Постановление 09АП-77959/2019 от 17 января 2020 года по делу А40-246313/2019

Оставить без изменения решение, а апелляционную жалобу — без удовлетворения (п.1 ст.269 АПК)

                                       

                             

                                                                                                                     

 

 

 

 

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

127994, Москва, ГСП-4, проезд Соломенной cторожки, 12



 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

№ 09АП-77959/2019

 

г.Москва                                                                                А40-246313/19

16 января 2020г.

 

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе

Председательствующего судьи            Е.В. Бодровой,

 

рассмотрев апелляционную жалобу

МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ на решение Арбитражного суда г.Москвы от 26.11.2019 принятое в порядке упрощенного производства, по делу №А40-246313/19, по иску Министерство обороны Российской Федерации (ОГРН: 1037700255284) к АО «ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБУСТРОЙСТВА ВОЙСК» (ОГРН: 1097746390224) о взыскании 342 181 руб. 60 коп. неустойки за период с 16.02.2017г. по 15.12.2017г. по государственному контракту №1617187376262090942000000 от 09.08.2016г.,

без вызова сторон,

У С Т А Н О В И Л:

           

            Министерство обороны Российской Федерации обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском о взыскании с АО «ГУОВ» 342 181 руб. 60 коп. неустойки за период с 16.02.2017г. по 15.12.2017г. по государственному контракту №1617187376262090942000000 от 09.08.2016г.

            Решением суда от 26.11.2019 в удовлетворении исковых требований Министерства обороны Российской Федерации отказано.

ФКР Москвы не согласилось с решением суда первой инстанции, обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить, исковые требования удовлетворить.

Истец в апелляционной жалобе указал, что ответчик работы не приостанавливал, в связи с чем нарушил сроки выполнения работ имеются правовые основания для начисления неустойки за просрочку подписания итогового акта и прохождения государственной экспертизы, лимиты бюджет средств были представлены.

Рассмотрев дело в порядке статей 266 и 268, 272.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, без вызова сторон, исследовав материалы дела, проверив законность и обоснованность решения, суд апелляционной инстанции не находит оснований к удовлетворению апелляционной жалобы и отмене или изменению решения арбитражного суда, принятого в соответствии с законодательством Российской Федерации и обстоятельствами дела.

Как следует из материалов дела, между Министерством обороны Российской Федерации (далее — Государственный заказчик) и АО «ГУОВ» (далее — Генпроектировщик) заключен государственный контракт от 09.08.2016        №

1617187376262090942000000 (далее — Контракт) на выполнение проектно-изыскательских работ по объекту: «Реконструкция системы водоснабжения, изготовление и монтаж озонаторной установки для очистки воды типа УОВ.00.000 по адресу: Краснодарский край, Горячеключевской район, п. Молькино, в/г 1» (шифр объекта Ю-21/15-68).

Согласно пункту 2.1 Контракта Генпроектировщик осуществляет разработку градостроительной документации в объеме, необходимом для получения разрешения на строительство и ввод объекта в эксплуатацию, выполнение обследований, проведение инженерных изысканий, необходимых для подготовки проектной документации, разработку проектной документации для строительства, реконструкции объекта в соответствии с условиями Контракта, в том числе раздела 16 Контракта, другими исходными данными (далее — работы).

В обоснование своего требования истец сослался на то обстоятельство, что в установленные Контрактом сроки, обязательства Генпроектировщиком не выполнены.

Разделом 3 Контракта установлены сроки выполнения работ: проведение обследований, инженерных изысканий — 15.09.2016; разработка градостроительной документации (градостроительного плана земельного участка), разработка проектной документации -10.11.2016;

получение положительного заключения государственной экспертизы проектной документации — 25.12.2016

В соответствии со статьей 193 Гражданского кодекса Российской Федерации, если последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день, то есть 26.12.2016.

Подписание итогового акта приемки выполненных работ -15.02.2017.

