Постановление 10АП-23779/2019 от 17 января 2020 года по делу А41-65971/2019

Оставить без изменения решение, а апелляционную жалобу — без удовлетворения (п.1 ст.269 АПК)

ДЕСЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

117997, г. Москва, ул. Садовническая, д. 68/70, стр. 1, www.10aas.arbitr.ru

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

10АП-23779/2019

г. Москва

17 января 2020 года

Дело № А41-65971/19

Резолютивная часть постановления объявлена 13 января 2020 года

Постановление изготовлено в полном объеме  17 января 2020 года

Десятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Ивановой Л.Н.,

судей Юдиной Н.С., Игнахиной М.В.,

при ведении протокола судебного заседания: Наджафовым О.С.,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу ООО «Наследие» на решение Арбитражного суда Московской области от 24.10.2019 по делу № А41-65971/19 по исковому заявлению ПАО «Московский кредитный банк» к ООО «Наследие» о взыскании денежных средств, третье лицо: Администрация муниципального образования город Ирбит,

при участии в заседании:

от истца – не явился, извещен надлежащим образом;

от ответчика – не явился, извещен надлежащим образом;

от третьего лица – не явился, извещен надлежащим образом,

УСТАНОВИЛ:

ПАО «Московский кредитный банк» обратилось в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к ООО «Наследие» о взыскании 675 015,83 руб. регрессных требований по банковской гарантии № 61501 от 01.06.2018, 9 921,92 руб. процентов, 49 951,11 руб. неустойки.

Решением Арбитражного суда Московской области от 24 октября 2019 года исковые требования удовлетворены.

Законность и обоснованность указанного судебного акта проверяются по апелляционной жалобе ответчика, в которой заявитель просит судебный акт суда первой инстанции отменить, в удовлетворении заявленных требований – отказать.

Апелляционная жалоба рассмотрена в соответствии с нормами статей 121 – 123, 153, 156 АПК РФ в отсутствие представителей участвующих в деле лиц, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, в том числе публично, путем размещения информации на сайте «Электронное правосудие» www.kad.arbitr.ru.

Проверив материалы дела, доводы, изложенные в апелляционной жалобе, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Согласно пункту 1 статьи 11 ГК РФ арбитражный суд осуществляет защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав.

В соответствии с частью 1 статьи 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном названным Кодексом.

Статьей 8 ГК РФ в качестве оснований возникновения гражданских прав и обязанностей указаны основания, предусмотренные законом и иными правовыми актами, а также действия граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

В соответствии со статьей 307 ГК РФ обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в настоящем Кодексе.

В соответствии с пунктом 1 статьи 368 ГК РФ по независимой гарантии гарант принимает на себя по просьбе другого лица (принципала) обязательство уплатить указанному им третьему лицу (бенефициару) определенную денежную сумму в соответствии с условиями данного гарантом обязательства независимо от действительности обеспечиваемого такой гарантией обязательства. Требование об определенной денежной сумме считается соблюденным, если условия независимой гарантии позволяют установить подлежащую выплате денежную сумму на момент исполнения обязательства гарантом.

Согласно пункту 2 статьи 368 ГК РФ независимая гарантия выдается в письменной форме (пункт 2 статьи 434), позволяющей достоверно определить условия гарантии и удостовериться в подлинности ее выдачи определенным лицом в порядке, установленном законодательством, обычаями или соглашением гаранта с бенефициаром.

В независимой гарантии должны быть указаны: дата выдачи; принципал; бенефициар; гарант; основное обязательство, исполнение по которому обеспечивается гарантией; денежная сумма, подлежащая выплате, или порядок ее определения; срок действия гарантии; обстоятельства, при наступлении которых должна быть выплачена сумма гарантии (пункт 4 статьи 368 ГК РФ).

Как следует из материалов дела, 30.05.2018 ПАО «Московский кредитный банк» (гарант, Банк) заключил с ООО «Наследие» (принципал) договор о выдаче банковской гарантии № 61501 (далее – договор), в соответствии с которым Банк (гарант) обязался выдать в пользу Администрации муниципального образования г. Ирбит (бенефициар) банковскую гарантию, в соответствии с которой гарант берет на себя обязательство уплатить бенефициару по его требованию денежную сумму в случаях, предусмотренных гарантией (пункт 2.1 договора), а ответчик (принципал) обязуется единовременно выплатить гаранту комиссионное вознаграждение за выдачу гарантии (пункт 2.4 договора).

