Постановление 10АП-15696/2019 от 14 января 2020 года по делу А41-21254/2016

Оставить без изменения определение первой инстанции, а жалобу — без удовлетворения (ст.272 АПК)

ДЕСЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

117997, г. Москва, ул. Садовническая, д. 68/70, стр. 1, www.10aas.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

10АП-15696/2019, 10АП-15819/2019

г. Москва

14 января 2020 года

Дело № А41-21254/16

Резолютивная часть постановления объявлена  14 января 2020 года

Постановление изготовлено в полном объеме  14 января 2020 года

Десятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи  Гараевой Н.Я.

судей  Муриной В.А., Шальневой Н.В.

при ведении протокола судебного заседания Евстегнеевой А.А.,

при участии в заседании: согласно протоколу судебного заседания,

рассмотрев в судебном заседании апелляционные жалобы Компании «Ассеншен Инвест Лимитед» и ЗАО «ХимПромЭкспорт» на определение Арбитражного суда Московской области от 19 июля 2019 по делу № А41-21254/16,

УСТАНОВИЛ:

В Арбитражный суд Московской области поступило заявление участников общества ООО «Монолит Капитал Строй — Закрытого акционерного общества «ХимПромЭкспорт» (далее – ЗАО «ХимПромЭкспорт»), Компании «Ассеншн Инвест Лимитед», уточненное в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о взыскании с Кулапчина Андрея Анатольевича (далее – Кулапчин А.А.), Татаренко Евгения Анатольевича (далее – Татаренко Е.А.) убытков в размере 30 840 557,96 руб.

Определением Арбитражного суда Московской области от 06.02.2017 в отношении должника – общества с ограниченной ответственностью «Монолит Капитал Строй» (далее — ООО «Монолит Капитал Строй», должник) введена процедура банкротства – наблюдение, временным управляющим утвержден Сабитов Алмаз Ахатович.

 

В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Закрытое акционерное общество «К.С. Корпорация», Акционерная компания с ограниченной ответственностью «Северин Холдингс Груп ЛТД», временный управляющий ООО «Монолит Капитал Строй» Сабитов Ахмат Ахатович.

Определением Арбитражного суда Московской области от 19 июля 2019 года в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с определением суда, Компания «Ассеншен Инвест Лимитед» и ЗАО «ХимПромЭкспорт» обратились с апелляционными жалобами в Десятый арбитражный апелляционный суд, в которых просили оспариваемое определение отменить, принять новый судебный акт, в котором удовлетворить заявленные требования в полном объеме.

Законность и обоснованность принятого судом первой инстанции судебного акта проверены арбитражным апелляционным судом в порядке статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Апелляционная жалоба рассмотрена в соответствии со статьями 121123, 153, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие представителей лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом о дате и времени судебного разбирательства, в том числе публично, путем размещения информации на официальном сайте суда www.10aas.arbitr.ru, сайте «Электронное правосудие» www.kad.arbitr.ru.

Апелляционный суд не нашел оснований для перехода к рассмотрению настоящего дела по правилам, установленным для рассмотрения дел в суде первой инстанции, о чем заявлено ЗАО «ХимПромЭкспорт» в ходе рассмотрения апелляционной жалобы, поскольку исковое заявление подано и принято к производству суда первой инстанции в сентябре 2017 года, судебный акт по существу спора принят в июле 2019 года, количество проведенных в рамках дела судебных заседаний безусловно позволяло сторонам реализовать предусмотренные законом процессуальные права по их усмотрению, таким образом, заявление одного из соистцов (Компания «Ассеншен Инвест Лимитед») о невозможности рассмотрения спора по существу в его отсутствие не может быть воспринято в качестве безусловного основания для отмены оспариваемого судебного акта.

Относительно довода апеллянта об отсутствии извещения 3-его лица — Акционерную компанию с ограниченной ответственностью «Северин Холдингс Груп ЛТД» о рассмотрении спора в суде первой инстанции, апелляционная коллегия полагает следующее:

В материалах дела наличествуют документы, подтверждающие право Соловьева Р.В. действовать от имени 3-его лица (т.2., л.д. 77-88), также имеются надлежащие доказательства извещения данного представителя по известному адресу (т.4,л.д. 2-4), доказательства отзыва доверенности суду не представлены.

Кроме того, в материалах дела имеется уведомление суда в адрес органа, уполномоченного на вручение, в том числе, судебной корреспонденции  организациям, расположенным на BVI (т.2. л.д.1).

