Постановление 09АП-74346/2019 от 15 января 2020 года по делу А40-118948/2019

Оставить без изменения решение, а апелляционную жалобу — без удовлетворения (п.1 ст.269 АПК)

                                       

                                     

                                                          

 

 

 

Д Е В Я Т Ы Й  А Р Б И Т Р А Ж Н Ы Й  А П Е Л Л Я Ц И О Н Н Ы Й  С У Д

127994, Москва, ГСП-4, проезд Соломенной cторожки, 12

адрес электронной почты: info@mail.9aac.ru

адрес веб.сайта: http://www.9aas.arbitr.ru

 

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

№ 09АП-74346/2019-ГК

 

г. Москва                                                                                              Дело № А40-118948/19

15 января 2020 года

 

Резолютивная часть постановления объявлена 14 января 2020 года

Постановление изготовлено в полном объеме 15 января 2020 года

 

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Стешана Б.В.,

судей: Лялиной Т.А., Яниной Е.Н.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Григорьевой О.В.,

 

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Общества с ограниченной ответственностью «КБ-71»

на решение Арбитражного суда г. Москвы от 30.10.2019 по делу № А40-118948/19

по иску Общества с ограниченной ответственностью «КБ-71»

(ОГРН 1095003003501, ИНН 5003071753)

к 1. Репиной Марии Валентиновне,

2. Сергееву Борису Николаевичу,

3. Бурдейной Инге Николаевне

третье лицо: Общество с ограниченной ответственностью «СофтЛайн»

о взыскании 8 547 894 руб. 40 коп.

при участии в судебном заседании:

от истца – Беляков А.С. по доверенности от 18 апреля 2018;

от ответчиков – не явились, извещены;

от третьего лица – не явился, извещен.

 

У С Т А Н О В И Л:

 

Общество с ограниченной ответственностью «КБ-71» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к участникам ООО «СофтЛайн»: Репиной Марии Валентиновне (далее – ответчик 1), Сергееву Борису Николаевичу (далее – ответчик 2) и бывшему генеральному директору ООО «СофтЛайн» Бурдейной Инге Николаевне (далее – ответчик 3) о взыскании в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «СофтЛайн» задолженности в размере 6 655 862 руб., процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 1 826 620 руб. 40 коп., процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных за период с 27.04.2018 по дату фактической оплаты, расходов на оплату государственной пошлины в размере 65 412 руб.

Решением от 30.10.2019 Арбитражный суд города Москвы в иске отказал.

Не согласившись с принятым решением, истец обратился в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просил решение суда отменить как незаконное и не мотивированное должным образом, так как по мнению истца суд не дал надлежащей оценки доводам истца о неразумности и недобросовестности действий ответчика.

Информация о принятии апелляционной жалобы вместе с соответствующим файлом размещена в информационно-телекоммуникационной сети Интернет на сайте Девятого арбитражного апелляционного суда (www.9aas.arbitr.ru) и Картотеке арбитражных дел по веб-адресу (www.//kad.arbitr.ru/) в соответствии с положениями части 6 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В судебном заседании арбитражного апелляционного суда представитель истца поддержал доводы апелляционной жалобы, просил решение отменить, иск удовлетворить.

Ответчики и третье лицо, извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, своих представителей в судебное заседание не направили.

Арбитражный апелляционный суд, руководствуясь статьями 123, 156, 184 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, рассмотрел настоящее дело в отсутствие не явившихся лиц.

Законность и обоснованность принятого решения суда первой инстанции проверены на основании статей 266 и 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Девятый арбитражный апелляционный суд, изучив материалы дела, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, проверив все доводы апелляционной жалобы, приходит к выводу о том, что судом первой инстанции принято законное и обоснованное решение, и у суда апелляционной инстанции отсутствуют основания для его отмены.

При исследовании обстоятельств дела установлено, что с января 2015 года между ООО «КБ-71» и ООО «СофтЛайн» сложились фактические отношения по разовым сделкам купли-продажи, договоры на поставку товара не заключались.

По товарным накладным истцом осуществлена поставка товара ООО «СофтЛайн» на сумму 6 655 862 руб.

ООО «СофтЛайн» свои обязательства по оплате поставленного товара не исполнило, в связи с чем, истец обратился в Арбитражный суд города Москвы за взысканием задолженности.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы от 26.07.2018 по делу № А40-90668/18-81-659 с ООО «СофтЛайн» в пользу ООО «КБ-71» взыскана задолженность в размере 6 655 862 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 1 826 620 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами, начисленные за период с 27.04.2018 по дату фактической оплаты, а также 65 412 руб. расходов по оплате государственной пошлины.

