Постановление 10АП-23682/2019 от 15 января 2020 года по делу А41-44328/2018

Оставить без изменения определение первой инстанции, а жалобу — без удовлетворения (ст.272 АПК)

ДЕСЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

117997, г. Москва, ул. Садовническая, д. 68/70, стр. 1, www.10aas.arbitr.ru

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

10АП-23682/2019

 

г. Москва

15 января 2020 года

Дело № А41-44328/18

 

Резолютивная часть постановления объявлена  13 января 2020 года

Постановление изготовлено в полном объеме  15 января 2020 года

 

Десятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи  Муриной В.А.,

судей Катькиной Н.Н., Шальневой Н.В.,

при ведении протокола судебного заседания:  Нигматулиной Р.Р.,

при участии в заседании:

от конкурсного управляющего ООО «Шатурский Хлебокомбинат» Кузнецова И.Б. – Черкасова Т.А., доверенность от 02.12.2019, диплом;

от остальных лиц – не явились, извещены.

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу конкурсного управляющего ООО «Шатурский хлебокомбинат» Кузнецова И.Б. на определение  Арбитражного суда Московской области  от 29 октября 2019 года по делу №А41-44328/18, по заявлению конкурсного управляющего Трякина А.П. о признании сделок недействительными и применении последствий их недействительности,

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ООО «Торговый дом Хлеб»,

УСТАНОВИЛ:

Решением Арбитражного суда Московской области от 03.10.2018 ООО «Торговый дом Хлеб» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыта процедура конкурсного производства, конкурсным управляющим утвержден Уткин Д.М., о чем опубликованы сведения в газете «Коммерсантъ» №203 от 03.11.2018.

Конкурсный управляющий Трякин А.П. обратился в Арбитражный суд Московской области с требованиями о признании недействительными сделок по перечислению ООО «Торговый дом Хлеб» в пользу ООО «Шатурский хлебокомбинат» за период с 24.02.2015 по 11.07.2017 денежных средств в размере 68 977 800 руб., и применении последствий недействительности сделок.

            Заявление подано в соответствии со статьями 61.1, 61.2, 61.6, 129 Федерального закона от 26 октября 2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и статьями 170, 166 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Определением Арбитражного суда Московской области от 29 октября 2019 года признаны недействительными сделки по перечислению ООО «Торговый дом Хлеб» в пользу ООО «Шатурский хлебокомбинат» за период с 24.02.2015 по 11.07.2017 денежных средств в размере 68 977 800 руб. Применены последствия недействительности сделок в виде взыскания с ООО «Шатурский хлебокомбинат» в пользу ООО «Торговый дом Хлеб» денежных средств в размере 68 977 800 руб.

Не согласившись с принятым судебным актом, конкурсный управляющий ООО «Шатурский хлебокомбинат» обратился в Десятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит определение суда первой инстанции отменить, указывая на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Апелляционная жалоба рассмотрена в соответствии с нормами статей 121 — 123, 153, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие представителей не явившихся лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, в том числе публично, путем размещения информации на официальном сайте суда www.10aas.arbitr.ru, сайте «Электронное правосудие» www.kad.arbitr.ru.

В судебном заседании представитель заявителя жалобы на ее доводах настаивал.

   Законность и обоснованность определения суда первой инстанции, правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального и процессуального права проверены арбитражным апелляционным судом в соответствии со статьями 223, 266, 268, 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Исследовав и оценив в совокупности все имеющиеся в материалах дела доказательства, изучив доводы апелляционной жалобы, арбитражный апелляционный суд пришел к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для изменения или отмены обжалуемого судебного акта.

В соответствии со статьей 32 Закона о банкротстве и частью 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).

Как следует из материалов дела, с расчетных счетов ООО «Торговый дом Хлеб» в пользу ООО «Шатурский хлебокомбинат» за период с 24.02.2015 по 11.07.2017 осуществлены платежи на общую сумму 68 977 800 руб. с назначением «Оплата за хлебобулочные изделия по договору 1 от 01.01.2009 г.».