Согласно пункту 10.4 Контракта, в случае нарушения сроков выполнения этапов Работ, предусмотренных контрактом, государственный заказчик вправе потребовать уплаты неустойки (пени). Неустойка (пени) начисляется за каждый день просрочки Генпроектировщиком исполнения данного обязательства, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного срока исполнения обязательства по контракту. Размер такой неустойки (пени) устанавливается в размерах, определяемых в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 августа 2017 г. № 1042, за каждый факт просрочки, но не менее законной неустойки, за каждый факт просрочки.

Цена Контракта составляет 2 398 329,00 руб. (пункт 4.1 Контракта).

Расчет неустойки за нарушение сроков выполнения этапов Работ, предусмотренных Контрактом, складывается из следующих показателей: (цена Контракта — стоимость фактически выполненных работ) х 1/300 х размер ставки рефинансирования (ключевой ставки), установленной Центральным банком Российской Федерации (далее — ЦБ РФ) на дату уплаты пени х количество дней просрочки.

Минобороны России в адрес         акционерного           общества «ГЛАВНОЕ

УПРАВЛЕНИЕ ОБУСТРОЙСТВА ВОЙСК» была направлена претензия от 29.12.2017 № 212/6/3742 с требованием уплаты штрафных санкций по Контракту. Данная претензия была оставлена Генпроектировщиком без удовлетворения, что послужило основанием для обращения в суд с настоящим иском о взыскании неустойки.

Вместе с тем истец предъявляет требования о нарушении каждого из этапов производства работ, но рассчитывает неустойку исходя не из стоимости конкретного этапа, а от общей стоимости Контракта.

Согласно Постановлению Президиума ВАС РФ от 15.07.2014 года № 5467/14, начисление неустойки на общую сумму контракта, а не на стоимость просроченного обязательства является злоупотреблением правом (статья 10 ГК РФ).

Расчет неустойки за несвоевременное выполнение работ по одному этапу, исходя из общей стоимости Контракта, включающей в себя стоимость других этапов, срок исполнения которых наступает позднее, является незаконным и противоречит компенсационной функции неустойки и принципу юридического равенства сторон.

При этом отсутствуют правовые основания для привлечения Ответчика к имущественной ответственности за просрочку исполнения обязательств по Контракту срок исполнения, которых был продлен до 31.12.2020 (дополнительное соглашение от 29.12.2017 № 3 к Контракту).

Пунктом 8.2.17 Контракта за Генпроектировщиком закреплена обязанность выполнить работы без превышения лимитов бюджетных обязательств, выделенных для оплаты работ по Контракту на соответствующий год.

Согласно п. 5.1 Контракта, оплата по Контракту осуществляется в рублях за счет средств федерального бюджета в пределах лимитов бюджетных обязательств, выделенных для оплаты Работ по Контракту на 2016-2017 год.

В силу п. 2 ст. 72 Бюджетного кодекса Российской Федерации государственные контракты заключаются в соответствии с планом-графиком закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных нужд, сформированным и утвержденным в установленном законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных нужд порядке, и оплачиваются в пределах лимитов бюджетных обязательств.

В соответствии с п. 1 ст. 746 ГК РФ оплата выполненных подрядчиком работ производится заказчиком в размере, предусмотренной сметой, в сроки и в порядке, которые установлены законом или договором строительного подряда.

Пунктом 4.2 Контракта предусмотрено, что принятие Государственным заказчиком денежных обязательств в соответствии с условиями Контракта и обеспечение их оплаты за счет средств федерального бюджета осуществляется в пределах обязательств в соответствии с ведомственной, функциональной и экономической структурами расходов бюджетов Российской Федерации, установленными федеральным законом о федеральном бюджете на соответствующий финансовый год.

Однако, к Контракту заключены ряд дополнительных соглашений (от 01.02.2017 № 1, от 02.08.2017 №2, от 29.12.2017г. № 3), которыми изменены установленные

Разделом 5 Контракта сроки и объемы оплаты, а также предусмотрено увеличение периода финансирования исполнения Заказчиком обязательств по оплате выполненных работ, перенесено на 2020 год.

