Постановление А40-30750/2017 от 27 января 2020 года по делу А40-30750/2017

Об отказе в удовлетворении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

 

г. Москва                                                                              Дело № А40-30750/17-44-46 Б

27 января 2020  года

 

Резолютивная часть определения объявлена 14.01.2020 г.

Определение в полном объеме изготовлено 27.01.2020 г.

 

Арбитражный суд г. Москвы в составе

судьи Бубновой Н.Л.

при ведении протокола секретарем судебного заседания Амирхановым Т.Т., с использованием средств аудиозаписи,

рассмотрев  в открытом судебном заседании в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ООО «УК «Фабрика овощей» заявление конкурсного управляющего Мерешкина Федора Николаевича о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника,

при участии: согласно протоколу судебного заседания,

 

У С Т А Н О В И Л:

 

Решением  Арбитражного суда г. Москвы от 29 ноября 2017 года Общество с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Фабрика овощей» (далее – должник) признано  несостоятельным (банкротом), конкурсным управляющим утвержден Зотьев Виктор Александрович.

Определением Арбитражного суда г. Москвы от 18.12.2017 конкурсным управляющим ООО «УК «Фабрика овощей» утвержден Мерешкин Федор Николаевич (далее – конкурсный управляющий).

В данном предварительном судебном заседании рассматривалось заявление конкурсного управляющего должника о привлечении Лазаренко Елены Александровны и Компании с ограниченной ответственностью Росгринхаузес Лтд. (далее – ответчики) к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «УК «Фабрика овощей» в размере 267 842 077,48 руб.

Конкурсный управляющий, извещенный надлежащим образом о месте и времени слушания дела, в соответствии со ст. 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), в судебное заседание не явился. Суд, руководствуясь ст. 156 АПК РФ, считает возможным рассмотреть дело в его отсутствие.

Представитель ответчиков возражал против удовлетворения заявленных требования по доводам, изложенным в отзыве.

Руководствуясь ст. ст. 158 и 184 АПК РФ, суд протокольным определением отказал в удовлетворении ходатайства конкурсного управляющего об отложении предварительного судебного заседания

Суд в порядке ст.137 АПК РФ завершил предварительное судебное заседание и перешел к рассмотрению заявления конкурсного управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности  по существу.

Заслушав мнения лица, участвующего в обособленном споре, исследовав материалы дела, оценив относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, суд пришел к следующим выводам.

На основании статьи 32 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) и части 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).

В соответствии с Федеральным законом от 29.07.2017 N 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее — Закон N 266-ФЗ) Закон о банкротстве дополнен главой III.2, регулирующей ответственность руководителя

Как предусмотрено пунктом 3 статьи 4 Федерального закона от 29.07.2017 N 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, предусмотренной статьей 10 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу настоящего Федерального закона), которые поданы с 1 июля 2017 года, производится по правилам Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции настоящего Федерального закона).

Порядок введения в действие соответствующих изменений в Закон о банкротстве с учетом Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.04.2010 N 137 «О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» означает следующее.

Правила действия процессуального закона во времени приведены в пункте 4 статьи 3 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, где закреплено, что судопроизводство в арбитражных судах осуществляется в соответствии с федеральными законами, действующими во время разрешения спора, совершения отдельного процессуального действия или исполнения судебного акта.

Между тем, действие норм материального права во времени, подчиняется иным правилам — пункту 1 статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие; действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, прямо предусмотренных законом.

При этом согласно части 1 статьи 54 Конституции Российской Федерации, закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

Вместе с тем, следует принимать во внимание то, что запрет на применение новелл к ранее возникшим обстоятельствам (отношениям) не действует, если такие обстоятельства, хоть и были впервые поименованы в законе, но по своей сути не ухудшают положение лиц, а являются изложением ранее выработанных подходов, сложившихся в практике рассмотрения соответствующих споров.

Таким образом, подлежит применению подход, изложенный в пункте 2 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.04.2010 N 137, по которому к материальным правоотношениям между должником и контролирующими лицами подлежит применению редакция Закона о банкротстве, действовавшая на момент возникновения обстоятельств, являющихся основанием для их привлечения к такой ответственности (ст. ст. 9, 10 ФЗ N 127-ФЗ в редакции 134-ФЗ).

Однако порядок привлечения лица к субсидиарной ответственности и его новые нормы, не ухудшающие положения лица, подлежит применению с учетом изменений, введенных ФЗ N 266-ФЗ.