Подачу иска предваряет обязательное его направление в адрес поименованных в иске лиц,  наличие соответствующего искового производства и ход его ведения является открытой и общедоступной информацией на интернет ресурсе кадр. арбитр.

Каких-либо заявлений относительно нарушения судом его процессуальных прав, также как и несогласие с рассматриваемым судебным актом, 3-е лицо по заявленному иску   не выразило.

Совокупность перечисленных обстоятельств свидетельствует как о соответствии действий суда первой инстанции нормам процессуального законодательства, так и отсутствию оснований для удовлетворения ходатайства апеллянта.

Исследовав и оценив в совокупности все имеющиеся в материалах дела доказательства, изучив доводы апелляционной жалобы, арбитражный апелляционный суд пришел к следующим выводам.

Согласно статье 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статье 32 Федерального закона N 127-ФЗ от 26 октября 2002 года «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными Законом о банкротстве.

Согласно пункту 1 статьи 10 Закона о банкротстве, в случае нарушения руководителем должника или учредителем (участником) должника, собственником имущества должника — унитарного предприятия, членами органов управления должника, членами ликвидационной комиссии (ликвидатором), гражданином — должником положений Закона указанные лица обязаны возместить убытки, причиненные в результате такого нарушения.

Ответственность контролирующих лиц и руководителя должника является гражданско-правовой, в связи с чем возложение на учредителя обязанности нести субсидиарную ответственность осуществляется по правилам статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно положениям статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации возмещение убытков является мерой гражданско-правовой ответственности, и ее применение возможно при наличии определенных условий. Лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать противоправность поведения ответчика, наличие и размер понесенных убытков, а также причинно-следственную связь между противоправностью поведения ответчика и наступившими убытками.

Следовательно, для привлечения виновного лица к гражданско-правовой ответственности необходимо доказать наличие состава правонарушения, включающего наличие вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинно-следственную связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступившим вредом, вину причинителя вреда.

В пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июля 2013 года N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» указано, что арбитражным судам следует принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности. Поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридических лиц и их учредителей (участников), а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.

В силу пункта 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица.

В силу статьи 44 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» единоличный исполнительный орган общества при осуществлении прав и исполнении обязанностей должен действовать в интересах общества добросовестно и разумно и несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу его виновными действиями (бездействием).

Согласно части 1 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени (пункт 3 статьи 53), обязано возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу. Лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 года N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» при рассмотрении вопроса о возмещении убытков истец обязан доказывать наличие у юридического лица убытков.

Лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать факт причинения убытков, их размер, противоправность поведения причинителя ущерба и юридически значимую причинную связь между поведением указанного лица и наступившим вредом.

Недоказанность хотя бы одного из элементов состава правонарушения является достаточным основанием для отказа в удовлетворении требований о возмещении убытков. Таким образом, удовлетворение исковых требований о взыскании убытков возможно при доказанности всех элементов состава правонарушения.

Поскольку одним из оснований ответственности генерального директора является вина, то привлечение его к ответственности зависит от того, действовал ли он при исполнении своих обязанностей разумно и добросовестно, то есть проявил ли он заботливость и осмотрительность, которые следует ожидать от добросовестного руководителя, и принял ли он все необходимые меры для надлежащего исполнения своих обязанностей.

В обоснование заявления о взыскании солидарно убытков с Кулапчина А.А. и Татаренко Е.А. участники общества ссылаются на то, что:

— в период с 30.09.2014 по 29.01.2016 с расчетного счета должника были сняты денежные средства на общую сумму 6 759 000 руб.;

— в период с 16.06.2016 по 01.07.2016 была выплачена заработная плата на общую сумму 2 055 542,43 руб. лицам, фактически не осуществляющим трудовую деятельность в ООО «Монолит Капитал Строй»;

— в период с 15.07.2016 по 04.05.2017 была выплачена заработная плата на общую сумму 21 501 865,53 руб. работникам ООО «Монолит Капитал Строй»;

— не исполнение должником требований, содержащихся в исполнительном листе ФС 015353360 от 23.03.2017, в результате чего на общество наложен исполнительский сбор в размере 50 000 руб.

По мнению ЗАО «ХимПромЭкспорт» и Компании «Ассеншн Инвест Лимитед» указанные обстоятельства привели к причинению убытков ООО «Монолит Капитал Строй» на общую сумму 30 840 557,96 руб.

