Постановление 09АП-77253/2019 от 17 января 2020 года по делу А40-160415/2019

Оставить без изменения решение, а апелляционную жалобу — без удовлетворения (п.1 ст.269 АПК)

                                       

                             

                                                                                                                     

 

 

 

 

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

127994, Москва, ГСП-4, проезд Соломенной cторожки, 12



 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

№ 09АП-77253/2019

 

г. Москва                                                                                Дело № А40-160415/19

 17 января 2020 года

 

Резолютивная часть постановления объявлена 15 января 2020 года

Постановление изготовлено в полном объеме 17 января 2020 года

 

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи: Титовой И.А.,

судей: Фриева А.Л., Семикиной О.Н.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Гавриковой А.С.,

рассмотрев в судебном заседании апелляционные жалобы ООО «ЕВРОТЕХ-ИНЖИНИРИНГ», АО «РУСАТОМ АВТОМАТИЗИРОВАННЫЕ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ»на решение Арбитражного суда г. Москвы от 22.10.2019г.

по делу № А40-160415/19 по иску ООО «ЕВРОТЕХ-ИНЖИНИРИНГ» (ИНН  5030079550, ОГРН  1135030000577, дата регистрации: 14.03.2013) к АО «РУСАТОМ АВТОМАТИЗИРОВАННЫЕ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ» (ИНН  7734358970, ОГРН  1157746687383, дата регистрации: 28.07.2015) о взыскании 14 312 450,60 руб.

 

При участии в судебном заседании:

от истца: Кузьмин К.С. по доверенности от 09.01.2020, И А.Д. по доверенности от 06.03.2019,

от ответчика: Бухалева С.Е. по доверенности от 25.12.2018.

 

 

У С Т А Н О В И Л:

 

    Исковые требования заявлены о взыскании неустойки в размере 14 312 450,60 руб. по договору, заключенному между ОАО «ВНИИАЭС» (заказчик)  в дальнейшем АО «РАСУ» и  ООО «ЕВРОТЕХ-ИНЖИНИРИНГ» №016/01-03/2014 от 10.02.2015г. на изготовление, поставку и выполнение работ по шеф-монтажу технических средств контроля за нераспространение радиоактивных загрязнений нижнего уровня автоматизированной системы радиационного контроля (АСРК) энергоблока №1 Ленинградской АЭС-2 за период с 25.09.2016г. по 14.02.2018г. за нарушение сроков оплаты.

Ответчик просил суд применить положения ст. 333 ГК РФ и снизить размер неустойки.

Решением от 22.10.2019  с АО «РАСУ» (ОГРН 1157746687383, ИНН 7734358970)  в пользу ООО «ЕВРОТЕХ-ИНЖИНИРИНГ» (ОГРН 1135030000577, ИНН 5030079550) взыскано 3 209 698,67 руб.,  а также  расходы по государственной пошлине в сумме 94 562 руб., в удовлетворении остальной части требований отказать.

Не согласившись с принятым решением стороны, обратились в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционными жалобами, в которых просят решение суда отменить по доводам, изложенным в них.

Стороны в судебном заседании поддержали свои правовые позиции по спору.

Рассмотрев дело в порядке статей 123, 156, 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив материалы дела, заслушав представителей сторон по делу, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены или изменения решения арбитражного суда, принятого в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

Как усматривается из материалов дела и верно установлено судом первой инстанции,   из текста договора №016/01-03/2014 от 10.02.2015г. следует, что он носит смешанный характер, содержащий элементы договора поставки и подряда, отношения сторон по которому регулируются нормами глав 30,37,39 ГК РФ.

Установлено, что между ОАО «ВНИИАЭС», ООО «ЕВРОТЕХ-ИНЖИНИРИНГ»  и ответчиком (новый заказчик) заключено соглашение №072.Р.24 о замене стороны по договору, согласно условиям которого, ответчик принял на себя права и обязанности по договору.

