Постановление 09АП-74864/2019 от 15 января 2020 года по делу А40-64515/2019

Оставить без изменения решение, а апелляционную жалобу — без удовлетворения (п.1 ст.269 АПК)

                                       

                             

                                                                                                                     

 

 

 

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

127994, Москва, ГСП-4, проезд Соломенной cторожки, 12

адрес электронной почты: 9aas.info@arbitr.ru

адрес веб.сайта: http://www.9aas.arbitr.ru

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

№ 09АП-74864/2019

г. Москва                                                                                         Дело № А40-64515/2019

14 января 2020 года

 

Резолютивная часть постановления объявлена 13 января 2020 года

Постановление изготовлено в полном объеме 14 января 2020 года

 

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Бодровой Е.В.,

судей Кузнецовой Е.Е., Тетюка В.И.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Азарёнок Е.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ на решение Арбитражного суда г.Москвы от 31.10.2019 по делу №А40-64515/19, по иску Министерство обороны Российской Федерации (ОГРН: 1037700255284, Дата присвоения ОГРН: 27.02.2003, ИНН: 7704252261) к АО «ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБУСТРОЙСТВА ВОЙСК» (ОГРН: 1097746390224, Дата присвоения ОГРН: 08.07.2009, ИНН: 7703702341); Третье лицо: ФКП «УЗКС Министерства обороны Российской Федерации», о взыскании денежных средств,

при участии в судебном заседании:

от истца: Дерманец А.В. по доверенности от 23.09.2019,

от ответчика: Логунов П.А. по доверенности от 07.11.2019,

от третьего лица: не явился, извещен,

 

У С Т А Н О В И Л:

Министерство обороны Российской Федерации (далее – истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к ФГУП «Главное управление обустройства войск» (далее – ответчик) о взыскании 27 374 308 руб. 02 коп. неустойки.

К участию в деле, в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено ФКП «Управление заказчика капитального строительства Министерства обороны Российской Федерации».

Решением Арбитражного суда города Москвы от 31.10.2019 в иске отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, истец подал апелляционную жалобу, в которой просит отменить решение Арбитражного суда города Москвы и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении иска. 

В обоснование доводов апелляционной жалобы, заявитель указал на несогласие с выводом суда первой инстанции относительно неправомерного начисления неустойки за неподписание итогового акта.

Ссылается на неправомерность вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований в расчете неустойки от цены всего Контракта.

В судебном заседании представитель истца поддержал доводы апелляционной жалобы, просил решение суда отменить, заявленные требования удовлетворить в полном объеме.

Представитель ответчика возражал по доводам апелляционной жалобы, просил решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Третье лицо в судебное заседание представителя не направило, о времени и месте судебного разбирательства извещено надлежащим образом.

Дело рассмотрено в порядке статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие третьего лица.

Девятый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев дело по правилам статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив доводы апелляционной  жалобы, исследовав и оценив представленные доказательства, не находит оснований для отмены или изменения решения Арбитражного суда города Москвы на основании следующего.

Как следует из материалов дела, между истцом (государственный заказчик) и ответчиком (генподрядчик) был заключен государственный контракт от 23 ноября 2015 г. № 1517187390202090942000000 (далее по тексту – Контракт) на выполнение полного комплекса работ по объекту военной инфраструктуры: «Реконструкция общежития на 120 мест войсковой части 52015″ по адресу: г. Комсомольск-на-Амуре, Хабаровский край (шифр объекта 015-15).

В соответствии с п. 2.1 Контракта государственный заказчик осуществляет финансирование, обеспечение выполнения, и контроль за выполнением работ, а генподрядчик работы по инженерным изысканиям, обследованиям для подготовки проектной документации, разработку проектной и рабочей документации, строительномонтажные работы в соответствии с условиями контракта, в том числе раздела 23 Контракта, ведение авторского надзора и работы (услуги), необходимые для ввода объекта в эксплуатацию, в соответствии с условиями контракта (возведение объекта «под ключ»).