29.12.2017 стороны подписали дополнительное соглашение № 3, в пункте 1.2 которого предусмотрели, что обязательства по Контракту подлежат исполнению сторонами не позднее 31 декабря 2020 г., при этом обязательства по финансированию будут исполнены после доведения до Государственного заказчика лимитов бюджетных обязательств, т.е. требование о взыскании неустойки за заявленный в исковом заявлении период неправомерно.

Учитывая изложенное, усматривается, что Акты сдачи-приемки выполненных работ и Итоговый акт не могут быть подписаны в 2016-2019 годах, поскольку закон и Государственный контракт связывают возникновение обязательственного правоотношения по оплате работ с фактом подписания данных актов.

Таким образом, Ответчик в соответствии с условиями Контракта не должен был выполнять работы и предъявлять их к приемке в 2016-2019 годах, поскольку лимиты бюджетных обязательств на указанные годы Истцом не предусмотрены.

В соответствии с п. 1 ст. 759 ГК РФ, п. 7.1.8, п. 1.1.17 Контракта Заказчик обязан до начала проектно-изыскательских работ передать Генпроектировщику исходные данные — документы, необходимые Генпроектировщику для выполнения инженерных изысканий, разработки проектной и рабочей документации, получения согласований по разработанной документации и положительного заключения государственной экспертизы.

В силу ч. 6, 7 ст. 48 Градостроительного кодекса РФ (далее — ГрК РФ), п. 10, п. 11 Постановления Правительства РФ от 16.02.2008 № 87 «О составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию»:

задание на проектирование;

утвержденный и зарегистрированный в установленном порядке градостроительный план земельного участка, предоставленного для размещения объекта капитального строительства;

акты (решения) собственника здания (сооружения, строения) о выведении из эксплуатации и ликвидации объекта капитального строительства — в случае необходимости сноса (демонтажа);

технические условия, предусмотренные ч. 7 ст. 48 ГрК РФ и иными правовыми актами, если функционирование проектируемого объекта капитального строительства невозможно без подключения к сетям инженерно-технического обеспечения общего пользования (далее — технические условия),

являются частью исходных данных для проектирования, которые на основании ст. 759 ГК РФ Заказчик должен предоставить Г енподрядчику.

Заказчик в нарушение вышеуказанных норм права и условий Контракта несвоевременно передал Генподрядчику исходные документы.

В соответствии с п. 5 ст. 57.3 ГрК РФ в целях получения градостроительного плана земельного участка правообладатель земельного участка обращается с заявлением в орган местного самоуправления по месту нахождения земельного участка.

Правообладатели земельных участков — собственники земельных участок, землепользователи, землевладельцы и арендаторы земельных участков (ст. 5 Земельного Кодекса Российской Федерации (далее — ЗК РФ).

Таким образом, отсутствие сведений о земельном участке, выделенном для производства работ, правоустанавливающих документов на него препятствует подготовке градостроительного плана земельного участка.

Генпроектировщик обращался к Заказчику письмом от 25.01.2017 № 167/ЮВО с просьбой предоставить исходную документацию для исполнения Контракта.

Кроме того, в Контракте отсутствует информация о земельном участке, выделенном для производства работ.

Согласно пп. 1.12 раздела 23 Контракта, посвященного характеристики земельных участков, предназначенных для выполнения работ, следует, что земельные участки находятся в собственности Российской Федерации, что не позволяет идентифицировать участки для проведения планировки территории с целью образования земельного участка.

Следовательно, на момент заключения Контракта (начала производства работ) сведения о земельных участках, выделенных для производства работ, отсутствовали.

Письмом от 07.02.2017 № 11/869 (т.е. за пределами сроков проведения обследований, инженерных изысканий, разработки градостроительной и проектной документации, получения положительного заключения Государственной экспертизы проектной документации) Заказчик сообщил о том, что проведение работ планируется на земельном участке с кадастровым номером 23:41:0000000:410, площадью 261 159 621 кв.м., расположенном по адресу: Краснодарский край, г. Горячий Ключ, с/о Саратовский.

Проектная документация объектов строительства, размещенных на территориях, бывших зоной боевых действий, должна содержать мероприятия по предотвращению возможных чрезвычайных ситуация, связанных с нахождением взрывчатых веществ и взрывоопасных предметов (далее — ВОП) на освоенных территориях.

