Постановление 10АП-23730/2019 от 20 января 2020 года по делу А41-48597/2016

Оставить без изменения определение первой инстанции, а жалобу — без удовлетворения (ст.272 АПК)

ДЕСЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

117997, г. Москва, ул. Садовническая, д. 68/70, стр. 1, www.10aas.arbitr.ru

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

10АП-23730/2019

 

г. Москва

20 января 2020 года

Дело № А41-48597/16

 

Резолютивная часть постановления объявлена 15 января 2020 года

Постановление изготовлено в полном объеме  20 января 2020 года

 

Десятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи  Катькиной Н.Н.,

судей Гараевой Н.Я., Терешина А.В.,

при ведении протокола судебного заседания: Магомадовой К.С.,

при участии в заседании:

от акционерного общества «Российский Сельскохозяйственный банк»: Морозова Е.М. по доверенности № 33 от 23.11.15, выданной в порядке передоверия Синякиным С.В., действующим на основании доверенности № 594 от 21.10.15,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Агеева Антона Петровича на определение Арбитражного суда Московской области от 08 ноября 2019 года по делу №А41-48597/16, по заявлению Агеева Антона Петровича к акционерному обществу «Российский Сельскохозяйственный банк» о признании сделок с обществом с ограниченной ответственностью «Север» недействительными,

УСТАНОВИЛ:

Агеев Антон Петрович обратился в Арбитражный суд Московской области с заявлением в рамках дела о банкротстве общества с ограниченной ответственностью (ООО) «Север», в котором просил:

1. Признать недействительными договоры о залоге недвижимого имущества, принадлежащего ООО  «Север»:

договор № 145800/0098-7.2/1 об ипотеке (залоге недвижимости) от 17.06.14,

договор № 145800/0098-7.2/2 об ипотеке (залоге недвижимости) от 17.06.14 в редакции дополнительных соглашений.

2. Применить последствия недействительности сделки, в виде прекращения залога по договорам № 145800/0098-7.2/1 об ипотеке (залоге недвижимости) от 17.06.14 и № 145800/0098-7.2/2 об ипотеке (залоге недвижимости) от 17.06.14 в редакции дополнительных соглашений на 9 объектов недвижимого имущества, принадлежащих ООО «Север», а именно:

— здание: унифицированный склад, назначение: нежилое, 1-этажное, общая площадь 1 016,7 кв.м., инв. № 20711, лит. Б, адрес объекта: Московская обл., Коломенский р-н, с. Федосьино, кадастровый номер объекта 50:34:0000000:5841, залоговой стоимостью 5 723 250 рублей (в редакции дополнительного соглашения № 3 от 11.03.15);

— земельный участок с кадастровым номером 50:34:0050409:853, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: земли под объектами материально-технического, продовольственного снабжения, сбыта и заготовок под унифицированный склад, общая площадь 3 746 кв.м., местоположение: местоположение установлено относительно ориентира, расположенного в границах участка. Ориентир — здание унифицированного склада. Почтовый адрес ориентира: Московская обл., Коломенский р-н, с. Федосьино, залоговой стоимостью 1 716 750 рублей (в редакции дополнительного соглашения № 3 от 11.03.15);

— здание, назначение: нежилое, 1-этажное, общая площадь 2 102,2 кв.м., инв. № 20766, лит. Б, адрес объекта: Московская обл., Коломенский р-н, пос. Проводник, центральное       отделение:            кадастровый номер            объекта 50:34:0000000:10237, залоговой стоимостью 11 240 250 рублей (в редакции дополнительного соглашения № 4 от 11.03.15);

— здание, назначение: нежилое, 1-этажное, общая площадь 1 073,9 кв.м., инв. № 20774, лит. Б-б-61, адрес объекта: Московская обл., Коломенский р-н, пос. Проводник, кадастровый номер объекта 50:34:0000000:2168, залоговой стоимостью 5 940 750 рублей (в редакции дополнительного соглашения № 4 от 11.03.15);

— здание: сенной сарай, назначение: нежилое, 1-этажное, общая площадь 992,2 кв.м., инв. № 20785, лит. Б, адрес объекта: Московская обл., Коломенский р-н., пос. Проводник, кадастровый номер объекта 50:57:0000000:636, залоговой стоимостью 5 413 500 рублей (в редакции дополнительного соглашения № 4 от 11.03.15);

