Постановление 10АП-23163/2019 от 16 января 2020 года по делу А41-19714/2017

Оставить без изменения определение первой инстанции, а жалобу — без удовлетворения (ст.272 АПК)

ДЕСЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

117997, г. Москва, ул. Садовническая, д. 68/70, стр. 1, www.10aas.arbitr.ru

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

10АП-23163/2019, 10АП-23166/2019

 

г. Москва

16 января 2020 года

Дело № А41-19714/17

 

Резолютивная часть постановления объявлена  13 января 2020 года

Постановление изготовлено в полном объеме  16 января 2020 года

 

Десятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи  Мизяк В.П.,

судей Епифанцевой С.Ю., Терешина А.В.,

при ведении протокола судебного заседания Бегларяном А.А.,

при участии в заседании:

от Абдурахманова Р.А. – Разумовский Д.Б., представитель по нотариально заверенной доверенности от 24.08.2017, зарегистрированной в реестре за № 2-1377;

от ООО «ЭнергоТраст» – Волкова О.А., ген. директор согласно выписке из ЕГРЮЛ от 12.01.2020;

от конкурсного управляющего ООО «Тренза» Перминовой Н.Ю. – Нутрихин А.В., представитель по доверенности от 13.09.2019;

рассмотрев в судебном заседании апелляционные жалобы Абдурахманова Рамиля Айдыновича и ООО «ЭнергоТраст» на определение Арбитражного суда Московской области от 14 октября 2019г. по делу №А41-19714/17 о несостоятельности (банкротстве) ООО «Тренза» по заявлению конкурсного управляющего к ООО «Энерготраст» о признании сделки должника недействительной,

УСТАНОВИЛ:

Решением Арбитражного суда Московской области от 27 октября 2017 г. ООО «Тренза» (ИНН 5042132209, ОГРН 1145042001610) признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство по упрощенной процедуре ликвидируемого должника. Конкурсным управляющим должником с 11.04.2019 утвержден Кузнецов Максим Александрович.

Сведения о введении в отношении должника процедуры банкротства опубликованы в газете «КоммерсантЪ» № 210 от 11.11.2017.

 20.11.2018 конкурсным управляющим подано заявление об оспаривании следующих сделок должника, заключенных между ООО «Энерготраст» и ООО «Тренза»: договора поставки т/э-3 от 01.03.2016, договора поставки т/э от 01.09.2015, договора т/э-2 от 11.01.2016, договора поставки № п/1 от 15.05.2015, договора поставки п/2 от 15.07.2015, договора Т№/3/1 от 22.06.2015, договора Т№/4/1 от 24.07.2015, договора Т№2/1 от 04.06.2015, договора т/э-2 от 11.01.2016, договора Т№5/1 от 11.01.2016.

В качестве последствий недействительности сделок конкурсный управляющий просить обязать ответчика возвратить на расчетный счет ООО «Тренза» денежные средства в размере 69 065 659,50 руб.

Определением Арбитражного суда Московской области от 14 октября 2019 года заявление конкурсного управляющего удовлетворено. Суд признал недействительными договор № т/э-3 от 01.03.2016, договор № т/э от 01.09.2015, договор т/э-2 от 11.01.2016, договор поставки № п/1 от 15.05.2015, договор поставки п/2 от 15.07.2015, договор Т№/3/1 от 22.06.2015, договор Т№/4/1 от 24.07.2015, договор Т№2/1 от 04.06.2015, договор т/э-2 от 11.01.2016, договор Т№5/1 от 11.01.2016 и применил последствия недействительности, взыскав с ООО «Энерготраст» в пользу ООО «Тренза» денежные средства в размере 69 065 659,50 руб.

Не согласившись с  определением суда первой инстанции, ООО «Энерготраст» подало апелляционную жалобу, в которой просит его отменить и отказать в удовлетворении требований конкурсного управляющего о признании сделок недействительными.

Участник ООО «Тренза» Абдурахманов Рамиль Айдынович также подал апелляционную жалобу, в которой просит его отменить и перейти к рассмотрению заявления конкурсного управляющего по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции.

 

Конкурсный управляющий ООО «Тренза» Перминова Н.Ю. представила отзывы, в которых просит отказать в удовлетворении апелляционных жалоб.

Законность и обоснованность определения суда первой инстанции проверены арбитражным апелляционным судом в соответствии со ст.ст. 223, 266, 272  Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В судебном заседании представитель Абдурахманова Р.А. поддержал доводы апелляционных жалоб. Просил обжалуемый судебный акт отменить, перейти к рассмотрению обособленного спора по правилам, установленным для рассмотрения дел в арбитражных судах первой инстанции.

