Постановление А40-191711/2015 от 27 января 2020 года по делу А40-191711/2015

О привлечении к субсидиарной ответственности

 

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

 

г. Москва                                                                              Дело № А40-191711/15-44-347 Б

27 января 2020 года

 

Резолютивная часть определения объявлена 15.01.2020 г.

Определение в полном объеме изготовлено 27.01.2020 г.

 

Арбитражный суд города Москвы в составе:

Судьи Бубновой Н.Л.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Амирхановым Т.Т., с использованием средств аудиозаписи,

рассмотрев в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ООО «БизнесТрейдГрупп» заявление конкурсного управляющего Николаевой Ольги Николаевны о привлечении Зонова Дмитрия Владимировича к субсидиарной ответственности,

при участии: согласно протоколу судебного заседания,

 

У С Т А Н О В И Л:

 

Решением Арбитражного суда города Москвы от 26.04.2018 ООО «БизнесТрейдГрупп» (далее – должник) признано несостоятельным (банкротом), в отношении него введена процедура конкурсного производства сроком на шесть месяцев, временным управляющим утверждена Николаева Ольга Николаевна (далее – конкурсный управляющий).

В Арбитражный суд города Москвы 22.08.2018 поступило заявление конкурсного управляющего Николаевой Ольги Николаевны о привлечении Зонова  Дмитрия Владимировича (далее – ответчик) к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «БизнесТрейдГрупп».

Определением Арбитражного суда г. Москвы от 19.09.2019 к участию в рассмотрении настоящего обособленного спора в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора привлечен Ахметжанов Берлибек Оралбекович.

В данном судебном заседании рассматривалось вышеуказанное заявление конкурсного управляющего должника, с учетом изменений, принятых в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), о привлечении Зонова  Дмитрия Владимировича к субсидиарной ответственности по обязательствам  ООО «БизнесТрейдГрупп» в размере 86 440 038,26 руб.

Конкурсный управляющий поддержал требования в полном объеме по доводам, изложенным в заявлении.

Ответчик Зонов Д.В. возражал против удовлетворения заявленных требований по доводам, изложенным в отзыве

Представитель Ахметжанова Б.О. и ООО «Бекос» поддержал доводы конкурсного управляющего в полном объеме.

Заслушав мнения лиц, участвующих в обособленном споре, исследовав материалы дела, оценив относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, суд пришел к следующим выводам.

Согласно статье 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статье 32 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными Законом о банкротстве.

В соответствии с Федеральным законом от 29.07.2017 N 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее — Закон N 266-ФЗ) Закон о банкротстве дополнен главой III.2, регулирующей ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве.

Как предусмотрено пунктом 3 статьи 4 Федерального закона от 29.07.2017 N 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, предусмотренной статьей 10 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу настоящего Федерального закона), которые поданы с 1 июля 2017 года, производится по правилам Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции настоящего Федерального закона).

Порядок введения в действие соответствующих изменений в Закон о банкротстве с учетом Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.04.2010 N 137 «О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» означает следующее.

Правила действия процессуального закона во времени приведены в пункте 4 статьи 3 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, где закреплено, что судопроизводство в арбитражных судах осуществляется в соответствии с федеральными законами, действующими во время разрешения спора, совершения отдельного процессуального действия или исполнения судебного акта.

Между тем, действие норм материального права во времени, подчиняется иным правилам — пункту 1 статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие; действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, прямо предусмотренных законом.

При этом согласно части 1 статьи 54 Конституции Российской Федерации, закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

Вместе с тем, следует принимать во внимание то, что запрет на применение новелл к ранее возникшим обстоятельствам (отношениям) не действует, если такие обстоятельства, хоть и были впервые поименованы в законе, но по своей сути не ухудшают положение лиц, а являются изложением ранее выработанных подходов, сложившихся в практике рассмотрения соответствующих споров.

Таким образом, подлежит применению подход, изложенный в пункте 2 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.04.2010 N 137, по которому к материальным правоотношениям между должником и контролирующими лицами подлежит применению редакция Закона о банкротстве, действовавшая на момент возникновения обстоятельств, являющихся основанием для их привлечения к такой ответственности.

Однако порядок привлечения лица к субсидиарной ответственности и его новые нормы, не ухудшающие положения лица, подлежат применению с учетом изменений, введенных ФЗ N 266-ФЗ.

Поскольку вменяемые ответчикам бездействия в виде непередачи документации должника имели место после дня вступления в силу Закона N 266-ФЗ, при разрешении вопроса о привлечении указанных лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника по указанному основанию в соответствии с вышеизложенным применению подлежат положения главы III.2 Закона о банкротстве.

При этом, вменяемое ответчику бездействие в виде неподачи заявления о признании должника банкротом, согласно заявлению конкурсного управляющего, имело место до вступления в силу Федерального закона от 29.07.2017 N 266-ФЗ.

Следовательно, суд приходит к выводу о возможности применении положений о субсидиарной ответственности в редакции Федерального закона от 29.07.2017 N 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» в отношении ответчиков, поскольку указанные нормы не ухудшают положения ответчиков по сравнению с ранее действовавшим регулированием.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.10 Закона о банкротстве, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, в целях настоящего Федерального закона под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий:

Согласно пункту 4 указанной статьи пока не доказано иное, предполагается, что лицо являлось контролирующим должника лицом, если это лицо:

являлось руководителем должника или управляющей организации должника, членом исполнительного органа должника, ликвидатором должника, членом ликвидационной комиссии;

имело право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества, или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, или более чем половиной голосов в общем собрании участников юридического лица либо имело право назначать (избирать) руководителя должника.