Работы по разработке раздела «Очистка территории от взрывоопасных предметов (ВОП)» проводятся на основании Федерального закона от 21.12.1994 № 68- ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуация природного и техногенного характера».

Согласно п. 1.13 раздела 16 Контракта, обследование участков, на которых предусматривается выполнение земляных работ, на предмет обнаружения ВОП выполняется силами инженерных войск Министерства обороны Российской Федерации с составлением акта (далее — Акт обследования).

Однако, Акт обследования Заказчиком Г енпроектировщику не предоставлен.

В соответствии с п. 1 ст. 47 Градостроительного кодекса РФ не допускается подготовка и реализация проектной документации без выполнения соответствующих инженерных изысканий.

Согласно СП 11-104-97 «Инженерно-геодезические изыскания         для строительства», СП 11-105-97 «Инженерно-геологические изыскания для строительства», инженерно-геодезические и инженерно-геологические изыскания включают в себя полевой этап, в ходе которого должны быть произведены рекогносцировочные обследования территории, а также комплекс иных полевых работ.

Выполнение инженерных изысканий невозможно вне полевых условий.

Отсутствие мероприятий по предотвращению возможных чрезвычайных ситуаций, связанных с нахождением ВОП на территории Объекта, препятствует Генпроектировщику в проведении инженерных работ.

Действующее гражданское законодательство допускает исполнение обязательства по частям (статья 311 ГК РФ), и стороны в рассматриваемом случае такую возможность предусмотрели (приложение № 2 Контракту).

Начисление неустойки на общую сумму Контракта без учета надлежащего исполнения части работ противоречит принципу юридического равенства, предусмотренному пунктом 1 статьи 1 ГК РФ, поскольку создает преимущественные условия кредитору, которому, следовательно, причитается компенсация не только за не исполненное в срок обязательство, но и за те работы, которые были выполнены надлежащим образом. Между тем превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции.

При наличии в договоре промежуточных сроков выполнения работ применение мер ответственности без учета исполнения подрядчиком своих обязательств по договору противоречит статье 330 ГК РФ. Приведенная правовая позиция изложена в постановлении Президиума ВАС РФ от 15.07.2014 № 5467/14, определении ВС РФ от 16.12.2015 № 307-ЭС15-15798.

В силу п. 1 ст. 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Неустойка как способ обеспечения обязательства должна компенсировать кредитору расходы или уменьшить неблагоприятные последствия, возникшие вследствие ненадлежащего исполнения должником своего обязательства перед кредитором.

Превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции.

Кроме того, у Истца отсутствуют правовые основания для привлечения Ответчика к имущественной ответственности за несвоевременное получение положительного заключения государственной экспертизы проектной документации и подписание итогового акта.

Начисление неустойки за нарушение срока этапа «Получение положительного заключения государственной экспертизы» противоречит существу обязательства и неправомерно, ввиду противоречия нормам Градостроительного кодекса РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 49 ГрК РФ только заказчик или технический заказчик имеет право направлять проектную документацию и результаты инженерных изысканий на государственную экспертизу.

В соответствии с п. 10 ст. 49 ГрК РФ только заказчик или технический заказчик имеет право оспаривать отрицательное заключение экспертизы.

Согласно п. 10 Административного регламента предоставления Министерством обороны Российской Федерации государственной услуги по проведению государственной экспертизы проектной документации, результатов инженерных изысканий и проверки достоверности определения сметной стоимости капитального строительства объектов обороны и безопасности, являющихся объектами военной инфраструктуры Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного приказом Министра обороны РФ от 06.07.2012 г. № 1700, (далее по тексту — Административный регламент), срок для предоставления государственной услуги составляет 60 дней, в то время как по условиям Контракта на получение положительного заключения госэкспертизы отведено всего 10 дней, что само по себе делает исполнение данного обязательства невозможным.