Цена Контракта составляет 152 100 614 рублей (п. 3.1 Контракта).

Пунктом 5.1, 5.2 Контракта установлены сроки выполнения работ:

1) Дата начала работ – дата вступления Контракта в силу;

2) Дата окончания работ по проведению инженерных изысканий, выполнению обследований 1 июня 2016 г.;

3) Дата окончания работ по разработке градостроительной документации 15 июля 2016 г.;

4) Дата окончания работ по разработке проектной документации 15 октября 2016 г.;

5) Дата получение положительного заключения государственной экспертизы 15 декабря 2016 г.;

6) Дата окончания работ по разработке рабочей документации 30 января 2017 г.;

7) выполнение строительно-монтажных работ 30 ноября 2017 г.;

8) Дата подписания итогового акта приемки выполненных работ 10 декабря 2017 г.

Как указывает истец, в указанные сроки ответчиком работы не выполнены.

— Просрочка исполнения обязательств по этапу работ (инженерные изыскания, обследования) с 2 июня 2016 г. по 15 июля 2016 г. составляет 44 дня.

— Генподрядчиком этап работ (разработка градостроительной документации) в установленный контрактом срок не выполнен.

Однако 15 октября 2016 г. нерабочий день (суббота).

В соответствии со статьей 193 ГК РФ, если последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день, т.е. 17 октября 2016 г.

Просрочка исполнения обязательств по данному этапу работ с 16 июля 2016 г. по 17 октября 2016 г. составляет 94 дня.

— Просрочка исполнения обязательств по этапу работ (разработка проектной документации) с 18 октября 2016 г. по 15 декабря 2016 г. составляет 59 дней.

— Просрочка исполнения обязательств по этапу работ (получение положительного заключения Государственной экспертизы Министерства обороны Российской Федерации) с 16 декабря 2016 г. по 30 января 2017 г. составляет 46 дней.

— Просрочка исполнения обязательств по этапу работ (разработка рабочей документации) с 31 января 2017 г. по 30 ноября 2017 г. составляет 304 дня.

— Генподрядчиком этап работ (выполнение строительно-монтажных работ) в установленный Контрактом срок не выполнен.

Однако 10 декабря 2017 г. нерабочий день (воскресенье).

В соответствии со статьей 193 ГК РФ, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день, т.е. 11 декабря 2017 г.

Просрочка исполнения обязательств по этапу работ (выполнение строительномонтажных работ) с 1 декабря 2017 г. по 11 декабря 2017 г. составляет 11 дней.

Согласно пункту 18.4 Контракта, в случае нарушения сроков выполнения этапов работ, предусмотренных Контрактом, государственный заказчик вправе потребовать уплату неустойки (пени). Неустойка (пеня) начисляется за каждый день просрочки генподрядчиком исполнения данного обязательства, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного срока исполнения обязательства по Контракту. Размер такой неустойки устанавливается в размерах, определяемых в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 августа 2017 г. № 1042, за каждый факт просрочки, но не менее законной неустойки, за каждый факт просрочки.

Как пояснил истец, по состоянию на 15 декабря 2017 г. обязательства по Контракту не выполнены, вследствие чего итоговый акт приемки выполненных работ не подписан.

Просрочка исполнения указанного обязательства по Контракту с 12 декабря 2017 г. по 15 декабря 2017 г. составляет 4 дня.

Согласно пункту 18.3 Контракта в случае просрочки исполнения генподрядчиком своих обязательств, предусмотренных Контрактом, государственный заказчик вправе потребовать уплаты неустойки (пени).

Неустойка (пеня) начисляется за каждый день просрочки генподрядчиком исполнения обязательства, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного срока исполнения обязательства по Контракту.

Размер такой неустойки устанавливается в размерах, определяемых в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 30 августа 2017 г. № 1042, за каждый факт просрочки, но не менее законной неустойки, за каждый факт просрочки.

