Постановление А40-107005/2017 от 27 января 2020 года по делу А40-107005/2017

О признании сделки должника недействительной и (или) применении последствий недействительности ничтожной сделки

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

 

г. Москва                                                                 Дело № А40-107005/17-74-166 «Б»

«01» ноября 2019 года

 

Резолютивная часть определения оглашена  24.10.2019

Определение в полном объеме изготовлено  01.11.2019

 

Арбитражный суд города Москвы в составе:

судьи Никифорова С.Л.

при секретаре судебного заседания Астафуровой А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании

заявление конкурсного управляющего должника ООО «Завод железобетонных изделий» Урусова А.С.

о признании недействительными сделок между должником и ИП Комиссаровой Еленой Леонидовной и о применении последствий недействительности сделок,

по делу по заявлению ООО «Нефтегазкомплектмонтаж» о признании должника ООО «Завод железобетонных изделий» несостоятельным (банкротом).

 

при участии:

       конкурсного управляющего должника – Урусова А.С. (паспорт, решение суда от 31.01.2018 г.),

       представителя кредитора Комиссарова Е.В. – Князькина А.А. (паспорт, доверенность от 30.07.2018 г.),

       ответчика – не явился, извещен,

 

У С Т А Н О В И Л:

 

Решением Арбитражного суда города Москвы от 31.01.2018 г. ООО «Завод железобетонных изделий» (ОГРН 1051100728095, ИНН 1104010502) признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство. Конкурсным управляющим утвержден Урусов Алексей Сергеевич (ИНН 770470240501, СНИЛС 135-811-641-51, 109029, г. Москва, ул. Скотопрогонная, 29/1, оф. 608).

Сообщение опубликовано в газете «Коммерсантъ» 25 от 10.02.2018 г.

29.01.2019 г. в Арбитражный суд города Москвы поступило заявление конкурсного управляющего должника ООО «Завод железобетонных изделий» (далее ООО «ЗЖБИ») Урусова А.С. о признании недействительными сделок должника по перечислению денежных средств в размере 12 206 800 руб. в пользу ИП Комиссаровой Еленой Леонидовной и о применении последствий недействительности сделок.

Конкурсный управляющий и представитель кредитора поддержали заявленные требования.

Исследовав письменные материалы, выслушав представителей сторон, суд приходит к вы­воду о том, что заявленное требование подлежит удовлетворению  по следующим основаниям.

Как следует из  материалов дела, «19» января 2015 года между ООО «ЗЖБИ» в лице директора Тучковского OA. и ИП Комиссаровой Е.Л. были заключены  следующие Договоры аренды:

— Договор № ЗЖБИ/15-04-Ар. Предметом договора являлась передача в аренду на возмездной основе следующих объектов: здания бытовки, здания насосной станции, здания трансформаторной, здания главного корпуса, здания склада цемента, здания гаража и столярной мастерской, расположенные по адресу: г. Инта, ул. Индустриальная.

Общая стоимость оплаты по договору составляла 134 134,20 руб. в месяц.

— Договор № ЗЖБИ/15-05-Ар. Предметом договора являлась передача в аренду на возмездной основе следующих объектов: автотранспортные средства в количестве 7 штук и дробильная установка, согласно приложению.

Общая стоимость оплаты по договору составляла 450 000,00 руб. в месяц.

— Договор № ЗЖБИ/15-06-Ар. Предметом договора являлась передача в аренду на возмездной основе следующих объектов: ангар утепленный, бетоносмесительная установка, вибрационный грохот, котел riello, линия формовочная, модульное здание с турникетом, оборудование пар-вода для обеспечения теплоснабжения, оборудование технологической дорожки для выпуска ж/б изделий, станция модульная компрессорная, расположенные по адресу: г. Инта, ул. Индустриальная.

 Общая стоимость оплаты по договору составляла 935 000,00 руб. в месяц.

Согласно выписке с расчетного счета должника, он в период с 20.02.2015 по 20.10.2015 совершил платежи в адрес ИП Комиссарова Е.Л. на общую сумму 12 206 800 руб., а именно:

— 20.02.2015 на сумму 1 190 000 руб. с назначением «оплата за аренду имущества, транспортных средств за январь 2015 »,

— 03.03.2015 на сумму 469 200 руб. с назначением «оплата за аренду имущества, транспортных средств за январь 2015»,

— 16.03.2015 на сумму 10 000 руб. с назначением «оплата за аренду имущества, транспортных средств за февраль 2015»,

— 16.03.2015 на сумму 470 000 руб. с назначением «оплата за аренду имущества, транспортных средств за февраль 2015»,