Судом установлено  и следует из материалов дела Зонов Дмитрий Владимирович исполнял обязанности руководителя должника с 30.06.2009 до признания должника банкротом и введении конкурсного производства. Кроме того, Зонов Д.В. являлся единственным участником должника с момента учреждения общества по настоящее время.

Как усматривается из заявления конкурсного управляющего, ответчиком не исполнена возложенная на него обязанность по передаче бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему в полном объеме.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда г. Москвы от 26.04.2018 о признании ООО «БизнесТрейдГрупп» несостоятельным (банкротом) на руководителя и органы управления должника возложена обязанность в трехдневный срок передать конкурсному управляющему должника бухгалтерскую и иную документацию, печати, штампы, материальные и иные ценности должника.

В материалы дела не представлены доказательства, подтверждающие исполнение обязанности, установленной Законом о банкротстве и решением суда, в полном объеме.

Конкурсный управляющий полагает, что непринятие ответчиком мер к сохранению, восстановлению и передаче конкурсному управляющему всей документации о дебиторской задолженности и достоверной информации об активах должника существенно затруднило проведение процедуры конкурсного производства, в том числе формирование конкурсной массы, что в свою очередь влечет причинение ущерба кредиторам, чьи требования установлены арбитражным судом и включены в реестр требований кредиторов ООО «БизнесТрейдГрупп».

Согласно п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий вправе: подавать в арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок и решений, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником, иски о взыскании убытков, причиненных действиями (бездействием) руководителя должника, лиц, входящих в совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган или иной орган управления должника, собственника имущества должника, лицами, действовавшими от имени должника в соответствии с доверенностью, иными лицами, действовавшими в соответствии с учредительными документами должника, предъявлять иски об истребовании имущества должника у третьих лиц, о расторжении договоров, заключенных должником, и совершать другие действия, предусмотренные федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и направленные на возврат имущества должника.

В соответствии с п. 1 ст. 61.11 Закона о банкротстве, если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника.

Согласно пп. 2 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица в том числе, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.

Как следует из п. 4 ст. 61.11 Закона о банкротстве, положения подпункта 2 пункта 2 настоящей статьи применяются в отношении лиц, на которых возложены обязанности:

1) организации ведения бухгалтерского учета и хранения документов бухгалтерского учета и (или) бухгалтерской (финансовой) отчетности должника;

2) ведения бухгалтерского учета и хранения документов бухгалтерского учета и (или) бухгалтерской (финансовой) отчетности должника.

Законодательством о бухгалтерском учете и банкротстве предусмотрена обязанность действующего руководителя организации хранить первичные учетные документы, регистры бухгалтерского учета, бухгалтерскую (финансовую) отчетность в течение установленных сроков, а. следовательно, и обязанность восстановить ее в случае утраты.

Ответственность руководителя предприятия-должника возникает при неисполнении им обязанности по организации хранения бухгалтерской документации и отражении в бухгалтерской отчетности достоверной информации, что повлекло за собой невозможность формирования конкурсным управляющим конкурсной массы или ее формирование не в полном объеме и, как следствие, неудовлетворение требований кредиторов.

Наличие документов бухгалтерского учета и (или) отчетности у руководителя должника предполагается и является обязательным требованием закона. Ответственность руководителя предприятия-должника возникает при неисполнении им обязанности по организации хранения бухгалтерской документации и отражения в бухгалтерской отчетности достоверной информации.

Таким образом, первичные документы являются составной частью системы ведения бухгалтерского учета, их составление, учет и хранение обязан обеспечить единоличный исполнительный орган — в данном случае руководитель.

Ответственность руководителя предприятия-должника возникает при неисполнении им обязанности по организации хранения бухгалтерской документации и отражении в бухгалтерской отчетности достоверной информации, что повлекло за собой невозможность формирования конкурсным управляющим конкурсной массы или ее формирование не в полном объеме и, как следствие, неудовлетворение требований кредиторов.

Поскольку наличие документов бухгалтерского учета и (или) отчетности у руководителя должника предполагается и является обязательным требованием закона, то именно руководитель должника обязан доказывать наличие уважительных причин непредставления документации и то, что она действительно имеется.

Если руководитель таких доказательств не представляет, невыполнение требования о предоставлении первичных бухгалтерских документов и отчетности приравнивается к их отсутствию.

Как указано в п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», в силу пункта 3.2 статьи 64, абзаца четвертого пункта 1 статьи 94, абзаца второго пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве на руководителе должника лежат обязанности по представлению арбитражному управляющему документации должника для ознакомления или по ее передаче управляющему.

Арбитражный управляющий вправе требовать от руководителя (а также от других лиц, у которых фактически находятся соответствующие документы) исполнения данной обязанности в натуре применительно к правилам статьи 308.3 ГК РФ. По результатам рассмотрения соответствующего обособленного спора выносится судебный акт, который может быть обжалован в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 223 АПК РФ.