Обращаясь с настоящим заявлением в арбитражный суд, конкурсный управляющий должника, ссылается на то, что сделки по перечислению денежных средств в отсутствие встречного предоставления, причинили вред имущественным правам кредиторов, в связи с чем, на основании статьи 61.2 Закона о банкротстве, ст. 170 ГК РФ просил признать данные сделки по перечислению недействительными.

Удовлетворяя заявление, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьями 61.1, 61.2, 61.8 Закона о банкротстве, ст.ст. 168, 170 ГК РФ исходил из наличия оснований для признания оспариваемых сделок недействительными.

Апелляционная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта и удовлетворения апелляционной жалобы по следующим основаниям.

В силу п.1 ст.61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка).

Согласно п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в  целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из следующих условий: стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации — десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок; должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы; после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.

В пунктах 5-7 Постановления Пленума ВАС РФ № 63 даны следующие разъяснения в части применения ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Так для признания сделки недействительной в силу п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (сделка совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка)) необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств: а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом пункта 7 настоящего Постановления). В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца 38 статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

Наличие либо отсутствие перечисленных обстоятельств, входящих в предмет доказывания по заявленному требованию, равно как и возражения на них, устанавливается по результатам оценки судом тех доказательств, которые предоставляют участвующие в деле лица в соответствии с правилами ч. 1 ст. 65 АПК РФ, согласно которой лица, участвующие в деле, должны доказать обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений.

         Как следует из материалов дела, заявление о признании ООО «Торговый дом Хлеб» несостоятельным (банкротом) принято к производству 15.06.2018.

Оспариваемые платежи за период с 16.06.2015 по 11.07.2017 в размере 62 387 800 руб. совершены в течение трех лет до принятия заявления о признании ООО «Торговый дом Хлеб» банкротом, в связи с чем подпадает под период подозрительности, установленный п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Как отмечалось выше, в пункте 5 названного выше постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 63 указано, что в силу этой нормы для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств: а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

При этом цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал или в результате совершения сделки стал отвечать признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица (абзац второй п. 2 ст. 612 Закона о банкротстве).

Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника (абзац первый п. 2 ст. 612 Закона о банкротстве).

Таким образом, недобросовестная цель заключения сделки предполагается, если должник на момент ее совершения уже утратил платежеспособность (достаточность имущества для обслуживания долгов), и стороной сделки является заинтересованное по отношению к должнику лицо.

В последнем случае предполагается и осведомленность такого лица о недобросовестной цели заключения сделки в ущерб кредиторам должника.

Обязательным условием возможности квалификации сделки как подозрительной и ее оспаривания в соответствии со ст. 612 Закона о банкротстве является совершение в период, когда должник отвечал признаку неплатежеспособности или принадлежащего ему имущества было недостаточно для погашения всех обязательств, а также наличие достаточных доказательств того, что другая сторона по сделке знала о совершении должником данной сделки в целях причинения ущерба имущественным правам кредиторов; сделка и ее цель должны быть направлены на негативные последствия в отношении интересов кредиторов должника.

Применительно к рассматриваемому обособленному спору доказыванию подлежат следующие обстоятельства: заключение должником оспариваемой сделки с заинтересованным лицом и факт причинения либо возможного причинения вреда в результате заключения сделки должнику и (или) его кредиторам.

 При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго ст. 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

Судом установлено, что должником в пользу ответчика были перечислены денежные средства в размере 62 387 800 руб. При этом в качестве назначения платежа в документах указано: «Оплата за хлебобулочные изделия по договору 1 от 01.01.2009 г.».

Между тем каких-либо первичных учетных документов (счетов-фактур, товарных накладных, транспортных накладных), подтверждающих реальность поставки должнику товара (хлебобулочных изделий), в материалы обособленного спора не представлено.

