Постановление 10АП-22102/2019 от 16 января 2020 года по делу А41-89208/2018

Оставить без изменения определение первой инстанции, а жалобу — без удовлетворения (ст.272 АПК)

ДЕСЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

117997, г. Москва, ул. Садовническая, д. 68/70, стр. 1, www.10aas.arbitr.ru

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

10АП-22102/2019

 

г. Москва

16 января 2020 года

Дело № А41-89208/18

 

Резолютивная часть постановления объявлена  13 января 2020 года

Постановление изготовлено в полном объеме  16 января 2020 года

 

Десятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Муриной В.А.,

судей Гараевой Н.Я., Шальневой Н.В.,

при ведении протокола судебного заседания: Нигматулиной Р.Р.,

при участии в заседании:

от Боровика А.М. — Стерлигова В.В., доверенность от 06.12.2019, диплом;

от ООО «Лига Моторных Лодок» — Мамыкин А.В., доверенность от 28.08.2019, диплом;

от Калошина А.С. – Свиридова Е.В., доверенность от 06.02.2019;

от остальных лиц – не явились, извещены

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Боровика Антона Михайловича на определение Арбитражного суда Московской области от 15 октября 2019 года по делу №А41-89208/18,

по ходатайству финансового управляющего о завершении процедуры банкротства по делу о несостоятельности (банкротстве) Боровика Антона Михайловича,

УСТАНОВИЛ:

            решением Арбитражного суда Московской области от 19 декабря 2018 года по делу №А41-89208/18 Боровик Антон Михайлович признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыта процедура реализация имущества гражданина, финансовым управляющим назначен Надбитов Арслан Сергеевич.

            Финансовый управляющий должника представил в Арбитражный суд Московской области отчет о ходе процедуры реализации имущества должника и ходатайствовал о завершении процедуры реализации имущества в отношении Боровика А.М. и освобождении его от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе, требований кредиторов, не заявленных в ходе процедуры банкротства.

            Ходатайство подано на основании статей 213.28, 213.9 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

            Определением Арбитражного суда Московской области от 15 октября 2019 года завершена процедура реализации имущества гражданина должника без применения в отношении Боровика Антона Михайловича правила освобождения от исполнения обязательств. Суд определил: перечислить финансовому управляющему Надбитову А.С. с депозита арбитражного суда денежные средства в размере 25 000 рублей фиксированного вознаграждения финансового управляющего за процедуру реализации имущества (т.2, л.д. 133-134).

            Не согласившись с принятым судебным актом в части не применения в отношении должника правила об освобождении его от дальнейшего исполнения обязательств, Боровик А.М. обратился в Десятый арбитражный апелляционный суд  с апелляционной жалобой, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права и неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела.

            Согласно части 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части, если при этом лица, участвующие в деле, не заявят возражений.

            Поскольку лицами, участвующими в деле не заявлены возражения о пересмотре судебного акта в обжалуемой части, апелляционный суд проверяет законность и обоснованность определения в части не применения правил об освобождении должника Боровика А.М. от дальнейшего исполнения обязательств.

            Законность и обоснованность определения суда первой инстанции, правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального и процессуального права проверены арбитражным апелляционным судом в соответствии со статьями 223, 266, 268, 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

            В судебном заседании представитель Боровика А.М. поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе, в полном объеме, просил определение суда первой инстанции отменить в обжалуемой части.

            Представитель ООО «Лига Моторных Лодок» возражал против удовлетворения апелляционной жалобы, просил определение суда первой инстанции оставить без изменения.

            Представитель Калошина А.С. возражал против удовлетворения апелляционной жалобы, просил определение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

            Выслушав мнение представителей лиц, участвующих в  судебном заседании, изучив материалы дела и доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены судебного акта в обжалуемой должником части, в силу следующего.

            В соответствии с пунктом 1 статьи 213.1 Закона о банкротстве отношения, связанные с банкротством граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, регулируются параграфами 1.1 и 4 главы X Закона, а при отсутствии специальных правил, регламентирующих особенности банкротства этой категории должников — главами IIII.1, VII, VIII, параграфом 7 главы IX и параграфом 2 главы XI Закона.

            На основании статьи 213.28 Закона о банкротстве после завершения расчетов с кредиторами финансовый управляющий обязан представить в арбитражный суд отчет о результатах реализации имущества гражданина с приложением копий документов, подтверждающих продажу имущества гражданина и погашение требований кредиторов, а также реестр требований кредиторов с указанием размера погашенных требований кредиторов (пункт 1).

            По итогам рассмотрения отчета о результатах реализации имущества гражданина арбитражный суд выносит определение о завершении реализации имущества гражданина (пункт 2).

