Постановление 10АП-21352/2019 от 17 января 2020 года по делу А41-21198/2015

Оставить без изменения определение первой инстанции, а жалобу — без удовлетворения (ст.272 АПК)

ДЕСЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

117997, г. Москва, ул. Садовническая, д. 68/70, стр. 1, www.10aas.arbitr.ru

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

10АП-21352/2019

 

г. Москва

17 января 2020 года

Дело № А41-21198/15

 

Резолютивная часть постановления объявлена  15 января 2020 года

Постановление изготовлено в полном объеме  17 января 2020 года

 

Десятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи  Муриной В.А.,

судей Катькиной Н.Н., Шальневой Н.В.,

при ведении протокола судебного заседания:  Нигматулиной Р.Р.,

при участии в заседании:

от Банка «Траст» (ПАО) – Шаповалов Д.А., доверенность от 13.06.2019;         

от ООО «ОРИОН» — Озерова В.И., доверенность от 04.02.2019;

от ООО «ИМПУЛЬС» — Макарова А.Р., доверенность от 02.10.2018;

от остальных лиц – не явились, извещены.

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Банка «Траст» (ПАО) на определение  Арбитражного суда Московской области  от 03 сентября 2019 года  по делу №А41-21198/15, по заявлениям Банка «ТРАСТ» (ПАО) и ПАО Сбербанк о признании сделок должника АО «ПМЗ» недействительными,

ответчики – ООО «Импульс», АО «Комплекс Про», третьи лица – ООО «Фортуна», Атеняева О.А., ООО «ОРИОН»,

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) АО «ПМЗ»,  

УСТАНОВИЛ:

определением Арбитражного суда Московской области от 30 июня 2015 года в отношении акционерного общества «Петушинский металлический завод» (АО «ПМЗ») введена процедура банкротства — наблюдение, о чем опубликовано сообщение в газете «КоммерсантЪ» N 122 от 11.07.2015 г.

Решением Арбитражного суда Московской области от 28.04.2016 по делу №А41-21198/15 акционерное общество «Петушинский металлический завод» признано банкротом, в отношении него открыта процедура конкурсного производства, конкурсным управляющим утвержден Овчинников Игорь Евгеньевич.

ПАО «БИНБАНК» и ПАО «СБЕРБАНК» обратились в Арбитражный суд Московской области с заявлением о признании сделок должника по отчуждению недвижимого имущества.

Определением Арбитражного суда Московской области от 21.02.2019 в порядке процессуального правопреемства произведена замена кредитора ПАО «БИНБАНК» на его правопреемника — публичное акционерное общество Национальный банк «ТРАСТ»

В обоснование заявленных требований конкурсные кредиторы  указали, что в преддверии банкротства Должником и его аффилированными лицами совершена цепочка последовательных сделок (прикрывающие сделки), направленные на безвозмездное отчуждение недвижимого имущества АО «Петушинский металлический завод» в пользу АО «Комплекс Про» с целью причинения вреда кредиторам Должника.

Заявление подано в соответствии с положениями статей 61.2, 61.6, 61.8 Закона о банкротстве, статьями 170 (п. 2), 10, 168 ГК РФ.

Определением Арбитражного суда Московской области от 03 сентября 2019 года в удовлетворении требований Банков было отказано.

Не согласившись с указанным судебным актом, Банк «Траст» (ПАО) обратился в Десятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просил отменить определение суда первой инстанции, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Законность и обоснованность определения суда первой инстанции проверены арбитражным апелляционным судом в соответствии со статьями 223, 266, 268 АПК РФ.

Апелляционная жалоба рассмотрена в соответствии с нормами статей 121123, 153, 156 АПК РФ в отсутствие представителей неявившихся лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, в том числе публично, путем размещения информации на официальном сайте суда www.10aas.arbitr.ru, сайте «Электронное правосудие» www.kad.arbitr.ru.

В судебном заседании апелляционного суда представитель Банка «Траст» (ПАО) доводы апелляционной жалобы поддержал.

