Постановление А40-214624/2015 от 27 января 2020 года по делу А40-214624/2015

Об отказе в удовлетворении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

 

г. Москва                                                                              Дело № А40-214624/15-44-403 Б

27 января 2020 года

 

Резолютивная часть определения объявлена 14.01.2020 г.

Определение в полном объеме изготовлено 27.01.2020 г.

 

Арбитражный суд г. Москвы в составе

судьи Бубновой Н.Л.

при ведении протокола секретарем судебного заседания Амирхановым Т.Т., с использованием средств аудиозаписи,

рассмотрев  в открытом судебном заседании требования в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ООО «ЭС-КОНТРАКТСТРОЙ» заявление конкурсного управляющего Бекназаровой Мадины Муродовны о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующего лица должника,

при участии: согласно протоколу судебного заседания,

 

У С Т А Н О В И Л:

 

Решением Арбитражного суда города Москвы от 12.07.2016 ООО «ЭС-КОНТАКТСТРОЙ» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство сроком на шесть месяцев, конкурсным  управляющим утвержден Бекназарова Мадина Муродовна, о чем опубликованы сведения  в газете «Коммерсантъ» №103 от 11.06.2016.

Определением Арбитражного суда г. Москвы от 06.11.2016 в отношении ООО «ЭС-КОНТАКТСТРОЙ» применена процедура банкротства отсутствующего должника в порядке, предусмотренном § 2 параграфом XI Закона о банкротстве.

Определением Арбитражного суда г. Москвы от 19.09.2019 (резолютивная часть объявлена 17.09.2019) конкурсным управляющим ООО «ЭС-КОНТАКТСТРОЙ» утвержден Голубев Дмитрий Валерьевич (является членом Союза «Саморегулируемая организация «Гильдия арбитражных управляющих», ИНН 781019808386, регистрационный номер в сводном государственном реестре арбитражных управляющих 11990, почтовый адрес: 191025, Санкт-Петербург, а/я 7).

В Арбитражный суд города Москвы 18.11.2016 поступило заявление конкурсного управляющего должника о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника Набокина Алексея Ивановича и взыскании с него 1 352 994 236,54 рублей.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 13.10.2017 заявленные требования удовлетворены, Набокин А.И. привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам общества «ЭС-КОНТАКТСТРОЙ», с него взыскано в порядке субсидиарной ответственности в конкурсную массу должника 1 352 994 236,54 рублей.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2018  определение Арбитражного суда г.Москвы от 13.10.2017 оставлено без изменений, апелляционная жалоба без удовлетворения.

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 29.05.2018 определение Арбитражного суда г.Москвы от 13.10.2017 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2018 отменено и направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В настоящем судебном заседании рассматривалось вышеуказанное заявление конкурсного управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника Набокина Алексея Ивановича и взыскании с него 1 352 994 236,54 рублей.

В судебное заседание не явился конкурсный управляющий, о слушании дела извещен надлежащим образом в соответствии со ст.123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ). Дело рассмотрено в соответствии со ст.156 АПК РФ, в отсутствие надлежащим образом извещенного лица, участвующего в обособленном споре.

Представитель ответчика возражал против заявленных требований по доводам, изложенным в отзыве.

Заслушав мнения лиц, участвующих в обособленном споре, исследовав материалы дела, оценив относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, суд пришел к следующим выводам.

Согласно статье 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статье 32 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными Законом о банкротстве.

В соответствии с Федеральным законом от 29.07.2017 N 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее — Закон N 266-ФЗ) Закон о банкротстве дополнен главой III.2, регулирующей ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве.

Как предусмотрено пунктом 3 статьи 4 Федерального закона от 29.07.2017 N 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, предусмотренной статьей 10 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу настоящего Федерального закона), которые поданы с 1 июля 2017 года, производится по правилам Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции настоящего Федерального закона).

Порядок введения в действие соответствующих изменений в Закон о банкротстве с учетом Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.04.2010 N 137 «О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» означает следующее.