В соответствии с п.7.1 договора цена договора составляет 55 120 000 руб.

Стоимость поставляемого оборудования составляет 64 286 795,30 руб., стоимость работ по шеф-монтажу – 754 804,70 руб.

В соответствии с п.6.5.3 договора датой поставки оборудования согласно спецификации является дата подписания грузополучателем транспортной накладной оборудования от перевозчика в месте поставки.

Согласно пункту 1 статьи 486 ГК РФ покупатель обязан оплатить товар непосредственно до или после передачи ему продавцом товара, если иное не предусмотрено ГК РФ, другим законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи и не вытекает из существа обязательства.

Положения статьи 516 ГК РФ предусматривают обязанность покупателя оплачивать поставляемые товары с соблюдением порядка и формы расчетов, предусмотренных договором поставки.

Согласно п.19.3 договора при нарушении заказчиком установленных договором сроков оплаты за поставленное оборудование заказчик обязался уплатить поставщику  по его требованию неустойку (процент от суммы просроченного платежа) в размере  в течение первого месяца просрочки – 0,03% за каждый день просрочки; в течение 2-го месяца просрочки – 0,04% за каждый день просрочки; в течение третьего месяца и последующих месяцев просрочки – 0,05% за каждый день просрочки.

Общая сумма неустойки за нарушение заказчиком сроков оплаты поставленного  оборудования не должна превышать 5% от цены не оплаченного оборудования или работ по договору.

Пунктом 8.1.1 договора предусмотрено, что сумма в размере 100% от цены договора, указанной в п.7.1 договора, что составляет, включая НДС 18%, 64 286 795,30 руб. выплачивается заказчиком поставщику при наличии у заказчика  действующей банковской гарантии/поручительства/денежных средств на обеспечение исполнения договора, выданной и соответствующей условиям, изложенным в п.4.29 договора, после подписания товарной  накладной и акта входного контроля, подписанного без замечаний согласно п.6.8 договора. Заказчик осуществляет оплату в течение 30 рабочих дней с момента поступления денежных средств за данное оборудование от генерального заказчика по генеральному договору, но не позднее 6 месяцев с даты подписания товарной накладной и акта входного контроля, подписанного без замечаний.

Пунктом 6.8.4.1 договора  предусмотрено, что входной контроль проводится заказчиком-застройщиком в течение 14 календарных дней после устранения всех замечаний, выявленных по результатам контроля по количеству и качеству. Заказчик-застройщик проводит входной контроль с участием представителя генподрядчика (при необходимости с уполномоченным представителем поставщика).

В свою очередь,  подписанный акт входного контроля без замечаний является основанием для подписания товарной накладной.

Как следует из материалов дела, поставка оборудования осуществлена поставщиком 25.08.2016г. в количестве 1 комп.; 13.09.2016г. в количестве 11 комп.; 13.09.2016г., что подтверждается отметками в транспортных накладных, товарных накладных.

Установлено, что ответчик произвел оплату поставленного оборудования 20.12.2017г. в размере 29 193 973,46 руб.; 14.02.2018г. в размере 35 000 000 руб., то есть с нарушением сроков оплаты, установленных договором.

Согласно расчету истца, неустойка за нарушение сроков оплаты по договору за период с 25.09.2016г. по 14.02.2018г. составила 14 312 450,60 руб.

В силу норм статьи 421 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

В соответствии с положениями ст. 190 ГК РФ установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

Из содержания статьи 314 ГК РФ, действовавшей на момент заключения договора,  следует, что если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или, соответственно, в любой момент в пределах такого периода. В случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства. Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства.

В данном случае условие договора об оплате (после финансирования гензаказчиком) фактически связано с зависимостью исполнения обязанности стороны по оплате от действий третьего лица, состоящего с указанным лицом в договорных отношениях. Следовательно, данное потестативное условие носит относительный характер, оно предполагало совершение покупателем действий, направленных на получение соответствующего финансирования.