Истцом не учтено, что обязательство по прохождению государственной экспертизы возложено на Заказчика (п.1 ст. 49 ГрК РФ, п. 7.1.2, 7.1.13 Контракта).

Кроме того, согласно условий п. 2 Административного регламента, заявителем на предоставление услуги по проведению государственной экспертизы проектной документации, результатов инженерных изысканий является Заказчик, обратившийся с заявлением.

Вопросы передачи Заказчиком документации на государственную экспертизу, а также вопросы соблюдения сроков рассмотрения проектной документации органами государственной экспертизы находятся вне компетенции Ответчика, и он не может нести ответственности за описанные обстоятельства.

Более того, условиями контракта не предусмотрена ответственность за нарушение срока получения положительного заключения государственной экспертизы, поскольку пунктом 10.4 Контракта (на который ссылается Истец в обоснование исковых требований) предусмотрена ответственность лишь за невыполнение обязательств по срокам выполнения Работ.

Пункт 2.1 Контракта содержит понятие Работ: к ним относятся работы по инженерным изысканиям для подготовки проектной документации, разработка проектной и рабочей документации, строительно-монтажные работы.

Получение положительного заключения государственной экспертизы к Работам не относится (что логично и обоснованно, поскольку Ответчик может лишь устранять замечания экспертизы по разработанной документации, которые находятся в его компетенции, а не компетенции Заказчика), следовательно, п. 18.4 Контракта не предусматривают ответственности за несвоевременное получение положительного заключения.

Таким образом, направлять документацию на государственную экспертизу, обжаловать заключение экспертизы, а, следовательно, получать положительное заключение государственной экспертизы может исключительно Заказчик или технический заказчик.

Доверенность на передачу документации в государственную экспертизу МО РФ, получение документации из государственной экспертизы МО РФ Ответчику не выдавалась (доказательств обратного в материалы дела не представлено).

Указанное действие не может быть совершено Ответчиком, расценивать его как отдельное обязательство, за нарушение сроков которого возможно начисление неустойки не правомерно.

Учитывая вышеизложенное, усматривается, что требования Истца о взыскании с ответчика неустойки за несвоевременное получение положительного заключения госэкспертизы несостоятельны и удовлетворению не подлежат.

Истец также не вправе требовать неустойку за несвоевременное подписание Ответчиком итогового акта.

Ответственность за просрочку исполнения обязательств предусмотрена п. 10.4, Контракта, согласно которым неустойка начисляется за каждый день нарушения Генпроектировщиком сроков исполнения обязательств, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного срока исполнения обязательств по Контракту в размерах, определяемых в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 августа 2017г. № 1042 за каждый факт просрочки, но не менее законной неустойки, за каждый факт просрочки.

Истец рассчитывает неустойку за нарушение обязательств по Контракту не конкретизирует конкретные обязательства, срок выполнения которых установлен государственным контрактом и которые Ответчик просрочил.

Из содержания Контракта следует, что подписание итогового акта не является отдельным видом работ, за просрочку выполнения которого предусмотрена неустойка.

Подписание итогового акта не является обязательством ответчика в контексте раздела 8 контракта. Подписание итогового акта выполненных работ — это совместное действие сторон Контракта, соответственно, ответчик не может нести единоличную ответственность за его неподписание. Пунктом 10.4 Контракта (на который ссылается истец в обоснование своих требований) установлена ответственность за невыполнение сторонами обязательств по срокам выполнения работ, подписание итогового акта к работам не относится.

В силу распоряжения Правительства Российской Федерации от 05.12.2012 № 2270-р, АО «ГУОВ» было определено единственным исполнителем размещаемых Министерством обороны Российской Федерации государственных заказов на выполнение работ (услуг), связанных со строительством (приобретением) жилья для военнослужащих и объектов социально-бытового назначения.

Правовым основанием определения Ответчика единственным исполнителем является п. 17. ч. 2 ст. 55 Федерального закона от 21.07.2005 № 94 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон о размещении заказов).

