Постановление 10АП-23385/2019 от 14 января 2020 года по делу А41-97600/2018

Оставить без изменения определение первой инстанции, а жалобу — без удовлетворения (ст.272 АПК)

ДЕСЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

117997, г. Москва, ул. Садовническая, д. 68/70, стр. 1, www.10aas.arbitr.ru

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

10АП-23385/2019, 10АП-23611/2019

 

г. Москва

14 января 2020 года

Дело № А41-97600/18

 

Резолютивная часть постановления объявлена  13 января 2020 года

Постановление изготовлено в полном объеме  14 января 2020 года

 

Десятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи  Муриной В.А.,

судей Катькиной Н.Н., Шальневой Н.В.,

при ведении протокола судебного заседания:  Нигматулиной Р.Р.,

при участии в заседании:

от временного управляющего ООО «Солярис» Ивановой В.В. – Ларионова Т.Д., доверенность от 08.07.2019, диплом;

от ИП Бобохидзе Л.М. – Маркин А.В., доверенность от 01.12.2019, диплом;

от ООО «КВИНТА» — Плетнева Е.Ю., доверенность от 26.04.2018;

от остальных лиц – не явились, извещены.

рассмотрев в судебном заседании апелляционные жалобы временного управляющего ООО «Солярис» Ивановой В.В., ИП Бобохидзе Л.М. на определение  Арбитражного суда Московской области  от 28 октября 2019 года по делу №А41-97600/18, по заявлению ООО «Квинта» о включении в реестр требований кредиторов ООО «Солярис» задолженности в размере 47 439 736,09 рублей,

в рамках дела о признании ООО «Солярис» несостоятельным (банкротом),

третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований – ООО «Санита»,

УСТАНОВИЛ:

Определением Арбитражного суда Московской области от 26.03.2019 по делу № А41-97600/18 в отношении ООО «Солярис» введена процедура банкротства — наблюдение.

Временным управляющим утверждена Иванова Валентина Владимировна.

Сообщение опубликовано в газете «Коммерсант» от 13.04.2019.

В рамках дела о признании ООО «Солярис» несостоятельным (банкротом) ООО «Квинта» обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением о включении задолженности в сумме 47 439 736,09 руб. в реестр требований кредиторов должника (т.1, л.д. 2-3).

            Заявление подано в соответствии со статьями 16, 71 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

            Определением Арбитражного суда Московской области от 28 октября 2019 года заявленные требования удовлетворены  (т.3, л.д. 39-41).

            Не согласившись с принятым судебным актом, временный управляющий ООО «Солярис» Иванова В.В., ИП Бобохидзе Л.М. обратились в Десятый арбитражный апелляционный суд с апелляционными жалобами, в которых просят определение суда первой инстанции отменить, указывая на нарушение судом норм материального права и неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела.

            Апелляционная жалоба рассмотрена в соответствии с нормами статей 121 — 123, 153, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие представителей иных лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, в том числе публично, путем размещения информации на сайте «Электронное правосудие» www.kad.arbitr.ru.

   Законность и обоснованность определения суда первой инстанции, правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального и процессуального права проверены арбитражным апелляционным судом в соответствии со статьями 223, 266, 268, 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

            В судебном заседании представители временного управляющего должника и ИП Бобохидзе Л.М. поддержали доводы, изложенные в апелляционных жалобах, просили определение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт.

            Представитель ООО «Квинта» возражал против удовлетворения апелляционных жалоб, просил определение суда первой инстанции оставить без изменения.

           Заслушав мнение представителей лиц, участвующих в судебном заседании, исследовав и оценив в совокупности все имеющиеся в материалах дела доказательства, изучив доводы апелляционных жалоб, арбитражный апелляционный суд пришел к выводу, что оснований для отмены определения суда первой инстанции от 28 октября 2019 года не имеется.

В соответствии со статьей 32 Закона о банкротстве и частью 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).

            Как следует из материалов дела, определением Арбитражного суда Московской области от 26.03.2019 по делу № А41-97600/18 в отношении ООО «Солярис» введена процедура банкротства — наблюдение. Временным управляющим утверждена Иванова Валентина Владимировна.

