Постановление 10АП-23587/2019 от 15 января 2020 года по делу А41-94996/2018

Оставить без изменения определение первой инстанции, а жалобу — без удовлетворения (ст.272 АПК)

ДЕСЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

117997, г. Москва, ул. Садовническая, д. 68/70, стр. 1, www.10aas.arbitr.ru

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

10АП-23587/2019

 

г. Москва

15 января 2020 года

Дело № А41-94996/18

 

Резолютивная часть постановления объявлена  13 января 2020 года

Постановление изготовлено в полном объеме  15 января 2020 года

 

Десятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Муриной В.А.,

судей Катькиной Н.Н., Шальневой Н.В.,

при ведении протокола судебного заседания: Нигматулиной Р.Р.,

при участии в заседании:

от Шутиной К.А.: Шутина К.А., лично,

от остальных лиц: представители не явились, извещены,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Хисамова М.Н. на определение  Арбитражного суда Московской области от 30 октября 2019 года по делу №А41-94996/18,

по ходатайству финансового управляющего Марупова Николая Николаевича о завершении процедуры реализации имущества должника,

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Хисамова Марселя Назифовича,

УСТАНОВИЛ:

            решением суда от 24 января 2019 года Хисамов Марсель Назифович (признан несостоятельным (банкротом), открыта в отношении должника процедура реализации имущества сроком на 6 месяцев, до 22 июля 2019 года. Финансовым управляющим утвержден Марупов Николай Николаевич.

            Финансовый управляющий Марупов Н.Н. обратился в Арбитражный суд Московской области с ходатайством о завершении процедуры банкротства — реализации имущества гражданина (т.1, л.д. 65).

            Ходатайство подано на основании статьи 213.28 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

            Определением Арбитражного суда Московской области от 30 октября 2019 года завершена процедура реализации имущества в отношении Хисамова М.Н. без применения правил об освобождении должника от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторами. Полномочия финансового управляющего Марупова Н.Н. прекращены. Суд определил: перечислить финансовому управляющему Марупову  Н.Н. с депозита Арбитражного суда Московской области вознаграждение финансового управляющего в размере 25 000 рублей (т.2, л.д. 74-75).

            Не согласившись с принятым судебным актом в части не применения к должнику правил об освобождении его от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторам, Хисамов М.Н. обратился в Десятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, указывая на неправильное применение судом норм материального права и неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела.

            Согласно части 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части, если при этом лица, участвующие в деле, не заявят возражений.

            Поскольку лицами, участвующими в деле не заявлены возражения о пересмотре судебного акта в обжалуемой части, апелляционный суд проверяет законность и обоснованность определения в части не применения правил об освобождении должника Хисамова М.Н. от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторами.

            Законность и обоснованность определения суда первой инстанции, правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального и процессуального права проверены арбитражным апелляционным судом в соответствии со статьями 223, 266, 268, 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

            В апелляционный суд посредством системы «Мой арбитр» от должника поступило ходатайство должника об отложении судебного заседания ввиду прохождения им промежуточной аттестации в образовательном учреждении.

            Шутина К.А. рассмотрение ходатайства оставила на усмотрение суда.

            В силу части 3 статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если лицо, участвующее в деле и извещенное надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, заявило ходатайство об отложении судебного разбирательства с обоснованием причины неявки в судебное заседание, арбитражный суд может отложить судебное разбирательство, если признает причины неявки уважительными.

            Частью 4 указанной статьи предусмотрено, что суд может отложить судебное разбирательство по ходатайству лица, участвующего в деле, в связи с неявкой в судебное заседание его представителя по уважительной причине.