Правила действия процессуального закона во времени приведены в пункте 4 статьи 3 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, где закреплено, что судопроизводство в арбитражных судах осуществляется в соответствии с федеральными законами, действующими во время разрешения спора, совершения отдельного процессуального действия или исполнения судебного акта.

Между тем, действие норм материального права во времени, подчиняется иным правилам — пункту 1 статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие; действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, прямо предусмотренных законом.

При этом согласно части 1 статьи 54 Конституции Российской Федерации, закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

Вместе с тем, следует принимать во внимание то, что запрет на применение новелл к ранее возникшим обстоятельствам (отношениям) не действует, если такие обстоятельства, хоть и были впервые поименованы в законе, но по своей сути не ухудшают положение лиц, а являются изложением ранее выработанных подходов, сложившихся в практике рассмотрения соответствующих споров.

Таким образом, подлежит применению подход, изложенный в пункте 2 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.04.2010 N 137, по которому к материальным правоотношениям между должником и контролирующими лицами подлежит применению редакция Закона о банкротстве, действовавшая на момент возникновения обстоятельств, являющихся основанием для их привлечения к такой ответственности.

Однако порядок привлечения лица к субсидиарной ответственности и его новые нормы, не ухудшающие положения лица, подлежат применению с учетом изменений, введенных ФЗ N 266-ФЗ.

Поскольку вменяемые ответчику бездействие в виде непередачи документации должника имело место после дня вступления в силу Закона N 266-ФЗ, при разрешении вопроса о привлечении указанного лица к субсидиарной ответственности по обязательствам должника по указанному основанию в соответствии с вышеизложенным применению подлежат положения главы III.2 Закона о банкротстве.

Следовательно, суд приходит к выводу о возможности применении положений о субсидиарной ответственности в редакции Федерального закона от 29.07.2017 N 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» в отношении ответчиков, поскольку указанные нормы не ухудшают положение ответчика по сравнению с ранее действовавшим регулированием.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.10 Закона о банкротстве, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, в целях настоящего Федерального закона под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий:

Согласно пункту 4 указанной статьи пока не доказано иное, предполагается, что лицо являлось контролирующим должника лицом, если это лицо:

являлось руководителем должника или управляющей организации должника, членом исполнительного органа должника, ликвидатором должника, членом ликвидационной комиссии;

имело право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества, или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, или более чем половиной голосов в общем собрании участников юридического лица либо имело право назначать (избирать) руководителя должника.

Судом установлено и следует из материалов дела, что Набокин Алексей Иванович исполнял обязанности руководителя должника с 18.04.2013 до признания должника банкротом и введении конкурсного производства. Кроме того, Набокин А.И. является единственным участником должника с момента учреждения общества по настоящее время.

Как усматривается из заявления конкурсного управляющего, ответчиком не исполнена возложенная на него обязанность по передаче бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему в полном объеме.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы от 12.07.2016 ООО «ЭС-КОНТАКТСТРОЙ» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство сроком на шесть месяцев, конкурсным управляющим утвержден Бекназарова Мадина Муродовна.

Также, данным решением суд обязал руководителя, иные органы управления ООО «ЭС-КОНТРАКТСТРОЙ» в трехдневный срок передать конкурсному управляющему должника Бекназаровой Мадине Муродовне бухгалтерскую и иную документацию, печати, штампы, материальные и иные ценности должника.

На принудительное исполнение решения 06.09.2016 был выдан исполнительный лист.

Арбитражным судом города Москвы 27.07.2016 вынесено определение об истребовании доказательств по настоящему делу, в котором суд обязал генерального директора ООО «ЭС-КОНТАКТСТРОЙ» Набокина А.И. представить в адрес временного управляющего ООО «ЭС-КОНТАКТСТРОЙ» Бекназаровой Мадины Муродовны (123104, г. Москва, а/я 25) печати, штампы, иные материальные ценности ООО «ЭС-КОНТАКТСТРОЙ», согласно перечню.