Поскольку обязательство в силу положений п. 3 ст. 308 ГК РФ не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц), то срок исполнения обязательства не может быть поставлен в зависимость от неопределенных во времени и не являющихся неизбежными действий таких третьих лиц, не обязанных к чему-либо договором между истцом и ответчиком.

Согласно статье 711 ГК РФ, если договором подряда не предусмотрена предварительная оплата выполненной работы или отдельных ее этапов, заказчик обязан уплатить подрядчику обусловленную цену после окончательной сдачи результатов работы при условии, что работа выполнена надлежащим образом и в согласованный срок, либо с согласия заказчика досрочно.

В соответствии с частью 4 статьи 753 ГК РФ сдача результата работ подрядчиком и приемка его заказчиком оформляются актом, подписанным обеими сторонами.

Таким образом, основанием для возникновения обязательства заказчика по оплате выполненных работ является сдача результата работ заказчику, как разъяснено в пункте 8 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.01.2000 N 51.

Положения статьи 307 ГК РФ предусматривают, что при установлении, исполнении обязательства и после его прекращения стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию.

Защита интересов другой стороны договора, не имеющей возможности контролировать обстоятельство, от которого зависит срок исполнения обязанности его контрагента, осуществляется через механизм фикции наступления или ненаступления определенного обстоятельства, чему намеренно способствовала сторона, которой это выгодно (пункт 1 статьи 6, пункт 3 статьи 157 ГК РФ).

С учетом указанного условия договора истец имел обоснованные ожидания, связанные с исполнением согласованного в договоре поставки потестативного условия об оплате в разумные сроки по правилам п.2 ст. 314 ГК РФ (в редакции, действовавшей по состоянию на дату подписания сторонами договора).

В этом случае именно на покупателе лежит обязанность активного доказывания обстоятельств совершения им разумных, своевременных и достаточных действий, связанных с получением денежных средств, не перечисленных в разумные сроки.              Подобные доказательства в деле отсутствуют (статьи 9, 65 АПК РФ).

Ответчик не представил доказательств того, что в установленные договором сроки от генерального заказчика по генеральному договору ему не поступили денежные средства, необходимые для оплаты оборудования и работ.

Согласно требованиям ст. 720 ГК РФ, заказчик обязан с участием подрядчика осмотреть и принять выполненную работу, а при обнаружении недостатков в работе немедленно заявить об этом подрядчику.

В силу положений ст. ст. 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, односторонний отказ от исполнения обязательств не допускается.

Предусмотренный п.п.5.5, 6.8.4.1-6.8.4.4, 6.8.4.6-6.8.4.7  договора порядок проведения входного контроля качества поставляемого на  площадку АЭС оборудования зависит от действий как самого ответчика, так и действий третьих лиц (заказчик-застройщик ОАО «Концерн Росэнергоатом» и генподрядчика АО «Атомпроект»).

При этом действия истца по проведению входного  контроля качества поставляемого оборудования зависят исключительно от исполнения своих обязанностей  ответчиком и указанных третьих лиц  по обеспечению условий для проведения и обеспечения истца в проведении входного контроля.

Между тем, ответчик не представил доказательств соблюдения им 10-дневного срока с даты подписания транспортной накладной по обеспечению условий для проведения входного контроля по количеству и качеству поставленного истцом оборудования (п.6.8.4.1 договора), осуществления вызова представителя истца для проведения совместной приемки оборудования.

Пунктом 6.8.4.6 договора предусмотрено, что в случае отсутствия замечаний к оборудованию по итогам входного контроля оборудования оформляется и подписывается представителями заказчика, генподрядчика, заказчика-застройщика акт входного контроля оборудования в 3-х оригинальных экземплярах, по одному оригинальному экземпляру для каждой участвующей в приемке оборудования организации. Акт входного контроля должен быть оформлен в течение 3-х рабочих дней после процедуры приемки оборудования по количеству и качеству. Подписанный акт входного контроля без замечания является основанием для подписания накладной по форме ТОРГ-12.