— 19.03.2015 на сумму 1 215 000 руб. с назначением «оплата за аренду имущества, транспортных средств за февраль 2015»,

— 20.03.2015 на сумму 204 000 руб. с назначением «оплата за аренду имущества, транспортных средств за февраль 2015»,

— 01.04.2015 на сумму 438 600 руб. с назначением «оплата за аренду имущества, транспортных средств за март 2015»,

— 02.04.2015 на сумму 318 000 руб. с назначением «оплата за аренду имущества, транспортных средств за март 2015»,

— 20.04.2015 на сумму 2 162 000 руб. с назначением «оплата за аренду имущества, транспортных средств за 1 кв. 2015»,

— 08.05.2015 на сумму 4 880 000 руб. с назначением «оплата за аренду имущества, транспортных средств за 2 кв. 2015»,

— 20.10.2015 на сумму 850 000 руб. с назначением «оплата за аренду имущества, транспортных средств за 3 кв. 2015».

Конкурсный управляющий считает, что вышеуказанные сделки являются недействительными по ч. 2 ст. 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»

Согласно статье 32 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) и части 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).

В соответствии с пунктами 1, 3 статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершённые должником или другими лицами за счёт должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Законе.

Пунктом 1 статьи 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», установлено, что с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства совершение сделок, связанных с отчуждением имущества должника или влекущих за собой передачу его имущества третьим лицам в пользование, допускается исключительно в порядке, установленном главой VII «Конкурсное производство».

В соответствии с пунктом 2 статьи 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращаются полномочия руководителя должника, иных органов управления должника и собственника имущества должника — унитарного предприятия (за исключением полномочий общего собрания участников должника, собственника имущества должника принимать решения о заключении соглашений об условиях предоставления денежных средств третьим лицом или третьими лицами для исполнения обязательств должника).

Согласно пункту 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 года № 63 в порядке главы III. 1 Закона о банкротстве (в силу пункта 1 статьи 61.1) подлежат рассмотрению требования арбитражного управляющего о признании недействительными сделок должника как по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (статьи 61.2 и 61.3 и иным содержащимся в этом Законе помимо главы III. 1 основаниям), так и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах).

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.2. ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или, иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка).

В силу п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена е течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из следующих условий:

— стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации — десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок,

— должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской отчетности или иные учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы;

— после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.

В пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III. 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» разъясняется, что для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности следующих обстоятельств:

а) сделка совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов (применительно к этому обстоятельству законодательство о банкротстве вводит ряд презумпций, в силу которых наличие указанной цели предполагается, если налицо одновременно два следующих условия: на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества; имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами 2-5 пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве);

б) в результате совершения сделки причинен вред имущественным правам кредиторов (при определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества);

в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (при этом абзацем первым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве  презюмируется осведомленность другой стороны об этом, в том числе если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника).

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

Согласно пунктам 8, 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III. 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» «далее — Постановление №63) для признания сделки недействительной на основании п.1 ст. 61.2 Закона о банкротстве не требуется, чтобы она уже была исполнена обеими или одной из сторон сделки, поэтому неравноценность встречного исполнения обязательств может устанавливаться исходя из условий сделки.

Неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки имеет место, в частности, в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

При сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота.

При определении соотношения пунктов 1 и 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве судам надлежит исходить из следующего.

Если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем, наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее чем за три года, но не ранее чем за один год до принятия заявления о признании банкротом, то она может быть признана недействительной только на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве при наличии предусмотренных им обстоятельств (с учетом пункта 6 настоящего Постановления).

Судом в случае оспаривания подозрительной сделки проверяется наличие обоих оснований, установленных как пунктом 1, так и пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Заявление о признании ООО «ЗЖБИ» несостоятельным (банкротом) принято 19.06.2017г.

Платежи в пользу ИП Комиссарова Е.Л. совершены в период с 20.02.2015 г. по 20.10.2015 г., т.е. оспариваемая сделка совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании ООО «ЗЖБИ» несостоятельным (банкротом).

При этом на даты совершения платежей у должника ООО «ЗЖБИ» имелись кредиторы, обязательства перед которыми не исполнены — ООО «Нефтегазкомплектмонтаж», которые были в последующем включены в реестр требований кредиторов должника.

Как указано в абзаце 5 пункта 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III. 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», при определении наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества следует исходить из содержания этих понятий, данного в абзацах тридцать третьем и тридцать четвертом статьи 2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

В силу абзаца 34 статьи 2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» неплатежеспособность — прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательньгх платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное.

