Постановление А40-239581/2015 от 27 января 2020 года по делу А40-239581/2015

О признании требований подлежащими удовлетворению за счет имущества, оставшегося после удовлетвтребований, включенных в реестр

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

 

г. Москва                                                                              Дело № А40-239581/15-18-596 Б

27 января 2020 г.

 

Резолютивная часть определения объявлена 20 января 2020 г.

Определение в полном объеме изготовлено 27 января 2020 г.

 

Арбитражный суд города Москвы в составе:

судьи Коршунова П.Н.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Михайловым А.А.,

рассмотрев в судебном заседании дело о признании несостоятельным (банкротом) Открытого акционерного общества «Внешнеэкономическое объединение «Технопромэкспорт» (ОГРН: 1067746244026, ИНН: 7705713236),

с участием: представитель конкурсного управляющего Абдулова Н.А. (паспорт, доверенность б/н от 27.05.2019г.), представители ИСДЖЕК ХЭВИ ИНЖИНИРИНГ ЛИМИТЕД Кузнецов С.С. (паспорт, доверенность б/н от 30.08.2019г.) и Кухтарова Н.Н. (паспорт, доверенность б/н от 22.04.2019г.),

 

У С Т А Н О В И Л:

 

Решением Арбитражного суда города Москвы от 31.03.2017 г. в отношении ОАО «Внешнеэкономическое объединение «Технопромэкспорт» (ОГРН: 1067746244026, ИНН: 7705713236) признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Лазаренко Л.Е.

Сообщение о введении в отношении должника процедуры конкурсного производства опубликовано в газете «Коммерсантъ» №61 от 08.04.2017.

В настоящем судебном заседании подлежало рассмотрению заявление ИСДЖЕК ХЭВИ ИНЖИНИРИНГ ЛИМИТЕД о признании и приведении в исполнение решение Индийского Арбитражного совета от 31.01.2019 г. в отношении должника ОАО «Внешнеэкономическое объединение «Технопромэкспорт», и о включении требований в размере 88 536 860,80 руб. в реестр требований кредиторов должника, поступившее в суд 23.09.2019 г.

В судебном заседании объявлялся перерыв, что отражено в протоколе судебного заседания.

Представитель кредитора поддержал заявленные требования в полном объеме.

Представитель конкурсного управляющего возражал против включения требования.

Выслушав мнение лиц, участвующих в деле, исследовав и оценив в совокупности материалы дела, суд пришел к следующим выводам.

В соответствии с п.1 ст.100 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в любой момент в ходе внешнего управления. Указанные требования направляются в арбитражный суд и внешнему управляющему с приложением судебного акта или иных подтверждающих обоснованность этих требований документов. Указанные требования включаются внешним управляющим или реестродержателем в реестр требований кредиторов на основании определения арбитражного суда о включении указанных требований в реестр требований кредиторов.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» в пункте 26 даны разъяснения, согласно которым в силу пунктов 3 — 5 статьи 71 и пунктов 3 — 5 статьи 100 Закона о банкротстве проверка обоснованности и размера требований кредиторов осуществляется судом независимо от наличия разногласий относительно этих требований между должником и лицами, имеющими право заявлять соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование кредитором — с другой стороны. При установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.

В обоснование заявленного требования кредитором представлено вынесенное Индийским Арбитражным советом решение от 31.01.2019 г. о взыскании с должника в пользу кредитора 98 374 289,82 рупий, в том числе: 64 110 821 рупий – основной долг, 3 205 541,05 рупий – проценты по ставке 5%, 1 540 931 рупий – расходы по банковским гарантиям, процент по ставке 12 « годовых с даты начала арбитражного разбирательства до выплаты присужденной суммы, 3 594 447 рупий – административные издержки и гербовый сбор.

Согласно разъяснений, содержащихся в п. 3 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 № 96), заявление о признании и исполнении иностранного судебного решения, вынесенное против лица, в отношении которого подано заявление о признании его банкротом и вынесено определение о введении наблюдения, рассматривается в деле о банкротстве.

Таким образом, заявление ИСДЖЕК ХЭВИ ИНЖИНИРИНГ ЛИМИТЕД о признании и приведении в исполнение решение Индийского Арбитражного совета от 31.01.2019 г. подлежит рассмотрению в рамках дела о банкротстве ОАО «Внешнеэкономическое объединение «Технопромэкспорт».