В соответствии с пунктом 2.2 договора сумма, на которую выдается гарантия, составляет 7 380 000,00 руб.

Согласно пунктам 3.3, 3.3.1 договора принципал обязался уплатить гаранту суммы, причитающиеся по договору, в сроки и порядке, установленные договором, в том числе, но не ограничиваясь: сумму возмещения в тот же день, в который гарантом произведен платеж по гарантии; процентов, начисленных на сумму возмещения, в соответствии с условиями договора; иных платежей, комиссий и расходов гаранта.

Банком 28.05.2019 получено требование бенефициара о выплате суммы гарантии в размере 675 015,83 руб.

Истец исполнил свои обязательства по банковской гарантии и осуществил выплату денежных сумм по требованию бенефициара в размере 675 015,83 руб., что подтверждается платежным поручением № 00028 от 04.06.2019.

Банком в адрес принципала направлено уведомление о поступившем требовании бенефициара 28.05.2019, что подтверждается почтовым реестром и чеком.

Истец направил 04.06.2019 в адрес ответчика претензию с требованием об исполнении обязательств по договору в размере 675 015,83 руб.

Поскольку претензия истца осталась без удовлетворения, последний обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

В силу положений статей 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями, при том, что односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 379 ГК РФ принципал обязан возместить гаранту выплаченные в соответствии с условиями независимой гарантии денежные суммы, если соглашением о выдаче гарантии не предусмотрено иное.

В силу пункта 3.3 договора принципал обязан произвести возмещение в порядке регресса в тот же день, в который гарантом произведен платеж по гарантии.

Согласно пункту 1 статьи 370 ГК РФ предусмотренное независимой гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана, от отношений между принципалом и гарантом, а также от каких-либо других обязательств, даже если в независимой гарантии содержатся ссылки на них.

Гарант не вправе выдвигать против требования бенефициара возражения, вытекаю­щие из основного обязательства, в обеспечение исполнения которого независимая гарантия выдана, а также из какого-либо иного обязательства, в том числе из соглашения о выдаче независимой гарантии, и в своих возражениях против требования бенефициара об исполнении независимой гарантии не вправе ссылаться на обстоятельства, не указанные в гарантии (пункт 2 статьи 370 ГК РФ).

Пунктом 1 статьи 374 ГК РФ предусмотрено, что требование бенефициара об уплате денежной суммы по независимой гарантии должно быть представлено в письменной форме гаранту с приложением указанных в гарантии документов. В требовании или в приложении к нему бенефициар должен указать обстоятельства, наступление которых влечет выплату по независимой гарантии.

Требование бенефициара к гаранту об осуществлении уплаты денежной суммы по банковской гарантии представлено в надлежащей форме, в соответствии с требованиями статьи 374 ГК РФ.

В отсутствие оснований, предусмотренных пунктом 1 статьи 376 ГК РФ, банк исполнил свои обязательства по договору, осуществив уплату денежной суммы по требованию бенефициара. Ответчиком данное обстоятельство не оспаривается.

Таким образом, предъявление бенефициаром требования банку о выплате по банковской гарантии с приложением необходимых документов является основанием для такой выплаты и возникновения последующего права банка требовать возмещения выплаченных сумм от ответчика.

В соответствии со статьей 379 ГК РФ право гаранта потребовать от принципала в порядке регресса возмещения сумм, уплаченных бенефициару по банковской гарантии, определяется соглашением гаранта с принципалом, во исполнение которого была выдана гарантия. Гарант не вправе требовать от принципала возмещения сумм, уплаченных бенефициару не в соответствии с условиями гарантии или за нарушение обязательства гаранта перед бенефициаром, если соглашением гаранта с принципалом не предусмотрено иное.

В соответствии с пунктом 2.5 договора на сумму выплаты по гарантии начисляются проценты по ставке 14,5% годовых от суммы задолженности принципала, начиная со дня, следующего за днем выплаты суммы бенефициару по гарантии.

Расчет процентов, период их начисления, количество дней, проверен и признан правильным, соответствующим условиям договора.

Поскольку доказательств погашения спорной задолженности по оплате суммы возмещения в предусмотренный договором срок ответчиком не представлено, судом первой инстанции правомерно удовлетворены требования истца о взыскании 675 015,83 руб. ос­новного долга по договору о выдаче банковской гарантии № 61501 от 30.05.2018, а также 9 921,92 руб. процентов, начисленных за период с 05.06.2019 по 11.07.2019.