Как следует из заявления конкурсного управляющего и материалов дела, обязанность по передаче документов конкурсному управляющему бывшим руководителем была частично исполнена, а именно были переданы следующие документы: — Устав ООО «БизнесТрейдГрупп» от 30.09.2009г.; — Свидетельство ЕГРЮЛ серия 77№013611931 от 16.10.2009г.; — Свидетельство о постановке на учет в налоговом органе серия 77№013611932 от 22.03.2004г.; — Решение единственного участника ООО «БизнесТрейдГрупп» № 1 от 11.01.2011 г. — Решение единственного участника ООО «БизнесТрейдГрупп» №10 от 16.10.2009г.; — Решение единственного участника ООО «БизнесТрейдГрупп» №11 от 19.06.2012г. — Решение единственного участника ООО «БизнесТрейдГрупп» №12 от 17.06.2017г. — Приказ №20/10-К от 20.10.2009г. ; — Приказ №6 от 16.10.2009г.; — Приказ №6 от 30 июня 2009г.; —           Приказ №9 от 08.04.2013г.; — Приказ №00000004-ОК от 02.05.2011г. (о переводе); — Приказ №00000000002 от 05.07.2013 (о приёме на работу); — Приказ №2с от 05.01.2014г.; — Письмо Могорстат от 16.10.2009г.; — Бухгалтерский баланс на 2012г.; — Бухгалтерский баланс на 2013г.; — Сведения о среднесписочной численности работников на январь 2015г.; — Извещение о регистрации в качестве страхователя от 01.03.2010г.; — Уведомление о регистрации ООО «БизнесТрейдГрупп» в ПФР от 03.03.2010г.; — Справка№7040 об исполнении обязанности по уплате налогов от 17.05.2010г.; — Печать ООО «БизнесТрейдГрупп»; — Выписка ЕГРЮЛ от 28.04.2014г.; — Книга учета заработной платы, отпусков, больничных, приказов о приеме на работу за 2013 г.; — Договор о сотрудничестве №07/06-БТГ от 07.06.2012г. — 11 листов; — Договор о сотрудничестве №5-5/14 от 16.01.2014г. — 11 листов; — Договор поставки №04/12-БТГ/1022 от 04.12.2013г.; — Дополнительное соглашение №1 от 17.02.2013 к Договору поставки №04/12-БТГ/1022 от 04.12.2013г.; — Дополнительное соглашение №2 от 11.03.2014 к Договору поставки №04/12-БТГ/1022 от 04.12.2013г.; — Дополнительное соглашение №3 от 24.03.2014 к Договору поставки №04/12-БТГ/1022 от 04.12.2013г.; — Дополнительное соглашение №4 от 27.06.2014 к Договору поставки №04/12-БТГ/1022 от 04.12.2013г.; — Паспорт самоходной машины ТТ 057508 (погрузчик вилочный ТСМ FD30T3Z) к Дополнительному соглашению №1 от 17.02.2013; — счет-фактуры за 2013-2015 гг. — в количестве 1200 шт. ; — договоры финансово-хозяйственной деятельности — в количестве 283 шт.; — платежные поручения за 2013-2015 гг. — в количестве 400 шт.; — акты за 2013- 2015 гг. — в количестве 200 шт.; — акты за 2014 — 2015 гг. – в количестве 200 шт.; — счета на оплату за 2014 — 2015 гг. – в количестве 500 шт.; — товарные накладные за 2013 — 2015 гг. – в количестве 1500 шт.; — мониторинг залога КБ «РМБ» ЗАО – в количестве 1 шт.; — личные дела сотрудников с документами учета – в количестве 10 шт.; — налоговая отчетность за 2013-2015 гг. – в количестве 200 шт.; — отчетность ФСС РФ – в количестве 400 шт.; — отчетность ПФ РФ – в количестве 400 шт..

Вместе с тем, судом установлено, что ответчиком документация была передана не в полном объеме, а именно: первичные документы, подтверждающие оборотные и внеоборотные активы, а также список дебиторов с указанием размера дебиторской задолженности по каждому дебитору на текущую дату.

Применяя при разрешении споров о привлечении к субсидиарной ответственности презумпции, связанные с непередачей, сокрытием, утратой или искажением документации (подпункты 2 и 4 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве), необходимо учитывать следующее.

Заявитель должен представить суду объяснения относительно того, как отсутствие документации (отсутствие в ней полной информации или наличие в документации искаженных сведений) повлияло на проведение процедур банкротства.

Согласно разъяснениям, приведенным в пункте 56 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», ответственность руководителя предприятия-должника возникает при неисполнении им обязанности по организации хранения бухгалтерской документации и отражении в бухгалтерской отчетности достоверной информации, что повлекло за собой невозможность формирования конкурсным управляющим конкурсной массы или ее формирование не в полном объеме и, как следствие, неудовлетворение требований кредиторов.

Поскольку наличие документов бухгалтерского учета и (или) отчетности у руководителя должника предполагается и является обязательным требованием закона, то именно руководитель должника обязан доказывать наличие уважительных причин непредставления документации и то, что она действительно имеется.

Привлекаемое к ответственности лицо вправе опровергнуть названные презумпции, доказав, что недостатки представленной управляющему документации не привели к существенному затруднению проведения процедур банкротства, либо доказав отсутствие вины в непередаче, ненадлежащем хранении документации, в частности, подтвердив, что им приняты все необходимые меры для исполнения обязанностей по ведению, хранению и передаче документации при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась.

Под существенным затруднением проведения процедур банкротства понимается, в том числе, невозможность выявления всего круга лиц, контролирующих должника, его основных контрагентов, а также:

невозможность определения основных активов должника и их идентификации;

невозможность выявления совершенных в период подозрительности сделок и их условий, не позволившая проанализировать данные сделки и рассмотреть вопрос о необходимости их оспаривания в целях пополнения конкурсной массы;

невозможность установления содержания принятых органами должника решений, исключившая проведение анализа этих решений на предмет причинения ими вреда должнику и кредиторам и потенциальную возможность взыскания убытков с лиц, являющихся членами данных органов.