Таким образом, исходя из буквального толкования тридцать четвертого абзаца статьи 2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности банкротстве» для определения признака неплатежеспособности должника не обязательно прекращение им исполнения всех денежных обязательств, а достаточно лишь установления факта прекращения исполнения только части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей.

Как следует из материалов дела, ООО «ЗЖБИ» отвечало признакам неплатежеспособности на дату совершения сделки.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 25.11.2016г. по делу № А40-203480/16-131-1779 с ООО «ЗЖБИ» была взыскана в пользу ООО «Нефтегазкомплектмонтаж» сумма задолженности в размере 2 854 252,73 руб. В мотивировочной части решения указана дата прекращения исполнения обязательства ООО «ЗЖБИ» — 24.07.2013 г.

Учитывая вышеизложенное, суд считает, что ООО «ЗЖБИ» отвечало признакам неплатежеспособности на дату совершения оспариваемых сделок и Комиссарова Е.Л. не могла не знать об этом.

В результате заключения оспариваемых сделок произошло уменьшение размера имущества должника, которое привело к невозможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника, т.к. все имущество хозяйствующего субъекта является его активом, в т.ч. денежные средства предприятия.

Пунктом 7 Постановления № 63 разъяснено, что в силу абзаца первого пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Данные презумпции являются опровержимыми — они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.

Согласно сведениям, содержащимся в выписке из ЕГРЮЛ руководителем ООО «ЗЖБИ» с 17.09.2010 г. по дату смерти (30.04.2014г.) являлся Комиссаров Дмитрий Александрович, а с 10.06.2014 — Комиссарова Елена Леонидовна.

Таким образом, на момент совершения сделок Комиссарова Елена Леонидовна являлась участником должника.

Кроме того, Комиссаров Дмитрий Александрович и Комиссарова Елена Леонидовна являлись супругами.

Следовательно, ответчик является заинтересованным по отношению к должнику лицом и не мог не знать, что оспариваемыми платежами будет причинен вред кредиторам.

Как отмечено Верховным Судом Российской Федерации в определении от 26.05.2017 по делу № 306-ЭС16-20056 (6), для правильного разрешения спора существенное значение имеет наличие внутригрупповых отношений и, как следствие, общности хозяйственных интересов. Их подтверждение позволяет дать надлежащую оценку добросовестности действий как кредитора, обратившегося с заявлением с включении требования в реестр, так и должника, обязанность которого при нормальном функционировании гражданского оборота состояла в своевременном внесении арендных платежей.

Как указывал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях, процедуры банкротства носят публично-правовой характер (постановления от 22.07.2002 № 14-П, от 19.12.2005 № 12-П и др.). Публично-правовой целью института банкротства является обеспечение баланса прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, имеющих различные, зачастую диаметрально противоположные интересы. Эта цель достигается посредством соблюдения, закрепленного в части 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации принципа, в соответствии с которым осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении Верховного Суда РФ от 19.07.2018 по делу за № 306-ЭС16-19550 (7) нарушением публичного порядка Российской Федерации является создание в преддверии банкротства видимости частноправового спора с отнесением его на рассмотрение суда для получения в последующем формальных оснований для  упрощенного включения необоснованной задолженности в реестр требований кредиторов должника в целях влияния на ход дела о банкротстве.

Такие действия затрагивают не только частные интересы должника и его кредитора — участника судебного разбирательства, но и всех иных кредиторов, вовлеченных в процесс банкротства, препятствуя справедливому рассмотрению дела о несостоятельности и окончательному его разрешению (как в части определения судьбы должника и его имущества, так и в части распределения конкурсной массы между добросовестными кредиторами).

В определении от 05.02.2018 по делу за № 305-ЭС17-14948 Верховный Суд РФ указал, что в условиях банкротства должника и конкуренции его кредиторов возможны ситуации, когда отдельные лица инициируют судебный спор по мнимой задолженности с целью получения внешне безупречного судебного акта для включения в реестр требований кредиторов. Подобные споры характеризуются представлением минимально необходимого набора доказательств, пассивностью сторон при опровержении позиций друг друга, признанием сторонами обстоятельств дела или признанием ответчиком иска и т.п. В связи с тем, что интересы названных лиц и должника совпадают, их процессуальная деятельность направлена не на установление истины, а на иные цели. Принятыми по таким спорам судебными актами могут нарушаться права других кредиторов, имеющих противоположные интересы и, как следствие, реально противоположную процессуальную позицию. Закон предоставляет независимым кредиторам, а также арбитражному управляющему, право обжаловать судебный акт, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование (ч. 3 ст. 16 АПК РФ, п. 24 постановления № 35). Однако по объективным причинам, связанным с тем, что они не являлись участниками правоотношений по спору, инициированному упомянутыми лицами, независимые кредиторы и арбитражный управляющий ограничены в возможности представления достаточных доказательств, подтверждающих их доводы.