Согласно п.6.8.4.7 договора при обнаружении при входном контроле недостачи, некомплектности, несоответствий по качеству оборудования выявленные недостачи, некомплектности, несоответствия фиксируются в акте входного контроля, который подписывается генподрядчиком, заказчиком-застройщиком.

Представленный ответчиком  акт входного контроля подписан в установленном порядке 14.11.2016г. и утвержден 17.11.2016г. без каких-либо  замечаний по недостаче, некомплектности, несоответствий по качеству оборудования.

В акте  имеется замечание по качеству и комплектности сопроводительной документации, которое отражено в письме лица, не являющегося стороной по делу – АО «Концерн Титан-2» от 14.11.2016г. №32-05/1-6096.

В указанном письме АО «Концерн Титан-2» обязуется согласовать  ремонтную документацию по оборудованию до 30.03.2017г. 

При этом, указывает, что ремонтная документация в объеме, указанном в согласованных технических условиях, разработана и согласована Ленинградской ПЭС-2 (письма №9/Ф09/16313 от 25.07.2016г., №9/Ф09/0/18140 от 17.08.2016г.

Кроме этого, филиал АО «Концерн Росэнергоатом» (Ленинградская АЭС) своим письмом от 01.08.2016г. №9/Ф09/01/17072 в адрес ответчика согласовал поставку оборудования без предъявления замечаний на входном контроле на площадке Ленинградской АЭС-2 по отсутствию комплекта утвержденной ремонтной документации.

Ссылка ответчика на п.10.4 договора, согласно условиям которого в случае нарушения истцом по его вине сроков передачи и согласования технической документации или сроков поставки оборудования ответчик вправе задержать очередные платежи до момента передачи и согласования соответствующей технической документации и требовать от поставщика выплаты неустойки, не нашла своего подтверждения в связи с изложенным в рамках проведения входного контроля.

Ссылка ответчика на п.4.31 договора, которым предусмотрены только случаи, при которых ранее предоставлено обеспечение ответчиком перестало быть действительным, закончило  свое действие или иным образом перестало обеспечивать исполнение поставщиком своих обязательств по договору и в случае неисполнения обязательства по предоставлению новой банковской гарантии в установленный срок, заказчик приостанавливает  выплаты по настоящему договору до момента предоставления поставщиком надлежащим образом оформленных банковских гарантий является  несостоятельной, поскольку такого условия, при котором ответчиком какое-либо обеспечение по исполнению обязательств по договору не представил, не имеется.

Кроме этого, в материалах дела не имеется сведений о том, что ответчик уведомлял истца о применении положений п.4.31 договора в отношении приостановления выплат по договору.

Ссылка ответчика на п.10.4 договора, согласно которого  в  случае нарушения истцом по его вине сроков передачи и согласования технической документации или сроков поставки оборудования ответчик вправе задержать очередные  платежи до момента передачи и согласования соответствующей технической документации и требовать от поставщика выплаты неустойки, не находит своего документального подтверждения, поскольку истец поставил ответчику оборудование и техническая документация согласована и разработана истцом в срок до даты  подписания акта входного контроля (14.11.2016г.), что подтверждается письмом ответчика от 10.11.2016г. №4401 в адрес АО «Концерн Росэнергоатом», «Ленинградская атомная станция» и АО «Концерн Титан-2».

При отсутствии доказательств надлежащего исполнения ответчиком своих обязательств по оплате товара в полном объеме в установленный договором срок, суд первой инстанции правомерно посчитал требования истца подлежащими удовлетворению.

В соответствии с п. 1 ст. 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пени) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки его исполнения.

В соответствии с разъяснениями Верховного Суда Российской Федерации, изложенными в пунктах 69, 71, 72 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 7 от 24.03.2016 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», подлежащая уплате неустойка, установленная законом или договором, в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства, может быть уменьшена в судебном порядке (пункт 1 статьи 333 Гражданским кодексом Российской Федерации).