К руководителю должника не могут быть применены презумпции, установленные подпунктами 2 и 4 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве, если необходимая документация (информация) передана им арбитражному управляющему в ходе рассмотрения судом заявления о привлечении к субсидиарной ответственности. Такая передача документации (информации) не исключает возможность привлечения руководителя к ответственности в виде возмещения убытков, вызванных просрочкой исполнения обязанности, или к субсидиарной ответственности по иным основаниям.

Как указал конкурсный управляющий в соответствии с полученными из ИФНС №24 по г. Москве бухгалтерскими балансами по итогам 2014 года Актив баланса ООО «БизнесТрейдГрупп» составлял 237 млн. руб., в том числе финансовые и другие оборотные активы 215 млн. руб., запасы 21 млн. руб., однако в ходе инвентаризации не было выявлено никаких активов должника, Зонов Д.В. не предоставил ни документов, ни информации о составе данных активов, при этом, представленные Зоновым Д.В. документы, не позволяют выявить имущество и наполнить конкурсную массу.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу о том, что такое бездействие ответчика не позволило конкурсному управляющему сформировать конкурсную массу для целей удовлетворения требований кредиторов.

При этом, доводы ответчика о номинальности руководства Зоновым Д.В. фирмой ООО «БизнесТрейдГрупп» не могут являться основанием для освобождения его от субсидиарной ответственности.

Так, в соответствии с п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» руководитель, формально входящий в состав органов юридического лица, но не осуществлявший фактическое управление (далее — номинальный руководитель), например, полностью передоверивший управление другому лицу на основании доверенности либо принимавший ключевые решения по указанию или при наличии явно выраженного согласия третьего лица, не имевшего соответствующих формальных полномочий (фактического руководителя), не утрачивает статус контролирующего лица, поскольку подобное поведение не означает потерю возможности оказания влияния на должника и не освобождает номинального руководителя от осуществления обязанностей по выбору представителя и контролю за его действиями (бездействием), а также по обеспечению надлежащей работы системы управления юридическим лицом (пункт 3 статьи 53 ГК РФ).

В этом случае, по общему правилу, номинальный и фактический руководители несут субсидиарную ответственность, предусмотренную статьями 61.11 и 61.12 Закона о банкротстве, а также ответственность, указанную в статье 61.20 Закона о банкротстве, солидарно (абзац первый статьи 1080 ГК РФ, пункт 8 статьи 61.11, абзац второй пункта 1 статьи 61.12 Закона о банкротстве).

Вместе с тем в силу специального регулирования (пункт 9 статьи 61.11 Закона о банкротстве) размер субсидиарной ответственности номинального руководителя может быть уменьшен, если благодаря раскрытой им информации, недоступной независимым участникам оборота, были установлены фактический руководитель и (или) имущество должника либо фактического руководителя, скрывавшееся ими, за счет которого могут быть удовлетворены требования кредиторов.

В случае уменьшения размера субсидиарной ответственности номинального руководителя фактический руководитель несет субсидиарную ответственность в полном объеме. В той части, в которой ответственность номинального руководителя не была уменьшена, он отвечает солидарно с фактическим руководителем (пункт 1 статьи 1064, абзац первый статьи 1080 ГК РФ).

Таким же образом должны решаться вопросы, связанные с наличием статуса контролирующего лица у номинальных и фактических членов органов должника (в том числе участников корпораций, учредителей унитарных организаций), ликвидаторов и членов ликвидационных комиссий, а также вопросы, касающиеся привлечения их к субсидиарной ответственности (пункт 1 статьи 6 ГК РФ, пункт 9 статьи 61.11 Закона о банкротстве).

Оценив в совокупности представленные в материалы дела доказательства, суд пришел к  выводу о том, что Зоновым Д.В. в нарушение требований пункта 2 статьи 401, пункта 2 статьи 1064 ГК РФ, статьи 65 АПК РФ не представлены доказательства того, что с его стороны были предприняты все меры для надлежащего исполнения обязательств по ведению и передаче документации, при той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него как от руководителя по характеру обязательства и условиям оборота (пункт 1 статьи 401 ГК РФ).

Учитывая вышеуказанное, суд усматривает основания для привлечения Зонова Д.В. к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным подпунктами 2 и 4 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве, поскольку Зонов Д.В. взял на себя ответственность за ведение дел должника; имеется причинно-следственная связь между отсутствием документации и невозможностью удовлетворения требований кредиторов, что Зонов Д.В., действуя добросовестно и проявляя требующуюся от него осмотрительность, являясь руководителем общества, обязан был обеспечить сохранность имущества и документации должника, должен был передать первичные учетные документы должника конкурсному управляющему для реализации возможности сформировать конкурсную массу должника и что сам факт непередачи конкурсному управляющему первичных документов, подтверждающих оборотные и внеоборотные активы, а также списка дебиторов с указанием размера дебиторской задолженности по каждому дебитору на текущую дату, свидетельствует о наличии оснований для привлечения ответственного лица к субсидиарной ответственности на основании подпунктов 2 и 4 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве.

Таким образом, в результате действий ответчика Зонова Д.В. по непередаче конкурсному управляющему первичных документов, подтверждающих оборотные и внеоборотные активы, а также списка дебиторов с указанием размера дебиторской задолженности по каждому дебитору на текущую дату, затрудняется проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы (утрата возможности выявления и взыскания дебиторской задолженности должника, утрата возможности оспаривания сделок должника и др.).