Следовательно, суд приходит к выводу о возможности применении положений о субсидиарной ответственности в редакции Федерального закона от 29.07.2017 N 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», однако с учетом положений норм Закона о банкротстве, действующих в рассматриваемый период в отношении ответчиков (ст. ст. 9, 10 ФЗ N 134-ФЗ), и не ухудшающих их положение.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.10 Закона о банкротстве, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, в целях настоящего Федерального закона под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий:

Согласно пункту 4 указанной статьи пока не доказано иное, предполагается, что лицо являлось контролирующим должника лицом, если это лицо:

являлось руководителем должника или управляющей организации должника, членом исполнительного органа должника, ликвидатором должника, членом ликвидационной комиссии;

имело право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества, или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, или более чем половиной голосов в общем собрании участников юридического лица либо имело право назначать (избирать) руководителя должника.

Судом установлено, что определением от 28.02.2017 принято заявление Государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» о признании несостоятельным (банкротом) Общество с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Фабрика овощей» и возбуждено производство по делу № А40-30750/17-44-46 Б.

Судом установлено и следует из заявления и материалов дела, контролирующими лицами должника в указанный законом период являлись: Лазаренко Елена Анатольевна — генеральный директор должника в период с 25.08.2016 до введения конкурсного производства; Компания с ограниченной ответственностью Росгринхаузес Лтд. – учредитель  должника с 99,99 % долей участия в уставном капитале.

Как следует из заявления, основанием для привлечения ответчиков к субсидиарной ответственности является неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд.

?Исходя из этого в пункте 2 статьи 10 Закона о банкротстве, действовавшем ранее, статье 61.12 Закона о банкротстве, действующей в настоящее время, ?неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд (созыву заседания для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением должника или принятию такого решения) в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 Закона о банкротстве, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых Законом о банкротстве возложена обязанность по созыву заседания для принятия решения о подаче заявления должника в арбитражный суд, и (или) принятию такого решения, и (или) подаче данного заявления в арбитражный суд.

В силу пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, руководитель должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд, в частности в случае, если: удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами; органом должника, уполномоченным в соответствии с его учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника; органом, уполномоченным собственником имущества должника — унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника; обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника; должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества; имеется не погашенная в течение более чем трех месяцев по причине недостаточности денежных средств задолженность по выплате выходных пособий, оплате труда и другим причитающимся работнику, бывшему работнику выплатам в размере и в порядке, которые устанавливаются в соответствии с трудовым законодательством.

Заявление должника должно быть направлено в кратчайший срок, но не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств (пункт 2 статьи 9 Закон о банкротстве).

При этом необходимо учитывать, что субсидиарная ответственность является видом гражданско-правовой ответственности, т.е. наступает при наличии вины. В связи с этим по смыслу абзаца шестого пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве обязанность руководителя обратиться с заявлением должника возникает в момент, когда находящийся в сходных обстоятельствах добросовестный и разумный менеджер в рамках стандартной управленческой практики должен был узнать о действительном возникновении признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества должника, в том числе по причине просрочки в исполнении обязанности по уплате обязательных платежей (п. 26 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016 г.).

Таким образом, в силу указанных норм права и разъяснений их применения, при установлении оснований для привлечения руководителя к субсидиарной ответственности в связи с нарушением обязанности по подаче заявления о признании должника банкротом значимыми являются следующие обстоятельства:

— возникновение одного из условий, перечисленных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве;

— момент возникновения данного условия исходя из стандартной управленческой практики;

— факт неподачи руководителем в суд заявления о банкротстве должника в течение месяца со дня возникновения соответствующего условия;

— объем обязательств должника, возникших после истечения месячного срока, предусмотренного п. 2 ст. 9 Закона о банкротстве.

С учетом изложенного, при установлении обязанности у руководителя по обращению в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника, оснований для привлечения к ответственности в связи с ее нарушением, надлежит исследовать не только финансовые показатели юридического лица, но и осуществляемую обществом в спорный период хозяйственную деятельность; те обстоятельства, в которых принимались руководителем должника соответствующие решения

Как указал конкурсный управляющий, бывший руководитель должника обязан был обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом) не позднее 25.11.2016, поскольку по состоянию на 24.10.2016 общество отвечало признакам неплатежеспособности и недостаточности имущества.

Дата 24.10.2016, с которой конкурсный управляющий связывает возникновение обстоятельств, свидетельствующих об обязанности обратиться в суд, является датой вынесения судебного акта по делу №А40-143365/16-63-1289о взыскании с должника, как с поручителя, задолженности в размере 298 540 770,84 руб.

Вместе с тем, суд считает, что наличие кредиторской задолженности не может рассматриваться как единственный критерий, характеризующий финансовое состояние должника и являться основанием для немедленного обращения в арбитражный суд с заявлением должника о банкротстве.

