оставить без изменения решение, а апелляционную жалобу — без удовлетворения (п.1 ст.269 АПК)

                                       

                             

                                                                                                                     

 

 

 

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

127994, Москва, ГСП-4, проезд Соломенной cторожки, 12



ПОСТАНОВЛЕНИЕ

№ 09АП-72624/2019

г. Москва                                                                                Дело № А40-209722/19

 15 января 2020 года

Резолютивная часть постановления объявлена 13 января 2020 года

Постановление изготовлено в полном объеме 15 января 2020 года

 

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи    Яковлевой Л.Г.,

судей:

Мухина С.М., Попова В.И.,

при ведении протокола             

секретарем судебного заседания Омаровым А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу ООО «ГОРОДСКАЯ СТИХИЯ»

на решение Арбитражного суда г. Москвы от 10.10.2019 по делу № А40-209722/19, принятое судьей Девицкой Н.Е.,

по заявлению ООО «ГОРОДСКАЯ СТИХИЯ»

к УФАС по г. Москве

третье лицо: ГБУ «Жилищник Обручевского района»

о признании незаконным решения

в присутствии:

от заявителя:

не явился, извещен;

от заинтересованного лица:

Сидорова Я.И. по дов. от 27.12.2019;

от третьего лица:

Юдкина С.В. по дов. от 09.01.2020;

У С Т А Н О В И Л:

ООО «Городская стихия» (заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением об оспаривании решения Московского УФАС России от 10.06.2019 по делу № 077/10/19-2860/2019 о проведении проверки по факту уклонения от заключения государственного контракта.

Решением от 10.10.2019 Арбитражный суд г. Москвы отказал в удовлетворении заявленных требований.

Не согласившись с принятым судом решением, заявитель обратился в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит его отменить как принятое с нарушением норм права.

В судебном заседании представители заинтересованного и третьего лиц возражали против удовлетворения апелляционной жалобы.

Представитель заявителя в судебное заседание не явился, о месте и времени его проведения извещен надлежащим образом, в том числе, публично, путем размещения информации на официальном сайте суда www.9aas.arbitr.ru, в связи с чем, апелляционная жалоба рассматривается в его отсутствие, исходя из норм статей 121, 123, 156 АПК РФ.

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном ст. ст. 266, 268 АПК РФ.

Согласно материалам дела, по результатам проведенного Учреждением открытого аукциона в электронной форме на право заключения государственного контракта на выполнение работ по устройству бордюрного садового камня, устройство ДТС из плитки, посадка деревьев на территории Обручевского района (реестровый номер закупки 0373200032219000140) ООО «Городская стихия» признано победителем проведенной закупочной процедуры, что оформлено протоколом подведения итогов электронного аукциона, составленным 05.03.2019, ввиду чего названному участнику на основании ч. 2 ст. 83.2 Федерального закона от 05 апреля 2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (Закон о контрактной системе в сфере закупок) направлен проект государственного контракта на подписание.

Материалами дела подтверждается, что Заказчиком победителю закупки посредством функционала электронной торговой площадки 25.03.2019 направлен проект государственного контракта на подписание.

Заявителем 27.03.2019 Заказчику направлен протокол разногласий, который был учтен Учреждением и 28.03.2019 последним повторно в адрес общества «Городская стихия» посредством электронной площадки был направлен проект государственного контракта для подписания.

Заявителем 29.03.2019 Заказчику направлен подписанный проект государственного контракта, а также документ об обеспечении исполнения контракта в виде банковской гарантии № 1294925 от 19.03.2019, выданной АКБ «ЭКСПРЕСС-ВОЛГА» (АО).

Вместе с тем, Заказчиком 04.04.2019 составлен протокол признания Заявителя уклонившимся от заключения государственного контракта.

При этом отказ Учреждения от заключения государственного контракта с Заявителем был обусловлен предоставлением последним банковской гарантии, не соответствующей условиям аукционной документации в части ответственности банка-гаранта перед бенефициаром (заказчиком) за неисполнение (ненадлежащее исполнение) собственных обязательств в рамках упомянутой гарантии.

