Постановление 10АП-25611/2019 от 16 января 2020 года по делу А41-65762/2018

Отменить определение первой инстанции полностью или в части, Разрешить вопрос по существу (ст.272 АПК РФ)

ДЕСЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

117997, г. Москва, ул. Садовническая, д. 68/70, стр. 1, www.10aas.arbitr.ru

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

10АП-25611/2019

 

г. Москва

16 января 2020 года

Дело № А41-65762/18

 

Резолютивная часть постановления объявлена 15 января 2020 года

Постановление изготовлено в полном объеме  16 января 2020 года

 

Десятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи  Катькиной Н.Н.,

судей Гараевой Н.Я., Терешина А.В.,

при ведении протокола судебного заседания: Магомадовой К.С.,

при участии в заседании:

от индивидуального предпринимателя Мичбы Алексея Сергеевича: Мичба А.С. лично, Исаев А.В. по доверенности от 29.11.19,

от общества с ограниченной ответственностью «Бекборн»: Исаев А.В. по доверенности № 04/12-д от 04.12.19,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Мичбы Алексея Сергеевича на определение Арбитражного суда Московской области от 05 декабря 2019 года по делу №А41-65762/18, по заявлению индивидуального предпринимателя Мичбы Алексея Сергеевича о замене кредитора —  общества с ограниченной ответственностью «Бекборн» — в реестре требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью «Завод КвантКабель»,

УСТАНОВИЛ:

Индивидуальный предприниматель (ИП) Мичба А.С. обратился в Арбитражный суд Московской области с заявлением о процессуальном правопреемстве, в котором просил произвести замену кредитора общества с ограниченной ответственностью (ООО) «Бекборн» путем исключения его из реестра требований кредиторов ООО «Завод КвантКабель» и включения в реестр требований кредиторов данного общества индивидуального предпринимателя (ИП) Мичба Алексея Сергеевича в части суммы требования основного долга в размере 2 368 695 рублей 38 копеек и неустойки в размере 603 177 рублей 85 копеек (л.д. 2-3).

Заявление подано на основании статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Определением Арбитражного суда Московской области от 05 декабря 2019 года заявление было оставлено без удовлетворения (л.д. 61-62).

Не согласившись с вынесенным судебным актом, ИП Мичба А.С. обратился в Десятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит определение отменить, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела (л.д. 64-67).

Законность и обоснованность определения суда проверены апелляционным судом в соответствии со статьями 266-268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Исследовав материалы дела и доводы апелляционной жалобы, заслушав представителей лиц, участвующих в судебном заседании, апелляционный суд полагает, что обжалуемое определение подлежит отмене.

Как следует из материалов дела, определением Арбитражного суда Московской области от 21 ноября 2018 года в отношении ООО «Завод КвантКабель» была введена процедура банкротства наблюдение, временным управляющим утвержден Широков Сергей Юрьевич.

Определением Арбитражного суда Московской области от 16 января 2019 года требования ООО «Бекборн» в размере 2 368 695 рублей 38 копеек – основной долг, 603 177 рублей 85 копеек — неустойка были включены третью очередь реестра требований кредиторов должника ООО «Завод КвантКабель» с учетом неустойки отдельно (л.д. 26).

29.07.19 между ООО «Бекборн» (Цедент) и ИП Мичба А.С. (Цессионарий) был заключен договор цессии, по условиям которого Цедент передал Цессионарию право требования к ООО «Завод КвантКабель» в размере 2 368 695 рублей 38 копеек – основной долг, 603 177 рублей 85 копеек — неустойка и 37 859 рублей госпошлины, а Цессионарий обязался уплатить за уступаемое право 206 554 рубля (л.д. 10-11).

Платежным поручением № 7 от 05.08.19 ИП Мичба А.С. уплатил ООО «Бикборн» денежные средства в сумме 206 554 рубля по договору уступки (л.д. 13).

ООО «Завод КвантКабель» 02.08.19 было уведомлено о состоявшейся уступке прав требования письмом ООО «Бекборн» № 417 от 29.07.19 (л.д. 14)..

Решением Арбитражного суда Московской области от 26 августа 2019 года ООО «Завод КвантКабель» было признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Широков С.Ю.

Обращаясь в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением, ИП Мичба А.С. указал, что в результате совершенной уступки к нему от ООО «Бекборн» перешли права требования к должнику.

Принимая обжалуемое определение, суд первой инстанции исходил из того, что уступка требования была совершена без согласия должника, при этом ИП Мичба А.С. не представил доказательств наличия у него достаточных денежных средств для оплаты приобретенных прав требования к должнику.

Апелляционный суд не может согласиться с выводами суда первой инстанции по следующим основаниям.

Согласно статье 32 Федерального закона N 127-ФЗ от 26.10.02 «О несостоятельности (банкротстве)» и части 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).

В силу части 1 статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

Для правопреемника все действия, совершенные в арбитражном процессе до вступления правопреемника в дело, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил (ч. 3 ст. 48 АПК РФ).

Анализ указанной нормы права позволяет сделать вывод о том, что процессуальное правопреемство представляет собой переход процессуальных прав и обязанностей от одного лица к другому в связи с материальным правопреемством, при этом перечень оснований материального правопреемства является открытым.

Замена выбывшей стороны ее правопреемником в арбитражном судебном процессе возможна в том случае, если правопреемство произошло в материальном правоотношении, что должно быть подтверждено в соответствии с требованиями статей 65, 67 и 68 АПК РФ относимыми и допустимыми доказательствами лицом, заявившим о правопреемстве.