Представители ООО «ОРИОН», ООО «ИМПУЛЬС» возражали против удовлетворения апелляционной жалобы, просили оставить обжалуемый судебный акт без изменения.

Исследовав и оценив в совокупности все имеющиеся в материалах дела доказательства, изучив доводы апелляционной жалобы, выслушав участников процесса, арбитражный апелляционный суд приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены определения суда первой инстанции.

Как следует из материалов дела и установлено судом, Между АО «ПМЗ» и АО «Комплекс Про» заключен договор залога недвижимого имущества № ЗНИ-1408/01 от 15.10.2014, согласно которому Должник в обеспечение исполнения обязательств ЗАО «Терна Полимер» по договору подряда № СПР08-14/КП от 13.08.2014, передал в залог следующее недвижимое имущество:

       объект незавершенного строительства, адрес объекта: Владимирская область, Петушинский р-н, МО город Петушки (городское поселение), г. Петушки, ул. Куйбышева, кадастровый номер 33:13:010302:391;

       объект незавершенного строительства, адрес объекта: Владимирская область, Петушинский р-н, МО город Петушки (городское поселение), г. Петушки, ул. Куйбышева, кадастровый номер 33:13:010302:390;

       объект незавершенного строительства, адрес объекта: Владимирская область, Петушинский р-н, МО город Петушки (городское поселение), г. Петушки, ул. Куйбышева, кадастровый номер 33:13:010302:216;

       объект незавершенного строительства, адрес объекта: Владимирская область, Петушинский р-н, МО город Петушки (городское поселение), г. Петушки, ул. Куйбышева, кадастровый номер 33:13:010302:389;

       Нежилое здание общей площадью 3356,2 кв.м., этажность: 2 этажа, адрес объекта: Владимирская область, Петушинский р-н, МО город Петушки (городское поселение), г. Петушки, ул. Куйбышева, кадастровый номер 33:13:010302:215;

       Земельный участок общей площадью 13514 кв.м., категория земель: земли населенных пунктов, адрес объекта: Владимирская область, Петушинский р-н, МО город Петушки (городское поселение), г. Петушки, ул. Куйбышева, кадастровый номер 33:13:010306:3.

Впоследствии АО «ПМЗ», единственным учредителем ООО «ИМПУЛЬС», принято решение от 27.04.2015 об учреждении общества и наделении его уставным капиталом в размере 104 637 000 рублей путем внесения в уставный капитал вышеуказанного имущества.

13.03.2018 между АО «Комплекс Про» и ООО «ИМПУЛЬС» был заключен договор купли продажи № ДКН-01117, предметом которого является вышеупомянутое имущество.

Полагая, что Договор залога недвижимого имущества № ЗНИ-1408/01 от 15.10.2014, Решение АО «ПМЗ» от 27.04.2015 об учреждении общества и наделении его уставным капиталом в размере 104 637 000 рублей путем внесения в уставный капитал Дочернего общества спорного имущества и последующее его отчуждение в пользу АО «Комплекс Про» являются притворными сделками, прикрывающими неравноценное отчуждение спорного имущества в пользу АО «Комплекс Про», а также указав на то, что оспариваемые сделки заключены с целью причинить вред кредиторам, Банки обратились в суд с настоящими требованиями.

Апелляционная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции об отсутствии оснований для признания следок недействительными, по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, залогом обеспечивалось обязательство ЗАО «Терна Полимер» по Договору подряда №СПР08-14/КП от 13.08.2014 года, заключенного с АО «Комплекс ПРО»; срок исполнения обязательства по договору наступил 30.04.15 года в соответствие с дополнительным соглашением к договору подряда. Залог оформлен договором от 15.10.14, зарегистрирован 17.04.15, то есть вопреки доводам Банка, залогом было обеспечено обязательство до наступления срока его исполнения.

Судом установлено, что Должник и ЗАО «Терна Полимер» являются аффилированными лицами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 334 ГК РФ в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя).

Согласно пункту 2 статьи 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, с иным субъектным составом, ничтожна. В связи с притворностью недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки. Намерения одного участника совершить притворную сделку для применения указанной нормы недостаточно.