Учитывая отсутствие в материалах обособленного спора оправдательных документов, подтверждающих приобретение у ООО «Шатурский хлебокомбинат» товара и его последующую реализацию должником, арбитражный суд пришел к выводу о причинении вреда имущественным правам кредиторов в результате совершения оспариваемых платежей.

Довод ответчика об открытии в отношении его процедуры конкурсного производства и непередаче генеральным директором бухгалтерской и иной документации конкурсному управляющему в рамках настоящего обособленного спора  обоснованно отклонен судом первой инстанции, поскольку правового значения не имеет.

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо совершена при наличии следующих условий: стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника.

Принимая во внимание, что согласно ст. 2 Закона о банкротстве под неплатежеспособностью понимается прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств, суд признает доказанным, что на момент совершения оспариваемой сделки ООО «Торговый дом Хлеб» отвечало признакам неплатежеспособности.

Как следует из материалов дела, в реестр требований кредиторов включены кредиторы на общую сумму 49 901 138,12 руб., в том числе: — требование АО «СМП БАНК» в размере 35 156 250 руб. основного долга, 2 870 235,22 руб. процентов за пользование займом, что подтверждается определением суда от 12.03.2019; задолженность возникла из договора поручительства №0014100106.072016КЛ/ДП-05 от 11.08.2016; — требование общества с ограниченной ответственностью рекламное агентство «Рывок» в размере 580 000 руб., что подтверждается определением суда от 28.01.2019; задолженность возникла из обязательств по договору на размещение наружной рекламы №01/02-2016 от 01.02.2016 после 31.01.2017 (дата принятия должником оказанных услуг); — требования уполномоченного органа, возникшие в течение 2015 — 2017 гг., на сумму свыше 5 млн руб.

Анализом требований, включенных в реестр требований кредиторов, подтверждается, что в течение 2015 — 2017 гг. руководство должника наращивало задолженность перед широким кругом контрагентов без возможности ее погашения.

Заинтересованными лицами по отношению к должнику признаются лицо, которое в соответствии с Федеральным законом «О защите конкуренции» входит в одну группу лиц с должником; лицо, которое является аффилированным лицом должника (ст. 19 Закона о банкротстве).

В силу абзаца второго п. 2 ст. 19 Закона о банкротстве заинтересованными лицами по отношению к должнику – юридическому лицу признаются, в частности руководитель должника, а также лица, входящие в совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган или иной орган управления должника, главный бухгалтер (бухгалтер) должника, в том числе указанные лица, освобожденные от своих обязанностей в течение года до момента возбуждения производства по делу о банкротстве или до даты назначения временной администрации финансовой организации (в зависимости от того, какая дата наступила ранее), либо лицо, имеющее или имевшее в течение указанного периода возможность определять действия должника.

Заинтересованными также признаются лица, находящиеся с физическими лицами, указанными в абзаце втором п. 2 ст. 19 Закона о банкротстве, в отношениях, определенных п. 3 данной статьи (абзац третий п. 2 ст. 19 Закона о банкротстве).

Как установлено судом, предыдущий генеральный директор должника Пименов Алексей Викторович является заинтересованным лицом по отношению к ООО «Шатурский хлебокомбинат», а именно Пименов А.В. является учредителем (участником) ответчика.

Кроме того, в состав учредителей ООО «Шатурский хлебокомбинат» входит ООО «Простор», где Пименов А.В. является учредителем (участником) с долей 64,43 % и с 23.10.2017 осуществляет функции единоличного исполнительного органа (генеральный директор), ООО «Простор» являлось управляющей компанией ООО «Торговый дом Хлеб».

При указанных обстоятельствах суд приходит к выводу, что в силу ст. 19 Закона о банкротстве ООО «Торговый дом Хлеб» и ООО «Шатурский хлебокомбинат» являются заинтересованными лицами по отношению друг к другу.