В соответствии с ч. 4 ст. 16 АПК РФ признание и обязательность исполнения на территории Российской Федерации судебных актов, принятых иностранными судами, иностранных арбитражных решений определяются международным договором Российской Федерации, федеральным законом.

Согласно части 1 статьи 241 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации решения судов иностранных государств, принятые ими по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности (иностранные суды), решения третейских судов и международных коммерческих арбитражей, принятые ими на территориях иностранных государств по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности (иностранные арбитражные решения), признаются и приводятся в исполнение в Российской Федерации арбитражными судами, если признание и приведение в исполнение таких решений предусмотрено международным договором Российской Федерации и федеральным законом.

Частью 3 статьи 243 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при рассмотрении дела арбитражный суд в судебном заседании устанавливает наличие или отсутствие оснований для признания и приведения в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения, предусмотренных статьей 244 указанного Кодекса, путем исследования представленных в арбитражный суд доказательств, обоснования заявленных требований и возражений.

Согласно части 1 статьи 244 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд отказывает в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда полностью или в части в случае, если: решение по закону государства, на территории которого оно принято, не вступило в законную силу (п. 1); сторона, против которой принято решение, не была своевременно и надлежащим образом извещена о времени и месте рассмотрения дела или по другим причинам не могла представить в суд свои объяснения (п. 2); рассмотрение дела в соответствии с международным договором Российской Федерации или федеральным законом относится к исключительной компетенции суда в Российской Федерации (п. 3); имеется вступившее в законную силу решение суда в Российской Федерации, принятое по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям (п. 4); на рассмотрении суда в Российской Федерации находится дело по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям, производство по которому возбуждено до возбуждения производства по делу в иностранном суде, или суд в Российской Федерации первым принял к своему производству заявление по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям (п. 5); истек срок давности приведения решения иностранного суда к принудительному исполнению и этот срок не восстановлен арбитражным судом (п. 6); исполнение решения иностранного суда противоречило бы публичному порядку Российской Федерации (п.7).

Перечисленные в части 1 статьи 244 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания для отказа в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда являются исчерпывающими и расширительному толкованию не подлежат.

Порядок признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений предусмотрен Нью-йоркской Конвенцией Организации Объединенных Наций от 10.06.1958 «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений» (далее — Конвенция), участниками которой являются Российская Федерация и Республика Корея.

В силу статьи III Конвенции Российская Федерация признает арбитражные решения как обязательные и приводит их в исполнение в соответствии с национальными процессуальными нормами, на условиях, изложенных в Конвенции.

Согласно статье V Конвенции в признании и приведении в исполнение арбитражного решения может быть отказано в случае, если сторона, против которой вынесено решение, представит компетентному суду, где испрашивается признание и приведение в исполнение, доказательства того, что: a) стороны в соглашении были по применимому к ним закону в какой-либо мере недееспособны или это соглашение недействительно по закону, которому стороны это соглашение подчинили, а при отсутствии такого указания — по закону страны, где решение было вынесено, или b) сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам не могла представить свои объяснения, или c) указанное решение вынесено по спору, не предусмотренному или не подпадающему под условия арбитражного соглашения или арбитражной оговорки в договоре, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения или арбитражной оговорки в договоре, или d) состав арбитражного органа или арбитражный процесс не соответствовали соглашению сторон или, при отсутствии такового, не соответствовали закону той страны, где имел место арбитраж, или e) решение еще не стало окончательным для сторон или было отменено или приостановлено исполнением компетентной властью страны, где оно было вынесено, или страны, закон которой применяется.

Пунктом 1 статьи 35 Закона Российской Федерации от 07.07.1993 N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» (далее также — Закон о международном коммерческом арбитраже) предусмотрено, что арбитражное решение, независимо от того, в какой стране оно было вынесено, признается обязательным и при подаче в компетентный суд письменного ходатайства приводится в исполнение с учетом положений статей 35 и 36 указанного закона, а также положений процессуального законодательства Российской Федерации.

Исчерпывающий перечень оснований для отказа в признании или приведении в исполнение арбитражного решения установлен статьей 36 Закона о международном коммерческом арбитраже. Согласно подпункту 2 пункта 1 этой статьи в признании или приведении в исполнение арбитражного решения независимо от того, в какой стране оно было вынесено, может быть отказано в случае, если компетентный суд определит, что признание и приведение в исполнение арбитражного решения противоречит публичному порядку Российской Федерации.