            Арбитражный суд может отложить судебное разбирательство, если признает, что оно не может быть рассмотрено в данном судебном заседании, в том числе вследствие неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле, других участников арбитражного процесса, в случае возникновения технических неполадок при использовании технических средств ведения судебного заседания, в том числе систем видеоконференцсвязи, а также при удовлетворении ходатайства стороны об отложении судебного разбирательства в связи с необходимостью представления ею дополнительных доказательств, при совершении иных процессуальных действий (пункт 5 статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

            Из анализа указанной нормы права следует, что отложение судебного разбирательства возможно лишь в случае признания судом уважительными причины неявки истца и (или) ответчика, невозможности рассмотрения дела в отсутствие данного лица, а также в связи с необходимостью представления ими дополнительных доказательств.

            Отложение судебного разбирательства является правом, а не обязанностью суда.

            Рассмотрев поступившее ходатайство должника об отложении судебного заседания, апелляционная коллегия отклоняет ходатайство Хисамова М.Н. ввиду отсутствия оснований для его удовлетворения и возможности рассмотрения апелляционной жалобы по имеющимся в материалах дела документам.

            В судебном заседании Шутина К.А. возражала против доводов апелляционной жалобы.

            Выслушав мнение кредитора, изучив материалы дела и доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены судебного акта в обжалуемой должником части, в силу следующего.

            В соответствии с пунктом 1 статьи 213.1 Закона о банкротстве отношения, связанные с банкротством граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, регулируются параграфами 1.1 и 4 главы X Закона, а при отсутствии специальных правил, регламентирующих особенности банкротства этой категории должников — главами IIII.1, VII, VIII, параграфом 7 главы IX и параграфом 2 главы XI Закона.

            На основании статьи 213.28 Закона о банкротстве после завершения расчетов с кредиторами финансовый управляющий обязан представить в арбитражный суд отчет о результатах реализации имущества гражданина с приложением копий документов, подтверждающих продажу имущества гражданина и погашение требований кредиторов, а также реестр требований кредиторов с указанием размера погашенных требований кредиторов (пункт 1).

            По итогам рассмотрения отчета о результатах реализации имущества гражданина арбитражный суд выносит определение о завершении реализации имущества гражданина (пункт 2).

            Исследовав имеющиеся в деле доказательства, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что проведенные в процедуре реализации имущества гражданина мероприятия, в том числе направленные на выявление имущества должника и формирование конкурсной массы, выполнены и пришел к выводу о необходимости завершения процедуры банкротства в отношении должника-гражданина. В данной части определение суда должником не обжалуется.

            Обжалуя определение суда первой инстанции в части не применения в отношении гражданина правил об освобождении от дальнейшего исполнения обязательств, должник указывает в апелляционной жалобе, что суд первой инстанции при вынесении оспариваемого определения ошибочно указал на факт недобросовестного поведения должника, выраженного в уклонении от предоставления полных и достоверных сведений о себе.

            Должник в своей жалобе также указывает на то, что в конкурсную массу должника включены денежные средства в размере 65 000 рублей, полученные от реализации имущества гражданина, которые были направлены на погашение судебных расходов, признаки фиктивного банкротства управляющим не установлены.

            Таким образом, по мнению заявителя жалобы, у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для не применения к должнику правил об освобождении от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторами.

            Арбитражный апелляционный суд не может согласиться с доводами апелляционной жалобы в связи со следующим.

            Основной задачей института потребительского банкротства является социальная реабилитации гражданина — предоставление ему возможности заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по старым обязательствам, что в определенной степени ущемляет права кредиторов должника.

            Вследствие этого к гражданину-должнику законодателем предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие помимо прочего честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом (определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 25.01.2018 N 310-ЭС17-14013).

            В соответствии с пунктом 12 Постановления N 45 Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» от 13.10.2015, неисполнение должником обязанности по представлению отзыва и документов, равно как и сообщение суду недостоверных либо неполных сведений, может являться основанием для неприменения в отношении должника правила об освобождении от исполнения обязательств (абз. 3 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве).

            Согласно пункту 3 статьи 213.28 Закона о банкротстве после завершения расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина. Освобождение гражданина от обязательств не распространяется на требования кредиторов, предусмотренные пунктами 4 и 5 настоящей статьи, а также на требования, о наличии которых кредиторы не знали и не должны были знать к моменту принятия определения о завершении реализации имущества гражданина.

