Постановление 09АП-73302/2019 от 17 января 2020 года по делу А40-102081/2019

Отменить определение первой инстанции полностью или в части, Разрешить вопрос по существу (ст.272 АПК РФ)

                                       

                             

                                                                                                                     

 

 

 

 

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

127994, Москва, ГСП-4, проезд Соломенной cторожки, 12



 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

№ 09АП-73302/2019

                            

г. Москва                                                                                          Дело № А40-102081/19

17 января 2020 года            

Резолютивная часть постановления объявлена 15 января 2020 года

Постановление изготовлено в полном объеме 17 января 2020 года

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи  В.В. Лапшиной,

судей  В.С. Гарипова, И.М. Клеандрова,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Т.О. Зориной,

рассмотрев в открытом судебном  заседании апелляционную жалобу АО «Райффайзенбанк»
на определение Арбитражного суда г. Москвы от 30 октября 2019,
вынесенное судьей Амбадыковой Г.А.,
об отказе в удовлетворении заявления АО «Райффайзенбанк» о включении требований в реестр требований кредиторов Орлова Антона Алексеевича задолженности в размере 855 782,01 руб.
по делу № А40-102081/19 о признании несостоятельным (банкротом) гражданина-должника Орлова Антона Алексеевича

при участии в судебном заседании:

от Орлова Антона Алексеевича  — Орлова И.Г. по дов. от 28.06.2019

от АО «Райффайзенбанк» — Кормашов А.О. по дов. от 21.06.2017

ф/у Орлова Антона Алексеевича – Егоров А.В. по решению АСгМ от 26.07.2019

Иные лица не явились, извещены.

 

У С Т А Н О В И Л:

Решением Арбитражного суда города Москвы от 26.07.2019 Орлов Антон Алексеевич признан банкротом, в отношении него введена процедура реализации имущества гражданина, финансовым управляющим утвержден Егоров Андрей Владимирович, о чем опубликованы сведения в газете «Коммерсантъ» №142 от 10.08.2019.

В Арбитражный суд г. Москвы 27.08.2019 поступило заявление АО «Райффайзенбанк» о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности в размере 855 782,01руб.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 30 октября 2019 требование АО «Райффайзенбанк» к Орлову Антону Алексеевичу признано необоснованным, заявителю отказано в удовлетворении заявления о включении требований в реестр требований кредиторов Орлова Антона Алексеевича задолженности в размере 855 782,01 руб.

Не согласившись с вынесенным определением, АО «Райффайзенбанк»
обратилось в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить определение Арбитражного суда г.Москвы от 30 октября 2019г., принять новый судебный акт.

В обоснование отмены судебного акта заявитель апелляционной жалобы ссылается на незаконность и необоснованность судебного акта, указывает, что в материалы дела представлены надлежащие и достаточные доказательства наличия задолженности, а также, что не из материалов дела не следует очевидное отклонение действий участни­ка гражданского оборота от добросовестного поведения.

От должника поступил письменный отзыв на жалобу.

В судебном заседании представитель апеллянта поддержал апелляционную жалобу в полном объеме.

Представитель должника и финансовый управляющий должника возражали по доводам жалобы.

Иные лица, участвующие в деле, уведомленные судом о времени и месте слушания дела, в судебное заседание не явились, в соответствии с абзацем 2 части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации информация о времени и месте судебного заседания была опубликована на официальном интернет-сайте http://kad.arbitr.ru, в связи с чем, апелляционная жалоба рассматривается в их отсутствие, исходя из норм ст. 121, 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Законность и обоснованность принятого определения проверены в соответствии со статьями 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции, изучив материалы дела, исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, считает, что имеются основания для отмены обжалуемого судебного акта в силу следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).

В соответствии со статьей 32 Закона о банкротстве и частью 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).