В обоснование заявления о процессуальном правопреемстве ИП Мичба А.С. ссылается на договор цессии от 29.07.19, заключенный им с ООО «Бекборн».

Пунктом 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

В силу пункта 2 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Согласно статье 384 Гражданского кодекса Российской Федерации если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

На основании пункта 1 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону или договору.

В силу положений пункта 2 статьи 389.1 Гражданского кодекса Российской Федерации требование переходит к цессионарию в момент заключения договора, на основании которого производится уступка, если законом или договором не предусмотрено иное.

Поскольку из условий договора цессии от 29.07.19 не следует иное, права требования к должнику перешли от ООО «Бекборн» к ИП Мичба А.С. в момент заключения названного договора.

За уступленные права ИП Мичба А.С. уплатил ООО «Бекборн» денежные средства в сумме 206 554 рубля, что подтверждается платежным поручением № 7 от 05.08.19 с отметкой банка о списании и выпиской по счету ИП Мичба А.С. (л.д. 13, 35-43).

Факт оплаты ИП Мичбой А.С. уступленных прав требования к должнику документально не опровергнут.

Вопреки выводам суда первой инстанции об отсутствии доказательств источника получения денежных средств для оплаты по договору цессии выписка по счету указанного лица позволяет сделать вывод о том, что оплата была произведена за счет личных сбережений, поступавших на счет в течение длительного времени.

Тот факт, что Мичба А.С. состоял в трудовых отношениях с ООО «Завод КвантКабель» не свидетельствует сам по себе о необоснованности заявленного требования.

Из представленной в материалы дела копии трудовой книжки Мичбы А.С. следует, что трудовые отношения с ООО «Завод КвантКабель» были прекращены 08.11.17 (л.д. 31-34).

ИП Мичба А.С. не является заинтересованным лицом по отношению к ООО «Завод КвантКабель» в смысле статьи 19 Закона о банкротстве.

Согласно пояснениям конкурсного управляющего должника сумма спорных требований составляет 1,82% от всех требований кредиторов должника.

Таким образом оснований полагать наличие злоупотребление правом со стороны ИП Мичбы А.С. при заключении договора уступки в целях получения контроля за ходом процедуры банкротства должника или иных необоснованных преференций не имеется.

Суд первой инстанции также указал, что уступка была совершена в отсутствие согласия должника.

В силу пункта 2 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Спорная задолженность возникла из договора № 55/1906/2013 от 19.06.13, заключенного между ООО «Бекборн» и ООО «Завод КвантКабель», в соответствии с пунктом 10.3 которого ни одна из сторон не вправе передавать свои права и обязанности по настоящему договору третьей стороне без письменного согласия другой стороны.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 54 от 21.12.17 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки», если договор содержит условие о необходимости получения согласия должника либо о запрете уступки требования третьим лицам, передача такого требования, за исключением уступки требований по денежному обязательству, может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что цессионарий знал или должен был знать об указанном запрете (пункт 2 статьи 382, пункт 3 статьи 388 ГК РФ). Соглашением должника и кредитора могут быть установлены иные последствия отсутствия необходимого в соответствии с договором согласия на уступку, в частности, данное обстоятельство может являться основанием для одностороннего отказа от договора, права (требования) по которому были предметом уступки (статья 310, статья 450.1 ГК РФ).

На момент заключения договора уступки от 29.07.19 спорная задолженность уже была включена в реестр требований кредиторов ООО «Завод Кванткабель» определением Арбитражного суда Московской области от 16 января 2019 года по настоящему делу, переход права требования спорной задолженности к новому кредитору на основании заключенного сторонами договора цессии подтвержден документально, при этом объем обязательств должника в связи с уступкой первоначальным кредитором права требования не изменился, доказательств того, что в результате заключения договора цессии должник или кредиторы утратили какие-либо права или же для них наступили неблагоприятные имущественные последствия либо были нарушены их права и законные интересы, не представлено, в связи с чем апелляционный суд не находит оснований для признания уступки прав недействительной по причине отсутствия согласия должника.

Данный вывод не противоречит правовой позиции, отраженной в определении Верховного Суда Российской Федерации от 04 июня 2018 года N 305-ЭС18-6178 по делу N А40-238830/2016.

Апелляционный суд также учитывает, что договор уступки от 29.07.19 в установленном законом порядке недействительным признан не был.

При этом заинтересованные лица не лишены права обратиться с заявлением о пересмотре оспариваемого судебного акта по новым обстоятельствам в случае признания договора цессии недействительным.

Поскольку в материальном правоотношении произошел переход прав кредитора от ООО «Бекборн» к ИП Мичбе А.С., у суда первой инстанции не имелось оснований для отказа в проведении процессуального правопреемства на стороне кредитора по настоящему делу, в связи с чем обжалуемое определение подлежит отмене.

Руководствуясь статьями 266, 268, пунктом 3 части 4 статьи 272, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

Определение Арбитражного суда Московской области от 05 декабря 2019 года по делу № А41-65762/18 отменить.

Произвести замену ООО «Бекборн» на ИП Мичба Алексея Сергеевича в части суммы требования основного долга в размере 2 368 695 рублей 38 копеек и неустойки в размере 603 177 рублей 85 копеек.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Московского округа через Арбитражный суд Московской области в месячный срок со дня его принятия.

 

Председательствующий

 

Н.Н. Катькина

Судьи:

 

Н.Я. Гараева

А.В. Терешин