            Согласно абзацу четвертому пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве, освобождение гражданина от обязательств не допускается, в том числе, в случае, если доказано, что при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве гражданина, гражданин действовал незаконно, в том числе совершил мошенничество, злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, уклонился от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество.

            По общему правилу вопрос о наличии либо отсутствии обстоятельств, при которых должник не может быть освобожден от исполнения обязательств, разрешается судом при вынесении определения о завершении реализации имущества должника (абзац пятый пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве).

            Таким образом, в основу решения суда по вопросу об освобождении (не освобождении) гражданина от обязательств по итогам процедуры реализации имущества гражданина должен быть положен критерий добросовестности поведения должника по удовлетворению требований кредиторов.

            Банкротство граждан по смыслу Закона о банкротстве является механизмом нахождения компромисса между должником, обязанным и стремящимся исполнять свои обязательства, но испытывающим в этом объективные затруднения, и его кредиторами, а не способом для избавления от накопленных долгов.

            Таким образом, процедура банкротства гражданина, как и в целом институт несостоятельности, не ставит цель быстрого списания долгов в отсутствие достаточных для этого оснований, поскольку это приведет к неизбежному нарушению прав кредиторов должника.

            Институт банкротства граждан предусматривает исключительный механизм освобождения лиц, попавших в тяжелое финансовое положение, от погашения требований кредиторов, — списание долгов, который позволяет гражданину заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по старым обязательствам, но при этом в определенной степени ущемляет права кредиторов, рассчитывавших на получение причитающегося им удовлетворения.

            В связи с этим к гражданину-должнику законодателем предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие помимо прочего честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом.

            Пунктом 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве установлен перечень признаков недобросовестного поведения гражданина, исключающих возможность использования особого порядка освобождения от погашения задолженности через процедуры банкротства, к числу которых относится непредставление гражданином необходимых сведений (представление заведомо недостоверных сведений) финансовому управляющему или арбитражному суду, рассматривающему дело о банкротстве.

            В процедурах банкротства на гражданина-должника возлагаются обязательства по предоставлению информации о его финансовом положении, в том числе сведений об источниках доходов (пункт 3 статьи 213.4, пункт 6 статьи 213.5 Закона о банкротстве).

            Неисполнение данной обязанности создает препятствия для максимально полного удовлетворения требований кредиторов, свидетельствует о намерении получить не вытекающую из закона выгоду за счет освобождения от обязательств перед лицами, имеющими к нему требования.

            Таким образом, разрешение вопроса о наличии либо отсутствии обстоятельств, при которых должник не может быть освобожден от исполнения обязательств, во многом зависит от добросовестности должника.

            Как разъяснено в абзацах 45 пункта 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», поведение стороны может быть признано недобросовестным по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения.

            В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если другие стороны на них не ссылались. Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения применяет меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны.

            Суд вправе отказать в применении положений пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве лишь в том случае, если будет установлено, что нарушение, заключающееся в не раскрытии необходимой информации, являлось малозначительным либо совершено вследствие добросовестного заблуждения гражданина-должника. Бремя доказывания указанных обстоятельств лежит на самом должнике (статья 65 АПК РФ).

            Как следует из материалов дела и установлено судом, с 17 июля 2018 года по настоящее время должник был трудоустроен в АО «ЦНИИАГ» водителем.

            Согласно справкам о доходах от 10.09.2019 за 2018 год должник получил общую сумму дохода в размере 404 060,45 руб., за 2019 года – 661 595,46 руб.

            Данные денежные средства не были включены в конкурсную массу должника.

            В судебном заседании суда первой инстанции представитель финансового управляющего пояснил, что информацию заработной плате должником финансовому управляющему не представлялась. Погашение требований кредиторов в сумме 65 000 руб. состоялось уже после подачи заявления о завершении процедуры реализации имущества.

