Постановление 10АП-23220/2019 от 14 января 2020 года по делу А41-1713/2018

Оставить без изменения определение первой инстанции, а жалобу — без удовлетворения (ст.272 АПК)

ДЕСЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

117997, г. Москва, ул. Садовническая, д. 68/70, стр. 1, www.10aas.arbitr.ru

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

10АП-23220/2019

 

г. Москва

14 января 2020 года

Дело № А41-1713/18

 

Резолютивная часть постановления объявлена 13 января 2020 года

Постановление изготовлено в полном объеме  14 января 2020 года

 

Десятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи  Катькиной Н.Н.,

судей Муриной В.А., Шальневой Н.В.,

при ведении протокола судебного заседания: Магомадовой К.С.,

при участии в заседании:

от финансового управляющего Тятькова Bладимира Степановича Пацация Арчила Мегоновича: Евлоева М.У. по доверенности от 21.03.19,

от Лазаревой Екатерины Сергеевны: Масленникова А.А. по нотариально удостоверенной доверенности от 08.04.19, зарегистрированной в реестре за  50/139?н/50-2019-1-894,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Лазаревой Екатерины Сергеевны на определение Арбитражного суда Московской области от 04 ноября 2019 года по делу №А41-1713/18, по заявлению финансового управляющего Тятькова Bладимира Степановича Пацация Арчила Мегоновича о признании сделки должника с Лазаревой Екатериной Сергеевной недействительной,

УСТАНОВИЛ:

Финансовый управляющий Тятькова Владимира Степановича Пацация Арчил Мегонович обратился в Арбитражный суд Московской области с заявлением, в котором просил:

— признать недействительным договор дарения недвижимого имущества от 27.10.17, в соответствии с условиями которого должник произвел отчуждение в пользу Лазаревой Екатерины Сергеевны следующего недвижимого имущества:

187/8200 долей земельного участка с кадастровым номером 50:57:0060406:0003, находящегося по адресу: Московская область, г.Коломна, ул.Малышева, дом 17;

часть здания, помещение № 15 с кадастровым номером 50-50-57/042/2006-162, находящегося по адресу: Московская область, г.Коломна, ул. Малышева, дом 17, помещение 15.

— Применить последствия недействительности сделок, обязать Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (Управление Росреестра) по Московской области произвести государственной регистрации права собственности должника на следующее, отчужденное по сделкам имущество:

187/8200 долей земельного участка с кадастровым номером 50:57:0060406:0003, находящегося по адресу: Московская область, г.Коломна, ул.Малышева, дом 17;

часть здания, помещение № 15 с кадастровым номером 50-50-57/042/2006-162, находящегося по адресу: Московская область, г.Коломна, ул. Малышева, дом 17, помещение 15 (л.д. 7-9).

Заявление подано на основании статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Определением Арбитражного суда Московской области от 19 июня 2019 года к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, был привлечен Плотников Дмитрий Николаевич (л.д. 65).

Определением Арбитражного суда Московской области от 04 ноября 2019 года был признан недействительным договор дарения недвижимого имущества от 27.10.17, в соответствии с условиями которого, должник произвел отчуждение в пользу Лазаревой Е.С. следующее недвижимое имущество:

— 187/8200 (сто восемьдесят семь восьми тысяч двухсотых) долей земельного участка с кадастровым номером 50:57:0060406:0003, находящегося по адресу: Московская область, г. Коломна, ул. Малышева, дом 17;

— часть здания, помещение № 15 с кадастровым номером 50-50-57/042/2006-162, находящееся по адресу: Московская область, г. Коломна, ул. Малышева, дом 17, помещение 15; Применены последствия недействительности сделки, а именно: обязать Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Московской области произвести государственную регистрацию права собственности Должника на следующее имущество:

— 187/8200 (сто восемьдесят семь восьми тысяч двухсотых) долей земельного участка с кадастровым номером 50:57:0060406:0003, находящегося по адресу: Московская область, г. Коломна, ул. Малышева, дом 17;

— часть здания, помещение №15 с кадастровым номером 50-50-57/042/2006-162, находящееся по адресу: Московская область, г. Коломна, ул. Малышева, дом 17, помещение 15, с Лазаревой Е.С. в пользу финансового управляющего Тятькова В.С. Пацация А.М. была взыскана государственная пошлина в размере 6 000 рублей (л.д. 79?81).

