Постановление 09АП-75151/2019 от 17 января 2020 года по делу А40-150841/2019

Оставить без изменения решение, а апелляционную жалобу — без удовлетворения (п.1 ст.269 АПК)

                                       

                             

                                                                                                                     

 

 

 

 

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

127994, Москва, ГСП-4, проезд Соломенной cторожки, 12



 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

№ 09АП-75151/2019

 

г. Москва                                                                                                      Дело № А40-150841/2019

17 января 2020 года

 

Резолютивная часть постановления объявлена 13 января 2020 года

Постановление изготовлено в полном объеме 17 января 2020 года

 

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи             Мухина С.М.,

судей:

Попова В.И., Яковлевой Л.Г.,

при ведении протокола             

секретарем судебного заседания Омаровым А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу ООО «Южный Город-Севастополь»

на решение Арбитражного суда г. Москвы от 31.10.2019 по делу № А40-150841/2019, принятое судьей Махлаевой Т.И. (2-972)

по заявлению: общества с ограниченной ответственностью «Южный Город-Севастополь»

к Управлению Федеральной антимонопольной службе по г. Москве

третье лицо: ФГБУ «ЦЖКУ» Минобороны России

о признании незаконным решения,

в присутствии:

от заявителя:

Мирошников М.Г. по дов. от 01.01.2019;

от заинтересованного лица:

Чижевская А.Р. по дов. от 27.12.2019;

от третьего лица:

не явился, извещен;

 

У С Т А Н О В И Л:

            решением Арбитражного суда города Москвы от 31.10.2019, принятым по настоящему делу, отказано в удовлетворении требований общества с ограниченной ответственностью «Южный Город-Севастополь» (далее – заявитель, общество) к Управлению Федеральной антимонопольной службе по г. Москве (далее – антимонопольный орган, Московское УФАС России) о признании незаконными недействительными решений от 21.11.2018 по делам № 2-19-817/77-18, № 2-19-816/77-29; № 2-19-13780/77-18, № 2-19-811/77-19, № 2-19-814/77-18, № 2-19-599/77-19, № 2-19-810/77-19 о проведении проверок по факту одностороннего отказа от исполнения государственных контрактов.

Не согласившись с решением суда, Общество обратилось в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просило решение суда отменить, требования удовлетворить в полном объеме, ссылаясь на то, что решение суда не основано на праве и фактических обстоятельств дела. В судебном заседании представитель поддержал доводы жалобы в полном объеме, считает, что требования истца подлежат удовлетворению.

В судебное заседание не явился представитель третьего лица — ФГБУ «ЦЖКУ» Минобороны России, надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного заседания, в том числе публично путем размещения информации в картотеке арбитражных дел на сайте (www.//kad.arbitr.ru) в соответствии с положениями ч. 6 ст. 121 АПК РФ.

Представитель антимонопольного органа в судебном заседании поддержал решение суда первой инстанции, с доводами апелляционной жалобы не согласился, считает жалобу необоснованной, просил решение суда первой инстанции оставить без изменения, а в удовлетворении апелляционной жалобы — отказать.

Законность и обоснованность решения проверены в соответствии со ст. ст. 266 и 268 АПК РФ. Апелляционный суд, исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, доводы апелляционной жалобы, выслушав объяснения представителей сторон, считает, что решение подлежит оставлению без изменения, исходя из следующего.

Как следует из материалов дела и установлено сувдом, в антимонопольный орган поступили обращения ФГБУ «ЦЖКУ» Минобороны России (далее — заказчик) о включении сведений в отношении заявителя в реестр недобросовестных поставщиков (далее — Реестр), в результате рассмотрения которых антимонопольным органом вынесены решения о включении сведений о заявителе в реестр недобросовестных поставщиков в связи с ненадлежащим исполнением обязательств по оказанию услуг по сбору, транспортированию твердых коммунальных отходов с последующей их обработкой, утилизацией и обезвреживанием с целью уменьшения негативного воздействия на здоровье человека и окружающую среду с объектов казамернно-жилищного фонда Минобороны России в 2017 году (Ленинградская область и города Санкт-Петербург, Челябинская область, Тульская область, Московская область, Сахалинская область, Калининградская область, Ростовская область) (реестровые №№ 0373400005317002939, 037340005317002839, 03734000053317002940, 0373400005317002838, 0373400005317002837, 0373400005317003035, 0373400005317002507).