— здание: семенохранилище, назначение: нежилое, 1-этажное, общая площадь 439,8 кв.м., инв. № 20788, лит. Б, адрес объекта: Московская обл., Коломенский р-н, пос. совхоза «Проводник», центральное отделение; кадастровый номер объекта 50:57:000000:635, залоговой стоимостью 2 547 000 рублей (в редакции дополнительного соглашения № 4 от 11.03.15);

— здание: механическая мастерская, назначение: нежилое, 1-этажное, общая площадь 1 073,2 кв.м., инв. № 20769, лит. Л, адрес объекта: Московская обл., Коломенский р-н, пос. «Проводник», центральное отделение; кадастровый номер объекта 50:34:0050432:696, залоговой стоимостью 5 624 250 рублей (в редакции дополнительного соглашения № 4 от 11.03.15);

— здание: машинный двор, назначение: нежилое, 1-этажное, общая площадь 576,5 кв.м., инв. № 20753, лит. Б, адрес объекта: Московская обл., Коломенский р-н, пос. совхоза            «Проводник», центральное отделение, кадастровый номер объекта 50:34:0050432:697, залоговой стоимостью 3 556 500 рублей (в редакции дополнительного соглашения № 4 от 11.03.15);

— здание: стоянка на 12 комбайнов, назначение: нежилое, 1-этажное, общая площадь 774 кв.м., инв. № 20770, лит. Б, адрес объекта: Московская обл., Коломенский р-н, пос. Проводник, кадастровый номер объекта 50:57:0000000:634, залоговой стоимостью 4 522 500 рублей (в редакции дополнительного соглашения № 4 от 11.03.15) (л.д. 3-8).

Заявление подано на основании статей 61.2, 61.6 Федерального закона № 127-ФЗ от 26.10.02 «О несостоятельности (банкротстве)».

Определением Арбитражного суда Московской области от 08 ноября 2019 года в удовлетворении заявленных требований было отказано (л.д. 111-114).

Не согласившись с вынесенным судебным актом, Агеев А.П. обратился в Десятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит определение отменить, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела (л.д. 122).

Законность и обоснованность определения суда проверены апелляционным судом в соответствии со статьями 266-268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Исследовав материалы дела и доводы апелляционной жалобы, заслушав представителя акционерного общества «Российский Сельскохозяйственный банк» (АО «Россельхозбанк»), участвующего в судебном заседании, апелляционный суд не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, в обеспечение исполнения обязательств ООО «Агропромышленное хозяйство «Унгор» по договорам об открытии кредитной линии № 145800/0098 от 17.06.14 и № 145800/0197 от 31.12.14, заключенным с АО «Россельхозбанк», 17.06.14 между АО «Россельхозбанк» (Залогодержатель) и ООО «Север» (Залогодатель) были заключены договоры об ипотеке (залоге недвижимости):

— № 145800/0098-7.2/1 (в редакции дополнительных соглашений № 1 от 19.01.15 и  № 3 от 11.03.15) в отношении следующего имущества ООО «Север»:

здание: унифицированный склад, назначение: нежилое, 1-этажное, общая площадь 1 016,7 кв.м., инв. № 20711, лит. Б, адрес объекта: Московская обл., Коломенский р-н, с. Федосьино, кадастровый номер объекта 50:34:0000000:5841, залоговой стоимостью 5 723 250 рублей;

земельный участок с кадастровым номером 50:34:0050409:853, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: земли под объектами материально-технического, продовольственного снабжения, сбыта и заготовок под унифицированный склад, общая площадь 3 746 кв.м., местоположение: местоположение установлено относительно ориентира, расположенного в границах участка. Ориентир — здание унифицированного склада. Почтовый адрес ориентира: Московская обл., Коломенский р-н, с. Федосьино, залоговой стоимостью 1 716 750 рублей (л.д. 22-35, 38?39);

— № 145800/0098-7.2/2 (в редакции дополнительных соглашений № 1 от 02.12.14 и  № 4 от 11.03.15) в отношении следующего имущества ООО «Север»:

здание, назначение: нежилое, 1-этажное, общая площадь 2 102,2 кв.м., инв. № 20766, лит. Б, адрес объекта: Московская обл., Коломенский р-н, пос. Проводник, центральное       отделение:            кадастровый номер            объекта 50:34:0000000:10237, залоговой стоимостью 11 240 250 рублей;