            Исследовав имеющиеся в деле доказательства, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что проведенные в процедуре реализации имущества гражданина мероприятия, в том числе направленные на выявление имущества должника и формирование конкурсной массы, выполнены и пришел к выводу о необходимости завершения процедуры банкротства в отношении должника-гражданина. В данной части определение суда должником не обжалуется.

            Обжалуя определение суда первой инстанции в части не применения в отношении гражданина правил об освобождении от дальнейшего исполнения обязательств, должник указывает в апелляционной жалобе, что суд первой инстанции при вынесении оспариваемого определения ошибочно указал на факт недобросовестного поведения должника.

            Также в своей жалобе должник указывает, что ссылка суда первой инстанции на Определение Верховного Суда Российской Федерации от 25.01.18 по делу №А48-7405/15 неправомерна и не имеет отношения к настоящему делу о банкротстве.

            Таким образом, по мнению заявителя жалобы, у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для не применения к должнику правил об освобождении от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторами.

            Арбитражный апелляционный суд не может согласиться с доводами апелляционной жалобы в связи со следующим.

            Основной задачей института потребительского банкротства является социальная реабилитации гражданина — предоставление ему возможности заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по старым обязательствам, что в определенной степени ущемляет права кредиторов должника.

            Вследствие этого к гражданину-должнику законодателем предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие помимо прочего честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом (определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 25.01.2018 N 310-ЭС17-14013).

            В соответствии с пунктом 12 Постановления N 45 Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» от 13.10.2015, неисполнение должником обязанности по представлению отзыва и документов, равно как и сообщение суду недостоверных либо неполных сведений, может являться основанием для неприменения в отношении должника правила об освобождении от исполнения обязательств (абз. 3 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве).

            Согласно пункту 3 статьи 213.28 Закона о банкротстве после завершения расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина. Освобождение гражданина от обязательств не распространяется на требования кредиторов, предусмотренные пунктами 4 и 5 настоящей статьи, а также на требования, о наличии которых кредиторы не знали и не должны были знать к моменту принятия определения о завершении реализации имущества гражданина.

            Согласно абзацу четвертому пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве, освобождение гражданина от обязательств не допускается, в том числе, в случае, если доказано, что при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве гражданина, гражданин действовал незаконно, в том числе совершил мошенничество, злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, уклонился от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество.

            По общему правилу вопрос о наличии либо отсутствии обстоятельств, при которых должник не может быть освобожден от исполнения обязательств, разрешается судом при вынесении определения о завершении реализации имущества должника (абзац пятый пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве).

            Таким образом, в основу решения суда по вопросу об освобождении (не освобождении) гражданина от обязательств по итогам процедуры реализации имущества гражданина должен быть положен критерий добросовестности поведения должника по удовлетворению требований кредиторов.

            Банкротство граждан по смыслу Закона о банкротстве является механизмом нахождения компромисса между должником, обязанным и стремящимся исполнять свои обязательства, но испытывающим в этом объективные затруднения, и его кредиторами, а не способом для избавления от накопленных долгов.

            Таким образом, процедура банкротства гражданина, как и в целом институт несостоятельности, не ставит цель быстрого списания долгов в отсутствие достаточных для этого оснований, поскольку это приведет к неизбежному нарушению прав кредиторов должника.

            Институт банкротства граждан предусматривает исключительный механизм освобождения лиц, попавших в тяжелое финансовое положение, от погашения требований кредиторов, — списание долгов, который позволяет гражданину заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по старым обязательствам, но при этом в определенной степени ущемляет права кредиторов, рассчитывавших на получение причитающегося им удовлетворения.

            В связи с этим к гражданину-должнику законодателем предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие помимо прочего честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом.

            Пунктом 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве установлен перечень признаков недобросовестного поведения гражданина, исключающих возможность использования особого порядка освобождения от погашения задолженности через процедуры банкротства, к числу которых относится непредставление гражданином необходимых сведений (представление заведомо недостоверных сведений) финансовому управляющему или арбитражному суду, рассматривающему дело о банкротстве.

            В процедурах банкротства на гражданина-должника возлагаются обязательства по предоставлению информации о его финансовом положении, в том числе сведений об источниках доходов (пункт 3 статьи 213.4, пункт 6 статьи 213.5 Закона о банкротстве).

            Неисполнение данной обязанности создает препятствия для максимально полного удовлетворения требований кредиторов, свидетельствует о намерении получить не вытекающую из закона выгоду за счет освобождения от обязательств перед лицами, имеющими к нему требования.