Представитель ООО «ЭнергоТраст» поддержал доводы апелляционных жалоб.

Представитель конкурсного управляющего должника ООО «Тренза» возражал против удовлетворения апелляционных жалоб, просил оставить обжалуемый судебный акт без изменения.

Исследовав и оценив в совокупности все имеющиеся в материалах дела доказательства, обсудив доводы апелляционных жалоб, выслушав объяснения представителей участвующих в  деле лиц, арбитражный апелляционный суд не находит оснований для отмены определения суда первой инстанции.

Как следует из материалов дела, ООО «ТРЕНЗА» в период с 26.05.2015 по 20.07.2016 были совершены сделки по перечислению в пользу ООО «Энерготраст» денежных средств в общей сумме 74 673 070,50 руб., из которых на расчетный счет ООО «ТРЕНЗА» возвращено 5 607 410,96 руб., что подтверждается выписками по расчетному счету должника в ПАО «Сбербанк России»

В обоснование заявленных требований конкурсный управляющий ссылается на мнимость и ничтожность договоров поставки на основании ст. 10, 168, 170 ГК РФ, а также п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве — совершение сделки с целью причинения вреда интересам кредиторов должника в условиях неплатежеспособности должника между аффилированными лицами.

Удовлетворяя заявленные конкурсным управляющим требования, суд первой инстанции посчитал доказанной всю совокупность условий, необходимых для признания сделок недействительными по заявленным основаниям.

Исследовав материалы дела, арбитражный апелляционный суд согласен с указанным выводом суда первой инстанции.

Согласно пункту 2 статьи 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Из разъяснений, содержащихся в пункте 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», следует, что  для признания сделки недействительной на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:

а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;

в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом пункта 7 настоящего Постановления).

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества

При этом цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия:

а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества;

б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым — пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Как следует из материалов дела, оспариваемые перечисления денежных средств были совершены должником в течение трех лет до принятия заявления о признании его банкротом.

В период совершения оспариваемых сделок с мая 2015 по июль 2016 г. ООО «Тренза» прекратило исполнение денежных обязательств перед кредиторами, требования которых в настоящее время включены в третью очередь реестра требований кредиторов: ООО «Орбита» в размере 31 175 000 руб., которые возникли в связи с неисполнением обязательств по оплате оказанных услуг в мае-августе 2015 г.;
ООО «ГУС Строй» в размере 5 888 700 руб., которые возникли в связи с неисполнением обязательств по оплате оказанных услуг в августе-декабре 2015 года, а также уполномоченного органа.

Таким образом, на момент совершения оспариваемых сделок ООО «Тренза» отвечало признакам неплатежеспособности, так как имело неисполненные обязательства перед иными кредиторами                                                                                

Согласно пункту 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 в силу абзаца 1 пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Согласно правовой позиции, сформулированной в определении Верховного Суда РФ от 15.06.2016 № 308-ЭС16-1475, доказывание в деле о банкротстве факта общности экономических интересов кредитора и должника допустимо не только через подтверждение аффилированности юридической (в частности, принадлежность лиц к одной группе компаний через корпоративное участие), но и фактической.

Второй из названных механизмов по смыслу абзаца 26 статьи 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» не исключает доказывания заинтересованности даже в тех случаях, когда структура корпоративного участия и управления искусственно позволяет избежать формального критерия группы лиц, однако сохраняется возможность оказывать влияние на принятие решений в сфере ведения предпринимательской деятельности.

Оспариваемые перечисления совершены в пользу ООО «Энерготраст», генеральным директором и единственным участником которого является Волкова Олеся Александровна.

Допрошенный в судебном заедании суда первой инстанции в качестве свидетеля Митрофанов Ю.В. пояснил, что в мае-октябре 2015 г. являлся начальником отдела снабжения должника. Он был знаком с Волковой О.А. и воспринимал ее как фактического владельца ООО «Тренза», подчинялся ей напрямую. О компании ООО «Энерготраст» ему ничего не известно, такой организации среди контрагентов должника не имелось. По установленному в обществе порядку он обязан был согласовывать c Волковой О.А все предложения по закупке материалов, направлять ей счета контрагентов для оплаты, она неоднократно приезжала на строительные площадки общества для осмотра и контроля за работой. От Волковой О.А. он получал копии платежных поручений ООО «Тренза» об оплате материалов для передачи контрагентам. Абдурахманова Р.А. он ни разу не видел, с ним не знаком.