Однако, бывший генеральный директор и учредитель должника не исполнил установленную арбитражным судом обязанность.

На принудительное исполнение определения был выдан исполнительный лист.

При этом судом установлено, что согласно бухгалтерской отчетности за 2013 год (последняя отчетная дата до возбуждения дела о банкротстве) у должника имелись активы на общую сумму 6 450 005 тыс. руб.

Конкурсный управляющий полагает, что непринятие ответчиком мер к сохранению, восстановлению и передаче конкурсному управляющему всей документации о дебиторской задолженности и достоверной информации об активах должника существенно затруднило проведение процедуры конкурсного производства, в том числе формирование конкурсной массы, что в свою очередь влечет причинение ущерба кредиторам, чьи требования установлены арбитражным судом и включены в реестр требований кредиторов ООО «ЭС-КОНТАКТСТРОЙ».

Согласно п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий вправе: подавать в арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок и решений, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником, иски о взыскании убытков, причиненных действиями (бездействием) руководителя должника, лиц, входящих в совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган или иной орган управления должника, собственника имущества должника, лицами, действовавшими от имени должника в соответствии с доверенностью, иными лицами, действовавшими в соответствии с учредительными документами должника, предъявлять иски об истребовании имущества должника у третьих лиц, о расторжении договоров, заключенных должником, и совершать другие действия, предусмотренные федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и направленные на возврат имущества должника.

В соответствии с п. 1 ст. 61.11 Закона о банкротстве, если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника.

Согласно пп. 2 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица в том числе, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.

Как следует из п. 4 ст. 61.11 Закона о банкротстве, положения подпункта 2 пункта 2 настоящей статьи применяются в отношении лиц, на которых возложены обязанности:

1) организации ведения бухгалтерского учета и хранения документов бухгалтерского учета и (или) бухгалтерской (финансовой) отчетности должника;

2) ведения бухгалтерского учета и хранения документов бухгалтерского учета и (или) бухгалтерской (финансовой) отчетности должника.

Законодательством о бухгалтерском учете и банкротстве предусмотрена обязанность действующего руководителя организации хранить первичные учетные документы, регистры бухгалтерского учета, бухгалтерскую (финансовую) отчетность в течение установленных сроков, а, следовательно, и обязанность восстановить ее в случае утраты.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 7 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», ведение бухгалтерского учета и хранение документов бухгалтерского учета организуются руководителем экономического субъекта (коммерческой организации — ст. 2 указанного Закона).

В силу п. 3 ст. 6 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ, бухгалтерский учет ведется непрерывно с даты государственной регистрации до даты прекращения деятельности в результате реорганизации или ликвидации.

Пунктом 1 ст. 9 Федерального закона «О бухгалтерском учете» предусмотрено, что все хозяйственные операции, проводимые юридическим лицом, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Согласно пунктам 1, 3 ст. 17 указанного Закона юридические лица обязаны хранить первичные учетные документы, регистры бухгалтерского учета и бухгалтерскую отчетность в течение сроков, устанавливаемых в соответствии с правилами организации государственного архивного дела, но не менее пяти лет. Ответственность за организацию хранения учетных документов, регистров бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности несет руководитель.

Указанное требование закона обусловлено, в том числе и тем, что отсутствие необходимых документов бухгалтерского учета не позволяет конкурсному управляющему иметь полную информацию о деятельности должника и совершенных им сделках и исполнять обязанности, предусмотренные п. 2 ст. 129 Закона о банкротстве, в частности, принимать меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц; предъявлять к третьим лицам, имеющим задолженность перед должником, требования о ее взыскании в порядке, установленном Законом о банкротстве.

Ответственность руководителя предприятия-должника возникает при неисполнении им обязанности по организации хранения бухгалтерской документации и отражении в бухгалтерской отчетности достоверной информации, что повлекло за собой невозможность формирования конкурсным управляющим конкурсной массы или ее формирование не в полном объеме и, как следствие, неудовлетворение требований кредиторов.