Сам по себе факт неисполнения обязательств перед должником в течение месяца со дня их наступления, не может свидетельствовать о наличии у руководителя должника обязанности обратиться в суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом).

Неплатежеспособность не следует отождествлять с неоплатой конкретного долга отдельному кредитору. Данный вывод согласуется со сложившейся судебной практикой (например, определение Верховного Суда РФ от 25.01.2016 N 307-ЭС15-20344)

Конкурсный управляющий связывает обязанность руководителя должника обратиться с заявлением о его банкротстве с наличием задолженности ООО «УК «Фабрика овощей» перед одним из его контрагентов — Государственной корпорацией «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)».

В соответствии со статьей 2 Закона о банкротстве неплатежеспособность — это прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств.

При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное.

Обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве.

Если руководитель должника докажет, что само по себе возникновение признаков неплатежеспособности, обстоятельств, названных в абз. 7, абз. 7 п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве, не свидетельствовало об объективном банкротстве, и он, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель может быть освобожден от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах.

Системное толкование приведенных норм права позволяет сделать вывод, что возможность привлечения лиц, перечисленных в 9 поименованного Закона, к субсидиарной ответственности возникает при наличии одновременного ряда указанных в Законе условий: во-первых, возникновения одного из перечисленных в п. 1 ст. 9 названного Закона обстоятельств и установление даты возникновения обстоятельства; во-вторых, неподачи каким-либо из указанных выше лиц заявления и банкротстве должника в течение месяца с даты возникновения соответствующего обстоятельства; в-третьих, возникновение обязательств должника, по которым привлекается к субсидиарной ответственности лицо (лица), перечисленные в ст. 9 Закона, после истечения срока, предусмотренного п.2 — п.4 ст. 9 Закона.

Закон о банкротстве требует установления конкретных временных периодов, в которые возникли признаки неплатежеспособности должника и возникла обязанность руководителя по подаче заявления о признании общества банкротом. Доказывание данных обстоятельств лежит на заявителе по иску о привлечении руководителя к субсидиарной ответственности.

В п. 2 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016) указывается, что в предмет доказывания по спорам о привлечении руководителей к ответственности, входит установление следующих обстоятельств: возникновение одного из условий, перечисленных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве;  момент возникновения данного условия; факт неподачи руководителем в суд заявления о банкротстве должника в течение месяца со дня возникновения соответствующего условия; объем обязательств должника, возникших после истечения месячного срока, предусмотренного п. 2 ст. 9 Закона о банкротстве.

Согласно п. 2 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016), презюмируется наличие причинно-следственной связи между противоправным и виновным бездействием руководителя организации в виде неподачи заявления о признании должника банкротом и вредом, причиненным кредиторам организации из-за невозможности удовлетворения возросшей перед ними задолженности.

При разрешении заявления о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности следует учитывать, что его обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве должника возникает в момент, когда находящийся в сходных обстоятельствах добросовестный и разумный менеджер в рамках стандартной управленческой практики должен был узнать о действительном возникновении признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества должника (п. 26 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016 года).

При определении наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества следует исходить из содержания этих понятий, данного в абз. 33 и 34 ст. 2 Закона о банкротстве.

Согласно абз. 33 ст. 2 Закона о банкротстве под недостаточностью имущества понимается превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника.

В соответствии с абз. 34 ст. 2 Закона о банкротстве под неплатежеспособностью понимается прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств.

В силу части 2 статьи 33 Закона о банкротстве заявление о признании должника банкротом принимается арбитражным судом, если требования к должнику — юридическому лицу в совокупности составляют не менее чем сто триста тысяч рублей и не получены в течение трех месяцев с даты, когда они должны быть исполнены.

В рассматриваемом случае, руководители должника, осознавая сложное экономическое положения группы компаний вели постоянные переговоры с представителями ГК ВЭБ с целью рефинансирования полученных кредитов и выхода производства на плановые показатели.

Так должник, начиная с 2015 года, постоянно информировал ГК «Внешэкономбанк» о текущей ситуации на предприятии, что подтверждается письмами, представленными в материалы дела, при этом прекратились переговоры с банком только в ноябре 2017г., что подтверждается письмом ООО «Инвестиционная компания Внешэкономбанка» Исх.№ 25/Х00001.

Более того, суд отмечает, что должником предпринимались меры по обжалованию судебного акта от 24.10.2016 о взыскании задолженности (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.02.2017 N 09АП-63931/2016 по делу N А40-143365/16-63-1289).