Как следует из материалов дела, в обоснование заявления АО «Райффайзенбанк» ссылалсоь на наличие у должника задолженности в размере 855 782,01 руб., из них: 826 110,65 руб. – задолженность по основному долгу и процентам, 29 671,36 руб. – неустойка, возникшей в связи с ненадлежащим исполнением обязательств по договору о предоставлении возобновляемой кредитной линии к текущему счету с возможностью использования банковской кредитной карты от 25.07.2018 (кредитная карта RUR Visa Cashback credit) от 25.07.2018, договора потребительского кредита №PIL 18062001835378 от 20.06.2018, договора потребительского кредита №PIL 18071801916289 от 18.07.2018, а также соглашения о предоставлении услуги «СМС-Банк».

Как указал заявитель, 15.12.2015 Орловым А.А. было подписано заявление на подключение к системе Raiffesen Connect, в соответствии с которым выразил согласие получать SMS-сообщения на контактный номер телефона, указанный в заявлении.

Также клиент выразил свое согласие с тем, что предоставление доступа в систему Raiffesen Connect осуществляется в соответствии с Общими условиями, где установлены случаи признания электронных документов, подписанных неквалифицированной электронной подписью, равнозначными документам на бумажных носителях, подписанным собственноручной подписью, предусмотрен порядок проверки электронной подписи, а также порядок использования электронной подписи и ответственность сторон.

В соответствии с п. 10.2.14 Общих условий в случаях, предусмотренных Общими условиями или Договорами, подаваемые клиентом через систему электронные документы подписываются одноразовым паролем.

Одноразовый пароль формируется путем получения клиентом одноразового пароля в виде направляемого банком SMS-сообщения на номер мобильного телефона для одноразовых паролей с использованием Клиентом на стороне Банка программы генерации Одноразового пароля.

Согласно п. 10.2.15 Общих условий одноразовый пароль обладает следующими свойствами: одноразовый пароль воспроизводим только лицом, владеющим необходимыми средствами его формирования; подлинность Одноразового пароля может быть удостоверена; Одноразовый пароль неразрывно связан с подписываемым Электронным документом.

Пунктом 10.2.16 Общих условий установлены правила определения лица, подписывающего электронный документ, по его одноразовому паролю: Банком определяется одноразовый пароль, которым подписан электронный документ; на основании проверки электронного документа, осуществляемой автоматически системами банка, банк определяет клиента, который создал и подписал данный Электронный документ одноразовым паролем.

Заявитель указал, что должник путем ввода аутентификационных данных, известных только клиенту, зашёл в Мобильное приложение Райффайзенбанка, где им было составлено заявление на кредит, банк путем направления на контактный номер мобильного телефона клиента SMS-сообщения подтвердил о готовности банка предоставить кредит, 20.06.2018 и 18.07.2018 Орлов Антон Алексеевич подписал пакеты документов на кредит путем ввода кода, направленного банком SMS-сообщением на Контактный номер мобильного телефона, 20.06.2018 и 18.08.2018 суммы кредитов были переведена на текущий счет клиента.

Кроме того, согласно заявлению, 25.07.2018 на контактный номер мобильного телефона Орлова А.А. направлено SMS-сообщение с предложением о заключении кредитного договора и выпуске банковской кредитной карты, посредством подписания комплекта документов через мобильное приложение Райффайзенбанка, 25.07.2018 должник путем ввода аутентификационных данных, известных только клиенту, осуществил вход в мобильное приложение Райффайзенбанка, где им было подписано заявление на кредит.

Суд первой инстанции, отказывая кредитору во включении заявленных требований в реестр требований кредиторов должника, усмотрел в действиях банка признаки злоупотребления правом, поскольку банк, последовательно предоставляя денежные средства 20.06.2018, 18.07.2018 и 25.07.2018 в качестве займа лицу, имеющему психическое заболевание, фактически способствовал увеличению долговой нагрузки на должника, что не соответствует требованиям добросовестного и разумного поведения при осуществлении гражданских прав и влечет отказ в защите права на основании ст.10 ГК РФ.