Учреждением направлены материалы в антимонопольный орган для проведения проверки по фактам уклонения от заключения контракта и включения сведений об обществе в реестр недобросовестных поставщиков.

По результатам рассмотрения представленных сведений антимонопольный орган решением от 10.06.2019 по делу № 077/10/19-2860/2019 включил сведения об обществе «Городская стихия» в названный реестр, поскольку счел факт уклонения последним от заключения государственного контракта подтвержденным.

Не согласившись с оспариваемым решением, заявитель обратился в Арбитражный суд г. Москвы с заявленными требованиями.

Суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении заявленных требований, ввиду следующего.

Согласно ч. 2 ст. 83.2 Закона о контрактной системе в сфере закупок в течение пяти дней с даты размещения в единой информационной системе протокола подведения итогов аукциона заказчик размещает в единой информационной системе и на электронной площадке с использованием единой информационной системы без своей подписи проект контракта, который составляется путем включения в проект контракта, прилагаемый к документации или извещению о закупке, цены контракта, предложенной участником закупки, с которым заключается контракт, либо предложения о цене за право заключения контракта в случае, предусмотренном ч. 23 ст. 68 названного закона, информации о товаре (товарном знаке и (или) конкретных показателях товара), информации, предусмотренной п. 2 ч. 4 ст. 54.4, п. 7 ч. 9 ст. 83.1 упомянутого закона, указанных в заявке, окончательном предложении участника электронной процедуры.

Согласно ч.ч. 3, 4 ст. 83.2 Закона о контрактной системе в сфере закупок в течение пяти дней с даты размещения заказчиком в единой информационной системе проекта контракта победитель электронного аукциона размещает в единой информационной системе проект контракта, подписанный лицом, имеющим право действовать от имени победителя такого аукциона, а также документ, подтверждающий предоставление обеспечения исполнения контракта и подписанный усиленной электронной подписью указанного лица, либо протокол разногласий, подписанный усиленной электронной подписью лица, имеющего право действовать от имени победителя такого аукциона, в котором победитель аукциона указывает замечания к положениям проекта контракта, не соответствующим извещению о проведении такого аукциона, документации о нем и своей заявке на участие в таком аукционе, с указанием соответствующих положений данных документов.

Согласно ч. 6 ст. 83.2 Закона о контрактной системе в сфере закупок в течение трех рабочих дней с даты размещения заказчиком в единой информационной системе и на электронной площадке документов, предусмотренных ч. 5 названной статьи закона, победитель электронной процедуры размещает на электронной площадке проект контракта, подписанный усиленной электронной подписью лица, имеющего право действовать от имени такого победителя, а также документ и (или) информацию в соответствии с ч. 3 указанной статьи закона, подтверждающие предоставление обеспечения исполнения контракта и подписанные усиленной электронной подписью указанного лица.

В силу ч. 4 ст. 96 Закона о контрактной системе в сфере закупок контракт заключается после предоставления участником закупки, с которым заключается контракт, обеспечения его исполнения в соответствии с требованиями упомянутого закона.

В качестве обеспечения исполнения контракта Заявителем выбрана и направлена Заказчику банковская гарантия № 1294925 от 19.03.2019, выданная АКБ «ЭКСПРЕСС-ВОЛГА» (АО).

Согласно ч. 5 ст. 45 Закона о контрактной системе в сфере закупок заказчик рассматривает поступившую банковскую гарантию в срок, не превышающий трех рабочих дней со дня ее поступления.

Исчерпывающий перечень оснований для отказа в принятии заказчиком такой гарантии приведен в ч. 6 названной статьи закона, согласно п. 3 которой таким основанием является несоответствие банковской гарантии требованиям, содержащимся в извещении об осуществлении закупки, приглашении принять участие в определении поставщика (подрядчика, исполнителя), документации о закупке, проекте контракта, который заключается с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем).

Согласно п. 8 ч. 1 ст. 64 Закона о контрактной системе в сфере закупок в документации об аукционе должен быть указан размер обеспечения исполнения контракта, срок и порядок его предоставления, требования к такому обеспечению.