Свидетель Писаренко Н.А. пояснил, что является генеральным директором конкурсного кредитора должника — ООО «Орбита». Он лично знаком с Волковой О.А., которая ему была представлена в качестве владельца общества «Тренза». Его организация предоставляла в аренду строительную технику для должника во время работ в парке «Патриот». В дальнейшем, он вел переписку с Волковой О.А. по вопросам погашения задолженности перед ООО «Орбита». Волкову О.А. он знал как лицо, принимавшее решения по вопросам финансово-хозяйственной деятельности ООО «Тренза».

Из представленных АО «ПФ «СБК Контур» документов (акта сверки взаиморасчетов, платежных поручений) следует, что Волкова О.А. оплачивала счета ООО «Тренза» и ООО «Энерготраст» за услуги по использованию программы «Контур», предназначенной для сдачи отчетности в налоговые органы и социальные фонды.

Совокупность указанных выше доказательств свидетельствует о фактической аффилированности Волковой О.А. с должником.

Таким образом, оспариваемые сделки были совершены с заинтересованным лицом.

При таких обстоятельствах арбитражный апелляционный суд согласен с выводом суда первой инстанции о необходимости признания оспариваемых договоров недействительными на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Конкурсный управляющий просит признать сделки недействительными также на основании п. 1 ст. 170 ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Данная норма применяется в том случае, если стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять или требовать исполнения, при заключении сделки подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при ее совершении.

Для признания сделки мнимой необходимо установить, что на момент совершения сделки стороны не намеревались создать соответствующие условиям этой сделки правовые последствия, характерные для сделок данного вида. При этом обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

Согласно правовой позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в абз. 2 п. 86 Постановления от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», следует учитывать, что стороны мнимой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение.

Таким образом, исходя из данного разъяснения, норма, изложенная в ч. 1 ст. 170 ГК РФ, применяется также в том случае, если стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять фактически или требовать исполнения, а совершают формальные действия, при этом поведение сторон свидетельствует о порочности воли обеих сторон сделки.

ООО «Энерготраст» в материалы дела не представило доказательств реального осуществления, реализации, перевозки и доставки товаров на строительные площадки для должника, а также выполнения значительных объемов строительно-монтажных работ.

При этом из налоговой отчетности ООО «Энерготраст» в открытых источниках следует, что в штате общества имеется один работник (генеральный директор), на балансе общества отсутствуют нематериальные активы и основные средства.

Не представлены доказательства наличия у ООО «Энерготраст» объективной возможности поставить товар в адрес ООО «Тренза» и выполнить строительные работы.

Отсутствуют какие-либо первичные документы, подтверждающие доставку товара (путевые листы, товарно-транспортные накладные, доверенности на водителей и т.д.).

Таким образом, оценив в совокупности в соответствии со статьей 71 АПК РФ все имеющиеся в материалах дела доказательства, арбитражный апелляционный суд согласен с выводом суда первой инстанции в том, что оспариваемые перечисления носили мнимый характер, совершены без встречного предоставления должнику каких-либо товаров, работ, услуг и имели целью причинить вред имущественным интересам кредиторов.

При указанных обстоятельствах, исследовав и оценив в совокупности в соответствии со статьей 71 АПК РФ все имеющиеся в материалах дела доказательства, принимая во внимание, что оспариваемые сделки совершены с противоправной целью причинения вреда конкурсным кредиторам должника, т.е. с недобросовестной целью уменьшения денежных средств должника, сделки совершены фактически безвозмездно и в пользу фактически аффилированного лица, арбитражный апелляционный суд согласен с выводом суда первой инстанции о необходимости удовлетворения заявленных конкурсным управляющим требований по признанию договоров поставки недействительными и применении последствий недействительности в виде взыскания с ООО «Энерготраст» в пользу ООО «Тренза» денежных средств в размере 69 065 659,50 рублей.

Доводы, изложенные в апелляционных жалобах Абдурахманова Рамиля Айдыновича и ООО «ЭнергоТраст», сводящиеся к несогласию с выводами суда первой инстанции о признании договоров недействительными на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, рассмотрены арбитражным апелляционным судом и отклонены, поскольку они противоречат фактическим обстоятельствам дела.

Как следует из материалов дела, заявление о признании должника банкротом принято к производству Арбитражного суда Московской области 21.03.2016, оспариваемые сделки заключены и исполнялись в 2015-2016 годах, то есть в период подозрительности.