Суд первой инстанции со ссылкой на положения ст. 177 ГК РФ также полагает, что АО «Райффайзенбанк», располагая сведениями о наличии у должника психического заболевания, поскольку они были сообщены супругой должника, а также наличии неисполненных обязательств по другому кредитному договору, проявляя должную степень разумности и осмотрительности, не предпринял мер к проверке указанных сведений, являясь профессионалом в сфере кредитования, не мог не осознавать высокий риск невозврата выданных займов

Между тем, суд апелляционной инстанции  не может согласиться с выводами суда первой инстанции в силу следующего.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» в пункте 26 даны разъяснения, согласно которым в силу пунктов 3 — 5 статьи 71 и пунктов 3 — 5 статьи 100 Закона о банкротстве проверка обоснованности и размера требований кредиторов осуществляется судом независимо от наличия разногласий относительно этих требований между должником и лицами, имеющими право заявлять соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование кредитором — с другой стороны.

При установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.

В настоящем случае, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что в материалы дела представлены надлежащие и достаточные доказательства, подтверждающие наличие задолженности перед кредитором, а выводы суда первой инстанции о наличии в действиях банка признаков злоупотребления правом являются ошибочными и не соответствующими материалам дела.

Судом первой инстанции приняты во внимание доводы представителя должника о том, что на момент заключения кредитных договоров Орлов А.А. имел длящееся психическое заболевание, а также, что 19.12.2017 супруга должника обратилась в АО «Райффайзенбанк» с заявлением, в котором просила не выдавать должнику каких-либо кредитов, поскольку ранее выданный 05.11.2017 банком кредит сильно ухудшил материальное положение в семье, приложив медицинскую справку о наличии у должника психического заболевания.

Между тем, указанные обстоятельства не свидетельствуют о наличии оснований полагать, что в действиях банка имеются признаки злоупотребления правом при выдаче кредитных средств должнику, а также, что в момент заключения кредитных договоров должник не мог руководить своими действиями не понимал их значение.

В соответствии со ст. 819 Гражданского кодекса Российской Федерации по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Согласно п. 1 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

Согласно ст. ст. 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается.

В соответствии со ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.

Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

Согласно ст. 171 Гражданского кодекса Российской Федерации ничтожна сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства.

В силу статьи 29 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством.

Между тем, каких-либо доказательств того, что ответчик в момент заключения кредитного договора был признан неспособным, суду не представлено. Наоборот, из представленной справки из ГБУЗ Психиатрическая больница № 13 от 20.12.2018 следует, что должник дееспособности не был лишен.

В соответствии с п. 1 ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В соответствии со ст. 178 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если:

1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;

2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;

3) сторона заблуждается в отношении природы сделки;

4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;

5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной.

Согласно ст. 179 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

В силу пункта 2 статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации, сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Между тем, из материалов дела не следует, что на момент заключения кредитных договоров, а также совершения действий, направленных на получение кредитных средств, должник не мог осознавать свои действия или руководить ими.

Нахождение в должника на учете и лечении в психоневрологическом диспансере безусловным доказательством данного обстоятельства являться не может.

Из материалов дела следует, что 19.12.2017 супруга должника действительно обращалась в Банк с заявлением, в ко­тором просила не выдавать должнику каких-либо кредитов, а также была предоставлена справка от «06» декабря 2017 г. о том, что должник находился на лечении с «03» декабря 2017 г. по настоящее время, то есть на дату выдачи справки.

Банк принял данную информацию к сведению, однако, как верно отметил апеллянт, он не был обязан соблюдать указанные рекомендации, поскольку указанные обстоятельства, в отсутствие подтвержденных сведений о недееспособности лица, с которым заключается договор, необоснованно ограничивают участников гражданского оборота в свободе договора.

Кредитор пояснил, что 20.06.2018            года должник обратился в Банк за кредитом, указав в анкете среди про­чего, что он трудоустроен, не указал иных других кредитов в других Банках. Оснований не доверять данной информации у Банка не было.  

Суд первой инстанции обратил вни­мание, что часть данного кредита была сразу же списана в счет погашения обязательств по ранее выданному кредиту, в чём суд усмотрел злоупотребление правом.

Однако, фак­тическая практика потребительского кредитования показывает, что клиенты бан­ков берут потребительские кредиты с целью погашения ранее образовавшихся задолжен­ностей и получения дополнительных денежных средств, что зачастую сопровождается уменьшением процентной ставки, облегчающей долговую нагрузку.