Как указывает истец, расчет неустойки за просрочку исполнения обязательств по Контракту складывается из следующих показателей: (цена Контракта — стоимость фактически выполненных работ) х 1/300 х размер ставки рефинансирования (ключевой ставки), установленной ЦБ РФ на дату уплаты пени х количество дней просрочки.

Согласно доводам искового заявления, в связи с утратой силы Постановления Правительства Российской Федерации от 25 ноября 2013 г. № 1063,применяются правила Постановления Правительства Российской Федерации от 30 августа 2017 г. № 1042.

В материалы дела истцом представлен расчет неустойки, согласно которому неустойка составляет 27 374 308,02 рублей.

Как указывает истец, в адрес ответчика была направлена претензия, которая была оставлена без удовлетворения, в связи, с чем истец обратился в Арбитражный суд города Москвы с настоящим исковым заявлением.

Статьей 307 ГК РФ предусмотрено, что в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в Гражданском кодексе.

В соответствии со статьёй 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

В соответствии со статьями 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом, в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона и односторонний отказ от их исполнения не допускается за исключением случаев, предусмотренных законом.

В силу пункта 1 статьи 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.

Частью 1 статьи 330 ГК РФ предусмотрено, что неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумму, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

В материалы дела ответчиком представлен отзыв на исковое заявление, доводы которого судом исследованы и учтены при вынесении судебного акта по настоящему делу. Как усматривается из материалов дела, истец начисли неустойку исходя из полной стоимости контракта.

Как указано в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 июля 2014 г. № 5467/14 по делу А53-10062/2013, начисление неустойки на общую сумму государственного контракта без учета надлежащего исполнения части работ противоречит принципу юридического равенства, предусмотренному пунктом 1 статьи 1 Гражданского кодекса, поскольку создает преимущественные условия кредитору, которому, следовательно, причитается компенсация не только за не исполненное в срок обязательство, но и за те работы, которые были выполнены надлежащим образом.

Между тем превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции.

При наличии в договоре промежуточных сроков выполнения работ применение мер ответственности без учета исполнения подрядчиком своих обязательств по договору противоречит статье 330 ГК РФ.

Неустойка как способ обеспечения обязательства должна компенсировать кредитору расходы или уменьшить неблагоприятные последствия, возникшие вследствие ненадлежащего исполнения должником своего обязательства перед кредитором.

Действующее гражданское законодательство допускает исполнение обязательства по частям (статья 311 ГК РФ), и стороны в рассматриваемом случае такую возможность предусмотрели.

Истец требует уплаты неустойки за нарушение части работ, однако неустойку рассчитывает из полной стоимости Контракта, включающей в себя стоимость всех этапов работ.

Начисление неустойки на общую сумму государственного контракта без учета исполнения части работ противоречит принципу юридического равенства, предусмотренному пунктом 1 статьи 1 ГК РФ, поскольку создает преимущественные условия кредитору, которому, следовательно, причитается компенсация не только за не исполненное в срок обязательство, но и за те работы, которые были выполнены надлежащим образом или срок выполнения которых еще не наступил.

Подписание итогового акта не является обязательством по смыслу статьи 307 ГК РФ, а представляет собой лишь двустороннее подписание документа.

Поскольку подписание итогового акта это совместное действие сторон Контракта, расценивать его как отдельное обязательство, за нарушение сроков которого возможно начисление неустойки не правомерно.

Неправомерность начисления неустойки за не подписание итогового акта подтверждена единообразной судебной практикой.

 В соответствии со статьей 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим разом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 марта 2011 г. № 14344/10, пунктом 3 статьи 405 Гражданского кодекса должник освобожден от ответственности перед кредитором за нарушение срока исполнения обязательства только в случае, если должник по зависящим не т него, а от кредитора причинам не может исполнить обязательство в срок.

В соответствии с пунктом 1 статьи 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины.