В отношении доводов о вменении ответчику бездействий в виде неподачи заявления о признании должника банкротом, суд отмечает следующее.

В силу пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, руководитель должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд, в частности в случае, если: удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами; органом должника, уполномоченным в соответствии с его учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника; органом, уполномоченным собственником имущества должника — унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника; обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника; должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества; имеется не погашенная в течение более чем трех месяцев по причине недостаточности денежных средств задолженность по выплате выходных пособий, оплате труда и другим причитающимся работнику, бывшему работнику выплатам в размере и в порядке, которые устанавливаются в соответствии с трудовым законодательством.

Заявление должника должно быть направлено в кратчайший срок, но не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств (пункт 2 статьи 9 Закон о банкротстве).

Согласно пункту 1 статьи 61.12 Закона о банкротстве неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд (созыву заседания для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением должника или принятию такого решения) в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых настоящим законом возложена обязанность по созыву заседания для принятия решения о подаче заявления должника в арбитражный суд, и (или) принятию такого решения, и (или) подаче данного заявления в арбитражный суд.

Привлечение руководителя должника к субсидиарной ответственности на основании пункта 1 статьи 61.12 Закона о банкротстве возможно при наличии совокупности следующих условий:

— неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 закона;

— возникновение одного из обстоятельств, перечисленных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве;

— неподача руководителем должника заявления о банкротстве должника в течение месяца с даты возникновения соответствующего обстоятельства;

— возникновение обязательств должника, по которым указанные лица привлекаются к субсидиарной ответственности, после истечения срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве.

Соответственно, для привлечения к субсидиарной ответственности по правилам статьи 61.12 Закона о банкротстве заявитель обязан обосновать, по какому именно обстоятельству, предусмотренному пунктом 1 статьи 9 Закона о банкротстве, должник (руководитель должника) должен был обратиться в суд, когда именно он обязан был обратиться с заявлением, а также какие именно обязательства возникли после истечения срока, предусмотренного пунктами 2 — 4 статьи 9 Закона о банкротстве, и до возбуждения дела о банкротстве должника (возврата заявления уполномоченного органа о признании должника банкротом).

В соответствии с пунктом 2 статьи 3 Закона о банкротстве юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.

Неплатежеспособность — прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств (статья 2 Закона о банкротстве).

Таким образом, для привлечения ответчика к субсидиарной ответственности по статье 61.12 Закона о банкротстве с учетом положений статьи 9 названного Закона, применительно к рассматриваемому случаю, заявитель, в силу части 1 статьи 65 АПК РФ, обязан доказать, когда именно наступил срок обязанности подачи заявления о признании должника банкротом; какие неисполненные обязательства возникли у должника после истечения срока обязанности для подачи заявления в суд и до даты возбуждения дела о банкротстве должника (возврата заявления уполномоченного органа о признании должника банкротом).

Недоказанность хотя бы одного из названных обстоятельств влечет отказ в удовлетворении заявления.

? При исследовании совокупности указанных обстоятельств следует учитывать, что обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель в рамках стандартной управленческой практики должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, упомянутых в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве.

Указанная правовая позиция сформирована в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2016), утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 06.07.2016, в дальнейшем выражена в положениях статьи 61.12 Закона о банкротстве и развита в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее — Постановление Пленума ВС РФ 21.12.2017 N 53).

Обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве (пункт 9 Постановления Пленума ВС РФ 21.12.2017 N 53).

При этом заявитель должен доказать не просто существование у должника задолженности перед кредиторами, а наличие оснований, обязывающих руководителя обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом, в частности, наличие у должника признаков неплатежеспособности и (или) недостаточности имущества, либо наличие других обстоятельств, предусмотренных статьей 9 Закона о банкротстве.

В соответствии со статьей 2 Закона о банкротстве под недостаточностью имущества понимается превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей над стоимостью имущества (активов) должника, под неплатежеспособностью — прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств.

В соответствии с частью 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основания своих требований и возражений. Следовательно, на лицах, привлекаемых к субсидиарной ответственности, лежит бремя опровержения наличия вины и причинно-следственной связи.

Если руководитель должника докажет, что само по себе возникновение признаков неплатежеспособности, обстоятельств, названных в абзацах пятом, седьмом пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, не свидетельствовало об объективном банкротстве, и он, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель может быть освобожден от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах (пункт 9 Постановления Пленума ВС РФ 21.12.2017 N 53).

Таким образом, обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве.

Согласно абз. 33 ст. 2 Закона о банкротстве под недостаточностью имущества понимается превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника.

В соответствии с абз. 34 ст. 2 Закона о банкротстве под неплатежеспособностью понимается прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств.

В силу части 2 статьи 33 Закона о банкротстве заявление о признании должника банкротом принимается арбитражным судом, если требования к должнику — юридическому лицу в совокупности составляют не менее чем триста тысяч рублей и не получены в течение трех месяцев с даты, когда они должны быть исполнены.

Судом установлено, что определением Арбитражного суда г. Москвы от 09.11.2015 заявление Федеральной налоговой службы в лице ИФНС России №24 по г. Москве о признании ООО «БизнесТрейдГрупп» несостоятельным (банкротом) принято к производству, возбуждено производство по делу о банкротстве № А40-191711/15.