По смыслу приведенной нормы права определение таких обязательств находится в исключительной компетенции заказчика как лица, обладающего большим объемом публичноправовых обязательств в рамках закупок для государственных и муниципальных нужд, а потому наиболее заинтересованного в надлежащем исполнении контракта либо предоставлении ему возможности получить обеспечение его исполнения в целях возмещения собственных убытков, понесенных в результате срыва государственного контракта.

Во исполнение приведенной нормы права Заказчиком в п. 25.1 Информационной карты аукциона предусмотрено, что обеспечение исполнения государственного контракта может быть представлено как путем внесения денежных средств на расчетный счет Заказчика, так в форме безотзывной банковской гарантии, которая должна соответствовать всем требованиям, предъявляемым ст. 45 Закона о контрактной системе в сфере закупок (п. 9.4 проекта государственного контракта).

Законодательство о контрактной системе в сфере закупок основывается но нормоположениях гражданского законодательства Российской Федерации (ч. 1 ст. 2 Закона о контрактной системе в сфере закупок).

Заявитель, подав заявку на участие в закупочной процедуре, в контексте ч. 1 ст. 8 ГК РФ конклюдентно согласился с названными требованиями, приняв на себя все риски, связанные с их несоблюдением.

Согласно п. 1 ст. 377 ГК РФ упомянутой статьи кодекса предусмотренное независимой гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром ограничено уплатой суммы, на которую выдана гарантия.

В силу п. 2 названной статьи кодекса ответственность гаранта перед бенефициаром за невыполнение или ненадлежащее выполнение обязательства по гарантии не ограничена суммой, на которую выдана гарантия, если в гарантии не предусмотрено иное. Таким образом, требования названной статьи закона изначально разделяют обязательства гаранта перед бенефициаром в части возмещения ущерба, причиненного последнему вследствие действий принципала, и вследствие собственных действий гаранта.

Так, обязательства гаранта перед бенефициаром в части действий принципала ограничиваются суммой, на которую выдана банковская гарантия, и погашаются выплатой гарантом бенефициару всей полноты денежной суммы по банковской гарантии, поскольку, в целях соблюдения принципа справедливости юридической ответственности, отнесение на гаранта любых дополнительных расходов, связанных с причинением бенефициару вреда вследствие действий принципала является недопустимым.

Из п. 2 ст. 377 ГК РФ следует, что обязательства гаранта перед бенефициаром по возмещению вреда за свое собственное бездействие по несвоевременному исполнению взятых на себя обязательств по банковской гарантии ограничиваться суммой, на которую она выдана, не могут и не должны, поскольку обратное приведет к лишению бенефициара гражданско-правовой защиты от несвоевременности исполнения гарантом взятых на себя обязательств и поставит его в зависимость от субъективного усмотрения последнего в части сроков их исполнения.

В качестве меры такой защиты применительно к Закону о контрактной системе в сфере закупок следует рассматривать требования п. 3 ч. 2 ст. 45 названного закона, в силу которой банковская гарантия должна содержать обязанность гаранта уплатить заказчику неустойку в размере 0,1 процента денежной суммы, подлежащей уплате, за каждый день просрочки. По смыслу приведенной нормы права ее действие направлено на защиту государственных заказчиков от необоснованного затягивания банками-гарантами сроков выплат денежных сумм по банковским гарантиям ввиду неисполнения (ненадлежащего исполнения) участниками закупок своих обязательств по государственным контрактам под угрозой применения к ним самим мер гражданско-правовой ответственности.

По своей правовой природе обеспечение исполнения контракта представляет собой обеспечительный платеж, которым покрываются обязательства участника закупки, возникающие у него в ходе исполнения государственного контракта, в том числе обязанность возместить убытки или уплатить неустойку в случае нарушения договора.

При этом, поскольку государственный заказчик в рассматриваемых правоотношениях обладает бoльшим объемом публично-правовых обязанностей, нежели участник закупки, и осуществляет обеспечение государственных и муниципальных нужд в товарах, работах и услугах, то интересы такого заказчика в рамках исполнения государственного контракта должны быть обеспечены определенной ч. 6 ст. 37 Закона о контрактной системе в сфере закупок денежной суммой, которой будут покрываться причиненные заказчику убытки в случае нарушения или невыполнения победителем закупки условий государственного контракта.