Постановлением Управления Федеральной службы судебных приставов по
г. Москве ФССП от 15.11.2018 исполнительное производство № 128617/18/77055-ИП окончено, в постановлении указано, что исполнительный документ возвращается взыскателю, в связи с тем, что невозможно установить место нахождение должника, его имущества либо получить сведения о наличии принадлежащих ему денежных средств и иных ценностей, находящихся на счетах, во вкладах или на хранении в кредитных организациях, за исключением случаев когда предусмотрен розыск.

ФНС России (ИФНС России № 1 по г. Москве) обращалась в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) ООО «СофтЛайн».

Определением Арбитражного суда города Москвы от 12.11.2015г. по делу
№ А40-157549/15 ФНС России (ИФНС России № 1 по г. Москве) отказано во введении в отношении должника – ООО «СофтЛайн», процедуры наблюдения, производство по делу о признании несостоятельным (банкротом) ООО «СофтЛайн» прекращено.

МИФНС № 46 по г. Москве 10.01.2019 в отношении ООО «СофтЛайн» внесена запись об исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ на основании ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Из выписки ЕГРЮЛ усматривается, что участниками ООО «СофтЛайн» являлись: Репина Мария Валентиновна с 50% долей в уставном капитале Общества и Сергеев Борис Николаевич с 50% долей в уставном капитале Общества.

Генеральным директором Общества указана Бурдейная Инга Николаевна, однако 11.07.2017 МИФНС № 46 по г. Москве в ЕГРЮЛ внесена запись о недостоверности сведений на основании заявления физического лица о недостоверности сведений о нем.

Требования истца по решению Арбитражного суда города Москвы от 26.07.2018г. по делу № А40-90668/18-81-659 удовлетворены не были, ООО «СофтЛайн» прекратило свою деятельность.

Истец полагает, что Репина М.В. и Сергеев Б.Н. как участники Общества, а также Бурдейная И.Н. как генеральный директор действовали неразумно и недобросовестно, поскольку участники Общества не приняли решение об образовании нового единоличного исполнительного органа, при наличии у Общества задолженности не приняли решение о ликвидации Общества либо об обращении с заявлением о признании Общества несостоятельным (банкротом). Ранее Бурдейная И.Н. являясь генеральным директором Общества не обращалась в суд с заявлением о признании ООО «СофтЛайн» несостоятельным (банкротом).

Истец считает, что ответчики в силу пунктов 1-3 ст. 53.1, ч. 1 ст. 399 ГК РФ, п. 3.1 ст. 3 Федерального закона от 08.02.1998 №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» должны нести субсидиарную ответственность по обязательствам ООО «СофтЛайн».

Таким образом, истец указывает, что размер ответственности участников ООО «СофтЛайн»: Репиной М.В. и Сергеева Б.Н., а также бывшего руководителя ООО «СофтЛайн» Бурдейной И.Н., привлекаемых к субсидиарной ответственности по обязательствам ликвидированного ООО «СофтЛайн», равен размеру неисполненного обязательства перед истцом в сумме 8 547 894 руб. 40 коп.

Данные факты послужили основанием для обращения в суд.

Разрешая спор, и отказывая в иске, суд первой инстанции пришел к следующим выводам.

Участие в экономической деятельности может осуществляться гражданами как непосредственно, так и путем создания коммерческой организации, в том числе в форме общества с ограниченной ответственностью.

Ведение предпринимательской деятельности посредством участия в хозяйственных правоотношениях через конструкцию хозяйственного общества (как участие в уставном капитале с целью получение дивидендов, так и участие в органах управления обществом с целью получения вознаграждения) — как правило, означает, что в конкретные гражданские правоотношения в качестве субъекта права вступает юридическое лицо.

Именно с самим обществом юридически происходит заключение сделок и именно от самого общества его контрагенты могут юридически требовать исполнения принятых на себя обязательств, несмотря на фактическое подписание договора-документа с конкретным физическим лицом, занимающим должность руководителя. Как и любое общее правило, эти положения рассчитаны на добросовестное поведение участников оборота, предполагающее, в том числе, надлежащее исполнение принятых на себя обществом обязательств.

Так как любое общество (принимая на себя права и обязанности, исполняя их) действует прямо или опосредованно через конкретных физических лиц — руководителей организации, гражданское законодательство для стимулирования добросовестного поведения и недопущения возможных злоупотреблений со стороны физических лиц -руководителей в качестве исключения из общего правила (ответственности по обязательствам юридического лица самим юридическим лицом) — предусматривает определенные экстраординарные механизмы защиты нарушенных прав кредиторов общества.

В частности, субсидиарная ответственность руководителя при фактическом банкротстве возглавляемого им юридического лица (глава 3.2 Закона о банкротстве), возмещение убытков в силу ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (как следует из правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, отраженной в определении от 05.03.2019 по делу № А305-ЭС18-15540, противоправное поведение (в частности, умышленный обман контрагента) лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа, или иного представителя, повлекшее причинение вреда третьим лицам, может рассматриваться в качестве самостоятельного состава деликта по смыслу ст. 1064 Кодекса).