Наличие документов бухгалтерского учета и (или) отчетности у руководителя должника предполагается и является обязательным требованием закона. Ответственность руководителя предприятия-должника возникает при неисполнении им обязанности по организации хранения бухгалтерской документации и отражения в бухгалтерской отчетности достоверной информации.

Таким образом, первичные документы являются составной частью системы ведения бухгалтерского учета, их составление, учет и хранение обязан обеспечить единоличный исполнительный орган — в данном случае руководитель.

Поскольку наличие документов бухгалтерского учета и (или) отчетности у руководителя должника предполагается и является обязательным требованием закона, то именно руководитель должника обязан доказывать наличие уважительных причин непредставления документации и то, что она действительно имеется.

Если руководитель таких доказательств не представляет, невыполнение требования о предоставлении первичных бухгалтерских документов и отчетности приравнивается к их отсутствию.

Как указано в п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», в силу пункта 3.2 статьи 64, абзаца четвертого пункта 1 статьи 94, абзаца второго пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве на руководителе должника лежат обязанности по представлению арбитражному управляющему документации должника для ознакомления или по ее передаче управляющему.

Арбитражный управляющий вправе требовать от руководителя (а также от других лиц, у которых фактически находятся соответствующие документы) исполнения данной обязанности в натуре применительно к правилам статьи 308.3 ГК РФ. По результатам рассмотрения соответствующего обособленного спора выносится судебный акт, который может быть обжалован в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 223 АПК РФ.

Применяя при разрешении споров о привлечении к субсидиарной ответственности презумпции, связанные с непередачей, сокрытием, утратой или искажением документации (пп. 2 и 4 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве), необходимо учитывать следующее.

Заявитель должен представить суду объяснения относительно того, как отсутствие документации (отсутствие в ней полной информации или наличие в документации искаженных сведений) повлияло на проведение процедур банкротства.

Привлекаемое к ответственности лицо вправе опровергнуть названные презумпции, доказав, что недостатки представленной управляющему документации не привели к существенному затруднению проведения процедур банкротства, либо доказав отсутствие вины в непередаче, ненадлежащем хранении документации, в частности, подтвердив, что им приняты все необходимые меры для исполнения обязанностей по ведению, хранению и передаче документации при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась.

Под существенным затруднением проведения процедур банкротства понимается, в том числе невозможность выявления всего круга лиц, контролирующих должника, его основных контрагентов, а также:

невозможность определения основных активов должника и их идентификации;

невозможность выявления совершенных в период подозрительности сделок и их условий, не позволившая проанализировать данные сделки и рассмотреть вопрос о необходимости их оспаривания в целях пополнения конкурсной массы;

невозможность установления содержания принятых органами должника решений, исключившая проведение анализа этих решений на предмет причинения ими вреда должнику и кредиторам и потенциальную возможность взыскания убытков с лиц, являющихся членами данных организаций.

Исходя из общих положений о гражданско-правовой ответственности для определения размера субсидиарной ответственности, предусмотренной подпунктами 2 и 4 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве, также имеет значение и причинно-следственная связь между отсутствием документации (отсутствием в ней информации или ее искажением) и невозможностью удовлетворения требований кредиторов.

Данная ответственность является гражданско-правовой, и при ее применении должны учитываться общие положения глав 25 и 59 ГК РФ об ответственности за нарушения обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда в части, не противоречащей специальным нормам Закона о банкротстве. Помимо объективной стороны правонарушения, связанной с установлением факта неисполнения обязательства по передаче документации либо отсутствия в ней соответствующей информации, необходимо установить вину субъекта ответственности, исходя из того, приняло ли это лицо все меры для надлежащего исполнения обязательств по ведению и передаче документации, при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота (пункт 1 статьи 401 ГК РФ).