В соответствии со статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. При этом к выводу о наличии или отсутствии оснований для снижения суммы неустойки суд приходит в каждом конкретном случае при оценке имеющихся в деле доказательств по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и непосредственном их исследовании.

Критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае может быть чрезмерно высокий процент неустойки, значительное превышение суммы неустойки над суммой возможных убытков, вызванных нарушением обязательств, длительность неисполнения обязательств и другие обстоятельства.

С учетом ходатайства ответчика, суд первой инстанции, обоснованно пришел к выводу, о возможности снижения неустойки до 3 209 698,67 руб.

При вынесении решения о взыскании неустойки за просрочку уплаты за поставленное оборудование суд руководствовался разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации», и исходил из того, что признание несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств является правом суда. Поскольку законом не определены критерии и пределы соразмерности неустойки, суд оценивает в каждом конкретном случае возможность снижения неустойки с учетом конкретных обстоятельств дела и взаимоотношений сторон.

В п. 1 указанного Постановления, исходя из принципа осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (ст. 1 ГК РФ) неустойка может быть снижена судом на основании ст. 333 Кодекса только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика. При этом, ответчик должен представить доказательства явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств, в частности, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки.

Кредитор для опровержения такого заявления вправе представить доводы, подтверждающие соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства.

В целях соблюдения баланса интересов сторон, учитывая установленный процент неустойки в договоре, явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, суд счел необходимым применить положение ст. 333 Кодекса о снижении неустойки.

Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае несоответствия ее последствиям нарушения обязательств, является одним из правовых способов, предусмотренных в законе и направленных против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки.

Требования ст.17 Конституции РФ, осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Кредитор для опровержения заявления ответчика вправе представить доводы, подтверждающие соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, однако в нарушение ст. 65 АПК РФ таких доказательств не представил.

    Также доводы апелляционной жалобы ответчика отклоняются в связи со следующим.

Как следует из текста договора №016/01-03/2014 от 10.02.2015г., согласно условиям которого Истец принял на себя обязательство изготовить, поставить и выполнить работу по шеф-монтажу оборудования АСРК энергоблока №1 Ленинградской АЭС-2 (далее -оборудование), а Ответчик обязался оплатить стоимость поставленного оборудования в порядке, объеме и сроки, предусмотренные договором, договор носит смешанный характер, содержащей элементы договора поставки и подряда (ст.ст. 486, 516 ГК РФ).

Вывод суда первой инстанции о том, что Истец имел обоснованные ожидания,
связанные с исполнением согласованного в договоре поставки потестативного условия
об оплате в разумные сроки по правилам п.2 ст. 314 ГК РФ (в редакции, действовавшей
по состоянию на дату подписания сторонами договора) является правильным с учетом
полного выяснения судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для
дела.

В соответствии с п.8.1.1. Договора Заказчик осуществляет оплату в течение 30 (Тридцати) рабочих дней с момента поступления денежных средств за данное Оборудование от Генерального Заказчика по Генеральному договору, но не позднее 6 (шести) месяцев с даты подписания товарной накладной (форма ТОРГ-12) и акта входного контроля, подписанного без замечаний.

Таким образом, предусмотренный договором срок оплаты стоимости поставленного оборудования зависит от действий третьих лиц в части поступления денежных средств за данное оборудования от Генерального Заказчика по Генеральному Договору. При этом Договором четкого термина и определения в отношении Генерального Заказчика и Генерального Договора не содержит.

Кроме того, какого-либо документально-правового обоснования соблюдения или несоблюдения Ответчиком предусмотренного договором срока оплаты стоимости поставленного оборудования в части 30 (тридцати) рабочих дней с момента поступления денежных средств от Генерального Заказчика по Генеральному договору Ответчиком не представлено.