В Арбитражный суд г. Москвы 24.05.2016 поступило заявление ООО «РТКЛФинанс» о признании банкротом ООО «БизнесТрейдГрупп», которое определением суда от 31.05.2016 принято в качестве заявления о вступлении в дело о банкротстве ООО «БазнесТрейдГрупп» № А40-191711/15.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 11.10.2017 в отношении ООО «БизнесТрейдГрупп» введена процедура наблюдения.

Данным определением суд признал обоснованными и включил в третью очередь реестра требований кредиторов ООО «БазнесТрейдГрупп» требования ООО «РТКЛ-Финанс» в размере 502 425, 68 руб. — основной долг, 204 403, 99 руб. — пени.

Судебный акт о введении процедуры наблюдения был вынесен по заявлению конкурсного кредитора 11.10.2017, однако, обязанность должника направить заявление в арбитражный суд о введении данной процедуры возникла задолго до указанного срока.

Как указал конкурсный управляющий, признаки неплатежеспособности должника появились еще 01.06.2012 года исходя из анализа арбитражного дела № А40-175896/2013.

Так, в соответствии с решением Арбитражного суда города Москвы по делу А40-175896/2013 от 04.08.2014 должник, получив заем 01.12.2011 г., был обязан его возвратить по истечении 6 месяцев.

В связи с неисполнением должником обязанности по возврату займа, займодавец ООО «МС Групп» обратился в суд с иском о взыскании задолженности.

Вступившим в законную силу решением суда от 29.04.2014 по делу А40-175896/2013 исковые требования были удовлетворены, с должника в пользу ООО «МС Групп» взыскана задолженность по договору займа N 01/12-БТГ от 01.12.2011г. 330 000  руб. 00 коп, проценты за пользование займом в сумме 50 000 руб. 00 коп, неустойка в сумме 268 285 руб. 50 коп., судебные расходы на оплату услуг представителя в размере 20000  руб. 00 коп., судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере 32946 руб., а всего 701 231 рубль.

На основании решения суда был выдан исполнительный лист от 25.08.2014 № 006832709, который был передан в Царицынский ОСП, возбуждено исполнительное производство 291656/14/77023-ИП от 02.10.2014.

Как указал конкурсный управляющий, ООО «МС Групп» (взыскатель) так и не получило удовлетворение требований, поскольку исполнительный лист был возвращен в связи с тем, что у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание.

Кроме того, в соответствии с решением Арбитражного суда города Москвы по делу №А40-42623/2014 от 02.07.2014 должник, получив займ в размере 2 млн руб., обязался его возвратить 21.05.2012.

В связи с неисполнением должником обязанности по возврату займа, займодавец ООО «РОН электро» обратился в суд с иском о взыскании задолженности.

Вступившим в законную силу решением суда по делу А40-42623/2014 от 02.07.2014 с должника в пользу ООО «РОН электро» была взыскана задолженность по договору займа N19.04.-1 от 19.04.2012г. в сумме 1 270 000 руб. 00 коп. , проценты за пользование займом 40 000 руб., пени за просрочку возврата займа в сумме 727 500 руб.00 коп., судебные расходы по оплату государственной пошлины 26 473 руб. 34 коп., судебные расходы на оплату услуг представителя 10 000 руб., а всего 2 073 973 рубля.

Впоследствии истцу был выдан исполнительный лист от 08.10.2014 № 006858805, который был передан в Царицынский ОСП, возбуждено исполнительное производство 305407/14/77023-ИП от 06.11.2014.

Как указал конкурсный управляющий, ООО «РОН электро» (взыскатель) так и не получило удовлетворение требований, поскольку исполнительный лист был возвращен в связи с невозможностью установить местонахождение должника, его имущества либо получить сведения о наличии принадлежащих ему денежных средств и иных ценностей, находящихся на счетах, во вкладах или на хранении в банках или иных кредитных организациях, за исключением случаев, когда настоящим Федеральным законом предусмотрен розыск должника или его имущества.

Кроме того, из вступившего в законную силу решения Арбитражного суда г. Москвы по делу №А40-222880/15-112-1785 от 15.03.2016 следует, что должник перестал оплачивать лизинговые платежи по договору лизинга начиная с июля 2014 года, в связи с чем, суд взыскал с должника в пользу ООО «РТКЛ-Финанс» 706 829 руб. 67 коп., из них: 502 425 руб. 68 коп. задолженность по уплате лизинговых платежей, 204 403 руб. 99 коп. пени.

В дальнейшем, кредиторская задолженность подтвержденная решениями судов, только возрастала:

п/п

Взыскатель

Реквизиты решения суда

Сумма взыскания

1.

ООО «Дива»

Решение по делу А40-188031/15 от 19.11.2015

4,5 млн руб.

2.

АО «Руна Банк»

Решение по делу А40-132254/15 от 17.12.2015

16 млн руб.

3.

ООО «Интерспоставка-М»

Решение по делу А40-51320/15 от 28.12.2015

10,6 млн руб.

4.

ЗАО «НПО Сенсор»

Решение по делу А82-6505/2015 от 25.07.2015

0,6 млн руб.

Вместе с тем, несмотря на рост кредиторской задолженности, и невозможность ее погашения, Зонов Д.В., являясь генеральным директором должника, в нарушение обязанности, предусмотренной ст. 9 Закона о банкротстве, так и не обратился в суд с заявлением должника о признании банкротом.

При этом, суд отмечает, что факт погашения задолженности перед заявителем по делу о банкротстве – уполномоченным органом после возбуждения дела о банкротстве не свидетельствует о платежеспособности должника, поскольку до возбуждения дела о банкротстве требования иных кредиторов не погашались.