Вместе с тем, применение такой меры ответственности, как возмещение убытков возможно лишь при наличии нескольких условий:

— противоправности действий причинителя вреда, причинной связи между противоправными действиями и возникшими убытками, наличия и размера документального подтверждения понесенных убытков.

Бремя доказывания наличия этих условий лежит на заявителе, при этом для удовлетворения требований о взыскании убытков необходима доказанность наличия всей совокупности этих фактов. Недоказанность одного из перечисленных составляющих исключает возможность удовлетворения исковых требований.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, Кулапчин А.А. являлся единоличным исполнительным органом ООО «Монолит Капитал Строй» с 30.10.2007.

Согласно позиции истцов, размер заработной платы Кулапчина А.А. не может превышать 25000 руб. в месяц.

При этом, истцы ссылаются   на условия трудового договора № 1/07 от 30.10.2007, согласно которому заработная плата Кулапчина А.А. составляла 25 000 руб.

Вместе с тем, согласно решению № 1 участников ООО «МонолиткапиталСтрой» от 04.02.2008 года, подлинный экземпляр которого обозревался в ходе судебного заседания, размер ежегодно индексируемой заработной платы составляет 207 000 руб.

Доказательств признания данного решения недействительным или ничтожным, суду не представлено.

В отношении лиц, в пользу которых были произведены отчисления заработной платы, то вопреки доводам истцов  они состояли в трудовых отношениях с должником, что подтверждается представленными документами.

При этом суду не представлено  доказательств, указывающих на то, что оклады работников, выплаты в пользу которых, по мнению заявителей, привели к возникновению убытков, были завышены, либо что эти лица фактически не выполняли трудовые функции в ООО «Монолит Капитал Строй» либо выполнялми их не в полном объеме.

Ссылки на нецелесообразность привлечения иногородних работников кредиторами не обоснованы.

В уставе общества отсутствуют ограничения, запрещающие генеральному директору без согласия участников нанимать иногородних сотрудников и устанавливать им заработную плату.

Каких-либо сравнительных данных по заработным платам иногородних работников и работников, проживающих в Московской области, кредиторами не приводится.

Заявляя об аффилированности должника с лицами, в пользу которых были выплачены денежные средства, кредиторы в нарушение положений статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представляют каких-либо относимых доказательств того, что названные лица фактически не исполняли трудовые обязанности или заработные платы их завышены, а, следовательно, не доказывают необоснованность выплат в пользу работников и причинение должнику убытков в заявленном размере.

Ссылки на то, что после 16.06.2016 в ООО «Монолит Капитал Строй» необоснованно увеличился штат работников, поскольку до указанной даты в обществе работало лишь три сотрудника, не подтверждён надлежащими доказательствами.

15.06.2016 Кулапчин А.А. подал заявление о досрочном расторжении трудового договора.

Приказом от 22.06.2016 № 2/16 временно исполняющим обязанности генерального директора ООО «Монолит Капитал Строй» с 22.06.2016 до назначения генерального директора общим собранием участников назначен Татаренко Е.А.

В рамках дела № А41-77072/2017 Арбитражный суд Московской области решением от 04.12.2017 признал правомерность издания данного приказа.

Кулапчин А.А. передал Татаренко Е.А. документы, касающиеся деятельности ООО «Монолит Капитал Строй», которые имелись в его распоряжении о чем составлен соответствующий акт.

Приводя доводы о нарушении Кулапчиным А.А. порядка досрочного прекращения полномочий генерального директора, Истцы при этом не обосновывают и не представляют доказательств того, что данные действия привели к причинению убытков.

В отношении доводов о причинении убытков в виде взысканного исполнительского сбора в размере 50 000 руб. суд первой инстанции установил, что судебный акт по делу № А41-13108/2016, в рамках которого возбуждено исполнительное производство, принят 10.08.2016, то есть уже после увольнения Кулапчина А.А. с должности генерального директора общества.

В обоснование своих требований о взыскании с Татаренко Е.А. убытков кредиторы приводят те же доводы, что и в отношении Кулапчина А.А.

Однако, как указывалось ранее, Татаренко Е.А. стал исполнять обязанности генерального директора только после 22.06.2016, в связи с чем события до указанной даты не могут служить основанием для взыскания с него убытков.