Также Ответчиком документально-правового обоснования применения именно предусмотренного Договором предельного срока оплаты стоимости поставленного Истцом оборудования (не позднее 6 (шести) месяцев с даты подписания товарной накладной (форма ТОРГ-12) и акта входного контроля, подписанного без замечаний) при наличии предусмотренного Договором первоначального срока оплаты стоимости поставленного оборудования (30 (тридцати) рабочих дней с момента поступления денежных средств от Генерального Заказчика по Генеральному договору) не представлено.

Необходимо отметить, что предусмотренный п.п.5.5., 6.8.4.1.- 6.8.4.4., 6.8.4.6. — 6.8.4.7. Договора порядок проведения входного контроля качества поставляемого на площадку АЭС оборудования зависит от действий как самого Ответчика, так и действий третьих лиц, а именно Заказчика-застройщика — ОАО «Концерн Росэнергоатом» и Генподрядчика — АО «Атомпроект». При этом действия Истца по проведению входного контроля качества поставляемого оборудования зависят исключительно от исполнения своих обязанностей Ответчиком и указанными третьими лицами по обеспечению условий для проведения и обеспечения Истца в проведении входного контроля.

Однако, Ответчиком каких-либо доказательств соблюдения им 10-ти (десяти) дневного срока с даты подписания транспортной накладной по обеспечению условий для проведения входного контроля по количеству и качеству поставленного Истцом оборудования (п.6.8.4.1. Договора), осуществления вызова представителя Истца для проведения совместной приемки оборудования, не предоставлено.

Таким образом, условие договора об оплате стоимости поставленного оборудования поставлено в зависимость от действий как самого Ответчика, так и действий третьих лиц, так как связывает срок оплаты с событием, наступление которого не является неизбежным, находится вне воли сторон договора и поставлено в зависимость от действий и поведения лица, не являющихся стороной обязательства, в связи с чем указанное условие договора не может являться правовым основанием для неисполнения обязательства по оплате стоимости товара.

Ссылка Ответчика на статью 327.1 ГК РФ и правовую позицию, изложенную в постановлении Пленума ВС РФ от 22.11.2016г. №54 «О некоторых вопросах применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении», согласно которой по смыслу пункта 1 статьи 314 ГК РФ и статьи 327.1 ГК РФ срок исполнения обязательства может исчисляться в том числе с момента исполнения обязанностей другой стороной, совершения ею определенных действий или с момента наступления иных обстоятельств, предусмотренных законом или договором, является ошибочной.

Указанная норма статьи 327.1 ГК РФ и измененная редакция пункта 1 статьи 314 ГК РФ, на которую ссылается Пленум ВС РФ, была введена в действие только с 01.06.2015г. Федеральным законом от 08.03.2015г. №42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации».

Однако, упомянутый спорный договор подписан сторонами 10.02.2015г.

Соответственно, к правоотношениям, возникшим из спорного договора, не применяются указанные Ответчиком положения ГК РФ и правовая позиция ВС РФ, изложенная в постановлении Пленума ВС РФ от 22.11.2016г. №54 «О некоторых вопросах применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» (п.83. Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016г. №7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса РФ об ответственности за нарушение обязательств», п.6 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2016г. «О свободе договора и ее пределах»).

Кроме того, упомянутый порядок оплаты стоимости оборудования полностью зависит не от воли одной из сторон Договора (Ответчика), а зависит от воли других лиц, не являющихся стороной по Договору (третьих лиц — Заказчика-застройщика — ОАО «Концерн Росэнергоатом» и Генподрядчика — АО «Атомпроект»).

Ссылка Ответчика на правовую позицию, изложенную в п.6 Постановления Президиума В АС РФ от25.02.2014г. №165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенным» не подлежит применению в связи с отсутствием спора между сторонами о заключенности спорного договора.

Следовательно, обязательство по оплате стоимости работ по договору подлежало исполнению ответчиком по правилам пункта 2 статьи 314 ГК РФ (в редакции, действовавшей по состоянию на дату подписания сторонами договора), а именно в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства.