Приведенный правовой подход наиболее полно соответствует балансу частных и публичных интересов (на необходимость соблюдения которого указал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 29.03.2011 № 2-П) и стабильности публичных правоотношений, поскольку направлен на защиту интересов заказчика как лица с наибольшим объемом публично-правовых обязанностей от причинения ему убытков, вызванных срывом исполнения государственного контракта и невозможностью удовлетворить собственные интересы и потребности в товаре, работах или услугах при отсутствии правовых оснований ко взысканию причиненного ущерба без необходимости разрешения указанного вопроса в судебном порядке. При этом, сам по себе смысл обеспечительного платежа заключается именно в возможности обращения на него взыскания без судебного разбирательства при наличии у заказчика, в случае срыва исполнения государственного контракта, срочной и острой необходимости в покрытии собственных убытков и возможности продолжения уже проведенной либо повторного проведения закупочной процедуры.

Затягивание банком-гарантом сроков выплаты денежной суммы по банковской гарантии в качестве обеспечения исполнения контракта приведет к несоблюдению упомянутых целей и принципов, поскольку гражданско-правовых гарантий защиты своих прав и законных интересов от такого затягивания (в виде взыскания с банка процентов за просрочку выплаты денежных средств по гарантии) заказчик лишен.

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно указал, что ограничение банком-гарантом подлежащей уплате с его стороны денежной суммы по банковской гарантии в части собственной ответственности напрямую нарушает права заказчика на получение своевременного возмещения причиненного ему участником закупки ущерба (поскольку определение сроков таких выплат осуществляется банком-гарантом самостоятельно и по своему собственному усмотрению), а также получения неустойки за просрочку банком таких выплат. В то же самое время, нормоположениями п. 2 ст. 377 ГК РФ установлен прямой запрет на ограничение гарантом размера своей ответственности перед бенефициаром по банковской гарантии.

Суд первой инстанции правомерно отклонил доводы общества диспозитивном характере требований ст. 377 ГК РФ, позволяющей гаранту самостоятельно избирать меры и границы собственной ответственности перед Заказчиком за неисполнение собственных обязательств по банковской гарантии, ввиду следующего.

Из буквального прочтения требований ст. 377 ГК РФ с очевидностью усматривается, что недопустимость ограничения ответственности гаранта перед бенефициаром суммой банковской гарантии является общим правилом, из которого допустимы исключения, оговоренные в этой гарантии, на которые согласны стороны такой гарантии.

Поскольку допустимость такого ограничения является именно исключением из общего предусмотренного ст. 377 ГК РФ правила, возможность его (исключения) применения подлежит изначальному согласованию сторонами контракта, а именно на стадии формирования заказчиком закупочной документации.

При этом, наличие такой возможности должно быть специально оговорено в аукционной документации с тем, чтобы не допустить в дальнейшем произвольного толкования со стороны участников закупки соответствующих положений документации в наиболее выгодную для себя сторону, ущемляющую, вместе с тем, права и законные интересы заказчика на своевременное получение выплат по банковской гарантии.

Таким образом, доводы заявителя о необходимости специальной оговорки в закупочной документации относительно недопустимости ограничения ответственности банка-гаранта ошибочными, поскольку подобная оговорка в документации должна быть относительно наличия такой возможности в качестве исключения из общего правила – недопустимости подобного ограничения.

Между тем, обществом «Городская стихия» была представлена банковская гарантия № 1294925 от 19.03.2019, выданная АКБ «ЭКСПРЕСС- ВОЛГА» (АО).

При этом, в соответствии с условиями, изложенными в п. 9 упомянутой гарантии, ответственность гаранта перед бенефициаром по гарантии ограничивается суммой, на которую выдана банковская гарантия.