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Согласно пункту 3 статьи 405 ГК РФ должник не считается просрочившим, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора.

В соответствии с пунктом 1 статьи 406 ГК РФ кредитор считается просрочившим, если он не совершил действий, предусмотренных законом или договором, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства.

При наличии доказательств просрочки кредитора, срок исполнения обязательств исполнителем подлежит продлению на такой же период, в течение которого исполнитель не считается просрочившим, а неустойка может быть начислена за нарушение срока выполнения работ после истечения периода продления срока.

Исходя из Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (утверждённого Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 28 июня 2017 г.), при несовершении заказчиком действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев или существа обязательства, до совершения которых исполнитель государственного (муниципального) контракта не мог исполнить своего обязательства, исполнитель не считается просрочившим, а сроки исполнения обязательств по государственному (муниципальному) контракту продлеваются на соответствующий период просрочки заказчика.

Согласно п. 2.5. Контракта, истец в целях обеспечения выполнения работ, осуществления контроля и надзора за производством работ и принятия от его имени решений во взаимоотношениях с ответчиком, передал исполнение функций, определенных в разделе 7 Контракта, ФКП «УЗКС МО РФ» (Заказчик), которое действует от имени истца (за исключением обязанности по финансированию и оплате выполненных работ).

Ответственность за действия и (или) бездействия заказчика при осуществлении им функций Государственного Заказчика несет Государственный заказчик.

Согласно Градостроительному кодексу РФ (далее по тексту — ГкР РФ) и п. 1.1.15. Контракта, инженерные изыскания — обязательная часть градостроительной деятельности, обеспечивающая комплексное изучение природных условий территории (региона, района, площадки, участка, трассы) и факторов техногенного воздействия на территорию объектов капитального строительства.

В силу п. 3 ст. 47 ГрК РФ лицами, выполняющими инженерные изыскания, могут являться застройщик, лицо, получившее в соответствии с Земельным кодексом РФ разрешение на использование земель или земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, для выполнения инженерных изысканий, либо индивидуальный предприниматель или юридическое лицо, заключившие договор подряда на выполнение инженерных изысканий.

В силу п. 7.1.10. Контракта, заказчик обязан своевременно передать генподрядчику исходные данные и документы, необходимые для выполнения им принятых по контракту обязательств.

Подпунктом 1.1.18 Контракта установлено, что исходные данные — документы необходимые генподрядчику для выполнения инженерных изысканий, разработки проектной и рабочей документации, получения согласований по разработанной документации и положительного заключения государственной экспертизы.

Согласно СП 11-104-97 «Инженерно-геодезические изыскания для строительства», СП 11-105-97 «Инженерно-геологические изыскания для строительства», инженерно-геодезические и инженерно-геологические изыскания включают в себя полевой этап, в ходе которого должны быть произведены рекогносцировочные обследования территории, а также комплекс иных полевых работ.

Учитывая изложенное, усматривается, что обязательным условием выполнения изыскательских работ является сам земельный участок и правоустанавливающие документы на него, которые должны быть заблаговременно переданы лицу, выполняющему соответствующие работы.

Войсковая часть 52015, на территории которой необходимо было выполнить комплекс работ, предусмотренный спорным Контрактом, является режимным объектов и для допуска необходимо оформление пропуска.

Генподрядчик письмом от 08.04.2016 № 463/ВВО обратился к командиру войсковой части 52015 об оформлении пропусков. Группа изыскателей не была допущена на территорию для проведения работ, в связи с требованием войсковой части 52015 получить дополнительные не предусмотренные Контрактом согласования: у АО «ГУ ЖКХ», у ОАО «Оборонэнерго» филиал Дальневосточный, у начальника связи в/ч 52015, у начальника в/ч 52015, — а также дополнительно согласовать оборудование для геодезических изысканий: GPS приемник, тахеометр LeicaTS06plus3 R500.