В период совершения оспариваемых сделок в период с мая 2015 по июль 2016 года должник прекратил исполнение части денежных обязательств перед кредиторами, требования которых в настоящее время включены в третью очередь реестра требований кредиторов должника, в частности:

— денежных обязательств перед ООО «Орбита» в размере 31 175 000 рублей, которые возникли в связи с неисполнением обязательств по оплате оказанных услуг в мае-августе 2015 года;

— денежных обязательств перед ООО «ГУС Строй» в размере 5 888 700 рублей, которые возникли в связи с неисполнением обязательств по оплате оказанных услуг в августе-декабре 2015 года;

— обязательств по уплате налогов и сборов.

Таким образом, должник прекратил исполнение части денежных обязательств перед иными кредиторами для осуществления сделок по перечислению в пользу ООО «Энерготраст» денежных средств.

Исполнение оспариваемых сделок привело к возникновению у должника признаков неплатежеспособности.

С учетом правовой позиции, изложенной в Определении Верховного Суда РФ от 15.06.2016 № 308-ЭС16- 1475, ООО «Энерготраст» является аффилированным лицом по отношению к ООО «Тренза», то есть лицом, заинтересованным в совершении оспариваемых сделок, через Волкову О.А., поскольку с момента учреждения ООО «Энерготраст» и на момент совершения оспариваемых сделок единственным учредителем и генеральным директором являлась Волкова О.А., она же являлась лицом, которое фактически контролировало и управляло финансово-хозяйственной деятельностью должника.

Доказательствами влияния Волковой О.А. на принятие решений ООО «Тренза» являются следующие обстоятельства.

Волкова О.А. являлась лицом, которая лично вела переговоры с кредиторами должника по вопросам урегулирования задолженности во внесудебном порядке. Руководитель кредитора должника, допрошенный в качестве свидетеля, указывает на нее, как на лицо, которые принимало решение по вопросам урегулирования задолженности и как на лицо, которое лично вело переговоры с ним по погашению задолженности.

Допрошенный судом первой инстанции в качестве свидетеля Митрофанов Ю.В. пояснил, что в мае-октябре 2015 г. он являлся начальником отдела снабжения должника. Он был знаком с Волковой О.А. и воспринимал ее как фактического владельца ООО «Тренза», подчинялся ей напрямую. О компании ООО «Энерготраст» ему ничего не известно, такой организации среди контрагентов должника не имелось. По установленному в обществе порядку он обязан был согласовывать с Волковой О.А. все предложения по закупке материалов, направлять ей счета контрагентов для оплаты, она неоднократно приезжала на строительные площадки общества для осмотра и контроля за работой. От Волковой О.А. он получал копии платежных поручений ООО «Тренза» об оплате материалов для передачи контрагентам. Абдурахманова Р.А. он ни разу не видел, с ним не знаком.

Свидетель Писаренко Н.А. опрошенный в судебном заседании в суде первой инстанции, также пояснил, что является генеральным директором конкурсного кредитора должника — ООО «Орбита». Он лично знаком с Волковой О.А., которая ему была представлена в качестве владельца общества «Тренза». Его организация предоставляла в аренду строительную технику для должника во время работ в парке «Патриот». В дальнейшем, он вел переписку с Волковой О.А. по вопросам погашения задолженности перед ООО «Орбита». Волкову О.А. он знал как лицо, принимавшее решения по вопросам финансово-хозяйственной деятельности ООО «Тренза».

Также Волкова О.А. оплачивала со своего личного счета денежные средства в АО ПКФ СКБ «Контур» за ООО «Тренза» и ООО «Энерготраст» за услуги по использованию программы «Контур», предназначенного для сдачи отчетности в налоговые органы и социальные фонды.

Указанные доказательства свидетельствуют о фактической аффилироваиности Волковой О.А. с ООО «Тренза».

В результате совершения сделок по перечислению денежных средств со счетов ООО «Тренза» на счета ООО «Энерготраст» должнику и его кредиторам был причинен значительный ущерб; ООО «Энерготраст» без каких-либо законных оснований и встречного удовлетворения получило денежные средства ООО «Тренза»; ООО «Тренза» не смогло исполнить в полном объеме свои обязательства перед другими кредиторами.

Доводы заявителей апелляционных жалоб о недоказанности мнимости спорных сделок, также противоречат обстоятельствам дела.

Исследовав материалы дела, арбитражным апелляционным судом установлено, что у должника не было никакой экономической целесообразности в заключении сделок с ООО «Энерготраст».