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу о том, что у бывшего руководителя должника с 24.10.2016 года отсутствовали установленные законом основания, обязывающие его обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом.

Пункт 2 статьи 61.12 Закона о банкротстве устанавливает, что размер ответственности в соответствии с настоящим пунктом равен размеру обязательств должника (в том числе по обязательным платежам), возникших после истечения срока, предусмотренного пунктами 2 — 4 статьи 9 Закона о банкротстве, и до возбуждения дела о банкротстве должника (возврата заявления уполномоченного органа о признании должника банкротом).

Вместе с тем, как было указано выше в предмет доказывания по спорам о привлечении руководителей к ответственности, предусмотренной статьей 61.12 Закона о банкротстве, входит, в том числе, установление объема обязательств должника, возникших после истечения месячного срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве.

?Исходя из положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации руководитель хозяйственного общества обязан действовать добросовестно по отношению к такой группе лиц как кредиторы. Это означает, что он должен учитывать права и законные интересы последних, содействовать им, в том числе в получении необходимой информации.

Применительно к гражданским договорным отношениям невыполнение руководителем требований Закона о банкротстве об обращении в арбитражный суд с заявлением должника о его собственном банкротстве свидетельствует, по сути, о недобросовестном сокрытии от кредиторов информации о неудовлетворительном имущественном положении юридического лица. Подобное поведение руководителя влечет за собой принятие несостоятельным должником дополнительных долговых обязательств в ситуации, когда не могут быть исполнены существующие, заведомую невозможность удовлетворения требований новых кредиторов, от которых были скрыты действительные факты, и, как следствие, возникновение убытков на стороне этих новых кредиторов, введенных в заблуждение в момент предоставления должнику исполнения. Хотя предпринимательская деятельность не гарантирует получение результата от ее осуществления в виде прибыли, тем не менее она предполагает защиту от рисков, связанных с неправомерными действиями (бездействием), нарушающими нормальный (сложившийся) режим хозяйствования.

Исходя из этого в пункте 2 статьи 10 Закона о банкротстве, действовавшем ранее, статье 61.12 Закона о банкротстве, действующей в настоящее время, законодатель презюмировал наличие причинно-следственной связи между обманом контрагентов со стороны руководителя должника в виде намеренного умолчания о возникновении признаков банкротства, о которых он должен был публично сообщить в силу Закона, подав заявление о несостоятельности, и негативными последствиями для введенных в заблуждение кредиторов, по неведению предоставивших исполнение лицу, являющемуся в действительности банкротом, явно неспособному передать встречное исполнение. Субсидиарная ответственность такого руководителя ограничивается объемом обязательств перед этими обманутыми кредиторами, то есть объемом обязательств, возникших после истечения месячного срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве.

Указанная правовая позиция отражена в определении Верховного суда Российской Федерации от 21 октября 2019 г. N 305-ЭС19-9992.

?Таким образом, юридически значимым обстоятельством в данном случае является установление размера обязательств должника, возникших после истечения срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве, то есть в данном случае после 24.10.2016 года, т.е. обстоятельств, свидетельствующих о том, что неисполнение обязанности по обращению с заявлением о собственном банкротстве повлекло к наращиванию кредиторской задолженности.

Однако, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что у должника возникли какие-либо денежные обязательства после указанной даты (статья 65 АПК РФ).

Согласно п. 1 ст. 142 Закона о банкротстве реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.

Как указано в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2016), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 06.07.2016 (пункт 2 практики применения положений законодательства о банкротстве Судебной коллегии по экономическим спорам), невыполнение руководителем требований Закона о банкротстве об обращении в арбитражный суд с заявлением должника о банкротстве свидетельствует о недобросовестном сокрытии от кредиторов информации о неудовлетворительном имущественном положении юридического лица. Подобное поведение руководителя влечет за собой принятие несостоятельным должником дополнительных долговых реестровых обязательств в ситуации, когда не могут быть исполнены существующие, заведомую невозможность удовлетворения требований новых кредиторов, от которых были скрыты действительные факты, и, как следствие, возникновение убытков на стороне этих новых кредиторов, введенных в заблуждение в момент предоставления должнику исполнения. Одним из правовых механизмов, обеспечивающих защиту кредиторов, не осведомленных по вине руководителя должника о возникшей существенной диспропорции между объемом обязательств должника и размером его активов, является возложение на такого руководителя субсидиарной ответственности по новым гражданским обязательствам при недостаточности конкурсной массы.