Обращаясь с иском о признании сделки ничтожной по основаниям, предусмотренным пунктом 2 статьи 170 ГК РФ, истец должен доказать, что при ее совершении стороны не только не намеревались ее исполнять, но и что оспариваемая сделка действительно не была исполнена, не породила правовых последствий для сторон, а также представить доказательства направленности воли сторон на совершение именно прикрываемой сделки.

По основанию притворности недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю одних и тех же участников сделки.

Оценивая имеющиеся в деле доказательства, суд апелляционной инстанции приходит к выводу об исполнении оспариваемой сделки сторонами в полном объеме. Сторонами сделки были совершены все необходимые действия, направленные на создание соответствующих правовых последствий (договор залога заключен и зарегистрирован, обязательства, в обеспечение которых предоставлен залог реально существовали и исполнялись в части выполнения работ, обусловленных договором). Оснований, позволяющих квалифицировать оспариваемую сделку в качестве притворной, то есть как сделку, направленную на вывод активов должника,  не имеется.

Согласно пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Согласно пункту 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 года N 63 (ред. от 22 июня 2012 года) «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка). В силу этой нормы для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств: сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом пункта 7 настоящего Постановления).

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

Пунктом 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 года N 63 разъяснено, что согласно абзацам второмупятому пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия: на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества; имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторымпятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве а именно:

— сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из следующих условий:

— стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации — десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок;

— должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы;

— после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.

Согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В рассматриваемом случае Банками не представлено доказательств того, что заключая договор залога, в обеспечение реально существующего обязательства (подряд) стороны действовали исключительно с целью причинения вреда кредиторам.

Из разъяснений, изложенных в пункте 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2012 N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством», а также в пункте 15.1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)», следует, что заключение договора поручительства  (залога) может быть вызвано наличием у заемщиков и поручителей в момент выдачи поручительства общих экономических интересов (например, основное и дочернее общества, преобладающее и зависимое общества, общества, взаимно участвующие в капиталах друг друга, лица, совместно действующие на основе договора простого товарищества).

         Таким образом, при этом наличие корпоративных либо иных связей между поручителем (залогодателем) и должником объясняет мотивы совершения обеспечительных сделок. Получение поручительства от компании, входящей в одну группу лиц с заемщиком, с точки зрения нормального гражданского оборота, является стандартной практикой и потому указанное обстоятельство само по себе не свидетельствует о наличии признаков неразумности или недобросовестности в поведении кредитора даже в ситуации, когда поручитель принимает на себя обязательства, превышающие его финансовые возможности. Предполагается, что при кредитовании одного из участников группы лиц, в конечном счете, выгоду в том или ином виде должны получить все ее члены, так как в совокупности имущественная база данной группы прирастает.

В такой ситуации для констатации сомнительности поручительства (залога) должны быть приведены достаточно веские аргументы, свидетельствующие о значительном отклонении поведения заимодавца от стандартов разумного и добросовестного осуществления гражданских прав, то есть фактически о злоупотреблении данным заимодавцем своими правами во вред иным участникам оборота, в частности, остальным кредиторам должника (пункт 4 статьи 1 и пункт 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации). К их числу могут быть отнесены, в том числе следующие: участие кредитора в операциях по неправомерному выводу активов;  получение кредитором безосновательного контроля над ходом дела о несостоятельности; реализация договоренностей между заимодавцем и поручителем (залогодателем), направленных на причинение вреда иным кредиторам, лишение их части того, на что они справедливо рассчитывали (в том числе, не имеющее разумного экономического обоснования принятие новых обеспечительных обязательств по уже просроченным основным обязательствам в объеме, превышающем совокупные активы поручителя, при наличии у последнего неисполненных обязательств перед собственными кредиторами), и т.п.

Однако такие доказательства, в материалах дела отсутствуют.