Сама по себе не передача документов конкурсному управляющему не является основанием для привлечения к субсидиарной ответственности при отсутствии доказательств, что такое бездействие привело к невозможности пополнения конкурсной массы.

Согласно правовой позиции, изложенной в определении Верховного Суда Российской Федерации от 30.09.2019 N 305-ЭС19-10079 презумпция, согласно которой отсутствие (непередача руководителем арбитражному управляющему) финансовой и иной документации должника, существенно затрудняющее проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, указывает на вину руководителя.

Смысл этой презумпции состоит в том, что руководитель, уничтожая, искажая или производя иные манипуляции с названной документацией, скрывает данные о хозяйственной деятельности должника. Предполагается, что целью такого сокрытия, скорее всего, является лишение арбитражного управляющего и конкурсных кредиторов возможности установить факты недобросовестного осуществления руководителем или иными контролирующими лицами своих обязанностей по отношению к должнику. К таковым, в частности, могут относиться сведения о заключении заведомо невыгодных сделок, о выводе активов и т.п., что само по себе позволяет применить иную презумпцию субсидиарной ответственности (подпункт 1 пункта 2 статьи 61.11 в нынешней редакции Закона о банкротстве, абзац третий пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве в редакции Федерального закона от 28.06.2013 N 134-ФЗ). Кроме того, отсутствие определенного вида документации затрудняет наполнение конкурсной массы, например, посредством взыскания дебиторской задолженности, возврата незаконно отчужденного имущества.

Именно поэтому предполагается, что непередача документации указывает на наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) руководителя и невозможностью погашения требований кредиторов.

Однако когда передача документации становится невозможной ввиду объективных факторов, находящихся вне сферы контроля директора, соответствующая презумпция применена быть не может.

Вступившим в законную силу приговором Гагаринского районного суда города Москвы от 30.03.2015 Набокин А.И. осужден по ч.3 ст.30, ч.4 ст. 159 УК РФ с назначением наказания в виде лишения свободы сроком на 6 лет, отбывать наказание Набокин А.И. направлен в ФКУ ИК-11 УФСИН России по Краснодарскому краю.

Согласно указанному приговору Гагаринского районного суда г. Москвы от 30.03.2015 по уголовному делу № 201/344212-12 в камере хранения вещественных доказательств Главного следственного управления Следственного комитета РФ оставлены на хранение системный блок и документы, изъятые 07.04.2011 в ходе обыска в обособленном подразделения ООО «Эс-Контрактстрой», а также документы камеральной проверки по ООО «Эс-Контрактстрой», проведенной ИФНС России № 28 по г. Москве по декларации по налогу на добавленную стоимость, поданной ООО «Эс-Контрактстрой» за 3 квартал 2010 года.

Таким образом, судом установлено, что в рассматриваемом случае, часть документации относящейся к финансово-хозяйственной деятельности должника была изъята правоохранительными органами.

Как указано выше, когда передача документации становится невозможной ввиду объективных факторов, находящихся вне сферы контроля директора, соответствующая презумпция применена быть не может.

Согласно позиции, изложенной в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 22.07.2019 N 306-ЭС19-2986, при изъятии документации должника правоохранительными органами возникает объективная невозможность исполнения руководителем обязанности по ее передаче арбитражному управляющему. Это, в свою очередь, исключает возможность удовлетворения судом требования об исполнении им в натуре обязанности, предусмотренной абзацем вторым пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве.

В ходе рассмотрения заявления конкурсного управляющего, ответчик, в лице его представителя Серова Д.А., передал конкурсному управляющему всю имеющуюся первичную и иную документацию общества в количестве 116 документов, что подтверждается актом приема-передачи документов от 06.12.2018 (том 2, л.д. 85-92).

Как пояснил представитель ответчика в судебном заседании, иные документы в распоряжении ответчика не имеются.

Доказательства уничтожения, искажения или иных манипуляций ответчика с документацией должника, направленных на сокрытие активов должника, в материалы дела не представлены.