Определяя размер обязательств должника, возникших после истечения срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве, конкурсный управляющий указал на начисленные финансовые санкции в сумме 267 842 077,48 рублей за неисполнение обязательств по кредитному соглашению за период c 24.10.2016 и до введения процедуры наблюдения, которые были включены в реестр требований кредиторов должника определением от 22 ноября 2017г.

Вместе с тем, в рассматриваемом случае конкурсный управляющий определил размер субсидиарной ответственности руководителя без учета приведенных норм Закона о банкротстве.

Так, сумма процентов за пользование кредитом, рассчитанных за период с даты, когда у общества возникла обязанность обратиться в суд с заявлением, до даты подачи заявления в арбитражный суд о признании должника несостоятельным (банкротом), не является новым обязательством Общества; обязательство должника по уплате процентов за пользование кредитом возникло в связи с заключением кредитного соглашения № 110100/1285 от 22.05.2012, в обеспечение которого было выдано поручительство должника, то есть ранее наступления тех обстоятельств, с которыми конкурсный управляющий связывает возникновение у должника признаков неплатежеспособности (24.10.2016).

Из этого следует, что конкурсный управляющий ошибочно отождествил дату возникновения обязательства и наступление срока его исполнения.

Таким образом, поскольку проценты по кредитному соглашению, рассчитанные за период с даты, когда, по мнению конкурсного управляющего, у руководителя должника возникла обязанность обратиться в суд с заявлением о банкротстве, до даты объявления резолютивной части определения о введении наблюдения, не являются новым обязательством должника, сам по себе факт неисполнения руководителем должника Лазаренко Е.А. обязанности, предусмотренной статьей 9 Закона о банкротстве, не может являться основанием для привлечения к субсидиарной ответственности.

Подобные выводы подтверждаются правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 19.03.2018 N 307-ЭС18-882 по делу N А56-57978/2015.

С учетом вышеизложенного, основания для привлечения Лазаренко Е.А. к субсидиарной ответственности в соответствии с пунктом 1 статьи 61.12 Закона о банкротстве отсутствуют.

Заявление в части привлечения к субсидиарной ответственности единственного участника общества – Компании с ограниченной ответственностью Росгринхаузес Лтд. за неподачу заявления в суд о признании общества банкротом не подлежит удовлетворению, поскольку конкурсным управляющим не приведены доводы и не представлены доказательства наличия у названного лица в спорный период (в 2016 году) предусмотренной действующим в тот период законодательством обязанности по обращению в суд с соответствующим заявлением.

Федеральным законом N 266-ФЗ статья 9 Закона о банкротстве дополнена пунктом 3.1, из содержания которого следует, что лица, имеющие право инициировать созыв внеочередного общего собрания акционеров (участников) должника, либо иные контролирующие должника лица обязаны потребовать проведения досрочного заседания органа управления должника, уполномоченного на принятие решения о ликвидации должника, для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, которое должно быть проведено не позднее десяти календарных дней со дня представления требования о его созыве. Указанный орган обязан принять решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника, если на дату его заседания не устранены обстоятельства, предусмотренные абзацами вторым, пятым — восьмым пункта 1 настоящей статьи.

Обстоятельства, на которые ссылается конкурсный управляющий, имели место 24.10.2016, т.е. до 30.07.2017 (даты вступления в силу Закона N 266-ФЗ), в связи с чем, положения статьи 9 Закона о банкротстве в редакции Закона N 266-ФЗ к рассматриваемым материальным правоотношениям не подлежат применению, поскольку п. 3.1 ст. 9 Закона о банкротстве не обладает ретроактивным эффектом (п. 3 ст. 4 Закон N 266-ФЗ предусмотрел подобный эффект только для процессуальных норм гл. III.2 Закона о банкротстве).

Кроме того, как выше установлено судом, у должника не возникло новых обязательств перед кредиторами, в связи с чем, руководствуясь статьей 9 Закона о банкротстве в редакции, действовавшей до 29.07.2017, суд пришел к выводу о том, что у Компании с ограниченной ответственностью Росгринхаузес Лтд., как у участника общества, отсутствовала обязанность по принятию решения об обращении в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 15, 53.1 ГК РФ, 65, 66, 71, 110, 150, 156, 184, 185, 223 АПК РФ, Арбитражный суд города Москвы

 

О П Р Е Д Е Л И Л:

 

Отказать в удовлетворении заявления конкурсного управляющего о привлечении Лазаренко Елены Александровны и Компании с ограниченной ответственностью Росгринхаузес Лтд. к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «УК «Фабрика овощей» в размере 267 842 077,48 руб.

Определение может быть обжаловано в десятидневный срок в Девятый арбитражный апелляционный суд.

 

Судья                                                                                                    Н.Л. Бубнова