При этом ссылка Ответчика на правовые позиции, изложенные в определении Верховного Суда Российской Федерации от 15.12.2017 №301-ЭС17-18317 по делу №А43-28079/2016, ошибочна, поскольку названный судебный акт принят по делу, обстоятельства которых не схожи с обстоятельствами по настоящему делу.

Вывод решения суда первой инстанции о неприменении судом п.10.4 договора, согласно условиям которого в случае нарушения истцом по его вине сроков передачи и согласования технической документации или сроков поставки оборудования ответчик вправе задержать очередные платежи до момента передачи и согласования соответствующей технической документации и требовать от поставщика выплаты неустойки, не нашла своего подтверждения в связи с полным установлением судом первой инстанции обстоятельств дела в рамках проведения входного контроля, является обоснованным

Ссылка Ответчика на пункт 10.4. Договора, согласно условиям которого в случае нарушения Истцом по его вине сроков передачи и согласования технической документации или сроков поставки оборудования Ответчик вправе задержать очередные платежи до момента передачи и согласования соответствующей технической документации и требовать от поставщика выплаты неустойки не находит своего подтверждения с связи с вышеизложенным в рамках проведения входного контроля.

Кроме того, Ответчик документально-правовых обоснований о применении в отношении Истца предусмотренных Договоров своих правомочий о приостановлении или какой-либо задержки выплат не представлено, каких-либо уведомлений, сообщений или иных претензий о необходимости приостановить или задержать выплаты по договору в связи несвоевременной передачей и согласования Технической документации Истцом, не направлял.

Довод Ответчика о неприменении разумного срока с учетом Положения является ошибочным в связи с тем, судом первой инстанции правильно сделан вывод о применении правил пункта 2 статьи 314 ГК РФ (в редакции, действовавшей по состоянию на дату подписания сторонами договора), а именно в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства, данный срок (30 календарных дней с даты исполнения обязательств по договору) с учетом применения Положения в отношении установленного является разумным.

При этом необходимо учитывать, что со стороны Ответчика какого-либо документально-правового обоснования соблюдения или несоблюдения Ответчиком предусмотренного договором срока оплаты стоимости поставленного оборудования в части 30 (тридцати) рабочих дней с момента поступления денежных средств от Генерального Заказчика по Генеральному договору Ответчиком не представлено.

Также Ответчиком какого-либо документально-правового обоснования уважительности допущенного с его стороны пропуска предусмотренного Договором предельного срока оплаты стоимости поставленного оборудования (не позднее 6 (шести) месяцев с даты подписания товарной накладной (форма ТОРГ-12) и акта входного контроля, подписанного без замечаний) не представлено.

Установленное пунктом 10.3. Договора 5-ти % процентное ограничение ответственности Ответчика за нарушение срока оплаты стоимости поставленного оборудования не подлежит применению при расчете неустойки по следующим основаниям.

Согласно пункту 4 статьи 401 ГК РФ ничтожным является лишь заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства. Следовательно, данная оговорка договора не производит эффекта в случаях умышленного нарушения (Определение ВАС РФ от 28.02.2014 N ВАС-1312/14).

В пункте 73 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в силу прямого указания закона к ничтожным сделкам, в частности, относится заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства (пункт 4 статьи 401 ГК РФ).

Учитывая, что в нарушение пункта 7 Постановления Пленума N 7 отсутствие умысла ответчиком не доказано, данное условие об ограничении его размера ответственности за нарушение срока оплаты выполненных работ является ничтожным (постановления Арбитражного суда Московского округа от 04.07.2016 по делу N А40-88204/2015, от 12.04.2018г. по делу №А40-144697/2017, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2017г. по делу №А40-54729/16).

Доказательств того, что Ответчиком проявлена хотя бы минимальная степень заботливости и осмотрительности при исполнении договорных обязательств, ответчиком суду в порядке ст. ст. 65, 131, ч. 2 ст. 268 АПК РФ не представлено.