Кроме того, факт того, что начиная с 2012 года должник систематически не исполнял свои обязательства в размере более 1 млн.руб., что в дальнейшем привело к несостоятельности ООО «БизнесТрейдГрупп», подтверждается вступившими в законную силу определениями суда от 25.07.2019 по настоящему делу, оставленными без изменения постановлениями Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2019 N 09АП-50676/2019 по делу N А40-191711/2015 и от 13.11.2019 N 09АП-50672/2019 по делу N А40-191711/2015.

Согласно части 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

Таким образом, учитывая вышеуказанные обстоятельства, в отсутствие экономически обоснованного плана погашения задолженности, суд приходит к выводу о том, что генеральный директор должника – Зонов Д.В. в соответствии с п. 2 ст. 9 Закона о банкротстве обязан был подать заявление о собственном банкротстве не позднее 22.06.2012, поскольку как установлено судом, с 22.05.2012 должник перестал исполнять часть денежных обязательств вследствие недостаточности денежных средств, что также подтверждается сведениями об исполнительном производстве №291656/14/77023-ИП от 02.10.2014.

Вместе с тем, обязанность по подаче заявления о банкротстве должника данным лицом не исполнена.

Согласно пункту 2 статьи 61.12 Закона о банкротстве размер такой ответственности равен размеру обязательств должника, возникших после истечения срока, в который контролирующее лицо должно было исполнить свою обязанность, и до возбуждения дела о банкротстве должника.

В период с 22.06.2012 года по 09.11.2015 года (дата принятия заявления о банкротстве) у должника возникли обязательства перед кредиторами на общую сумму 62 174 001 руб.

В связи с этим, подразумевается наличие причинно-следственной связи между неподачей Зоновым Д.В. заявления о признании должника банкротом и невозможностью удовлетворения требований кредиторов возникших в период просрочки подачи заявления о банкротстве.

Однако в нарушение требования п. 2 ст. 9 Закона о банкротстве руководителем Зоновым Д.В. заявление о признании должника банкротом в арбитражный суд не было направлено.

Заявление о банкротстве было подано уполномоченным органом. Доказательства, свидетельствующие о наличии у должника денежных средств в размере, достаточном для исполнения долговых обязательств, в материалах дела о банкротстве отсутствуют.

В бездействии Зонова Д.В. усматривается состав правонарушения, влекущего, за собой привлечение его к субсидиарной ответственности по обязательствам должника за неподачу заявления о банкротстве.

При этом, определяя размер субсидиарной ответственности Зонова  Дмитрия Владимировича за неподачу заявления о признании должника банкротом и непередачу документации должника конкурсному управляющему в полном объеме суд исходит из следующего.

Так, размер субсидиарной ответственности по ст. 61.11 Закона о банкротстве охватывает размер субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному ст. 61.12 Закона о банкротстве.

В соответствии с пунктом 11 статьи 61.11 Закона о банкротстве размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества должника.

В абзаце 3 пункта 11 статьи 61.11 Закона о банкротстве определено, что не включаются в размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица требования, принадлежащие этому лицу либо заинтересованным по отношению к нему лицам. Такие требования не подлежат удовлетворению за счет средств, взысканных с данного контролирующего должника лица.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 48 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», по смыслу пункта 5 статьи 61.17 Закона о банкротстве голоса кредиторов, являющихся заинтересованными по отношению к должнику или к лицу, привлеченному к ответственности, не учитываются как при определении того, каким образом будет пополняться конкурсная масса (путем взыскания денежных средств с контролирующего должника лица или путем возмездной уступки требования к нему), так и при утверждении порядка продажи требования.

В рассматриваемом случае судом установлено, что требование ООО «Бекос» в размере 41 591 000 руб., включенное в реестр требований кредиторов должника на основании определения суда от 19.02.2018, является, требованием, принадлежащим заинтересованному по отношению к должнику.

Так, из пояснений ответчика следует, что основным направлением хозяйственно-экономической и производственной деятельности ООО «БизнесТрейдГрупп» являлась профессиональная комплектация (оптовые поставки ТМЦ) предприятий строительного сектора и ЖКХ города Москвы.

Общество «БизнесТрейдГрупп» активно учувствовало в тендерах (закупочных процедурах) по результатам проведения, которых заключались договора поставок, согласно условиям договоров, ООО «БизнесТрейдГрупп» брало на себя обязательства по поставке ТМЦ с отсрочкой платежа сроком 15-30 дней, в связи с чем, должнику были  необходимы оборотные средства.

Как указал ответчик, для  этой цели  и привлекалось стороннее финансирование для развития хозяйственной деятельности ООО «БизнесТрейдГрупп», в том числе посредством сотрудничество с Ахметжановым Берлибеком Оралбековичем, как инвестора ООО «БизнесТрейдГрупп», которое началось с 2013 года и предполагалось для увеличения именно оборотных средств предприятия ООО «БизнесТрейдГрупп» и последующего роста выручки и соответственно прибыли.

Материалов дела установлено, что Ахметжанов Берлибек Оралбекович является генеральным директором и единственным участником ООО «Бекос» с 05.04.2013 по настоящее время.