здание, назначение: нежилое, 1-этажное, общая площадь 1 073,9 кв.м., инв. № 20774, лит. Б-б-61, адрес объекта: Московская обл., Коломенский р-н, пос. Проводник, кадастровый номер объекта 50:34:0000000:2168, залоговой стоимостью 5 940 750 рублей;

здание: сенной сарай, назначение: нежилое, 1-этажное, общая площадь 992,2 кв.м., инв. № 20785, лит. Б, адрес объекта: Московская обл., Коломенский р-н., пос. Проводник, кадастровый номер объекта 50:57:0000000:636, залоговой стоимостью 5 413 500 рублей;

здание: семенохранилище, назначение: нежилое, 1-этажное, общая площадь 439,8 кв.м., инв. № 20788, лит. Б, адрес объекта: Московская обл., Коломенский р-н, пос. совхоза «Проводник», центральное отделение; кадастровый номер объекта 50:57:000000:635, залоговой стоимостью 2 547 000 рублей;

здание: механическая мастерская, назначение: нежилое, 1-этажное, общая площадь 1 073,2 кв.м., инв. № 20769, лит. Л, адрес объекта: Московская обл., Коломенский р-н, пос. «Проводник», центральное отделение; кадастровый номер объекта 50:34:0050432:696, залоговой стоимостью 5 624 250 рублей;

здание: машинный двор, назначение: нежилое, 1-этажное, общая площадь 576,5 кв.м., инв. № 20753, лит. Б, адрес объекта: Московская обл., Коломенский р-н, пос. совхоза            «Проводник», центральное отделение, кадастровый номер объекта 50:34:0050432:697, залоговой стоимостью 3 556 500 рублей;

здание: стоянка на 12 комбайнов, назначение: нежилое, 1-этажное, общая площадь 774 кв.м., инв. № 20770, лит. Б, адрес объекта: Московская обл., Коломенский р-н, пос. Проводник, кадастровый номер объекта 50:57:0000000:634, залоговой стоимостью 4 522 500 рублей (л.д. 40-59, 62-65).

Решением Арбитражного суда Московской области от 05 октября 2016 года ООО «Север» было признано банкротом, в отношении него открыто конкурсное производство по упрощённой процедуре ликвидируемого должника, конкурсным управляющим утверждена Пономарева Любовь Григорьевна.

Обращаясь в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением, конкурсный кредитор должника Агеев А.П. указал, что договоры залога, заключенные с АО «Россельхозбанк», являются недействительными сделками, поскольку привели к причинению вреда имущественным правам кредиторов должника.

Принимая обжалуемое определение, суд первой инстанции исходил из отсутствия совокупности обстоятельств, свидетельствующих о недействительности сделки.

Апелляционный суд считает выводы суда первой инстанции законными и обоснованными, доводы апелляционной жалобы подлежащими отклонению.

В силу пункта 1 статьи 61.1 Федерального закона N 127-ФЗ от 26.10.02 «О несостоятельности (банкротстве)» сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе.

В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 63 от 23.12.10 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», под сделками, которые могут оспариваться по правилам главы III.1 этого Закона, понимаются в том числе действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным законодательством Российской Федерации, процессуальным законодательством Российской Федерации и другими отраслями законодательства Российской Федерации, а также действия, совершенные во исполнение судебных актов или правовых актов иных органов государственной власти.

Обращаясь в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением, Агеев А.П. указал, что действия ООО «Север» по передаче объектов недвижимости в счет обеспечения исполнения обязательств ООО «Агропромышленное хозяйство «Унгор» по кредитным договорам привело к причинению вреда имущественным правам кредиторов должника, поскольку в связи с неисполнением своих обязательств основным заемщиком, АО «Россельхозбанк» было включено в реестр требований кредиторов должника на сумму задолженности.

В соответствии с пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал или в результате совершения сделки стал отвечать признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из указанных в статье условий.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 63 от 23.12.10 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка).

В силу этой нормы для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств: а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом пункта 7 настоящего Постановления).

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

В пункте 6 названного постановления закреплено, что согласно абзацам второмупятому пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия: а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества; б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторымпятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Установленные абзацами вторымпятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве презумпции являются опровержимыми — они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.

При определении наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества следует исходить из содержания этих понятий, данного в абзацах тридцать третьем и тридцать четвертом статьи 2 Закона о банкротстве. Для целей применения содержащихся в абзацах второмпятом пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве презумпций само по себе наличие на момент совершения сделки признаков банкротства, указанных в статьях 3 и 6 Закона, не является достаточным доказательством наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 63 от 23.12.10 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», в силу абзаца первого пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Данные презумпции являются опровержимыми — они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.