Не согласившись с вынесенным судебным актом, Лазарева Е.С. обратилась в Десятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит определение отменить, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела (л.д. 83-84).

Законность и обоснованность определения суда проверены апелляционным судом в соответствии со статьями 266-268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Исследовав материалы дела и доводы апелляционной жалобы, заслушав представителей лиц, участвующих в судебном заседании, апелляционный суд не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, 27.10.17 между Тятьковым В.С. (Даритель) и Лазаревой Е.С. (Одаряемая) был заключен договор дарения недвижимого имущества, по условиям которого Даритель подарил Одаряемой следующее недвижимое имущество:

187/8200 долей земельного участка с кадастровым номером 50:57:0060406:0003, находящегося по адресу: Московская область, г.Коломна, ул.Малышева, дом 17;

часть здания, помещение № 15 с кадастровым номером 50-50-57/042/2006-162, находящегося по адресу: Московская область, г.Коломна, ул. Малышева, дом 17, помещение 15 (л.д. 10-13).

Решением Арбитражного суда Московской области от 21 марта 2018 года Тятьков В.С. был признан банкротом, в отношении него введена процедура реализации имущества гражданина, финансовым управляющим утвержден Пацация А.М.

Обращаясь в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением, финансовый управляющий Пацация А.М. указал, что договор дарения был заключен в целях уменьшения конкурсной массы должника и уклонения от исполнения его обязанностей перед кредиторами.

Принимая обжалуемое определение, суд первой инстанции руководствовался пунктом 2 статьи 61.2 Федерального закона № 127-ФЗ от 26.10.02 «О несостоятельности (банкротстве)».

Апелляционный суд считает выводы суда первой инстанции законными и обоснованными, доводы апелляционной жалобы подлежащими отклонению.

В силу пункта 1 статьи 61.1 Федерального закона N 127-ФЗ от 26.10.02 «О несостоятельности (банкротстве)» сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе.

Согласно пункту 1 статьи 213.32 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника-гражданина по основаниям, предусмотренным статьей 61.2 или 61.3 настоящего Федерального закона, может быть подано финансовым управляющим по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, а также конкурсным кредитором или уполномоченным органом, если размер его кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, не считая размера требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его заинтересованных лиц.

В силу пункта 2 статьи 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал или в результате совершения сделки стал отвечать признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из следующих условий:

стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации — десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок;

должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы;

после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 63 от 23.12.10 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка).

В силу этой нормы для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:

а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;

в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом пункта 7 настоящего Постановления).

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

В пункте 6 названного Постановления закреплено, что согласно абзацам второмупятому пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия:

а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества;

б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторымпятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Установленные абзацами вторымпятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве презумпции являются опровержимыми — они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.

При определении наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества следует исходить из содержания этих понятий, данного в абзацах тридцать третьем и тридцать четвертом статьи 2 Закона о банкротстве. Для целей применения содержащихся в абзацах второмпятом пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве презумпций само по себе наличие на момент совершения сделки признаков банкротства, указанных в статьях 3 и 6 Закона, не является достаточным доказательством наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Из материалов дела следует, что на момент заключения оспариваемого договора Тятьков В.С. имел неисполненные обязательства перед ФНС России, Банком ВТБ (ПАО), АКБ «Российский капитал» (АО), чьи требования включены в реестр требований кредиторов должника.

Спустя менее трех месяцев с момента совершения сделки 10.01.18 Тятьков В.С. подал в арбитражный суд заявление о признании его банкротом, которое было принято к производству определением Арбитражного суда Московской области от 12 февраля 2018 года.

В этой связи отчуждение должником своего имущества при наличии неисполненных обязательств свидетельствует об уклонении Тятькова В.С. от исполнения обязательств перед третьими лицами.

Согласно пункту 1 статьи 572 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Исходя из правовой природы договора дарения, данная сделка не подразумевает встречного предоставления одариваемым дарителя.

Таким образом, в результате совершения оспариваемой сделки уменьшилась конкурсная масса должника, поскольку должник лишился имущества без представления встречного исполнения.