В соответствии со статьёй 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Согласно пункту 4.1 договора при нарушении принципалом сроков исполнения сво­их денежных обязательств, принципал уплачивает гаранту штрафную неустойку в размере 0,2% от суммы непогашенной задолженности за каждый день просрочки перечисления денежных средств начиная с даты, следующей за датой возникновения просроченной задолженности, до даты погашения указанной задолженности включительно.

В связи с просрочкой погашения задолженности, истец заявил требования о взыскании с ответчика 49 951,11 руб. неустойки, начисленной по состоянию на 11.07.2019.

Представленный истцом расчет подлежащей взысканию неустойки, является правильным и не оспорен по существу ответчиком.

В соответствии с пунктом 1 статьи 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении.

Согласно пункту 71 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а равно некоммерческая организация при осуществлении ей приносящей доход деятельности, снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению такого должника, которое может быть сделано в любой форме.

Доказательств, подтверждающих явную несоразмерность заявленной к взысканию суммы неустойки последствиям нарушения своих обязательств, ответчик не представил.

Принимая во внимание обстоятельства настоящего дела, длительность неисполнения ответчиком своих обязательств по договору о выдаче банковской гарантии, отсутствие признаков явной несоразмерности подлежащей взысканию неустойки нарушенному обязательству и отсутствие каких-либо доказательств оплаты задолженности на дату рас­смотрения дела в суде, основания для снижения суммы неустойки согласно положениям статьи 333 ГК РФ отсутствуют.

При указанных обстоятельствах судом первой инстанции правомерно удовлетворены требования истца о взыскании 49 951,11 руб. неустойки, начисленной по состоянию на 11.07.2019.

Доводы апелляционной жалобы ответчика со ссылкой на частичное исполнение обязательств по муниципальному контракту, заключенному между ООО «Наследие» и Администрацией муниципального образования город Ирбит, в обеспечение исполнения обязательств по которому истцом была выдана банковская гарантия, не могут быть приняты во внимание.

Требования истца основаны на заключенном между ПАО «Московский кредитный банк» и ООО «Наследие» договоре о выдаче банковской гарантии, согласно которой Банк обязался выдать в пользу Администрации муниципального образования город Ирбит (бенефициар) банковскую гарантию.

Согласно пункту 1 статьи 370 ГК РФ предусмотренное независимой гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от основного обязательства, в обеспечение которого она выдана, от отношений между принципалом и гарантом, а также от каких- либо других обязательств, даже если в независимой гарантии содержатся ссылки на них.

Независимость гарантии обеспечивается наличием специальных (и при этом исчерпывающих) оснований для отказа гаранта в удовлетворении требований бенефициара, которые никак не связаны с основным обязательством (пункт 1 статьи 376 ГК РФ).

Сам институт банковской гарантии направлен на обеспечение бенефициару возможности получить исполнение максимально быстро, не опасаясь возражений принципала-должника, в тех случаях, когда кредитор (бенефициар) полагает, что срок исполнения обязательства либо иные обстоятельства, на случай наступления которых выдано обеспечение, наступили.

При этом правила пункта 1 статьи 370 ГК РФ о независимости банковской гарантии не исключают требований принципала к бенефициару о возмещении убытков, вызванных недобросовестным поведением последнего при получении суммы по банковской гарантии.

Таким образом, апелляционный суд полагает, что доводы ответчика со ссылкой на наличие у него договорных отношений с третьим лицом не имеют правового значения при разрешении настоящего спора.

Доводы апелляционной жалобы подлежат отклонению, поскольку не подтверждают правомерность позиции заявителя, противоречат имеющимся в материалах дела доказательствам, данные доводы сделаны при неправильном и неверном применении и толковании норм материального и процессуального права, регулирующих спорные правоотношения, имеющиеся в материалах дела доказательства, оцененные судом по правилам статей 64, 67, 68, 71 АПК РФ, не подтверждают законности и обоснованности позиции заявителя.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с положения­ми части 4 статьи 270 АПК РФ безусловным основанием к отмене судебного акта, судом первой инстанции не допущено.

На основании вышеизложенного апелляционный суд считает, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь статьями 176, 266, 268, пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Московской области от 24 октября 2019 года по делу № А41-65971/19 оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Взыскать с ООО «Наследие» в доход федерального бюджета государственную пошлину в размере 3 000 руб. за подачу апелляционной жалобы.

Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции может быть обжаловано в порядке кассационного производства в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления в законную силу.

 

Председательствующий

 

Л.Н. Иванова

Судьи

 

Н.С. Юдина

М.В. Игнахина