В рассматриваемом случае заявителем в обоснование реальности исполнения договоров аренды заявителем представлены протоколы согласования стоимости  арендной платы, акты приема-передачи в аренду имущества и акты сдачи-приема выполненных работ (услуг). Все указанные документы подписаны, как и договоры аренды, заявителем и руководителем  ООО «ЗЖБИ» Тучковским С.А. Других документов, которые объективно подтверждали бы использование  арендованного имущества должником, сторонами не представлено.

В определении № 301-ЭС17-4784 от 11.09.2017 Верховный Суд РФ указал, что для подтверждения обстоятельств, подтверждающих позицию истца или ответчика, достаточно совокупности доказательств (документов), обычной для хозяйственных операций, лежащих в основе спора. Однако в условиях банкротства ответчика и конкуренции его кредиторов интересы должника-банкрота и аффилированного с ним кредитора («дружественного» кредитора) в судебном споре могут совпадать в ущерб интересам прочих кредиторов. Для создания видимости долга в суд могут быть представлены внешне безупречные доказательства исполнения по существу фиктивной сделки. Согласно данному определению, для предотвращения необоснованных требований к должнику и, как следствие, нарушений прав его кредиторов доказыванию обстоятельств, связанных с возникновением задолженности должника-банкрота, предъявляются повышенные требования.

Таким образом, имеются все условия, предусмотренные п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, свидетельствующие о недействительности совершенных платежей в пользу ИП Комиссарова Е.Л..

В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотреблением правом в иных формах.

Из системного толкования приведенной нормы следует, что под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение управомоченного лица по осуществлении принадлежащего ему гражданского права, сопряженное с нарушением установленных в этой статье пределов осуществления гражданских прав, причиняющее вред третьим лицам, или создающее условия для наступления вреда.

Согласно пункту 10 Постановления № 32 исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о  банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности, направленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам.

Кроме того, согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце четвертом пункта 9. Постановления № 63, если суд первой инстанции, исходя из доводов оспаривающей сделку лица и имеющихся в деле доказательств, придет к выводу о наличии иноп правового основания недействительности сделки, чем то, на которое ссылается истец, т< на основании части 1 статьи 133 и части 1 статьи 168 АПК РФ суд должен самостоятельн( определить характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами, а такж нормы права, подлежащие применению (дать правовую квалификацию), и признат сделку недействительной в соответствии с надлежащей нормой права.

В соответствии с пунктом 2 статьи 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В соответствии со ст. 61.6 Закона о банкротстве все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с настоящей главой, подлежит возврату в конкурсную массу. В случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, в соответствии с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения.

Кредиторы и иные лица, которым передано имущество или перед которыми должник исполнял обязательства или обязанности по сделке, признанной недействительной на основании пункта 1 статьи 61.2, пункта 2 статьи 61.3 настоящего Федерального закона и Гражданского кодекса Российской Федерации, в случае возврата в конкурсную массу полученного по недействительной сделке имущества приобретают право требования к должнику, которое подлежит удовлетворению в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).

В соответствии с п.29 Постановления № 63 если сделка, признанная в порядке главы III. 1 Закона о банкротстве недействительной, была исполнена должником и (или) другой стороной сделки, суд в резолютивной части определения о признании сделки недействительной также указывает на применение последствий недействительности сделки (пункт 2 статьи 167 ГК РФ, пункт 1 статьи 61.6 и абзац второй пункта 6 статьи 61.8 Закона о банкротстве) независимо от того, было ли указано на это в заявлении об оспаривании сделки.

Согласно пункту 1 ст. 61.6. Федерального закона №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» все, что было передано должником или иным липом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с настоящей главой, подлежит возврату в конкурсную массу.

Руководствуясь ст.ст. 110, 167-171, 176 АПК РФ, суд

 

О П Р Е Д Е Л И Л:

 

Признать недействительными сделки по перечислению денежных средств с расчетного счета должника в пользу ИП Комиссаровой Елены Леонидовны на общую сумму  12 206 800 руб.

Применить последствия недействительности сделки в виде взыскания с ИП Комиссаровой Елены Леонидовны (ОГРНИП 314110416100022, ИНН 110400118574) в пользу ООО «Завод железобетонных изделий» денежных средств в размере 12 206 800 руб.

 

Определение может быть обжаловано в 10-дневный срок в Девятый арбитражный апелляционный суд.

 

Судья                                                                            Никифоров С.Л.