Постановление 10АП-20849/2019 от 13 января 2020 года по делу А41-56559/2019

Оставить без изменения решение, а апелляционную жалобу — без удовлетворения (п.1 ст.269 АПК)

ДЕСЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

117997, г. Москва, ул. Садовническая, д. 68/70, стр. 1, www.10aas.arbitr.ru

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

10АП-20849/2019

г. Москва

13 января 2020 года

Дело № А41-56559/19

 

Десятый арбитражный апелляционный суд в составе судьи Пивоваровой Л.В. рассмотрел апелляционную жалобу MGA Enterteinment Inc. (МГА Энтертеймент Инк.)  на решение Арбитражного суда Московской области от 30.09.2019 по делу № А41-56559/2019, рассмотренному в порядке упрощенного производства.

 

 

MGA Enterteinment Inc. (МГА Энтертеймент Инк.) (далее – MGA Entertainment Inc, компания, истец) обратилась в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Саргсяну Армену Сашаевичу (далее – ИП Саргсян, ответчик) о взыскании компенсации за нарушение прав на использование товарных знаков № № 638366 и 638367 в размере 50 000 руб., расходов на приобретение товара в размере 150 руб., почтовых расходов за направление претензии и копии иска в общей сумме 125 руб. и на получение выписки из ЕГРИП в размере 200 руб.

Решением арбитражного суда первой инстанции от 30.09.2019 исковые требования удовлетворены частично: взысканы с ИП Саргсяна в пользу MGA Entertainment Inc. компенсация в размере 10 000 руб. (по 5000 руб. за нарушение прав на каждый товарный знак), расходы на приобретение товара в размере 150 руб., расходы на получение выписки из ЕГРИП в размере 200 руб., почтовые расходы в общем размере 125 руб. В удовлетворении остальной части требований отказано.

С вынесенным решением не согласился истец и обжаловал его в апелляционном порядке.

В апелляционной жалобе компания (далее также – податель жалобы) просит решение арбитражного суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении исковых требований в полном объёме.

В обоснование доводов апелляционной жалобы её податель указывает на неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, неверное применение судом норм материального и процессуального права. Так, настаивает на отсутствии оснований для снижения компенсации ниже минимального предела.

От ответчика поступил отзыв на апелляционную жалобу, в котором указано на законность обжалуемого судебного акта.

На основании положений части 1 статьи 272.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и разъяснений, данных Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в пункте 47 постановления от 18.04.2017 № 10 «О некоторых вопросах применения судами положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации об упрощенном производстве», апелляционная жалоба рассмотрена судьей арбитражного суда апелляционной инстанции единолично, без проведения судебного заседания, без извещения лиц, участвующих в деле, о времени и месте проведения судебного заседания, без вызова их в судебное заседание, без осуществления протоколирования в письменной форме или с использованием средств аудиозаписи.

Законность и обоснованность судебного акта проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, 28.02.2019 в магазине, расположенном по адресу: г. Москва, ул. Алтайская, д. 4, ответчиком был реализован контрафактный товар — игрушка «ЛОЛ Сюрпрайз» («LOL Surprise») по цене 150 руб.

Факт реализации товара зафиксирован видеозаписью, произведенной представителем истца с помощью встроенной фото-видеокамеры мобильного телефона в порядке статей 12 и 14 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Данные обстоятельства подтверждаются чеком от 28.02.2019, видеозаписью покупки товара, фотографиями приобретенной продукции.

MGA Entertainment Inc. принадлежат исключительные права на товарные знаки № № 638367 и 638366, что подтверждается справками-выписками № № 2018033859 и 2018034372.

Полагая, что ответчик реализовывал контрафактный товар с обозначением товарных знаков истца, последний обратился в суд с настоящими требованиями.

Удовлетворяя исковые требования в части, суд первой инстанции исходил из их законности и обоснованности. При этом суд пришел к выводу о наличии оснований для снижения компенсации до 5000 руб. по каждому товарному знаку.

Арбитражный суд апелляционной инстанции, повторно рассмотрев дело в порядке, предусмотренном статьями 268, 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исследовав имеющиеся в деле доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, не находит оснований для отмены или изменения обжалуемого решения суда.

Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.

Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом.

Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную настоящим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается настоящим Кодексом.