В обоснование своих доводов о фактическом руководстве Ахметжанова Б.О. над должником начиная с 2014 года, ответчик представил нотариально заверенную деловую переписку в электронной форме, которая велась на протяжении нескольких лет между основным кредитором должника, в лице Ахметжанова Берлибека Оралбековича (адрес электронной почты «mosvodopromkz@gmail.com»), и бухгалтером должника (Общества «БизнесТрейдГрупп») Лисовской Ириной Александровной (адрес электронной почты «lisowskaya_irina@mail.ru»), а также непосредственно с Генеральным директором ООО «БизнесТрейдГрупп» Зоновым Дмитрием Владимировичем (адрес электронной почты «zonov@btg2004.ru» и btggroup@yandex.ru), а также протоколы осмотра письменных доказательств, составленный нотариусом г. Москвы Беляковой А.О.

Согласно статье 102 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, по просьбе заинтересованных лиц нотариус обеспечивает доказательства, необходимые в случае возникновения дела в суде или административном органе, если имеются основания полагать, что представление доказательств впоследствии станет невозможным или затруднительным.

В силу абз. 1 ст. 103 Основ законодательства в порядке обеспечения доказательств нотариус допрашивает свидетелей, производит осмотр письменных и вещественных доказательств, назначает экспертизу.

Согласно части 5 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 161 Кодекса, или если нотариальный акт не был отменен в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством для рассмотрения заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении.

О фальсификации в порядке статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации нотариально заверенной деловой переписки и протоколов осмотра доказательств не заявлено, каких-либо доказательств, опровергающих содержание нотариальных свидетельств, в материалы не представлено.

Отклонение нотариального свидетельства как доказательства по делу по критерию достоверности без его проверки и исследования наряду с иными относимыми и допустимыми доказательствами является нарушением статья 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В рассматриваемом случае представитель Ахметжанова Берлибека Оралбековича и ООО «Бекос» в судебном заседании подтвердил, что электронная почта «mosvodopromkz@gmail.com» принадлежит Ахметжанову Б.О.

Так, из представленных деловой переписки и протоколов осмотра доказательств следует, что Ахметжанов Берлибек Оралбекович, систематически запрашивал и получал необходимые ему сведения об остатках на счетах должника ООО «БизнесТрейдГрупп», а также согласовывал, подтверждал и давал именно указания на отправку денежных средств со счетов должника контрагентам, тем самым подтверждая, что является контролирующим и заинтересованным лицом в деятельности должника (бенефициарный владелец).

Представленная переписка также свидетельствует о том, что Ахметжанов Б.О., имея задолженность перед третьими лицами, вынудил должника с целью сохранения финансирования и на кабальных условиях взять на себя дополнительные долговые обязательства перед основным кредитором по делу — ООО «Бекос» и подписать договор поручительства №10-Бек от 11 октября 2016 года с суммой основного долга в размере — 42 791 000 рублей.

Кроме того, суд отмечает, что протокольным определением от 19.09.2019 г., а также определением от 31.10.2019 в суд в качестве свидетелей были вызваны Казакова О.В., занимавшая должность бухгалтера должника за период с июль 2013 по май 2015 года, Асташкин В.В., занимавший должность менеджера за период с 2012 по 2016 года и Классен (Лисовская) И.А., занимавшая должность бухгалтера должника.

Из свидетельских показаний Казаковой О.В., Асташкина В.В., и Классен (Лисовской) И.А. следует, что Ахметжанов Б.О. стал инвестором должника с 2014 года, давал указания по совершаемым платежам должника, перечисления денежных средств со счетов должника осуществлялись исключительно с согласия Ахметжанова Б.О., при этом, Ахметжанов Б.О. также давал обязательные для исполнения указания руководителю должника – Зонову Д.В.

На вопрос суда, при каких обстоятельствах Ахметжанов Б.О. стал инвестором должника, свидетели пояснили, что Зонов Д.В. привлек Ахметжанова Б.О. в качестве инвестора для развития хозяйственной деятельности, с Ахметжановым Б.О. свидетелей познакомил лично Зонов Д.В.

Кроме того, свидетели пояснили, что до 2013 года фактическим руководителем должника являлся Зонов Д.В., а с 2014 года – Ахметжанов Б.О., являвшийся руководителем и учредителем ООО «Бекос».

Приняв во внимание сведения, содержащиеся в нотариально заверенной деловой переписки и протоколах осмотра доказательств, с учетом свидетельских показаний работников должника — Казаковой О.В., Асташкина В.В., и Классен (Лисовской) И.А., в отсутствие документальных опровержений обстоятельств фактического руководства должником Ахметжановым Б.О. с 2014 года, суд пришел к выводу о заинтересованности указанного лица по отношению к должнику и ответчику, в связи с чем, требования ООО «Бекос» подлежат исключению судом из объема субсидиарной ответственности Зонова Д.В.

Учитывая, что совокупность обстоятельств, необходимая для привлечения ответчика к субсидиарной ответственности, размер субсидиарной ответственности, который подлежит взысканию с ответчика в конкурсную массу должника составляет 44 849038,26 руб. (86 440 038,26 руб. — 41 591 000 руб.).

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 15, 53.1 ГК РФ, 65, 66, 71, 110, 150, 156, 184, 185, 223 АПК РФ, Арбитражный суд города Москвы

 

О П Р Е Д Е Л И Л:

 

Привлечь Зонова  Дмитрия Владимировича к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «БизнесТрейдГрупп».

Взыскать с Зонова  Дмитрия Владимировича в пользу должника ООО «БизнесТрейдГрупп» в порядке субсидиарной ответственности  44 849038,26 руб.

В удовлетворении остальной части требований отказать.

Определение может быть обжаловано в десятидневный срок в Девятый арбитражный апелляционный суд.

 

 

Судья                                                                                                    Н.Л. Бубнова