Считая, что оспариваемые ненормативные акты антимонопольного органа не соответствуют закону и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, ООО «Южный Город-Севастополь» обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Не согласившись с принятыми решениями, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании вынесенных ненормативных правовых актов недействительны ми.

Отказывая в удовлетворении требований, суд первой инстанции, руководствуясь положениями части 1 статьи 198, части 4 статьи 200, части 2 и части 3 статьи 201 АПК РФ, а также разъяснениями, изложенными в пункте 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01 июля 1996 года N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», пришел к выводу, об отказе в удовлетворении заявленных требований в силу нижеследующего.

Полномочия органа, принявшего оспариваемые акты, предусмотрены постановлению Правительства Российской Федерации от 20.02.2006 № 94.

В соответствии с ч. 2 ст. 104 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее Федеральный закон N 44-ФЗ) в реестр недобросовестных поставщиков включается информация об участниках закупок, уклонившихся от заключения контрактов, а также о поставщиках (подрядчиках, исполнителях), с которыми контракты расторгнуты по решению суда или в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения контракта в связи с существенным нарушением ими условий контрактов.

Согласно ч. 8 ст. 95 Закона о контрактной системе расторжение контракта допускается в случае одностороннего отказа стороны контракта от исполнения контракта в соответствии с гражданским законодательством.

В соответствии с ч. 9 названной статьи закона заказчик вправе принять решение об одностороннем отказе от исполнения контракта по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ) для одностороннего отказа от исполнения отдельных видов обязательств, при условии, если это было предусмотрено контрактом. В данном случае такая возможность предусмотрена пунктом 8.1 гражданско-правового договора.

Материалами дела установлено, что по результатам проведенных заказчиком электронных аукционов между заявителем и ФГБУ «ЦЖКУ» Минобороны России заключены государственные контракты № 14-061017-62 от 16.10.2017 (Челябинская область); № 807011 от 24.10.2017 (Ленинградская область и город Санкт-Петербург); № 807007 от 24.10.2017 (Тульская область); № 14-161017 от 16.10.2017 (Московская область); № 14-161017-63 от 16.10.2017 (Сахалинская область); № 14-131117 от 13.11.2017 (Калининградская область); № 7955055 от 03.10.2017 (Ростовская область) на оказание заявителем заказчику в 2017 году услуг по сбору, транспортированию твердых коммунальных отходов с последующей их обработкой, утилизацией и обезвреживанием с целью уменьшения негативного воздействия на здоровье человека и окружающую среду с объектов казамернно-жилищного фонда Министерства обороны Российской Федерации (далее — контракты).

Вместе с тем, заказчиком 31.08.2018 составлены решения об одностороннем отказе от исполнения контрактов, мотивированные предоставлением обществом в составе своих заявок на участие в закупках недостоверных сведений о своем соответствии установленным документацией о закупке требованиям к участникам закупки, что в конечном итоге позволило ему стать победителем электронных аукционов при отсутствии действительной возможности оказать услуги в рамках заключенных государственных контрактов.

Впоследствии все документы и сведения, касающиеся исполнения контрактов, были переданы в Московское УФАС России для разрешения вопроса о применении мер публичной ответственности.

В результате рассмотрения названных документов комиссия антимонопольного органа приняла решение о необходимости включения сведений о заявителе в реестр недобросовестных поставщиков.

Судом установлено, что в силу абз. 4 п. 2 ст. 450, ч. 1 ст. 782 ГК РФ, ч.ч. 8, 9 ст. 95 Закона о контрактной системе в сфере закупок, следует, что основанием для одностороннего расторжения государственного контракта на возмездное оказание услуг является существенное нарушение одной из сторон своих обязательств по этому контракту в случае, если возможность такого расторжения была предусмотрена государственным контрактом и заказчиком возмещены исполнителю фактически понесенные им расходы.

Исходя из положений ст. 783 ГК РФ к договору возмездного оказания услуг применяются общие положения о подряде, в связи с чем, в контексте правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 08.02.2011 № 13970/10, а также в определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 03.11.2011 № ВАС-14427/11, условия о предмете, цене контракта, периоде выполнения работ по договору, а также содержании и объеме работ о договору относятся к существенным условиям договора возмездного оказания услуг.