В силу статьи 1 Закона о размещении заказов он регулировал отношения, связанные с размещением заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных, муниципальных нужд, нужд бюджетных учреждений, в том числе устанавливал единый порядок размещения заказов в целях обеспечения единства экономического пространства на территории Российской Федерации, эффективного использования средств бюджетов и внебюджетных источников финансирования, расширения возможностей для участия физических и юридических лиц в размещении заказов и стимулирования такого участия, развития добросовестной конкуренции, совершенствования деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления, обеспечения гласности и прозрачности, предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере размещения заказов.

Закон о размещении заказов являлся комплексным законодательным актом, содержащим нормы как публичного, так и частного права.

Согласно пункту 4 статьи 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иным правовыми актами.

Закон о размещении заказов в основном состоял из норм императивного характера, ограничивающих свободу усмотрения сторон.

Сам проект контракта в силу прямого указания названного Закона являлся элементом процедуры размещения заказа, и оспорить его условия можно было только путем подачи жалобы на положения конкурсной документации о торгах либо на извещения о проведении запроса котировок, то есть по основаниям, в порядке и в сроки, установленные непосредственно данным нормативным правовым актом. Не обжалованный на стадии размещения заказа проект контракта подлежал безоговорочному подписанию лицом, победившим на торгах или по результатам запроса котировок. Размещение заказа могло быть признано недействительным по иску заинтересованного лица или по иску уполномоченных на осуществление контроля в сфере размещения заказов федерального органа исполнительной власти, органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, органа местного самоуправления только судом (статья 57 Закона о размещении заказов).

Составление протокола разногласий к проекту контракта предусматривалось Законом о размещении заказов лишь при проведении открытого аукциона в электронной форме. Однако участник аукциона, с которым заключался контракт, был вправе составить протокол разногласий только к тем положениям проекта контракта, которые не соответствовали извещению о проведении открытого аукциона в электронной форме, документации об этом аукционе и заявке на участие в нем самого участника (часть 4.1 статьи 41.12 Закона о размещении заказов).

Частью 6 статьи 20, частью 6 статьи 32, частью 6 статьи 41.1, частью 4 статьи 46, частью 7 статьи 53 Закона о размещении заказов был установлен запрет на переговоры между участником размещения заказа и заказчиком, уполномоченным органом, аукционной (конкурсной, котировочной) комиссией при проведении аукциона, конкурса, запроса котировок.

Запрет на переговоры означает, что лицо, подписывающее государственный контракт, лишено возможности выразить собственную волю в отношении выполнения работ и вынуждено принять это условие путем присоединения к контракту в целом (договор присоединения).

Таким образом, включая в проект государственного контракта заведомо невыгодное для контрагента условие, от которого победитель размещения заказа не может отказаться, Заказчик нарушает закон. Однако победитель размещения заказа, будучи введенным в заблуждение авторитетом заказчика, внешней правомерностью этого требования и невозможностью от него отказаться, мог посчитать себя связанным им и добросовестно действовать вопреки своим интересам.

Учитывая изложенное, усматривается, что акт сдачи-приемки выполненных работ и итоговый акт не мог быть подписан в 2017 году, поскольку закон и Контракт связывают возникновение обязательного правоотношения по оплате работ с фактом подписания акта.

Доводы жалобы, подлежат отклонению, поскольку доказательств предоставления земельного участка и исходной документации не предоставлено, в связи с чем ответчик не имел возможности начать работы в соответствии со ст. 719 ГК РФ, не начисление неустойки за просрочку подписания итогового акта и прохождения государственной экспертизы сложилось в судебной практике и неоднократно поддерживалось Верховным судом РФ, доказательств, что бюджетные средства имелись у истца в материалы дела не представлено.

   Таким образом, решение суда первой инстанции является законным. Нарушений норм материального и процессуального права не установлено.

Судебные расходы распределяются в соответствии со ст.110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь ст.ст. 266, 268, 269, 271, 272.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

 

П О С Т А Н О В И Л:

 

 решение Арбитражного суда г. Москвы от 26.11.2019 по делу №А40-246313/19 оставить без изменения, апелляционную жалобу МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ – без удовлетворения.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Арбитражный суд Московского округа.

 

            Судья:                                                         Е.В. Бодрова