В этом случае, данное списание не отличается от практики обычного гражданского оборота.

18.07.2018 года должник вновь обратился в Банк за кредитом, также указывая в ан­кете информацию о наличие работы.  В этот раз кредит был выдан на значительно мень­шую сумму и под ещё меньшую процентную ставку.

Также 25.07.2018 должник получил кредитную карту.

Как пояснил заявитель, в последующий период никакой дополнительной информации от должника не по­ступало.

Исходя из выписок по счетам должника платежи по кредитным средствам осуществлялись, а денежные средства, как видно расходовались на приобретение услуг и товаров в магазинах, кафе, аптеках, такси, АЗС, железнодорожных кассах и т.д.

Также на счет должника поступали переводы заработной платы.

Всё вышеперечисленное свидетельствовало о ти­пичном поведении потребителя кредитного продукта.

Кроме того, в отзыве должника не оспаривается факт получения кредитов, их оплаты и наме­рения осуществлять дальнейшую оплату, которому помешали проблемы со здоровьем должника.

Досрочного возврата кредитных средств должником, при ухудшении здоровья не последовало, следовательно, должник изъявил намерение продолжать кредитные отноше­ния с Банком

Суд апелляционной инстанции также учитывает, что пакеты документов на кредиты были подписаны должником ввода кода, путем направленного банком SMS-сообщением на Контактный номер мобильного телефона, т.е. посредством ввода аутентификационных данных, известных только клиенту – должнику, что подтверждает намерение должника получать кредитные средства.

Как было указано ранее, 15.12.2015 Орловым А.А. было подписано заявление на подключение к системе Raiffesen Connect, в соответствии с которым выразил согласие получать SMS-сообщения на контактный номер телефона, указанный в заявлении.

 Также клиент выразил свое согласие с тем, что предоставление доступа в систему Raiffesen Connect осуществляется в соответствии с Общими условиями, где установлены случаи признания электронных документов, подписанных неквалифицированной электронной подписью, равнозначными документам на бумажных носителях, подписанным собственноручной подписью, предусмотрен порядок проверки электронной подписи, а также порядок использования электронной подписи и ответственность сторон.

Должником пакеты документов, представленные в материалы дела, подписаны в соответствии п. 10.2.14, 10.2.15, 10.2.16 Общих условий, в связи с чем, оснований сомневаться в направленности воли должника на заключение кредитных договоров и получения заемных денежных средств от Банка суд апелляционной инстанции не усматривает.

В связи с изложенным, требования АО «Райффайзенбанк» в размере 855 782 руб. 01 коп., из которых: 826 110 руб. 65 коп. задолженность по кредитным договорам без учета финансовых санкций, 29 671 руб. 36 коп. неустойка являются обоснованными и подлежащими включению в третью очередь реестра требований кредиторов должника Орлова Антона Алексеевича.

В соответствии с пунктом 3 части 4 статьи 272 АПК РФ арбитражный суд по результатам рассмотрения жалобы на определение арбитражного суда первой инстанции вправе отменить определение полностью или в части и разрешить вопрос по существу.

Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием к отмене судебного акта, судом первой инстанции не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 176, 266 — 269, 270, 272 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации

 

П О С Т А Н О В И Л:

Определение Арбитражного суда г. Москвы от 30 октября 2019 по делу № А40-102081/19 отменить.

Включить требования АО «Райффайзенбанк» в третью очередь реестра требований кредиторов должника Орлова Антона Алексеевича в размере 855 782 руб. 01 коп., из которых: 826 110 руб. 65 коп. задолженность по кредитным договорам без учета финансовых санкций, 29 671 руб. 36 коп. неустойка.

Постановление вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в течение одного месяца со дня изготовления в полном объеме в Арбитражный суд Московского округа.

 

Председательствующий судья:                                                                   В.В. Лапшина

Судьи:                                                                                                                       В.С. Гарипов

                                                                                                          

                                                                                                                     И.М. Клеандров