ООО «Квинта» обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением о включении задолженности в сумме 47 439 736,09 руб. в реестр требований кредиторов должника.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования, исходил из того, что они обоснованны и подтверждены документально.

Апелляционный суд соглашается с выводами суда первой инстанции по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 2 Закона о банкротстве кредиторами признаются лица, имеющие по отношению к должнику права требования по денежным обязательствам и иным обязательствам, об уплате обязательных платежей, о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору.

На основании пункта 6 статьи 16 Закона о банкротстве требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов и исключаются из него арбитражным управляющим или реестродержателем  на основании вступивших в силу судебных актов, устанавливающих их состав и размер, если иное не определено настоящим пунктом.

В силу статей 71 и 100 Закона о банкротстве проверка обоснованности и размера требований кредиторов осуществляется судом независимо от наличия разногласий относительно этих требований между должником и лицами, имеющими право заявлять соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование кредитором — с другой стороны. При установлении требований кредиторов в деле о банкротстве суд должен исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности. При этом необходимо иметь в виду, что целью проверки обоснованности требований является недопущение включения в реестр необоснованных требований, поскольку такое включение приводит к нарушению прав и законных интересов кредиторов, имеющих обоснованные требования, а также должника и его учредителей (участников).

Из разъяснений, содержащихся в пункте 26 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 35 от 22.06.12 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», следует, что при установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.

Целью такой проверки является установление обоснованности долга и недопущение включения в реестр необоснованных требований, поскольку включение таких требований приводит к нарушению прав и законных интересов кредиторов, имеющих обоснованные требования, а также интересов должника.

В круг доказывания по спору об установлении размера требований кредиторов в деле о банкротстве в обязательном порядке входит исследование судом обстоятельств возникновения долга.

С учетом специфики дел о банкротстве при установлении требований кредиторов в деле о банкротстве установленными могут быть признаны только такие требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.

Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права. При этом каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

            Как следует из материалов дела, 02.08.2016 между ООО «Солярис» (поставщик) и ООО «Санита» (покупатель) был заключен договор поставки №С-0208/16 (далее – договор), по которому, поставщик обязуется поставить, а покупатель принять и оплатить товар (п. 1.1. договора).

Оплата за поставленный товар производится на условиях: 100% предоплаты или оплаты по факту поставки. Стороны вправе предусмотреть иные условия оплаты за поставленный товар, путем заключения соответствующего соглашения к настоящему договору (п. 2.5., 2.5.1., 2.5.2. договора).

Судом установлено, что за период с 02.08.2016г. по 30.12.2016г. ООО «Санита» оплачено ООО «Солярис» по договору поставки №С-0208/16 от 02.08.2016г. товара (в том числе предоплата по договору) на общую сумму 149 410 007,82 рублей, что подтверждается платежными поручениями (т. 1 л.д. 24-48).

В свою очередь, товар был поставлен покупателю частично на сумму 101 970 271,73 рублей, что подтверждается товарными накладными, подписанными сторонами без разногласий, счетами, счет-фактурами (т. 1 л.д. 49-150, т. 2 л.д. 1-120).

В соответствии со статьей 506 ГК РФ по договору поставки поставщик (продавец), осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

Согласно статье 509 ГК РФ поставка товаров осуществляется поставщиком путем отгрузки (передачи) товаров покупателю, являющемуся стороной договора поставки, или лицу, указанному в договоре в качестве получателя.

В соответствии со статьей 513 ГК РФ покупатель (получатель) обязан совершить все необходимые действия, обеспечивающие принятие товаров, поставленных в соответствии с договором поставки.

В силу статьи 516 ГК РФ покупатель оплачивает поставляемые товары с соблюдением порядка и формы расчетов, предусмотренных договором поставки. Если соглашением сторон порядок и форма расчетов не определены, то расчеты осуществляются платежными поручениями.

Согласно статье 9 Федерального закона «О бухгалтерском учете» № 402-ФЗ каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом. Не допускается принятие к бухгалтерскому учету документов, которыми оформляются не имевшие места факты хозяйственной жизни.