Как следует из содержания закупочных документации, требуемые услуги необходимы было оказывать на определённых территориях. Так, каждый государственный контракт был заключён в целях оказания услуг по сбору, транспортированию твердых коммунальных отходов с последующей их обработкой, утилизацией и обезвреживанием с целью уменьшения негативного воздействия на здоровье человека и окружающую среду с объектов казамернно-жилищного фонда Министерства обороны Российской Федерации в 2017 году в Ленинградской области и городе Санкт-Петербург, Челябинской области, Тульской области, Московской области, Сахалинской области, Калининградской области, Ростовской области. Соответствующие сведения указаны в извещениях о проведении конкурентных процедур.

В то же время, в абз. 14 п 1.1 документации о закупках указано, что заявка на участие в электронном аукционе должна содержать документы, подтверждающие соответствие участника запроса предложений требованиям, установленным в соответствии с законодательством Российской Федерации к лицам, осуществляющим оказание услуг, являющихся объектом закупки, в том числе, копию действующей лицензии на осуществление деятельности по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов IIV класса опасности.

Московским УФАС России установлено, что общество документально не подтвердило возможность осуществления деятельности по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов IIV класса опасности по адресу, установленному заказчиком в извещениях о закупках, документации о закупках — Ленинградская область и город Санкт-Петербург, Челябинская область, Тульская область, Московская область, Сахалинская область, Калининградская область. Ростовская область, поскольку, согласно представленной им в составе заявок копии лицензии на осуществление деятельности от 01.06.2016 серия 082 № 00011 местом осуществления лицензируемого вида деятельности является Республика Крым, г. Севастополь (сбор, транспортирование), г. Севастополь, ул. Чернореченская, 133 (обработка, утилизация, обезвреживание); сведений о возможности осуществления лицензируемого вида деятельности на иной территории лицензия не содержала.

Вместе с тем, в силу п. 1ч. 15 ст. 95 Закона о контрактной системе заказчик обязан принять решение об одностороннем отказе от исполнения государственного контракта, если в ходе исполнения контракта установлено, что поставщик (подрядчик, исполнитель) и (или) поставляемый товар не соответствуют установленным извещением об осуществлении закупки и (или) документацией о закупке требованиям к участникам закупки и (или) поставляемому товару или представил недостоверную информацию о своем соответствии и (или) соответствии поставляемого товара таким требованиям, что позволило ему стать победителем определения поставщика (подрядчика, исполнителя).

По смыслу приведенной нормы права ее действие направлено на недопущение исполнения государственного контракта лицом, не отвечающим требованиям закупочной документации либо добившимся победы в закупочной процедуре обманным путем.

Приведенный правовой подход полностью согласуется с обеспечением баланса частных и публичных интересов (на необходимость соблюдения которого указал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 29.03.2011 № 2-П) и принципа стабильности публичных правоотношений, а также основополагающими гражданско-правовыми принципами, такими как добросовестная реализация своих прав и защита своих законных интересов (ч. 3 ст. 1 ГК РФ), недопустимость извлечения преимуществ из своего незаконного или недобросовестного поведения (ч. 4 ст. 1 ГК РФ), недопустимость злоупотребления правом (ч. 1 ст. 10 ГК РФ).

При этом, предоставление заведомо недостоверной информации о своих способностях исполнить государственный контракт изначально делает невозможным исполнение государственного контракта на изложенных в нем и предъявляемых им к качеству подлежащих оказанию услуг (выполнению работ) условиях, поскольку участник закупки априори не обладает требуемым заказчику ресурсами (лицензией на оказание услуг на определённой территории). В свою очередь, невыполнение участником закупки своих обязательств по государственному контракту в нарушение ст.ст. 309, 310 ГК РФ является существенным нарушением условий государственного контракта (ст. 450 ГК РФ), влекущим причинение ущерба заказчику в части неполучения последним тех работ и услуг, на получение которых он рассчитывал при заключении такого контракта.

Так, решения заказчика об одностороннем отказе от исполнения контрактов мотивированы в настоящем случае недостоверностью сведений, представленных ООО «Южный город-Севастополь» в составе поданных им заявок на участие в проведенных учреждением закупочных процедурах, относительно наличия у него лицензии на оказание таких услуг на определённой территории.

В то же время, в соответствии с п. 2 ст. 9 Федерального закона от 04.05.2011№ 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (далее — Закон о лицензировании) юридическое лицо или ИП, получившее лицензию, вправе осуществлять деятельность, на которую получена лицензия, на всей территории РФ и на иных территориях, находящихся под ее юрисдикцией, со дня, следующего за днем принятия решения о предоставлении лицензии.