Таким образом, физическое лицо, осуществляющее функции руководителя, подвержено не только риску взыскания корпоративных убытков (внутренняя ответственность управляющего перед своей корпораций в лице участников корпорации), но и риску привлечения к ответственности перед контрагентами управляемого им юридического лица (внешняя ответственность перед кредиторами общества).

Однако в силу экстраординарности указанных механизмов ответственности руководителя перед контрагентами управляемого им общества, законодательством и судебной практикой выработаны как материальные условия (основания) для возложения такой ответственности (наличие всей совокупности которых должно быть установлено судом), так и процессуальные правила рассмотрения таких требований.

Как для субсидиарной (при фактическом банкротстве), так и для деликтной ответственности (например, при отсутствии дела о банкротстве, но в ситуации юридического прекращения деятельности общества (исключение из ЕГРЮЛ)) необходимо наличие убытков у потерпевшего лица, противоправности действий причинителя (при презюмируемой вине) и причинно-следственной связи между данными фактами. Ответственность руководителя перед внешними кредиторами наступает не за сам факт неисполнения (невозможности исполнения) управляемым им обществом обязательства, а в ситуации, когда неспособность удовлетворить требования кредитора наступила не в связи с рыночными и иными объективными факторами, а, в частности, искусственно спровоцирована в результате выполнения указаний (реализации воли) контролирующих лиц.

Учитывая, что такая ответственность является исключением из правила о защите делового решения менеджеров, по данной категории дел не может быть применен стандарт доказывания, применяемый в рядовых гражданско-правовых спорах. В частности, при оценке метода ведения бизнеса конкретным руководителем (в результате которого отдельные кредиторы не получили удовлетворения своих притязаний от самого общества) — кредитор, не получивший должного от юридического лица и требующий исполнения от физического лица — руководителя (с которым не вступал в непосредственные правоотношения), должен обосновать наличие в действиях такого руководителя умысла либо грубой неосторожности, непосредственно повлекшей невозможность исполнения в будущем обязательства перед контрагентом.

Не любое подтвержденное косвенными доказательствами сомнение в добросовестности действий руководителя должно толковаться против ответчика, такие сомнения должны быть достаточно серьезными, то есть ясно и убедительно с помощью согласующихся между собой косвенных доказательств подтверждать отсутствие намерений погасить конкретную дебиторскую задолженность.

Таким образом, само по себе наличие презумпций (вины, причинно-следственной связи и т.д.) означает лишь определенное распределение бремени доказывания между участниками спора, что не исключает ни право ответчиков на опровержение заявленных истцом доводов, ни обязанности суда исследовать и устанавливать наличие всей совокупности элементов, необходимых для привлечения ответчиков к ответственности.

Выводы суда о неправомерности действий исполнительного органа должны быть основаны на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что его действия не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание неблагоприятных последствий, либо основаны на совокупном анализе всех заявленных доводов и представленных документов.

В соответствии с п. 1 ст. 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени (п. 3 ст. 53), обязано возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.

Лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в п. 25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», применяя положения ст. 53.1 Кодекса об ответственности лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица, членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, определяющих действия юридического лица, следует принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входило названное лицо, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий связана с риском предпринимательской и (или) иной экономической деятельности.

Так, п. 3.1 ст. 3 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» предусмотрено, что исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в п. п. 1 — 3 ст. 53.1 ГК РФ, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества.

Деятельность юридического лица прекращена в связи с исключением из ЕГРЮЛ на основании п. 2 ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», согласно которому юридическое лицо, которое в течение 12-ти месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством РФ о налогах и сборах, не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность (далее — недействующее юридическое лицо). При наличии одновременно указанных в п. 1 ст. 21.1 ФЗ от 08.08.2001 № 129-ФЗ признаков недействующего юридического лица регистрирующий орган принимает решение о предстоящем исключении юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц.

Исходя из п. 1 ст. 399 Гражданского кодекса Российской Федерации до предъявления требования к субсидиарному должнику кредитор должен предъявить требование к основному должнику. При этом кредитор вправе предъявить требование к субсидиарному должнику лишь в случае, если основной должник отказался удовлетворить требования кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответа на предъявленное требование.

Для привлечения участников и единоличного исполнительного органа Общества к субсидиарной ответственности доказыванию подлежит в силу ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации состав правонарушения, включающий наличие вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинно-следственную связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступившим вредом.

К понятиям недобросовестного или неразумного поведения участников общества следует применять положения, изложенные в п. п. 2, 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» в отношении действий (бездействия) директора.