В соответствии с пунктом 2 указанной статьи обязательными реквизитами первичного учетного документа являются: наименование документа; дата составления документа; наименование экономического субъекта, составившего документ; содержание факта хозяйственной жизни; величина натурального и (или) денежного измерения факта хозяйственной жизни с указанием единиц измерения; наименование должности лица (лиц), совершившего (совершивших) сделку, операцию и ответственного (ответственных) за ее оформление, либо наименование должности лица (лиц), ответственного (ответственных) за оформление свершившегося события, подписи лиц, с указанием их фамилий и инициалов либо иных реквизитов, необходимых для идентификации этих лиц.

Представленные кредитором товарные накладные оформлены надлежащим образом.

Все накладные имеют необходимые реквизиты, которые позволяют установить наименование товара, его объем, стоимостную оценку.

Товарные накладные по договору поставки подписаны обеими сторонами, на них стоит печать должника, доказательств обратного суду не представлено.

Соответственно, сумма долга ООО «Солярис» перед ООО «Санита» составляет  47 439 736,09 рублей, доказательства поставки товара на указанную сумму отсутствуют.

31.12.2016г. между ООО «Санита» и ООО «Квинта» был заключен договор уступки права требования (цессии) №б/н, по которому, ООО «Санита» (цедент) уступил ООО «Квинта» (цессионарию) в полном объеме все права (требования) к ООО «Солярис» по договору поставки №С-0208/16 от 02.08.2016г. Размер права требования к ООО «Солярис» составляет 47 439 736,09 рублей (п. 1.1., п. 1.2. договора уступки права требования (цессии) от 31.12.2016г.).

В соответствии с пунктами 1, 3 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Статьей 384 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

           В силу положений пункта 2 статьи 389.1 Гражданского кодекса Российской Федерации требование переходит к цессионарию в момент заключения договора, на основании которого производится уступка, если законом или договором не предусмотрено иное.

В рассматриваемом случае, исходя из условий договора, следует, что требование переходит к цессионарию в момент заключения договора.

При этом, вопреки доводам апелляционных жалоб, из договора уступки не следует, что она является безвозмездной.

В соответствии с правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 9 информационного письма от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации», соглашение об уступке права (требования), заключенное между коммерческими организациями, может быть квалифицировано как дарение только в том случае, если будет установлено намерение сторон на безвозмездную передачу права (требования). Отсутствие в сделке уступки права (требования) условия о цене передаваемого права (требования) само по себе не является основанием для признания ее ничтожной как сделки дарения между коммерческими организациями.

Обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения о цессии очевидное намерение передать право в качестве дара (пункт 2 статьи 572 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По правилам пункта 3 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации, договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

В пункте2.2.2 Договора стороны предусмотрели, что порядок расчетов между сторонами за переданное по настоящему Договору право требования осуществляется на основании дополнительного соглашения к настоящему Договору.

Таким образом, в договоре уступки права требования предусмотрено условие об оплате уступленного требования; само по себе отсутствие в договоре указания на цену отчуждаемого права не свидетельствует о его безвозмездном характере; из договора не усматривается намерение на передачу цедентом цессионарию соответствующего требования в качестве дара.

Кроме того, нормами гражданского законодательства, регулирующими переход прав кредитора к другому лицу, действительность договора цессии не поставлена в зависимость от оплаты уступки прав требования.

В силу п. 3 ст. 487 ГК, в случае, когда продавец, получивший сумму предварительной оплаты, не исполняет обязанность по передаче товара в установленный срок (статья 457), покупатель вправе потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом.

Таким образом, ООО «Солярис» имеет задолженность перед ООО «Квинта» и на 29.11.2018г. общая сумма задолженности составляет 47 439 736,09 рублей, что подтверждается товарными накладными, платежными поручениями об оплате по договору поставки, актом сверки по договору поставки, договором цессии, представленными кредитором в материалы дела.

Поскольку отсутствуют доказательства поставки со стороны должника фактически оплаченного товара по договору, сумма предварительной оплаты  подлежит возврату кредитору.

При этом факт поставки товара в рамках договора поставки, то есть реальность правоотношений не оспорен временным управляющим должника, равно как и факт предварительной оплаты в рамках договора поставки и факт неисполнения должником своих обязательств по поставке.

При таких обстоятельствах, требования кредитора, основанные на договоре  поставки № С-0208/16, обоснованны и подтверждены документально на сумму 47 439 736,09 руб.