Согласно пункту 1 статьи 1484 названного Кодекса лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак). Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Согласно пункту 2 статьи 1484 названного Кодекса исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг; на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе, сети «Интернет», в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (пункт 3 статьи 1484 названного Кодекса).

Истцу принадлежат исключительные права на товарные знаки № № 638367 и 638366, что подтверждается справками-выписками № № 2018033859 и 2018034372.

Как следует из материалов дела, 28.02.2019 в магазине, расположенном по адресу: г. Москва, ул. Алтайская, д. 4, ответчиком был реализован контрафактный товар — игрушка «ЛОЛ Сюрпрайз» («LOL Surprise») по цене 150 руб.

Факт реализации товара зафиксирован видеозаписью, произведенной представителем истца с помощью встроенной фото-видеокамеры мобильного телефона в порядке статей 12 и 14 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Данные обстоятельства подтверждаются чеком от 28.02.2019, видеозаписью покупки товара, фотографиями приобретенной продукции.

Обозначение считается сходным до степени смешения с конкретным товарным знаком, если обычные потребители соответствующего товара ассоциируют обозначение с товарным знаком в целом несмотря на отдельные отличия (пункт 37 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015).

Смешение (вероятность смешения) имеет место, если обозначение может восприниматься в качестве конкретного товарного знака или если потребитель может полагать, что обозначение используется тем же лицом или лицами, связанными с лицом, которому принадлежит товарный знак (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2006 № 2979/06).

Вероятность смешения зависит от степени сходства обозначений и степени однородности товаров для обычных потребителей соответствующих товаров. При этом такая вероятность может иметь место и при низкой степени сходства, но идентичности (или близости) товаров, а также при низкой степени однородности товаров, но тождестве (или высокой степени сходства) обозначения и товарного знака (пункт 162 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Суд апелляционной инстанции, проведя сравнительный анализ словесных товарных знаков истца и обозначений, используемых ответчиком, в соответствии с Правилами составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденными приказом Министерства экономического развития России от 20.07.2015 № 482, пришел к выводу о сходстве данных обозначений до степени смешения ввиду того, что они состоят из совпадающих букв, звуков, одинакового количества слогов за счет полного вхождения одного обозначения в другое, что обуславливает их фонетическое тождество.

Сравнение перечней товаров с целью определения их однородности показало, что товары (игрушки, одежда), для которых зарегистрированы товарные знаки истца, и товар (игрушка), который предлагался к продаже ответчиком, однородны, поскольку относятся к одному роду и виду, имеют одно функциональное назначение, один круг потребителей, являются взаимодополняемыми и взаимозаменяемыми, в связи с чем указанные товары могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения.

Доказательства правомерности использования названных обозначений, сходных до степени смешения с товарными знаками истца, ответчиком в материалы дела не представлены.

Таким образом, исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что ответчик своими действиями по предложению к продаже указанной игрушки нарушил исключительные права истца на товарные знаки.

  В соответствии с пунктом 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных Кодексом, для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных данным Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Пунктом 4 статьи 1515 названного Кодекса предусмотрено, что правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

В рамках настоящего дела истец заявил требование о взыскании с ответчика компенсации в размере 50 000 руб.

В пункте 61 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» отмечено, что заявляя требование о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда, истец должен представить обоснование размера взыскиваемой суммы, подтверждающее, по его мнению, соразмерность требуемой им суммы компенсации допущенному нарушению, за исключением требования о взыскании компенсации в минимальном размере.

Согласно разъяснениям, содержащимися в пункте 62 названного постановления Пленума, рассматривая дела о взыскании компенсации, суд, по общему правилу, определяет ее размер в пределах, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации (абзац второй пункта 3 статьи 1252).

По требованиям о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей суд определяет сумму компенсации исходя из представленных сторонами доказательств не выше заявленного истцом требования.