            Установленные фактические обстоятельства свидетельствуют об уклонении должника от представления полных и достоверных сведений о себе, погашения кредиторской задолженности перед кредиторами.

            Следовательно, выявлены обстоятельства, свидетельствующие о наличии оснований для не применения к должнику правила об освобождении его от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторами.

            Принимая во внимание изложенное, суд первой инстанции обоснованно отказал в применении к Хисамову М.Н. правила об освобождении должника от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторами.

            Доводы заявителя о предоставлении финансовому управляющему необходимых сведений подлежат отклонению апелляционным судом по следующим основаниям.

           Как отмечалось выше,   решением суда от 24 января 2019 года Хисамов Марсель Назифович (признан несостоятельным (банкротом), открыта в отношении должника процедура реализации имущества сроком на 6 месяцев, до 22 июля 2019 года.

В свою очередь, копия трудовой книжки была направлена в адрес финансового управляющего только 05.07.2019.

Кроме того, как следует из материалов дела, единственным кредитором должника является Шутина К.А. с суммой требования 2 922 700,00 руб., что подтверждается решением Балашихинского городского суда Московской области от 19.06.2018.

При этом, как следует из упомянутого судебного акта, задолженность образовалась у должника, ввиду того, что должник продал квартиру Шутиной К.А. в отсутствие правовых оснований, в связи с чем, решением Балашихинского городского суда Московской области от 30.03.2017 договор купли-продажи, заключенный между должником и Шутиной К.А. признан недействительным, квартира истребована из чужого незаконного владения последней.

В свою очередь, являясь трудоустроенным, должником меры к погашению задолженности перед Шутиной К.А., даже частично, не предпринимались, а 22 ноября 2019 года должником подано заявление о признании его несостоятельным, после чего конкурсная масса за счет заработной платы не пополнялась, требования кредитора не погашались, что свидетельствуют о том, что гражданин не планирует погашать задолженность перед кредитором.

Такое поведение должника нельзя признать добросовестным.

При этом, поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения.

С учетом того, что Должник трудоустроен, а доказательства невозможности в силу объективных причин и принятия реальных мер по исполнению обязательств по погашению задолженности перед третьими лицами, в частности, перед физическим лицом Шутиной К.А.,  отсутствуют, оснований для применения правил об освобождении должника от дальнейшего исполнения обязательств, не имеется.

С учетом изложенного, учитывая, что процедура банкротства гражданина, как и, в целом, институт несостоятельности, не ставит цель быстрого списания долгов в отсутствие достаточных для этого оснований, поскольку это приведет к неизбежному нарушению прав кредиторов должника, принимая во внимание, установленные по делу обстоятельства, суд первой инстанции обоснованно завершил процедуру реализации имущества должника без применения правил об освобождении от обязательств.

            Доводы заявителя жалобы проверены апелляционным судом и не могут быть признаны обоснованными, так как не опровергая выводов суда области сводятся к несогласию с оценкой установленный судом обстоятельств по делу, основаны на неправильном толковании норм материального права, что не может рассматриваться в качестве оснований для отмены судебного акта.

            Фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора по существу, установлены судом на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, отвечающих признакам относимости, допустимости и достаточности.

            Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием к отмене судебного акта, судом первой инстанции не допущено. Оснований для отмены обжалуемого судебного акта не имеется.

            Принимая во внимание изложенные обстоятельства, арбитражный апелляционный суд не находит оснований для отмены определения суда от 30 октября 2019 года в обжалуемой части, в связи с чем, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь статьями 223, 266, 268, пунктом 1 части 4 статьи 272, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

            определение Арбитражного суда Московской области от 30 октября 2019 года по делу №А41-94996/18 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Московского округа через Арбитражный суд Московской области в месячный срок со дня его принятия.

 

Председательствующий

 

В.А. Мурина

 

Судьи:

 

Н.Н. Катькина

 

Н.В. Шальнева