В связи с этим, Генподрядчик письмом от 27.05.2016 № 780/ВВО обратился в адрес РУЗКС ВВО с просьбой оказания содействия в ускорении допуска на объект, и повторно письмом от 24.06.2016 № 9013.

Дополнительные согласования были завершены только 22.08.2016, т.е. спустя 273 дней после определенного контрактом срока начала выполнения работ, за пределами сроков проведения инженерных изысканий, обследований (01.06.2016), разработки градостроительной документации (15.07.2016).

После обеспечения доступа на территорию войсковой части Генподрядчиком были проведены инженерные изыскания, по результатам которых разработанные отчеты представлены заказчику письмом от 01.12.2016 № 2036/ВВО.

За пределами сроков проведения инженерных изысканий, обследований Заказчиком 20.05.2016 письмом № 2/4083 были переданы генподрядчику копия технического паспорта общежития, копии схем инженерных сетей военного городка, копии правоустанавливающих документов на земельный участок, выделенный для производства работ.

Подпунктом 1.12 пункта 23.2 Контракта установлено, что ответчик получает у заказчика утвержденное задание на разработку проектной документации, которое ответчику представлено не было.

Заказчиком 07.06.2017 получены технические условия № 370/У/6/117 (далее — ТУ) на подключение объекта к тепловым сетям, т.е. спустя существенный промежуток времени после определенного Контрактом срока начала (и даже окончания) выполнения проектно-изыскательских работ.

Согласно п. 15 Регламента подготовки и реализации организациями Минобороны России инвестиционных проектов по созданию (модернизации) объектов специального назначения (далее — Регламент), утвержденного 28.03.2011 первым заместителем Минобороны России, «орган военного управления организует работу по разработке и сбору исходных данных, необходимых для разработки проектной документации». Согласованные исходные данные предоставляются государственному заказчику.

В соответствии с п. 17 Регламента согласованные исходные данные представляются Государственному заказчику.

Кроме того, органы военного управления предоставляют государственному заказчику следующие данные на реконструируемые объекты, необходимые для выполнения проектно-изыскательских работ: кадастровый план земельного участка; свидетельство о праве собственности на земельный участок; эксплуатационную, исполнительную и проектную документацию (на реконструируемые объекты:; технические условия на присоединение объекта строительства к инженерным сетям; конструкторскую документацию на размещаемое технологическое оборудование.

Указанные положения Регламента полностью согласуются с императивными нормами ст. 759 ГК РФ и ст. 48 ГрК РФ, согласно которым исходные данные представляются заказчиком.

Данный вывод соответствует позиции Девятого арбитражного апелляционного суда, высказанной в постановлении от 20.10.2017 № А40-14585/17.

Таким образом, заказчик обязанность, предусмотренную 7.1.10, 7.1.13 Контракта, своевременно не исполнил.

При таких обстоятельствах срок выполнения работ продлевается на период соответствующей просрочки кредитора — заказчика. По результатам рассмотрения ТУ ответчик заказчику сообщил о невозможности выполнения данных технических условий в рамках действующего Контракта ввиду следующего.

В связи с тем, что один котел ДКВР 6,5-13 выведен из эксплуатации по причине дефектов, снижающих уровень прочности котла, производительность котельной при работе трех котлов составляет 9-10 Гкал/час, при этом существующая нагрузка составляет 9,9433 Гкал/час, что не позволяет производить новые подключения в рамках, представленных ТУ.

Для технического присоединения в соответствии с техническими условиями необходимо выполнить капитальный ремонт котельной, в связи с тем, что котельная находится в ограниченно работоспособном состоянии.

Сложившаяся ситуация препятствует исполнению ответчиком обязательств по Контракту в части выполнения проектно-изыскательских работ по устройству наружных инженерных сетей.

В связи с чем, ответчик предложил Заказчику принять решение либо о выполнении капитального ремонта котельной № 4, либо о возведении отдельно стоящей модульной котельной соответствующей мощности.