При этом частичная оплата стоимости поставленного оборудования не может свидетельствовать о том, что Ответчиком проявлена хотя бы минимальная степень заботливости и осмотрительности при исполнении договорных обязательств в связи с тем, что платежи произведены с нарушением предельных сроков оплаты, предусмотренных условиями договора (не позднее 6 (шести) месяцев с даты подписания товарной накладной (форма ТОРГ-12) и акта входного контроля, подписанного без замечаний).

Стоит отдельно отметить, что ответственность истца за аналогичное нарушение (просрочка поставки Оборудования и выполнения работ) предусмотрена от 0,06 % до 0,1% без применения предельного размера неустойки (п. 10.2. Договора), что в разы больше, чем ответственность ответчика, что, в свою очередь, не может свидетельствовать о соблюдении баланса интересов и соблюдения сторонами принципа свободы договора.

Таким образом, довод Ответчика о применении 5% ограничения ответственности при расчете неустойки подлежит отклонению.

При этом ссылка Ответчика на правовые позиции, изложенные в постановлении Арбитражного суда Московского округа от 20.03.2017 по делу №А40-33056/2016, от 03.04.2017г. по делу №159569/2016 ошибочна, поскольку названные судебные акты приняты по делам, обстоятельства которых не схожи с обстоятельствами по настоящему делу, а именно в указанных судебных актах суды пришли к выводу о том, что для заказчика и для подрядчика установлены равные по размеру ответственность за нарушение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору и согласно условиям договора содержалось положение о том, что такое условие об ограничении ответственности сторон является обычной практикой в правоотношениях строительного подряда.

Довод апелляционной жалобы истца о необоснованном снижении неустойки отклоняется апелляционной коллегией в связи со следующим.

В соответствии со ст. 330 ГК РФ неустойка является мерой гражданско-правовой ответственности в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договорных обязательств.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 15 июля 2014 года N 5467/14, превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции.

Истец не согласен со снижением судом неустойки на основании ст. 333 ГК РФ и полагает, что несоразмерность и необоснованность выгоды могут выражаться, в частности, в том, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки.

Как отмечено в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2000 г. N 263-О предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки. Именно поэтому в части первой статьи 333 ГК Российской Федерации речь идет об установлении баланса между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба.

У Истца убытков вследствие нарушения сроков выполнения работ ответчиком не возникло. Обратное истцом не доказано, и соответствующие документы в материалы дела не представлены.

Пунктом 4 статьи 1 ГК РФ предусмотрено, что никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Согласно абзацу 2 пункта 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (пункт 3 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации). В силу пункта 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

В силу статьи 65 АПК РФ, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Таким образом, истцом, не представлено никаких доказательств того, что истец вообще понес какие-либо убытки. Судом в полном объеме рассмотрены и дана правовая оценка материалам, представленным сторонами в дело.

Снижение судом размера неустойки на основании пунктов 1 и 2 ст. 333 ГК РФ соразмерно последствиям нарушения обязательства, законным и не противоречащим действующему законодательству Российской Федерации.

При таких обстоятельствах, апелляционная инстанция приходит к выводу, что судом первой инстанции дана надлежащая оценка фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в нем доказательствам, правильно применены подлежащие применению нормы материального и процессуального права. В свою очередь, доводы истца, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции.

Учитывая изложенное, у суда апелляционной инстанции отсутствуют основания, предусмотренные статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены или изменения решения суда от 22.10.2019 г.

Руководствуясь ст.ст. 176, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

            Решение Арбитражного суда города Москвы от 22.10.2019 по делу №А40-160415/19 оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

            Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Арбитражном суде Московского округа.

 

Председательствующий судья:                                                      И.А. Титова

Судьи:                                                                                               О.Н. Семикина

                                                                                                           А.Л. Фриев

 

 

 

 

Телефон справочной службы суда – 8 (495) 987-28-00.