Вместе с тем, деятельность, на осуществление которой лицензия предоставлена лицензирующим органом субъекта Российской Федерации, может осуществляться на территориях других субъектов Российской Федерации при условии уведомления лицензиатом лицензирующих органов соответствующих субъектов Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (п. 5 ст. 9 Закона о лицензировании).

Между тем, Законом о лицензировании установлено требование о необходимости включения в лицензию сведений об адресах мест осуществления лицензируемого вида деятельности (п.п. 2, 3 ч. 1 ст. 15). При этом, предусмотрена возможность переоформления лицензии в случае изменения адреса места осуществления юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем лицензируемого вида деятельности (ч. 1 ст. 18).

Однако, до переоформления лицензии в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 18 Закона о лицензировании, лицензиат вправе осуществлять лицензируемый вид деятельности, за исключением его осуществления по адресу, не указанному в лицензии (ч. 2 ст. 18)

В соответствии с ч. 7 ст. 18 Закона о лицензировании при намерении лицензиата осуществлять лицензируемый вид деятельности по адресу места его осуществления, не указанному в лицензии, в заявлении о переоформлении лицензии указываются этот адрес и сведения, подтверждающие соответствие лицензиата лицензионным требованиям при осуществлении лицензируемого вида деятельности по этому адресу. Перечень таких сведений устанавливается положением о лицензировании конкретного вида деятельности.

При таких данных, из совокупности приведенных положений ст. 18 Закона о лицензировании следует установление законодателем запрета на осуществление лицензируемого вида деятельности по адресу, не указанному в лицензии, до того момента, как будет переоформлена лицензия.

Таким образом, право на осуществление лицензируемого вида деятельности предоставляется лицу исключительно в отношении адресов, указанных в лицензии в качестве места осуществления соответствующего вида деятельности.

Указанный правовой подход также содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 10.08.2018 №301-КГ 18-2640 по делу №А29- 2241/2017.

Судом установлено, что заказчик указывал заявителю на возможность переоформления лицензии в соответствие с действующим законодательством (письмо от 03.08.2018 № 370/У/1/4-4875), однако, последним не предпринималось никаких действий в целях надлежащего исполнения обязательств по контракту.

В то же время, доводы заявителя о необходимости отклонения его заявки на стадии её подачи правомерно были отклонены судом, поскольку, действующее законодательство подразумевает возможность переоформления лицензии, что означает наличие у добросовестного участника конкурентной процедуры (который в любом случае ознакомлен с условиями закупочной документации, в том числе, и относительно наличия лицензии на осуществление деятельности по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов IIV класса опасности на определённой территории) возможности в последующем озаботиться переоформлением лицензии, не отвечающей требованиям документации, самостоятельно.

В рассматриваемом же случае, действия заказчика по допуску участника к участию в конкурентной процедуре были направлены исключительно на расширение конкурентной составляющей закупки и последующее заключение договора в целях удовлетворения своих потребностей.

В то же время, допуск заявки не означает автоматического согласия заказчика с содержанием документов в составе заявки, поскольку заказчик проверяет непосредственное их наличие, однако, недостоверность же представленных документов может проявиться и в ходе исполнения контракта, ввиду чего последний вправе отклонить такую заявку (ч. 6.1 ст. 66 Закона о контрактной системе), либо расторгнуть заключенный договор.

Недостоверность сведений, представленных заявителем, обусловила фактическую невозможность для заказчика получить услуги по контракту, поскольку по заявленным заказчикам субъектам Российской Федерации такие услуги заявителем не могли оказываться. В свою очередь, нарушение заявителем условий государственного контракта является не только нарушением требований ст.ст. 309, 310 ГК РФ, но и на основании ч. 2 ст. 104 Закона о контрактной системе в сфере закупок является основанием ко включению сведений о названном лице в реестр недобросовестных поставщиков.

Документального подтверждения фактов в опровержение выводов о неисполнении ООО «Южный город-Севастополь» своих обязательств по контракту заявителем не представлено, что свидетельствует о том, что им не доказан и факт отсутствия в его действиях вины по смыслу ст. 401 ГК РФ.