          Таким образом,  залог предоставлен должником за свое аффилированное лицо, которые представляют собой группу компаний, внутри которой сложился определенный механизм сотрудничества. Указанные лица осуществляли единую хозяйственную деятельность и обладали общим экономическим интересом, в результате чего при заключении одним из них договора, требующего обеспечения, другое лицо становилось поручителем (залогодателем).

При этом в соответствии с ГК РФ договор залога предполагается безвозмездным, то есть, без встречного предоставления залогодателю за исполнение его обязанностей со стороны лица, в обеспечение исполнения обязательств которого имущество передано в залог.

Доводы об отсутствии экономического смысла в заключении спорной сделки отклоняется апелляционным судом, поскольку залог не предполагает встречного предоставления, мотивы совершения обеспечительных сделок объясняются аффилированностью сторон договора, имеющих вместе с иными входящими в группу компаний лицами общий интерес в получении в рассматриваемом случае выполненных в рамках договора подряда работ для ведения предпринимательской деятельности. АО «Комплекс Про», вопреки мнению заявителя жалобы, не должен обеспечивать выгодность залоговой сделки для залогодателя, поскольку это противоречит существу обеспечительной сделки.

То, что спорный договор залога заключен позднее договора подряда до надлежащего исполнения обязательств по оплате по нему, не влечет недействительность первых и не свидетельствует о пороке воли на стороне АО «Комплекс Про», поскольку, как отмечалось выше, оформление обеспечения исполнения обязательств является обычным в практике компаний при осуществлении ими хозяйственной деятельности.

При этом, бесспорных достоверных доказательств того, что АО «Комплекс Про» является аффилированным по отношению к Должнику, материалы дела не содержат.

Ссылка Банка на кредитный договор № 20.2-12/03035 от 13.04.2012, в котором указано, что Должник и ЗАО «Комплекс Про» входят в группу компаний, подлежит отклонению апелляционной коллегией, поскольку датирован 13.04.2012, обеспечительная сделка заключена в 2014 году, зарегистрирована в 2015 году, а иных доказательств того, что данные лица являются аффилированными, либо входят в группу компаний, материалы дела не содержат.

О недействительности сделки по аналогичным основаниям заявлено по внесению имущества в уставный капитал ООО «Импульс» и последующего отчуждения имущества ОА «Комплекс Про».

В соответствии с пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия данного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», для признания сделки недействительной по приведенному основанию необходима совокупность следующих обстоятельств: сделка должна быть совершена с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов; в результате ее совершения такой вред был причинен; другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки. В случае недоказанности хотя бы одного из названных обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

         В Определение ВС РФ от 12.03.2018 по делу № 305-ЭС17-17342 указано, что Закон о банкротстве допускает возможность оспаривания сделок по выводу активов из дочерних обществ должника, но в таком случае суду следует дать оценку доле участия должника в дочернем обществе и структуру его уставного капитала.

 В рассматриваемом случае стоимость доли созданного единственным учредителем общества и, как следствие, рыночная стоимость доли такого общества определяются не произведенной учредителем денежной оценкой имущества, вносимого им в оплату доли при учреждении, а действительной рыночной стоимостью имущества, внесенного в уставный капитал.

         Таким образом, АО «ПМЗ» получило долю в уставном капитале общества равную по стоимости, переданного в уставной капитал имущества. Указанное обстоятельство подтверждается отчетом по определению рыночной стоимости имущества, принадлежащего АО «ПМЗ».

Следовательно, единственный учредитель при оплате доли неденежными средствами получает эквивалентный актив — 100-процентную долю в образованном им обществе и приобретает корпоративные полномочия нового общества (ст. 15 Федерального закона N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

 Само по себе совершение сделки по внесению единственным учредителем имущества в уставный капитал не влечет причинения вреда имущественным интересам кредиторов учредителя вне зависимости от номинальной стоимости доли.  Требования кредиторов учредителя гарантируются 100-процентной долей в созданном Обществе.

Как следует из материалов дела, доля ООО «Импульс» была реализована на торгах, денежные средства получены Должником, при этом Банками стоимость доли, определенной отчетом об оценке от 06.10.2017 (в данном случае она равна стоимости принадлежащего Должнику имущества)  не оспаривалась. Торги, как и договор купли-продажи не оспорены.