Исследовав материалы дела, принимая во внимание, что часть документов, имевшаяся в наличии у Набокина А.И., была передана им конкурсному управляющему, другая часть документов была изъята правоохранительными органами, что исключило возможность исполнения ответчиком обязанности по передачи этой документации конкурсному управляющему, арбитражный суд пришел к выводу об отсутствии вины Набокина А.И. в непередаче документов конкурсному управляющему.

Кроме того, для реализации полномочий конкурсного управляющего, письмами от 06.12.2018 и от 01.02.2019 судом по собственной инициативе у Главного следственного управления Следственного комитета РФ были истребованы документы, изъятые 07.04.2011 в ходе обыска в обособленном подразделения ООО «Эс-Контрактстрой»; документы камеральной проверки по ООО «Эс-Контрактстрой», проведенной ИФНС России № 28 по г. Москве по декларации по налогу на добавленную стоимость, поданной ООО «Эс-Контрактстрой» за 3 квартал 2010 года.

Определением от 28.11.2019 суд предложил конкурсному управляющему ознакомиться с материалами дела, включая с документами, поступившими из СК РФ.

По результатам ознакомления с поступившими материалами, конкурсным управляющим были представлены возражения, из которых следует, что в представленных органами следствия документах и SD-дисках отсутствует база 1С, либо, в случае если бухгалтерский учёт вёлся журнально-ордерным способом, то отсутствуют регистры, журналы-ордерах, ведомости, составленные по дебету счетов; отсутствуют трудовые договоры, информация о лице, которое вело бухгалтерский учёт на предприятии; отсутствуют документы, содержащие информацию об имуществе должника.

Вместе с тем, представитель ответчика в судебном заседании пояснил, что база 1С и иные документы содержатся в системном блоке, изъятом 07.04.2011 в ходе обыска в обособленном подразделения ООО «Эс-Контрактстрой» (первый абзац стр. 153 приговора от 30.03.2015 года).

Однако, суд  полагает необходимым также отметить, что конкурсный управляющий должника, как лицо, осуществляющее полномочия руководителя должника и иных органов управления, для решения задач, возложенных на него Законом о банкротстве, имел возможность обратиться в правоохранительные органы с требованием о предоставлении доступа к системному блоку и выдаче копий изъятых документов, а при отказе — просить содействия в получении документации у суда, рассматривающего дело о банкротстве, применительно к правилам части 4 статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Однако, соответствующие действия конкурсным управляющим должника предприняты не были, учитывая, что с даты введения процедуры конкурсного производства по настоящее время прошло более трех лет.

При таком положении, с учетом правовых позиций высшей судебной инстанции, приведенных в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 22.07.2019 N 306-ЭС19-2986 и от 30.09.2019 N 305-ЭС19-10079, суд пришел к выводу об отсутствии вины ответчика в непередаче документации должника конкурсному управляющему.

В соответствии с частью 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в их взаимосвязи и совокупности, принимая во внимание, недоказанность конкурсным управляющим наличия вины ответчика, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для привлечения Набокина Алексея Ивановича к субсидиарной ответственности по обязательствам  ООО «ЭС-КОНТРАКТСТРОЙ» в размере 1 352 994 236,54 руб.

В связи с этим, ходатайство ответчика о вызове Дружинина А.В. в качестве свидетеля не подлежит удовлетворению.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 15, 53.1 ГК РФ, 65, 66, 71, 110, 150, 156, 184, 185, 223 АПК РФ, Арбитражный суд города Москвы

 

О П Р Е Д Е Л И Л:

 

Отказать в удовлетворении заявления конкурсного управляющего о привлечении Набокина Алексея Ивановича к субсидиарной ответственности по обязательствам  ООО «ЭС-КОНТРАКТСТРОЙ»  в размере 1 352 994 236,54 руб.

Определение может быть обжаловано в десятидневный срок в Девятый арбитражный апелляционный суд.

 

Судья                                                                                                    Н.Л. Бубнова