Таким образом, из буквального содержания условий рассматриваемой банковской гарантии следует, что банком-гарантом в настоящем случае напрямую ограничивается собственная ответственность перед заказчиком за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств по своевременной выплате денежных средств по банковской гарантии, что не только не соответствует нормоположениям ст. 377 ГК РФ, но и значительно ухудшает правовое положение Учреждения в настоящем случае, поскольку ставит возможность получения им выплат по банковской гарантии в зависимость от усмотрения банка-гаранта, повлиять на которого заказчику не представляется возможным ввиду отсутствия у него рычагов гражданско-правового воздействия на последнего.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 05.05.2017 по делу № 305-ЭС16-20009, ограничение суммы, подлежащей уплате банком в пользу бенефициара по банковской гарантии за нарушение принципалом обязательств, само по себе не означает, что этой суммой исчерпывается ответственность гаранта за невыполнение или ненадлежащее выполнение гарантом обязательства по гарантии. Из положений п. 1 ст. 377 ГК РФ следует, что для определения границ самостоятельной ответственности гаранта перед бенефициаром необходимо четкое, ясное и определенное указание на это в гарантии.

Учитывая, что из п. 9 банковской гарантии № 1294925 от 19.03.2019, выданной АКБ «ЭКСПРЕСС-ВОЛГА» (АО), ясно, четко и недвусмысленно следует ограничение ответственности банка-гаранта перед бенефициаром за собственное неисполнение обязательств по своевременной выплате денежной суммы по этой гарантии, антимонопольный орган обоснованно пришел к выводу о ее несоответствии требованиям ГК РФ и аукционной документации, что исключало возможность принятия такой гарантии Заказчиком. Ввиду несоответствия банковской гарантии требованиям ч. 2 ст. 45 Закона о контрактной системе в сфере закупок в части необходимости ее соответствия требованиям гражданского законодательства у антимонопольного органа отсутствовали правовые основания для понуждения Учреждения к принятию этой банковской гарантии.

Правовая позиция Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенная в постановлении Пленума ВАС РФ от 23.03.2012 № 14, к рассматриваемым правоотношениям неприменима, поскольку названная позиция основана исключительно на нормоположениях ГК РФ и не учитывает специфику правоотношений в сфере контрактной системы закупок и предъявляемых действующим в указанной сфере законодательством. Обязанности по предоставлению Заказчиком участнику закупки возможности замены банковской гарантии нормоположения Закона о контрактной системе в сфере закупок не содержат, а требования ч. 7 ст. 45 упомянутого закона по своевременному извещению победителя закупки об отказе в принятии представленных им банковских гарантий Учреждением исполнены путем составления протокола о признании участника закупки уклонившимся от заключения государственного контракта.

Ссылки Заявителя на наличие в банковской гарантии указания на обязательства принципала, надлежащее исполнение которых и обеспечивается упомянутой гарантией, правомерно отклонены судом первой инстанции как не имеющие в настоящем случае правового значения, поскольку отсутствие таких сведений в этой гарантии основанием к ее отклонению со стороны Заказчика не являлось, вопреки утверждению Заявителя об обратном. Так, из формулировки протокола о признании Заявителя уклонившимся от заключения государственного контракта с очевидностью усматривается, что единственным основанием для отказа Учреждением в принятии банковской гарантии послужило именно наличие в ней ограничения ответственности банка-гаранта, поскольку после общего указания норм права, которым не соответствует представленная банковская гарантия, Заказчиком использовано словосочетание «а именно», после чего указаны конкретные причины отклонения банковской гарантии, связанные именно с ее несоответствием требованиям ст. 377 ГК РФ.

Заявителем представлена банковская гарантия, которая не только не соответствует требованиям аукционной документации, но и ухудшает положение Заказчика по сравнению с тем, на что он был вправе рассчитывать исходя из положений этой документации, поскольку условия представленной обществом «Городская стихия» банковской гарантий лишают Учреждение права на получение выплат по ней в ряде случаев, тем самым уменьшая сумму денежных средств, которую заказчик может требовать ко взысканию по указанным гарантиям.

Согласно ч. 5 ст. 96 Закона о контрактной системе в сфере закупок в случае непредоставления участником закупки, с которым заключается контракт, обеспечения его исполнения в срок, установленный для заключения контракта, такой участник считается уклонившимся от заключения контракта.