Ссылки заявителя на заведомую недобросовестность заказчика ввиду последующего исполнения обществом условий контракта и получения оплаты подлежат отклонению, поскольку в материалах дела не содержится соответствующего подтверждения указанных доводов, а равно общество при наличии надлежащего уведомления не явилось на заседание Комиссии, что косвенно свидетельствует об утрате последним интереса к дальнейшему исходу дела, даже при вероятной возможности применения к заявителю мер публично-правовой ответственности.

Более того, заявителем даже в составе своего не приложены какие-либо документы, подтверждающие его доводы, несмотря на то обстоятельство, что проверка судом законности оспариваемого ненормативного правового акта осуществляется по состоянию на дату его вынесения применительно к ч. 5 ст. 200 АПК РФ, а не по состоянию на дату судебного заседания.

Таким образом, приведённые заявителем доводы об оказании им заказчику части услуг по договорам и оплата последним таких услуг подлежат отклонению как не имеющие доказательственного подтверждения.

Материалами дела подтверждается, что решения заказчика об одностороннем отказе от исполнения контрактов направлены в адрес заявителя посредством почтовой связи 31.08.2018, а также 12.09.2018 посредством использования электронной почты. Кроме того. 31.08.2018, 03.09.2018 решения заказчика об одностороннем отказе от исполнения контрактов были размещены им в единой информационной системе.

Согласно ч. 13 ст. 95 Закона о контрактной системе закупок решение заказчика об одностороннем отказе от исполнения контракта вступает в силу и контракт считается расторгнутым через десять дней с даты надлежащего уведомления заказчиком поставщика (подрядчика, исполнителя) об одностороннем отказе от исполнения контракта.

Таким образом, в настоящем случае датой уведомления заявителя о расторжении государственных контрактов является 10.09.2018 и 13.09.2018 соответственно — спустя 10 дней со дня размещения указанной информации в единой информационной системе.

При этом, согласно ч. 14 ст. 95 Закона о контрактной системе заказчик обязан отменить не вступившее в силу решение об одностороннем отказе от исполнения контракта, если в течение десятидневного срока с даты надлежащего уведомления поставщика (подрядчика, исполнителя) о принятом решении об одностороннем отказе от исполнения контракта устранено нарушение условий контракта, послужившее основанием для принятия указанного решения, а также заказчику компенсированы затраты на проведение экспертизы в соответствии с ч. 10 названной статьи закона.

Данное правило не применяется в случае повторного нарушения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) условий контракта, которые в соответствии с гражданским законодательством являются основанием для одностороннего отказа заказчика от исполнения контракта.

Также, административным органом обоснованно принято во внимание то обстоятельство, что заявителем не устранены выявленные заказчиком нарушения исполнения Контракта: так, как следует из материалов дела, заявитель даже не обращался в соответствующие контролирующие органы в целях переоформления лицензии, в этой связи у заказчика в настоящем случае отсутствовали правовые основания для отмены собственного решения об одностороннем отказе от исполнения Контракта. поскольку его условия заявителем выполнены не были.

Исходя из требований ч. 2 ст. 104 Закона о контрактной системе, включению в реестр недобросовестных поставщиков подлежит информация, в том числе о лицах, с которыми расторгнуты государственные контракты вследствие их недобросовестного поведения в ходе их исполнения.

В отсутствие каких-либо обстоятельств, подтверждающих невозможность исполнить требования контракта, вышеизложенная линия поведения заявителя может быть оценена исключительно как проявление недобросовестности в его действиях, выразившееся в халатности и пренебрежительном отношении к исполнению контракта.

Вместе с тем, как следует из требований действующего законодательства о контрактной системе, при оценке поведения исполнителя на предмет его добросовестности следует исходить из совокупности обстоятельств, которые в настоящем деле свидетельствуют о возможности заявителем исполнить контракт надлежащим образом. Доказательств невозможности соблюдения заявителем положений действующего законодательства по причинам, не зависящим от него, не представлено.

Отказ от надлежащего исполнения контракта может выражаться как в совершении целенаправленных (умышленных) действий или бездействия, осуществлённых с указанной целью, так и в их совершении по неосторожности, когда участник закупки по небрежности не принимает необходимых мер по соблюдению норм и правил, необходимых для исполнения контракта, то есть создаёт условия, влекущие невозможность его надлежащего исполнения.