            Таким образом, разрешение вопроса о наличии либо отсутствии обстоятельств, при которых должник не может быть освобожден от исполнения обязательств, во многом зависит от добросовестности должника.

            Как разъяснено в абзацах 45 пункта 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», поведение стороны может быть признано недобросовестным по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения.

            В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если другие стороны на них не ссылались. Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения применяет меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны.

            Суд вправе отказать в применении положений пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве лишь в том случае, если будет установлено, что нарушение, заключающееся в не раскрытии необходимой информации, являлось малозначительным либо совершено вследствие добросовестного заблуждения гражданина-должника. Бремя доказывания указанных обстоятельств лежит на самом должнике (статья 65 АПК РФ).

            Как следует из материалов дела, задолженность Боровика А.М. перед кредиторами составляет 63 963 000,00 рублей и 300 000 рублей штрафа, назначенного в виде наказания приговором Лефортовского районного суда города Москвы по делу №1-125/18 от 11.05.18.

Как указал финансовый управляющий, в реестр требований кредиторов должника включены требования кредиторов на сумму 5 676 937,05 руб.

            В соответствии с абзацем пятым статьи 2 Закона о банкротстве установленные уголовным законодательством штрафы являются обязательными платежами в делах о банкротстве.

            Из системного толкования статьи 4, пунктов 1, 2 статьи 213.4, пункта 3 статьи 213.6 Закона о банкротстве следует, что обязательные платежи учитываются при определении признаков банкротства по заявлению должника.

            Вместе с тем, следует учитывать, что в соответствии с пунктом 1 статьи 46 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) штраф есть денежное взыскание, назначаемое в пределах, предусмотренных указанным Кодексом.

            В соответствии с пунктом 3 статьи 46 УК РФ размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления и имущественного положения осужденного и его семьи, а также с учетом возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода. С учетом тех же обстоятельств суд может назначить штраф с рассрочкой выплаты определенными частями на срок до пяти лет.

            В соответствии с пунктом 1 статьи 31 УИК РФ осужденный к штрафу без рассрочки выплаты обязан уплатить штраф в течение 60 дней со дня вступления приговора суда в законную силу.

            В случае, если осужденный не имеет возможности единовременно уплатить штраф, суд по его ходатайству может рассрочить уплату штрафа на срок до пяти лет (пункт 2 статьи 31 УИК РФ).

            В соответствии с пунктом 1 статьи 16 УИК РФ наказание в виде штрафа исполняется судебными приставами-исполнителями по месту жительства (работы) осужденного.

            Согласно пункту 1 статьи 103 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве) штраф, назначенный в качестве наказания за совершение преступления (далее — штраф за преступление), взыскивается по правилам, установленным указанным Федеральным законом, с особенностями, установленными данной статьей.

            По смыслу пункту 3 статьи 103 Закона об исполнительном производстве, постановление о возбуждении исполнительного производства или об отказе в его возбуждении выносится судебным приставом-исполнителем не позднее трех дней со дня поступления исполнительного листа, а также копии приговора, на основании которого оформлен исполнительный лист, и распоряжения об исполнении приговора в подразделение судебных приставов.

            В силу пункта 4 статьи 103 Закона об исполнительном производстве содержащееся в исполнительном листе требование о взыскании штрафа за преступление должно быть исполнено судебным приставом-исполнителем в течение шестидесяти календарных дней со дня вступления приговора в законную силу. Если исполнительное производство возбуждается через сорок пять и более календарных дней после вступления приговора в законную силу, то требование о взыскании штрафа за преступление должно быть исполнено судебным приставом-исполнителем в течение пятнадцати календарных дней со дня возбуждения исполнительного производства.

            В соответствии с пунктом 5 указанной статьи в постановлении о возбуждении исполнительного производства для добровольного исполнения требования об уплате штрафа за преступление (первой части штрафа, если судом принято решение о рассрочке его уплаты) устанавливается шестьдесят календарных дней со дня вступления приговора в законную силу. Если исполнительное производство возбуждается через двадцать пять и более календарных дней после вступления приговора в законную силу, то срок для добровольного исполнения устанавливается тридцать пять календарных дней со дня возбуждения исполнительного производства. Если судом принято решение о предоставлении рассрочки уплаты штрафа за преступление, то судебный пристав-исполнитель в постановлении указывает сроки уплаты частей штрафа за преступление и размеры этих частей.

            Неуплата штрафа (части штрафа, если его выплата назначена частями) в установленный срок в соответствии с частью первой статьи 32 УИК РФ является злостным уклонением от уплаты штрафа и влечет замену штрафа другим видом наказания.