Письмом от 09.04.2018 № ФКП/ВВО/2/1954 заказчик согласовал предложение ответчика по возведению отдельно стоящей блочно-модульной котельной.

Таким образом, заказчиком за пределами сроков выполнения работ по Контракту принято решение о выполнении дополнительных, ранее не предусмотренных, работ, что влечет за собой увеличение сроков выполнения работ в целом.

При этом сторонами 29.12.2017 было подписано дополнительное соглашение № 4, из которого следует, что обязательства по контракту сторонами не исполнены и подлежат исполнению не позднее 31.12.2020.

В этой связи, суд первой инстанции обоснованно указал, что требование истца о взыскании неустойки за заявленный период неправомерно.

Девятый арбитражный апелляционный суд не находи оснований для отмены или изменения решения суда.

Довод апелляционной жалобы о несогласии с выводом суда первой инстанции относительно неправомерного начисления неустойки за неподписание итогового акта, рассмотрен судом апелляционной инстанции и подлежит отклонению, в силу следующего.

Истец неправомерно производит расчет неустойки за подписание итогового акта выполненных работ по Контракту.

Начисление неустойки за нарушение срока подписания итогового акта не основано на условиях Контракта.

Истец указывает, что предъявляет неустойку за просрочку исполнения обязательства по Контракту, а не за подписание итогового акта, однако, Контракт не содержит даты исполнения, соответственно, и неустойку начислить невозможно.

Подписание итогового акта не является обязательством по смыслу статьи 307 Гражданского кодекса, а представляет собой лишь двустороннее подписание документа.

Поскольку подписание итогового акта — это совместное действие сторон Контракта, расценивать его как отдельное обязательство, за нарушение сроков которого возможно начисление неустойки неправомерно.

Ссылка истца на неправомерный вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований в расчете неустойки от цены всего Контракта, не принимается судом апелляционной инстанции.

Как следует из искового заявления Министерства обороны Российской Федерации, истец предъявляет требования о нарушении каждого из этапов производства работ, но рассчитывает неустойку исходя не из стоимости конкретного этапа, а от общей стоимости Контракта.

Следовательно, истец начисляет неустойку не только на стоимость ненадлежащим образом выполненных работ, но и на стоимость работ, срок выполнения которых не еще не наступил.

Между тем, начисление неустойки на общую сумму договора без учета надлежащего исполнения обязательств противоречит принципу юридического равенства, предусмотренному пунктом 1 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку создает преимущественные условия кредитору. Превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции.

Расчет неустойки за несвоевременное выполнение работ по одному этапу, исходя из общей стоимости контракта, включающей в себя стоимость других этапов, срок исполнения которых наступает позднее, является незаконным и противоречит компенсационной функции неустойки и принципу юридического равенства сторон.

Также, при наличии доказательств просрочки кредитора, срок исполнения обязательств исполнителем подлежит продлению на такой же период, в течение которого исполнитель не считается просрочившим, а неустойка может быть начислена за нарушение срока выполнения работ после истечения периода продления срока.

При таких обстоятельствах, приведенные в апелляционной жалобе доводы не нашли правового и документального обоснования, не могут являться основанием для отмены судебного акта.

Арбитражный суд города Москвы полно, всесторонне и объективно установил и рассмотрел обстоятельства дела, представленным доказательствам дана надлежащая правовая оценка с позиции их относительности, допустимости и достоверности, правильно применил нормы материального и процессуального права.

В соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации  расходы по уплате государственной пошлины за подачу апелляционной жалобы относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 176, 266-268, пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

 

П О С Т А Н О В И Л:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 31.10.2019 по делу №А40-64515/19 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Арбитражном суде Московского округа.

 

Председательствующий судья:                                                      Е.В. Бодрова

Судьи:                                                                                               Е.Е. Кузнецова

                                                                                                           В.И. Тетюк

 

Телефон справочной службы суда – 8 (495) 987-28-00.