Названный правовой подход наиболее полно обеспечивает соблюдение баланса частных и публичных интересов и направлен на повышенную защиту заказчика как стороны с наибольшим объёмом публично-правовой ответственности в части исполнения государственного контракта и расходования бюджетных средств.

Основанием для включения сведений в реестр недобросовестных поставщиков является такое неисполнение подрядчиком контракта, которое предполагает его недобросовестное поведение, совершение им действий (бездействия) в противоречие требованиям Закона о контрактной системе, в том числе приведших к невозможности исполнения контракта этим лицом как с признанным победителем закупки и нарушающих права заказчика относительно условий и срока исполнения контракта, которые связаны, прежде всего, с эффективным использованием бюджетных средств и в предусмотренном бюджетным законодательством порядке, что приводит к нарушению обеспечения публичных интересов в указанных правоотношениях.

Игнорирование условий контракта, принятие на себя обязательств в отсутствие уверенности и намерения по их исполнению надлежащим образом и в срок, свидетельствует об исключительной халатности и недобросовестности заявителя, как участника государственных закупок.

Таким образом, ограничение права заявителя на участие в государственных закупках сроком на два года является необходимым условием изоляции заявителя от иных заказчиков в рамках системы государственных закупок, в связи с чем применённая антимонопольным органом мера является соразмерной и справедливой.

В настоящем случае заявитель пренебрёг необходимостью соблюдения норм и правил действующего законодательства, регулирующего порядок исполнения государственного контракта, не проявил внимательности и должной осмотрительности при осуществлении своей деятельности.

Недобросовестность ООО «Южный город-Севастополь» выразилась в халатном. непредусмотрительном, ненадлежащем исполнении своих обязанностей, возникающих из требований закона к процедуре исполнения государственного контракта, в части отказа в поставке товара надлежащего качества.

В этой связи, учитывая факт неисполнения обществом своих обязательств по контракту в установленный контрактом срок в отсутствие обстоятельств, не позволяющих выполнить принятые обязанности, существенность допущенных заявителем нарушений (несоблюдение сроков установленных контрактом повлекло за собой лишение заказчика того товара, на получение которого он рассчитывал при заключении контракта), антимонопольный орган пришел к обоснованному выводу о необходимости внесения сведений в отношении заявителя в реестр недобросовестных поставщиков.

При этом, согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 11.05.2012 № ВАС-5621/12 об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, включение общества в реестр недобросовестных поставщиков не подавляет экономическую самостоятельность и инициативу общества, не ограничивает чрезмерно его право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, а также право частной собственности и в данном случае не препятствует осуществлению хозяйственной деятельности общества.

Каких-либо доказательств невозможности соблюдения заявителем требований Закона о контрактной системе либо доказательств того, что невозможность исполнения государственного контракта стала следствием противоправных действий третьих лиц, заявителем не представлено, а антимонопольным органом не установлено.

Таким образом, выводы антимонопольного органа, изложенные в оспариваемых решениях, являются правильными и представленным в дело доказательствам соответствуют.

При таких данных, апелляционный суд считает решение суда по настоящему делу законным и обоснованным, принятым с учетом фактических обстоятельств, материалов дела и действующего законодательства, в связи с чем, полагает, что апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

Всем доводам, в том числе содержащимся в апелляционной жалобе, суд первой инстанции дал надлежащую правовую оценку при разрешении спора по существу заявленных исковых требований в соответствии с положениями статей 67, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, оценив все доказательства по своему внутреннему убеждению и с позиций их относимости, допустимости, достоверности, достаточности и взаимной связи в их совокупности.

Иное толкование норм права и оценка имеющихся в деле доказательств, изложенные подателем жалобы, не опровергают правильные выводы суда и не свидетельствуют о наличии оснований для отмены принятого по делу судебного акта.

Срок для обращения в суд, предусмотренный ч. 4 ст. 198 АПК РФ, заявителем не пропущен. Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, не установлено.

Расходы по уплате госпошлины по апелляционной жалобе распределяются в соответствии со ст. 110 АПК РФ и подлежат отнесению на подателя жалобы.

Руководствуясь статьями 258, 268, пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

П О С Т А Н О В И Л:

решение Арбитражного суда города Москвы от 31.10.2019 по делу № А40-150841/2019 оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Арбитражный суд Московского округа.

 

Председательствующий судья:                                                                                С.М. Мухин

Судьи:                                                                                                                          В.И. Попов

                                                                                                                                Л.Г. Яковлева