В структуре должника действовал свой собственный отдел закупок, который самостоятельно осуществлял все процедуры по приобретению товарно-материальных ценностей, которые были необходимы для исполнения контрактов с АО «ОСП».

Допрошенный в качестве свидетеля начальник отдела снабжения ООО «Тренза» Митрофанов Ю.В. пояснил, что в его должностные обязанности входил поиск и подбор всех поставщиков строительных материалов и оборудования для ведения деятельности ООО «Тренза». От Волковой О.А. он получал копии платежных поручений ООО «Тренза» об оплате материалов для передачи контрагентам. О компании ООО «Энерготраст» ему ничего не известно, такой организации среди контрагентов должника не имелось.

Представленные ООО «Энерготраст» документы создают видимость реальных сделок, которые подтверждаются внешне безупречные письменными доказательства исполнения по существу фиктивной сделки (между сторонами оформлены товарные накладные, КС-2 и КС-3).

Однако, ООО «Энерготраст» не представлено доказательств реального осуществления, реализации, перевозки и доставки товаров на строительных площадки для должника, а также выполнения значительных объемов строительно-монтажных работ.

Из налоговой отчетности ООО «Энерготраст» и открытых источников видно, что в штате общества имеется один работник (генеральный директор), на балансе общества отсутствуют нематериальные активы и основные средства.

Не представлены доказательства наличия у ООО «Энерготраст» объективной возможности поставить товар в адрес должника и выполнить строительные работы.

Отсутствуют какие-либо первичные документы, подтверждающие доставку товара (путевые листы, товарно-транспортные накладные, доверенности на водителей и т.п.).

Таким образом, вывод суда об отсутствии объективных данных подтверждающих возможность со стороны ООО «Энерготраст» осуществить исполнение оспариваемых сделок является правомерным.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе участника ООО «Тренза» Абдурахманова Р.А. о необходимости рассмотрения арбитражным апелляционным судом заявления конкурсного управляющего по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции и привлечении Абдурахманова Р.А. к участию в настоящем обособленном споре, также отклонены.

Согласно п. 1 ст. 35 Закона о банкротстве представитель учредителей (участников) должника является лицом, участвующим в арбитражном процесс по делу о банкротстве.

Из разъяснений, содержащихся в пункте 14  Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», следует, что  рассмотрение дела о банкротстве (в судах всех инстанций) включает, в том числе разрешение отдельных относительно обособленных споров, в каждом из которых непосредственно участвуют только отдельные участвующие в деле о банкротстве или в арбитражном процессе по делу о банкротстве лица.

К основным участвующим в деле о банкротстве лицам, которые также признаются непосредственными участниками всех обособленных споров в судах всех инстанций, относятся: должник (в процедурах наблюдения и финансового оздоровления, а гражданин-должник — во всех процедурах банкротства), арбитражный управляющий, представитель собрания (комитета) кредиторов (при наличии у суда информации о его избрании), представитель собственника имущества должника — унитарного предприятия или представитель учредителей (участников) должника (в процедурах внешнего управления и конкурсного производства) (при наличии у суда информации о его избрании).

В соответствии с абзацем 4 пункта 14 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 июня 2012 г. № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» о времени и месте судебных заседаний или совершении отдельных процессуальных действий по делу о банкротстве подлежат обязательному извещению в порядке, установленном главой 12 АПК РФ, только основные участники дела о банкротстве, а в отношении судебных заседаний или процессуальных действий в рамках обособленного спора — непосредственные участники данного обособленного спора.

Абдурахманов Рамиль Айдынович является участником должника и при наличии решения суда о признании ООО «Тренза» банкротом Абдурахманов Р.А. обязан самостоятельно отслеживать рассмотрение дела о банкротстве и имеет право представлять возражения, соответственно, суд первой инстанции не обязан извещать его непосредственно о рассмотрении настоящего заявления конкурсного управляющего об оспаривании сделок должника.

Таким образом, оснований для перехода к рассмотрению апелляционным судом заявления конкурсного управляющего по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции, не имеется.

На основании изложенного и  руководствуясь статьями 223, 266, 268, пунктом 1 части 4 статьи 272, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

ПОСТАНОВИЛ:

определение Арбитражного суда Московской области от 14 октября 2019г. по делу № А41-19714/17 оставить без изменения, апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в кассационном порядке в Арбитражный суд Московского округа через Арбитражный суд Московской области в месячный срок со дня его принятия.

 

Председательствующий

 

В.П. Мизяк

Судьи

 

С.Ю. Епифанцева

 А.В. Терешин