При определении размера компенсации суд учитывает, в частности, обстоятельства, связанные с объектом нарушенных прав (например, его известность публике), характер допущенного нарушения (в частности, размещен ли товарный знак на товаре самим правообладателем или третьими лицами без его согласия, осуществлено ли воспроизведение экземпляра самим правообладателем или третьими лицами и т.п.), срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, наличие и степень вины нарушителя (в том числе носило ли нарушение грубый характер, допускалось ли оно неоднократно), вероятные имущественные потери правообладателя, являлось ли использование результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, права на которые принадлежат другим лицам, существенной частью хозяйственной деятельности нарушителя, и принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Вопреки доводам подателя жалобы суд первой инстанции в настоящем случае пришел к верному выводу о наличии оснований для снижения компенсации до                5000 руб. по каждому товарному знаку.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 2 Постановления от 13.12.2016 № 28-П «По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края», положения подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой в системной связи с пунктом 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации и другими его положениями они не позволяют суду при определении размера компенсации, подлежащей выплате правообладателю в случае нарушения индивидуальным предпринимателем при осуществлении им предпринимательской деятельности одним действием прав на несколько объектов интеллектуальной собственности, определить с учетом фактических обстоятельств конкретного дела общий размер компенсации ниже минимального предела, установленного данными законоположениями, если размер подлежащей выплате компенсации, исчисленной по установленным данными законоположениями правилам с учетом возможности ее снижения, многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков (притом что эти убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком) и если при этом обстоятельства конкретного дела свидетельствуют, в частности, о том, что правонарушение совершено индивидуальным предпринимателем впервые и что использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью его предпринимательской деятельности и не носило грубый характер.

  При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленными требованиями, но не ниже низшего предела, установленного законом. Суд не вправе снижать размер компенсации ниже минимального предела, установленного законом, по своей инициативе. Сторона, заявившая о необходимости такого снижения, обязана в соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказать необходимость применения судом такой меры. Снижение размера компенсации ниже минимального предела, установленного законом, с учетом требований разумности и справедливости, должно быть мотивировано судом и подтверждено соответствующими доказательствами.

  Данная правовая позиция сформирована в пункте 21 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2017), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 12.07.2017, определениях Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации № 305-ЭС16-13233 от 21.04.2017, № 308-ЭС17-3085 от 12.07.2017, № 308-ЭС17-2988 от 12.07.2017, № 308-ЭС17-3088 от 12.07.2017, № 308-ЭС17-4299 от 12.07.2017, № 305-ЭС17-16920 от 18.01.2018, № 305-ЭС18-4822.

  Названным выше постановлением Конституционного Суда Российской Федерации установлены условия для снижения размера компенсации ниже низшего предела за допущенные нарушения: 1) права на результаты или средства индивидуализации принадлежат одному правообладателю, 2) права правообладателя нарушены одним действием, 3) снижение размера его размера компенсации ниже минимального предела возможно только в отношении индивидуальных предпринимателей, 4) нарушение не должно носить грубого характера (под грубым нарушением следует понимать повторное, виновное совершение нарушения), при этом необходимо учитывать степень вины нарушителя (ответчик должен в порядке статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) доказать, что им предпринимались необходимые меры и была проявлена разумная осмотрительность с тем, чтобы избежать незаконного использования права, принадлежащего другому лицу), 5) использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью предпринимательской деятельности нарушителя, 6) в том случае, если размер подлежащей выплате компенсации, исчисленной по установленным данными законоположениями правилам даже с учетом возможности ее снижения, многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков (притом что эти убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком).

 В настоящем случае правонарушение ответчиком совершено впервые. Иное из материалов дела не следует.

 После получения информации от истца о контрафактности товара ответчик прекратил реализацию игрушек «LOL Surprise», остаток уничтожил, о чем представил акта об уничтожении от 14.06.2019.

 Кроме того, следует отметить, что истец купил у ответчика товар стоимостью 150 руб., что в более чем 333 раза меньше размера заявленной истцом к взысканию компенсации.

 Достоверные доказательства того, что использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав являлось существенной частью предпринимательской деятельности ответчика, в материалах дела также отсутствуют.

На основании изложенного арбитражный суд первой инстанции обоснованно удовлетворил исковые требования в указанной части.

В этой связи доводы апелляционной жалобы не могут быть приняты арбитражным судом апелляционной инстанции в качестве обоснованных.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта на основании части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не установлено.

При указанных обстоятельствах решение арбитражного суда первой инстанции не подлежит отмене или изменению, а апелляционная жалоба – удовлетворению.

Руководствуясь статьями 176, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

решение Арбитражного суда Московской области от 30.09.2019 по делу                         № А41-56559/2019 оставить без изменения, апелляционную жалобу MGA Enterteinment Inc. (МГА Энтертеймент Инк.) — без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Суд по интеллектуальным правам только по основаниям, предусмотренным                    частью 3 статьи 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

 

 

 

Судья                                                                                                  Л.В. Пивоварова