Поскольку сделки совершены в отношении заинтересованного лица, цель причинения вреда имущественным правам кредиторов ООО «Торговый дом Хлеб» при совершении оспариваемых платежей доказана.

Таким образом, суд пришел к правильному выводу, что из установленных по обособленному спору фактических обстоятельств следует, что оспариваемые сделки за период с 24.02.2015 по 11.07.2017 денежных средств в размере 62 387 800 руб.совершены в отсутствие доказательств равноценного встречного предоставления, с целью причинения вреда имущественным интересам должника и его кредиторам, в связи с чем являются недействительными в соответствии с п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

В свою очередь, статьей 168 ГК РФ установлено, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В силу п. 1 ст. 170 ГК РФ сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (мнимая сделка), ничтожна.

Указанная норма направлена на защиту от недобросовестности участников гражданского оборота.

Фиктивность мнимой сделки заключается в том, что у ее сторон нет цели достижения заявленных результатов. Волеизъявление сторон мнимой сделки не совпадает с их внутренней волей. В то же время для этой категории ничтожных сделок определения точной цели не требуется. Установление факта того, что стороны на самом деле не имели намерения на возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей, обычно порождаемых такой сделкой, является достаточным для квалификации сделки как ничтожной. Сокрытие действительного смысла сделки находится в интересах обеих ее сторон. Совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся. Поэтому факт расхождения волеизъявления с волей устанавливается судом путем анализа фактических обстоятельств, подтверждающих реальность намерений сторон.

Обстоятельства устанавливаются на основе оценки совокупности согласующихся между собой доказательств. Отсюда следует, что при наличии обстоятельств, очевидно указывающих на мнимость сделки, либо доводов стороны спора о мнимости, установление только тех обстоятельств, которые указывают на формальное исполнение сделки, явно недостаточно.

При рассмотрении вопроса о мнимости договора и документов, суд не должен ограничиваться проверкой соответствия копий документов установленным законом формальным требованиям. Необходимо принимать во внимание и иные документы первичного учета, а также иные доказательства.

        Судом установлено, что  должник в периоде с 24.02.2015 по 11.07.2017 года вносил оплату за хлебобулочные изделия контрагенту ООО «Шатурский хлебокомбинат». Однако в документах первичного учета должника отсутствует информация о заключении договоров купли-продажи хлебобулочных изделий, отсутствуют акты приема-передачи по договорам. Кроме того, у сторон отсутствуют оправдательные документы, подтверждающие обоснованность перечислений указанных денежных средств, а также отсутствует документальное подтверждение надлежащей поставки товара.

Таким образом, ООО «Торговый дом Хлеб» в отсутствие каких-либо обязательств осуществляло платежи по несуществующим обязательствам, фактически осуществляя вывод денежные средств из конкурсной массы.

В связи с чем, суд пришел к верному выводу о ничтожности, в том числе, платежей за период с 24.02.2015 по 11.06.2015.

В соответствии с п. 1 ст. 61.6 Закона о банкротстве все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с настоящей главой, подлежит возврату в конкурсную массу.

В связи с этим суд обоснованно применил последствия недействительности сделки в виде взыскания с ООО «Шатурский хлебокомбинат» в пользу ООО «Торговый дом Хлеб» денежных средств в размере 68 977 800 руб.

Апелляционная жалоба заявителя не содержат фактов, которые не проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела, и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем признаются апелляционным судом несостоятельными и не могут служить основанием для отмены или изменения оспариваемого определения суда.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые могли бы рассматриваться в качестве основания для отмены оспариваемого судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены определения суда, в связи с чем, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь статьями 223, 266, 268, п. 1 ч. 4 ст. 272, ст. 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

            определение Арбитражного суда Московской области от 29 октября 2019 года по делу №А41-44328/18 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Московского округа через Арбитражный суд Московской области в месячный срок со дня его принятия.

 

Председательствующий

 

В.А. Мурина

 

Судьи

 

Н.Н. Катькина

 

 Н.В. Шальнева