Согласно указанным разъяснениям, недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:

1)    действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;

2)  скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;

3)   совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;

4)  после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому     лицу документов,     касающихся     обстоятельств,         повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;

5) знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.).

Неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:

1) принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;

2) до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации;

3) совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т.п.).

Порядок и основания привлечения участников, единоличного исполнительною органа общества к субсидиарной ответственности по обязательствам общества установлены законом.

При этом само по себе наличие непогашенной задолженности общества перед его кредиторами не влечет субсидиарной ответственности участника (руководителя) общества.

Однако, истцом, каких-либо доказательств в подтверждение того, что долг возник вследствие действий (бездействия) ответчиков, суду не представлено.

Судом установлено, что в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о противоправности действий ответчиков.

Кроме того, истец не был лишен возможности контроля за решениями, принимаемыми регистрирующим органом в отношении своего контрагента по сделке как недействующего юридического лица, а также возможности своевременно направить в регистрирующий орган заявление о том, что его права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц.

Учитывая, что истец, действуя разумно и добросовестно, мел возможность самостоятельно обратиться в регистрирующий орган и заявить свои возражения в отношении внесения записи об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ, а также был вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании ООО «СофтЛайн» 1)    действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;

2)  скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;

3)   совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;

4)  после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому     лицу документов,     касающихся     обстоятельств,         повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;

5) знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.).

Неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:

1) принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;

2) до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации;

3) совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т.п.).

Порядок и основания привлечения участников, единоличного исполнительною органа общества к субсидиарной ответственности по обязательствам общества установлены законом.

Судом установлено, что в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о противоправности действий ответчиков, и истцом каких-либо доказательств в подтверждение того, что долг возник вследствие действий (бездействия) ответчиков, суду не представлено.

Вопреки утверждениям истца, суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении иска, поскольку само по себе наличие непогашенной задолженности общества перед его кредиторами не влечет субсидиарной ответственности участника (руководителя) общества.

Кроме того, суд в решении справедливо указал, что истец не был лишен возможности контроля за решениями, принимаемыми регистрирующим органом в отношении своего контрагента по сделке как недействующего юридического лица, а также возможности своевременно направить в регистрирующий орган заявление о том, что его права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц.

Изложенные же в апелляционной жалобе доводы об отсутствии в решении должной мотивировки в части отклонения доводов истца о наличии оснований для взыскания убытков, суд апелляционной инстанции оценивает критически, поскольку в дело не представлено допустимых и относимых доказательств того, что именно по вине ответчиков на стороне истца образовались убытки по неисполненным обязательствам ООО «СофтЛайн». Утверждения об обратном основаны на переоценке имеющихся доказательств и выводов суда первой инстанции.

Учитывая, что истец, действуя разумно и добросовестно, имел возможность самостоятельно обратиться в регистрирующий орган и заявить свои возражения в отношении внесения записи об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ, а также был вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании ООО «СофтЛайн» несостоятельным (банкротом), в рамках рассмотрения которого арбитражным управляющим могли быть проверены все необходимые обстоятельства, связанные с финансовым состоянием должника, и в данном случае у суда первой инстанции отсутствовали какие-либо основания для взыскания убытков с ответчиков.

Кроме того, 11.07.2017 МИФНС № 46 по г. Москве в ЕГРЮЛ внесена запись о недостоверности сведений на основании заявления физического лица о недостоверности сведений о нем. Внесение данной записи осуществлено до принятия решения суда от 26.07.2018 и вынесения постановления от 15.11.2018 об окончании исполнительного производства, и до исключения 10.01.2019 ООО «СофтЛайн» их ЕГРЮЛ как юридического лица.

Принимая во внимание вышеизложенное, а также, учитывая конкретные обстоятельства по делу, арбитражный апелляционный суд полагает, что судом первой инстанции установлены все фактические обстоятельства по делу, правильно применены подлежащие применению нормы материального и процессуального права, вынесено законное и обоснованное решение.

Вместе с тем, заявителем апелляционной жалобы не представлено в материалы дела надлежащих и бесспорных доказательств в обоснование своей позиции, доводы заявителя, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными.

Оснований, установленных статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для отмены судебного решения арбитражного суда первой инстанции,  по настоящему делу не имеется.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по оплате государственной пошлины за рассмотрение апелляционной жалобы относятся на ее заявителя.

Руководствуясь статьями 176, 266-268, пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

 

П О С Т А Н О В И Л:

 

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 30.10.2019 по делу № А40-118948/19 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Арбитражном суде Московского округа.

 

 

Председательствующий судья                                                        Б.В. Стешан

 

 

Судьи:                                                                                                  Т.А. Лялина

 

 

                                                                                                                          Е.Н. Янина