Доказательств того, что упомянутый договор заключался сторонами на условиях недоступных обычным участникам рынка, равно как и доказательств фактического неперечисления денежных средств, перечисления денежных средств в размере меньшем, вопреки доводам апелляционных жалоб, материалы дела не содержат.

Аффилированности между должником и кредитором (его правопредшественником) не установлено.

Ссылка заявителей жалоб на минимальный размер уставного капитала кредитора, соответственно, отсутствие финансовых средств на оплату приобретенного права требования, не может быть принята во внимание и не свидетельствуют об отсутствии задолженности за не поставку товара, при  наличии доказательств фактического перечисления денежных средств должнику и отсутствия доказательств фактического исполнения обязательств с его стороны.

Оснований считать, что договор поставки между сторонами спора заключен,  предоплата за поставку совершена, договор уступки заключен исключительно с намерением причинить ущерб другим кредиторам должника или совершены при злоупотреблении правом, не имеется.

          В силу пункта 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

            Из положений указанной нормы следует, что действия по реализации имеющихся прав, но причиняющие вред другим лицам, являются недозволенными (неправомерными) и признаются злоупотреблением правом.

            Для установления наличия или отсутствия злоупотребления участниками гражданско-правовых отношений своими правами при совершении сделок необходимо исследование и оценка конкретных действий и поведения этих лиц с позиции возможных негативных последствий, как для сторон сделок, так и для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц.

            При этом, необходимо учитывать, что в силу положений статьи 10 ГК РФ любое злоупотребление правом – это всегда виновное правонарушение, происходящее на фоне внешне и формально правомерных действий, в связи с чем, злоупотребление правом, допущенное при совершении сделок, является основанием для признания этих сделок ничтожными в соответствии со ст. 168 ГК РФ, как не соответствующих закону.

            Верховный Суд российской Федерации в п.1 Постановления Пленума № 25 разъяснил, что поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участников гражданского оборота от добросовестно поведения.

            Как указал Президиум ВАС РФ в п.3 информационного письма от 25.11.2008 г. № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации», с учетом императивного положения закона о недопустимости злоупотребления правом, возможность квалификации судом действий лица как злоупотребления правом не зависит от того, ссылалась ли другая сторона спора на злоупотребление право противной стороной. Суд вправе по своей инициативе отказать в защите права злоупотребляющему лицу, что прямо следует и из содержания п.2 ст. 10, ст. 168 ГК РФ.

            Злоупотребление правом, допущенное при совершении сделок, является нарушением закона (ст. 10 ГК РФ) и, как следствие, основанием для признания этих сделок ничтожными в силу ст. 168 ГК РФ. Это следует из п. п. 9 — 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 г. № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Доказательств, подтверждающих, что при заключении сделок стороны намеревались реализовать противоправный интерес, злоупотребили своими правами, временным управляющим в материалы дела не представлены.

Мнимости сделки применительно к ст. ст. 170, 168 ГК РФ, судом не установлено.

 Таким образом, имеющиеся в материалах дела первичные документы подтверждают реальность заключенных между кредитором  и должником договоров, наличие задолженности должника по договору и ее размер.

Доводы о незаключенности Договора цессии ввиду того, что сторонами не определен порядок расчетов, апелляционной коллегией также отклоняются исходя из положений статьи 314 ГК РФ. 

Судом установлено, что сторонами согласованы все существенные условия договора уступки, по форме и содержанию договор соответствует правилам гражданского законодательства, в них точно и определенно указаны основания возникновения обязательства, порядок передачи документов, стоимость уступленного права.

Доказательств признания Договора уступки права требования (цессии) от 31.12.2016 недействительным, материалы дела не содержат.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

При изложенных обстоятельствах, апелляционный суд полно и всестороннее исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, приходит к выводу об отсутствии обжалуемого судебного акта.  

Руководствуясь статьями 223, 266, 268, п. 1 ч. 4 ст. 272, ст. 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

            определение Арбитражного суда Московской области от 28 октября 2019 года по делу №А41-97600/18 оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Московского округа через Арбитражный суд Московской области в месячный срок со дня его принятия.

 

Председательствующий

 

В.А. Мурина

 

Судьи

 

Н.Н. Катькина

 

 Н.В. Шальнева