Довод  относительно выплаты заработной платы сотрудникам ООО «Монолит Капитал Строй» после 22.06.2016 и взыскании исполнительского сбора в размере 50 000 руб. является несостоятельным, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о недоказанности противоправности поведения Татаренко Е.А., наличие убытков, а также причинно-следственной связи между незаконными действиями ответчика и возникшими убытками.

В заседании апелляционного суда ЗАО «ХимПромЭкспорт» заявило о фальсификации представленных доказательств по делу.

Рассмотрев данное заявление о фальсификации доказательства, суд апелляционной инстанции полагает, что оно является необоснованным, поскольку тезис, положенный в его основу о том, что у заявителя есть все основания полагать, что указанные документы составлены не в те даты и не имеют подлинные подписи, не имеет какого-либо надлежащего документального обоснования.

Надлежащего ходатайства ( с раскрытием информации о согласии экспертной организации провести предлагаемое исследование, сроках и размере оплаты исследования, полномочия и компетенции предлагаемых кандидатов в эксперты, перечислением денежных средств на депозит суда и пр.) о назначении по делу судебной экспертизы,  апеллянт суду не представил несмотря на предоставленное в рамках трех судебных заседаний время, ходатайство о вызове всех работников в качестве свидетелей с целью их опроса по объему, качеству проведенной ими работы не отвечает признакам допустимости.

В целом, апелляционный суд отмечает, что в соответствии с пунктом 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:

 1) действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;

2) скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;

3) совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;

4) после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;

5) знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.).

В соответствии с п.7.5 Устава ООО «МонолитКапиталСтрой», генеральный директор общества принимает на работу и увольняет сотрудников общества, утверждает штатные расписания, издает приказы о назначении работников на должность.

Доказательств того, что полномочия директора общества были ограничены какими-либо внутренними документами общества, принятыми в установленном порядке путем принятия корпоративного  решения, в материалы дела не представлены.

Доказательств нарушения Кулапчиным А.А. ограничений, предусмотренных п.2.2.14 трудового договора суду не представлено также, размер вознаграждения по трудовым соглашениям установленный  в нем предел не превышает. Кроме того, из пункта 2.2.14  договора не следует, что он имеет распространение на трудовые правоотношения с работниками общества.

Довод о некорректном снятии Кулапчиным А.А. с себя полномочий директора.  как указано выше, было предметом судебной оценки в рамках дела № А41-77072/2017.

Кроме того, апелляционный суд отмечает, что вменяемые ответчикам, не являющимся участниками общества,  действия осуществлены в период острого корпоративного конфликта, при этом, соотношение конфликтующих сторон в размере 50 на 50% уставного капитала исключает возможность принятия любого корпоративного решения, включая смену руководства общества.

В условиях отсутствия ограничений полномочий директора, истцами не представлено надлежащих и допустимых доказательств, позволяющих расценить действия ответчиков как неразумные и причиняющие вред обществу (как указывают истцы, необоснованное расширение штата, необоснованное премирование, неразумное установление вознаграждения).

В деле отсутствуют документы, позволяющие оценить, какой штат сотрудников и какой квалификации допустим и разумен, размер их вознаграждения, выходящий за пределы обычно установленных для такого рода деятельности и прочее.

Кроме того, материалы дела  не содержат какого-либо экономического анализа влияния ( в данном случае – негативного) перечисленных истцами действий  на хозяйственную деятельность юридического лица.

Какое-либо аудиторское заключение, свидетельствующее о фактическом причинении убытков, нецелевом использовании денежных средств,  суду не представлено.

Вместе с тем, Истцы не лишены возможности оспорить сделки должника по специальным основаниям, предусмотренным законом о банкротстве.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В силу норм ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Поскольку истцами  не  доказаны противоправность действия ответчиков, факт причинения убытков и причинная связь между ними, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для признания заявления обоснованным.

Доводы заявителей, изложенные в апелляционных жалобах, не опровергают выводы суда первой инстанции, в связи, с чем признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными и не могут служить основанием для отмены состоявшегося определения.

Оснований для удовлетворения апелляционных жалоб не имеется.

Руководствуясь статьями 223, 266, 268, статьей 271, пунктом 1 части 4 статьи 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

определение Арбитражного суда Московской области от 06 февраля 2017 года по делу № А41-24640/14 оставить без изменения, апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Московского округа через Арбитражный суд Московской области в месячный срок со дня его принятия.

 

 

Председательствующий

Н.Я. Гараева

Судьи

В.А. Мурина

Н.В. Шальнева