В целях применения указанных выше норм Закона о международном коммерческом арбитраже под публичным порядком понимаются фундаментальные правовые начала (принципы), которые обладают высшей императивностью, универсальностью, особой общественной и публичной значимостью, составляют основу построения экономической, политической, правовой системы государства. К таким началам, в частности, относится запрет на совершение действий, прямо запрещенных сверхимперативными нормами законодательства Российской Федерации (статья 1192 Гражданского кодекса Российской Федерации), если этими действиями наносится ущерб суверенитету или безопасности государства, затрагиваются интересы больших социальных групп, нарушаются конституционные права и свободы частных лиц.

Исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, доводы и возражения лиц, участвующих в деле, суд, установив отсутствие оснований, предусмотренных статьей 244 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 36 Закона о международном коммерческом арбитраже для отказа в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда, признает заявление ИСДЖЕК ХЭВИ ИНЖИНИРИНГ ЛИМИТЕД подлежащим удовлетворению, и в соответствии со ст. 245 АПК РФ данные решения подлежат признанию и приведению в исполнение в Российской Федерации.

Так как в подтверждение обоснованности требований кредитором представлен вступивший в законную силу и приведенный в исполнение судебный акт, в соответствии со ст. 16 АПК РФ суд полагает предъявленные требования обоснованными и подлежащими включению в реестр.

В соответствии с п.6 ст.16 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов и исключаются из него арбитражным управляющим или реестродержателем исключительно на основании вступивших в силу судебных актов, устанавливающих их состав и размер.

Таким образом, требование кредитора надлежаще подтверждено представленными доказательствами, в связи с чем, его следует признать обоснованным.

Между тем, в соответствии с п. 1 ст. 142 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.

Согласно материалам дела сообщение о введении в отношении должника конкурсного производства было опубликовано в газете «Коммерсантъ» №61 от 08.04.2017г. Между тем, требование кредитора поступило в суд 23.09.2019 г.

Согласно пункту 3 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.07.2005г. № 93 «О некоторых вопросах, связанных с исчислением  отдельных сроков по делам о банкротстве» последствия пропуска названного срока специально урегулированы в пунктах 4, 5 статьи 142 Закона о банкротстве, возможность его восстановления законодательством не предусмотрена.

При указанных обстоятельствах суд установил, что данное требование заявлено с пропуском срока, установленного статьей 142 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Требования конкурсных кредиторов и (или) уполномоченных органов, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов, удовлетворяются за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, имущества должника (п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве).

На основании изложенного, требования кредитора не подлежат включению в реестр требований кредиторов должника, но подлежат учету за реестром, и удовлетворению за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов.

ИСДЖЕК ХЭВИ ИНЖИНИРИНГ ЛИМИТЕД при обращении в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности на основании чека-ордера ПАО Сбербанк, операция №3 от 19.09.2019 г. была уплачена госпошлина в размере 3 000 рубля.

Поскольку кредитором при обращении в суд была уплачена госпошлина в размере 3 000 рубля, а рассмотрение требования не облагается госпошлиной, то последняя подлежит возврату заявителю из Федерального бюджета РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 32, 71, 134-137, 142 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», ст.ст. 65, 71, 75, 184-185, 188, 223 АПК РФ, суд

 

О П Р Е Д Е Л И Л:

 

Признать и привести в исполнение решение Индийского Арбитражного совета от 31.01.2019 г. в отношении должника ОАО «Внешнеэкономическое объединение «Технопромэкспорт».

Признать требование ИСДЖЕК ХЭВИ ИНЖИНИРИНГ ЛИМИТЕД в размере 88 536 860,80 руб. обоснованным с удовлетворением за счет имущества, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов ОАО «Внешнеэкономическое объединение «Технопромэкспорт».

Возвратить ИСДЖЕК ХЭВИ ИНЖИНИРИНГ ЛИМИТЕД из доходов федерального бюджета госпошлину в сумме 3 000 (три тысячи) рублей, уплаченной на основании чека-ордера ПАО Сбербанк, операция №3 от 19.09.2019 г.

Определение подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано в Девятый арбитражный апелляционный суд в десятидневный срок.

 

 

Судья                                                                                                Коршунов П.Н.