При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

В соответствии с пунктом 9 названного Постановления при определении соотношения пунктов 1 и 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве судам надлежит исходить из следующего. Если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Производство по настоящему делу было возбуждено определением Арбитражного суда Московской области от 03 августа 2016 года, оспариваемые договоры залога заключены 17.06.14, то есть в период подозрительности, установленный пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Однако, доказательств наличия у ООО «Север» признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества на момент совершения оспариваемых сделок не представлено.

Как указывалось выше, в силу пункта 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 63 от 23.12.10 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» само по себе наличие на момент совершения сделки признаков банкротства, указанных в статьях 3 и 6 Закона, не является достаточным доказательством наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имуществаСогласно представленному в материалы дела бухгалтерскому балансу ООО «Север» по состоянию на 31.03.14 срочная дебиторская задолженность составляла 1 747 000 рублей, срочная кредиторская задолженность — 85 000 рублей, долгосрочные обязательства отсутствовали, срок погашения краткосрочных обязательств наступал не позднее февраля 2015 года, в то время как первый срок погашения кредитов, обеспечиваемых залогом имущества — октябрь 2015 года.

Данные бухгалтерского баланса не указывают на то, что должник на момент заключения сделки отвечал признакам неплатежеспособности, так как наличие непогашенных задолженностей не является однозначным и очевидным доказательством данного довода. Из правовой природы предпринимательства наличие денежных обязательств общества является одним из последствий деятельности юридического лица.

Из справок ООО «Север» № 6 и № 8 от 27.05.14 следует, что просроченная дебиторская и кредиторская задолженности отсутствовали, задолженность перед персоналом организации также отсутствовала (л.д. 85-91).

Неисполнение должником обязательств перед одними кредиторами само по себе не означает осведомленности об этом других кредиторов и не свидетельствует о неплатежеспособности должника (Постановление Президиума ВАС РФ от 23.04.2013 N 18245/12).

В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 63 от 23.12.10 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» при решении вопроса о том, должен ли был кредитор знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько он мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

К числу фактов, свидетельствующих в пользу такого знания кредитора, могут, с учетом всех обстоятельств дела, относиться следующие: неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности уплаты его в изначально установленный срок; известное кредитору (кредитной организации) длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой); осведомленность кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом.

Доказательств наличия у АО «Россельхозбанк» сведений о неплатежеспособности должника не представлено. Дело о банкротстве ООО «Север» было возбуждено спустя более 2 лет с момента заключения оспариваемых договоров.

Также при разрешении вопроса о том, заключена ли сделка с намерением причинить вред другому лицу, следует установить имелись у сторон сделки намерения причинить вред имущественным правам кредиторов, то есть была ли сделка направлена на уменьшение конкурсной массы.

В силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под вредом, причиненным имущественным правам кредиторов (о намерении причинения которого необходимо доказать в соответствии со статьей 10 ГК РФ), понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

Само по себе предоставление имущества в обеспечение обязательств третьего лица не означает для залогодателя безусловное наступление обязанности отвечать таким имуществом, поскольку презюмируется, что обязательства перед залогодержателем должны быть исполнены непосредственно названным третьим лицом.

Доказательств того, что заключая оспариваемые договоры залога, ООО «Север» и АО «Россельхозбанк» знали об отсутствии у ООО «Агропромышленное хозяйство «Унгор» намерения или возможности исполнить принятые на себя по кредитным договорам обязательства не представлено.

С учетом изложенного оснований полагать, что оспариваемые сделки были заключены исключительно в целях уменьшения конкурсной массы должника и увеличения его кредиторской задолженности не имеется.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении заявленных требований.

Доводов, опровергающих выводы суда первой инстанции по существу, апелляционная жалоба не содержит.

Учитывая изложенное, апелляционный суд не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта, в связи с чем апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь статьями 266, 268, пунктом 1 части 4 статьи 272, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

Определение Арбитражного суда Московской области от 08 ноября 2019 года по делу № А41-48597/16 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Московского округа через Арбитражный суд Московской области в месячный срок со дня его принятия.

 

Председательствующий

 

Н.Н. Катькина

 

Судьи:

 

Н.Я. Гараева

 

А.В. Терешин