Таким образом, толкование приведенных норм права в совокупности со ст. 45 Закона о контрактной системе в сфере закупок позволяет сделать вывод о том, что требования к банковским гарантиям, предоставляемым в качестве обеспечения исполнения контрактов, являются обязательными и безальтернативными, а их несоблюдение влечет за собой не только отказ заказчика от заключения договора, но и является самостоятельным основанием для признания такого участника уклонившимся от заключения контракта.

При этом по смыслу и в целях применения названных норм права предоставление банковской гарантии, не соответствующей требованиям аукционной документации, приравнивается к ее непредставлению.

Аналогичная позиция последовательно отражена в судебных актах по делам №№ А40- 87924/12, А40-122160/15, А40-217907/2016.

Учитывая факт истечения отведенного на подписание контракта и предоставление обеспечения его исполнения срока (указанный срок истекал 02.04.2019), предоставление обществом «Городская стихия» банковской гарантии, не соответствующей требованиям аукционной документации (что является нарушением ст. 45 Закона о контрактной системе закупок), а потому не принятой Учреждением применительно к ст. 96 Закона о контрактной системе закупок, антимонопольный орган пришел к обоснованному выводу об уклонении Заявителя от заключения государственных контрактов.

Доводы общества об отсутствии в его действиях признаков недобросовестности обоснованно отклонены судом первой инстанции, поскольку в контексте ст.ст. 45, 96 Закона о контрактной системе в сфере закупок предоставление банковской гарантии, не соответствующей требованиям как законодательства, так и аукционной документации, является самостоятельным основанием для признания его уклонившимся от заключения контракта, а потому приведенные Заявителем ссылки на факт подписания со своей стороны проекта государственного контракта подлежат отклонению как не имеющие правового значения.

При этом, как верно указал суд первой инстанции, после того, как Заявителю стало известно об отказе в принятии Заказчиком представленной им банковской гарантии, обществом «Городская стихия» не было предпринято никаких мер, направленных на разрешение возникшей ситуации: исправленная банковская гарантия обществом Заказчику не предоставлялась, денежные средства в обеспечение исполнения государственного контракта не вносились, что свидетельствует об отсутствии у Заявителя действительной заинтересованности в разрешении спорного вопроса в максимально короткий срок без вмешательства административного органа, уполномоченного в сфере контрактной системы закупок.

Ссылки Заявителя на недопустимость включения сведений о нем в реестр недобросовестных поставщиков, обоснованные ссылками на постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 30.07.2001 № 13-П и от 21.11.2002 № 15- П, необоснованны, поскольку, как следует из постановления Арбитражного суда Московского округа от 11.03.2016 по делу № А40-76227/2015, указанные выводы Конституционного Суда Российской Федерации к спорным правоотношениям неприменимы.

Учитывая изложенное, оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, суд первой инстанции с учетом положения ч. 1 ст. 71 АПК РФ применительно к конкретным обстоятельствам настоящего дела, пришел к правильному выводу, что действия Заказчика в настоящем случае требованиям законодательства Российской Федерации о контрактной системе закупок не противоречили, а потому у контрольного органа отсутствовали правовые основания для отказа Учреждению во включении сведений в отношении Заявителя в реестр недобросовестных поставщиков.

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении заявленных требований.

Доводы апелляционной жалобы фактически повторяют доводы заявителя при рассмотрении дела судом первой инстанции, который дал им правомерную оценку, и с которой суд апелляционной инстанции соглашается.

Аргументированных доводов, основанных на доказательственной базе, опровергающих выводы суда, изложенные в решении, и позволяющих изменить или отменить обжалуемый судебный акт, заявителем на момент рассмотрения апелляционной жалобы не представлено.

Таким образом, решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, соответствует материалам дела и действующему законодательству, в связи с чем отмене не подлежит.

Обстоятельств, являющихся безусловным основанием в силу ч. 4 ст. 270 АПК РФ для отмены судебного акта, апелляционным судом не установлено.

Руководствуясь ст.ст. 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

П О С Т А Н О В И Л:

решение Арбитражного суда города Москвы от 10.10.2019 по делу № А40-209722/19 оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Арбитражный суд Московского округа.

 

  Председательствующий судья:                                                                        Л.Г. Яковлева

     

  Судьи:                                                                                                                 С.М. Мухин

                                                                                                             

                     В.И. Попов