Согласно пункту 8 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 126 от 13.11.08 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения», разрешая вопрос о добросовестности приобретателя и определяя круг обстоятельств, о которых он должен был знать, суд учитывает родственные и иные связи между лицами, участвовавшими в заключении сделок, направленных на передачу права собственности.

В соответствии с пунктом 3 статьи 19 Закона о банкротстве заинтересованными лицами по отношению к должнику-гражданину признаются его супруг, родственники по прямой восходящей и нисходящей линии, сестры, братья и их родственники по нисходящей линии, родители, дети, сестры и братья супруга.

Оспариваемая сделка заключена с заинтересованным лицом — дочерью должника, что было подтверждено представителем Лазаревой Е.С. в судебном заседании апелляционного суда.

Следовательно, Лазаревой Е.С. не могло быть не известно о наличии обязательств у Тятькова В.С. перед третьими лицами и цели уклонения от исполнения названных обязательств путем отчуждения спорного имущества.

Поскольку в результате совершения оспариваемой сделки из собственности Тятькова В.С. выбыло ликвидное имущество, что повлекло за собой уменьшение конкурсной массы должника, а, следовательно, и причинение убытков его кредиторам, суд первой инстанции правомерно признал оспариваемый договор дарения недействительной сделкой.

В силу статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке.

В соответствии с пунктом 2 статьи 167 Гражданского кодекса при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) — возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом; целью двусторонней реституции является полное устранение имущественных последствий недействительности сделки, возникших в результате ее исполнения, путем приведения сторон в первоначальное положение, которое имело место до исполнения недействительной сделки.

Пунктом 1 статьи 61.6 Закона о банкротстве закреплено, что в случае признания сделки в соответствии с настоящей главой недействительной все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по такой сделке подлежит возврату в конкурсную массу. В случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, в соответствии с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения.

С учетом изложенного суд первой инстанции правомерно в порядке применения последствий недействительности сделки обязал Управления Росреестра по Московской области произвести регистрацию права собственности на спорное имущество за должником.

Довод заявителя апелляционной жалобы о нарушении обжалуемым договором прав третьего лица, в собственности которого в настоящее время находится спорное имущество, подлежит отклонению.

Действительно, из материалов дела следует, что на основании договора купли?продажи недвижимого имущества № 26В от 01.02.18 спорное имущество было отчуждено Лазаревой Е.С. Плотникову Дмитрию Николаевичу за 7 400 000 рублей (л.д. 53-56).

Плотников Д.Н. в свою очередь передал это имущество в залог Соловьеву Дмитрию Игоревичу по договору залога недвижимого имущества от 01.02.18 к договору № 26В от 01.02.18 (л.д. 48-51).

В силу пункта 1 статьи 131 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами.

Согласно пункту 2 статьи 223 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29.04.10 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» граждане, юридические лица являются собственниками имущества, созданного ими для себя или приобретенного от других лиц на основании сделок об отчуждении этого имущества, а также перешедшего по наследству или в порядке реорганизации (статья 218 ГК РФ). В силу пункта 2 статьи 8 ГК РФ права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него, если иное не установлено законом.

Таким образом, государственная регистрация является надлежащим доказательством возникновения права собственности на недвижимое имущество.

Ни договор купли-продажи № 26В от 01.02.18, ни договор залога от 01.02.18 в установленном законом порядке зарегистрированы не были, в ЕГРН сведения о возникновении права собственности Плотникова Д.Н. на спорное имущество не вносились,  в связи с чем оснований полагать переход права собственности на спорное имущество от Лазаревой Е.С. Плотникову Д.Н. не имеется.

С учетом изложенного права Плотникова Д.Н. не могут считаться нарушенными применением последствий недействительности оспариваемой сделки.

Иных доводов, опровергающих выводы суда первой инстанции по существу, апелляционная жалоба не содержит.

Учитывая изложенное, апелляционный суд не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта, в связи с чем апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь статьями 266, 268, пунктом 1 части 4 статьи 272, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

Определение Арбитражного суда Московской области от 04 ноября 2019 года по делу № А41-1713/18 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Московского округа через Арбитражный суд Московской области в месячный срок со дня его принятия.

 

Председательствующий

 

Н.Н. Катькина

 

Судьи:

 

В.А. Мурина

 

Н.В. Шальнева