При таких обстоятельствах является верным вывод судов первой инстанции о недоказанности кредиторами одного из необходимых условий признания оспариваемых сделок недействительными по правилам пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, а именно факта причинения вреда имущественным правам кредиторов, что, в свою очередь, является достаточным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Доводы заявителя, что АО «ПМЗ» внес объекты недвижимости в уставный капитал ООО «Импульс» исключительно с целью скрыть договор залога и «прикрыть» от своих кредиторов отчуждение имущества в пользу АО «Комплекс ПРО», не нашли своего документального подтверждения, поскольку договор залога зарегистрирован в установленном порядке, сведения о чем являются общедоступными. В свою очередь, имущество было передано в устав ООО  «Импульс» обремененное залогом.

Учитывая установленные по делу обстоятельства, оснований для признания договора купли-продажи, заключенного между ООО «Импульс» и АО «Комплекс» про применительно к ст. 170 ГК РФ у суда также не имеется. При этом апелляционная коллегия принимает во внимание, что ООО «Импульс» обязательство по передаче спорного имущества перед АО «Комплекс ПРО» было исполнено уже после того как доли ООО «Импульс» были проданы на публичных торгах. То есть решение было принято не АО «ПМЗ», а новым собственником компании.

Банками заявлено также требование о применении сделок недействительными в виде возврата в конкурсную массу должника вышеуказанного недвижимого имущества.

    29.08.2018 в рамках дела о банкротстве АО «Комплекс Про» завершились торги, объявленные сообщением № 2879427 от 20.07.2018, по реализации имущества АО «Комплекс про».

         Согласно Протоколу организатора торгов № 14553-ОАЭФ/2/1 от 29.08.2018 года победителем по Лоту № 1 (недвижимое имущество) признан единственный участник торгов — ООО «ОРИОН».

         10.09.2018 между АО «Комплекс про» в лице конкурсного управляющего и ООО «ОРИОН» заключен договор купли-продажи недвижимого имущества, который в настоящее время полностью оплачен Покупателем. Право собственности зарегистрировано в установленном законом порядке.

         Согласно разъяснениям, данным в пункте 18 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III. 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», в силу статьи 449 ГК РФ, торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица; признание торгов недействительными влечет недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим торги.

         Как следствие, торги являются способом заключения договора, а признание их недействительными влечет недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим торги.

     12.02.2019 года ООО «ОРИОН» обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с заявлением о признании торгов № 14553-0АЭФ/2/1 объявленных на ЕФРСБ сообщением 2879427 от 20.07.2018 в части реализации недвижимого имущества должника (Лот N l), о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества от 10.09.2018.

       Определением от 23.04.2019 по делу N А03- 3667/2018 Арбитражный суд Алтайского края установил, что торги проведены без нарушений правил для их проведения, оснований для признания торгов недействительными и как следствие договора, заключенного по результатам торгов, судом не установлено.

Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 2 6 июня 2019 года вышеуказанное решение оставлено без изменения.

Таким образом, учитывая изложенное, оснований для удовлетворения требований Банков у суда первой инстанции не имелось.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, рассмотрены апелляционной коллегией и отклонены, поскольку фактически направлены на переоценку выводов арбитражного суда первой инстанции, не опровергают выводы суда, а выражают несогласие с ними, что не может являться основанием для отмены законного и обоснованного определения.

Фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора по существу, установлены судом на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, отвечающих признакам относимости, допустимости и достаточности.

Руководствуясь статьями 223, 266, 268, п. 1 ч. 4 ст. 272, ст. 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

            определение Арбитражного суда Московской области от 03 сентября 2019 года по делу №А41-21198/15 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Московского округа через Арбитражный суд Московской области в месячный срок со дня его принятия.

 

Председательствующий

 

В.А. Мурина

 

Судьи

 

Н.Н. Катькина

 

 Н.В. Шальнева