            Согласно части 2 статьи 32 УИК РФ в отношении осужденного, злостно уклоняющегося от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, судебный пристав-исполнитель не ранее 10, но не позднее 30 дней со дня истечения предельного срока уплаты, указанного в частях первой и третьей статьи 31 настоящего Кодекса, направляет в суд представление о замене штрафа другим видом наказания в соответствии с частью пятой статьи 46 УК РФ.

            Пунктом 9 статьи 103 Закона об исполнительном производстве предусмотрено, что если по истечении десяти календарных дней со дня окончания срока уплаты штрафа (части штрафа), назначенного в качестве основного наказания, у судебного пристава-исполнителя отсутствуют сведения об уплате должником соответствующих денежных сумм, то он направляет в суд, вынесший приговор, представление о замене штрафа другим видом наказания.

            Согласно пункту 10 статьи 103 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель принимает меры по принудительному взысканию штрафа за преступление в общем порядке обращения взыскания на имущество должника, установленном настоящим Федеральным законом, в случаях, когда:

            1) штраф за преступление, назначенный в качестве основного наказания, не уплачен должником в срок для добровольного исполнения и суд отказал в замене штрафа другим видом наказания;

            2) штраф за преступление, назначенный в качестве дополнительного наказания, не уплачен должником в срок для добровольного исполнения;

            3) штраф за преступление, совершенное несовершеннолетним, не уплачен лицом, на которое судом возложена обязанность его уплаты, в срок для добровольного исполнения.

            Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения.

           Судом установлено, что сведений о наличии в отношении Должника вступившего в законную силу приговора суда, которым он был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного по п.п. «А», «Б» ч. 2 ст. 172 УК РФ, и назначении ему наказания в виду лишения свободы сроком на три года со штрафом в размере 300 000 руб. Должник ни финансовому управляющему, ни суду не представил.

Действий по добровольному исполнению упомянутого приговора суда и уплате штрафа также не предпринял, доказательств обратного не представлено.

         Доводы Должника об отсутствии у него возможности уплатить штраф, не могут быть приняты судом во внимание, поскольку действий по обращению в суд с соответствующим ходатайством о рассрочке для его уплаты, должник не совершил (пункт 2 статьи 31 УИК РФ). В то же время обратился в суд о признании его несостоятельным (банкротом).

Кроме того, одним из кредиторов должника является физическое лицо Калошин Иван Сергеевич с суммой требований в размере 1.518.264 рублей. Происхождение задолженности связано с получением должником заемных денежных средств, что подтверждается вступившим в законную силу решением Солнцевского районного суда г. Москвы от 25 февраля 2016 года по делу №2-3639.

            При этом доказательства невозможности трудоустройства в силу объективных причин и принятия реальных мер по погашению задолженности перед кредиторами, в том числе перед физическим лицом Калошиным И.С., а также по  уплате штрафа, в материалах дела отсутствуют.

            Таким образом, апелляционная коллегия полагает, что отсутствие трудоустройства в течение длительного времени, принятия мер к погашению задолженности перед кредиторами, в том числе физическим лицом, свидетельствуют о том, что гражданин не планировал и не планирует погашать задолженность перед кредиторами, равно как и не планировал погашать штраф, являющийся мерой наказания, назначенной приговором суда по уголовному делу.

Кроме того, апелляционная коллегия учитывает, что Должником не были представлены сведения о наличии Приговора, то есть не были представлены достоверные сведения суду и финансовому управляющему.

   С учетом изложенного, учитывая, что процедура банкротства гражданина, как и, в целом, институт несостоятельности, не ставит цель быстрого списания долгов в отсутствие достаточных для этого оснований, поскольку это приведет к неизбежному нарушению прав кредиторов должника, принимая во внимание, установленные по делу обстоятельства, суд первой инстанции обоснованно завершил процедуру реализации имущества должника без применения правил об освобождении от обязательств.

Доводы апелляционной жалобы не содержат фактов, которые не были бы проверены и учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела, а в апелляционной инстанции могли бы повлиять на законность и обоснованность принятого судебного акта. В связи с этим признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными и не могут служить основанием для отмены определения суда.

Оспариваемый судебный акт принят при правильном применении норм права, содержащиеся в нем выводы не противоречат имеющимся в деле доказательствам.       Нарушений норм процессуального права, являющихся согласно пункту 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.

Руководствуясь статьями 223, 266, 268, пунктом 1 части 4 статьи 272, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

            определение Арбитражного суда Московской области от 15 октября 2019 года по делу №А41-89208/18 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Московского округа через Арбитражный суд Московской области в месячный срок со дня его принятия.

 

Председательствующий

 

В.А. Мурина

 

Судьи:

 

Н.Я. Гараева

 

Н.В. Шальнева