Постановление А40-44619/2019 от 27 января 2020 года по делу А40-44619/2019

О включении требований в реестр требований кредиторов

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

 

г. Москва                                                                          Дело № А40-44619/19-88-52 «Б»

27 января 2020 г.

 

Арбитражный суд города Москвы в составе: судьи Маркова П.А.,

при ведении протокола помощником судьи Колаевой Е.А.,

рассмотрев в судебном заседании дело о банкротстве ликвидируемого должника ООО «МС-Групп» (ОГРН 1157746154290, ИНН 7726263916),

с участием: представитель конкурсного управляющего Саргсян А.С. (паспорт, доверенность от 11.03.2019), представитель ПАО Банк «ФК Открытие» Маркова Е.В. (паспорт, доверенность от 14.05.2019),

 

Установил: Определением Арбитражного суда города Москвы от 28.02.2019 принято к производству заявление ООО «Вертикаль» о признании банкротом ликвидируемого должника ООО «МС-Групп», возбуждено производство по делу. Решением суда от 29.04.2019 должник признан банкротом, в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Домино И.Н. Сообщение о признании должника банкротом опубликовано в газете «Коммерсантъ» №84 от 18.05.2019, стр. 7.

В настоящем судебном заседании подлежат рассмотрению требование ПАО Банк «ФК Открытие» в размере 2.593.800 рублей о включении в реестр требований кредиторов должника; заявление конкурсного управляющего ООО «МС-Групп» Домино И.Н. об оспаривании сделки должника, в котором заявитель просит суд признать недействительным договор уступки прав требования №200/У от 26.04.2018, заключенный между ПАО «БИНБАНК» и ООО «МС-Групп» по передаче последнему прав требования к ООО «Концепт» по договору кредитной линии №56.Ф43/12.21 от 25.10.2012, применить последствия недействительности сделки.

Заслушав мнения лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела, представленные доказательства, суд приходит к следующим выводам.

Между ПАО «БИНБАНК» цедент, (правопреемником с 01.0.2019 является ПАО Банк «ФК Открытие») и  должником (цессионирай) заключен договор уступки прав требования №200/У от 26.04.2018, в соответствии с которым цедент передает права требования по договору кредитной линии №56.Ф43/12.21 от 25.10.2012 к ООО «Концепт» (ИНН 2634050647) в размере 37.862.149,39 рублей (основной долг).

Цена уступки права требования установлена сторонами в размере 4.593.800 рублей.

Также по договору цессии предоставлено обеспечение в виду:

Залога имущества ООО «Атикзапчать КВМ» (ИНН 263004522) по 9 договорам залога 2013 года;

Залога имущества ООО «Альфазапчасть КВМ» (ИНН 2630044988) по 9 договорам залога 2013 года;

Залога имущества ООО «Артмотоспорт» (ИНН 2635803195) по 9 договорам залога 2013; и поручительства ООО «Артмотоспорт» по 9 договорам поручительства 2013 года (по данным договорам залога права требования передаются цессионарию в отношении следующего имущества: Автомобиль Hyundai IX35 2.0 GLS MT, VIN U5YZU81BCBL096874, автомобиль Porshe Cayenne S, VIN WP1ZZZ92ZCLA51037, автомобиль BMW X5M, VIN WBSGY01020LY62035;

Залога имущества ООО «Эпсилон Авто» (ИНН 2635805347) по 1 договору залога 2013 года;

Залога имущества ООО «АСК Локомоторс КВМ» (ИНН 2635065011) по 9 договорам залога 2013 года.

В счет оплаты по договору уступки прав требования должник перечислил цеденту 2.000.000 рублей платежными поручениями №№22 от 09.06.2018, 23 от 22.06.2018, 26 от 30.07.2018.

Конкурсный управляющий полагает, сделка совершена при неравноценном встречном исполнении, при наличии злоупотребления сторон в ее совершении, в связи с чем просит признать договор цессии недействительным по основаниям п. 1 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», ст. 10 ГК РФ, применить последствия недействительности сделок.

В соответствии с п. 1 ст. 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с ГК РФ, а также по основаниям и в порядке, установленным Законом о банкротстве.

Пункт 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве предусматривает, что сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 28.02.2019 принято к производству заявление ООО «Вертикаль» о признании банкротом ликвидируемого должника ООО «МС-Групп», возбуждено производство по делу. Оспариваемая сделка совершена 26.04.2018, т.е. в течение года до принятия заявления о признании должника банкротом, в связи с чем может быть оспорена по основаниям п.1 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Согласно разъяснениям, указанным в Постановлении Пленума ВАС РФ от 23.12.2010г. №63, если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных п. 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Таким образом, для признания сделки недействительной по основанию, указанному в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, лицу, требующему признания сделки недействительной, необходимо доказать следующие обстоятельства: сделка должна быть заключена в течение года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления (данный срок является периодом подозрения, который устанавливается с целью обеспечения стабильности гражданского оборота) и неравноценное встречное исполнение обязательств.

Конкурсный управляющий в обоснование довода о неравноценности сделки указывает, что права требования к компаниям, обеспечивающим кредитный договор, переданный должнику по договору цессии, находятся в процедурах банкротства.

Между тем, доказательств, свидетельствующих о неравноценном характере сделки, в материалы дела конкурсным управляющим не представлено.

Заключая спорный договор, банк передал не только основное обязательство, но и 55 обеспечительных сделок (договорах залога и договоров поручительства).

То обстоятельство, что цедент передал свои права требования к ООО «Концепт», который на момент совершения сделки находился в процедуре конкурсного производства не доказывает неравноценность по спорной сделке, напротив, получив права требования по договору, должник получил возможность получить удовлетворение своих требований по договорам залога. На момент передачи прав требований банк уже установил свои требования к поручителям, как залоговый кредитор. Однако, должник после заключения договора уступки в апреле 2018 года не воспользовался своим правом в указанных делах о банкротстве и не установил процессуальное правопреемство.

В соответствии с положениями ст. 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

В частности, в рамках дела о банкротстве ООО «ЭпсилонАвто» (дело №А40-163498/2019), должник обратился 22.08.2019 с заявлением о процессуальном правопреемстве. Определением Арбитражного суда города Москвы от 07.11.2019 суд произвел замену в порядке процессуального правопреемства по делу № А40- 163498/16-101-186 о банкротстве ООО «ЭпсилонАвто» конкурсного кредитора — ПАО «БИНБАНК» на правопреемника — ООО «МС-Групп». В рамках указанного дела о банкротстве. Должник получил частичное удовлетворение своих требований.

При таких обстоятельствах, учитывая наличие равноценного предоставления со стороны ответчика по оспариваемой сделке, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для признания сделки недействительной по п.1 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Исходя из содержания п. 1 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение лиц, связанное с нарушением пределов осуществления гражданский прав, направленное исключительно на причинение вреда третьим лицам.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в абзаце четвертом пункта 4 постановления № 63. пункте Постановления от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве разъяснил, что наличие в законодательстве о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицирован, сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ).

Однако в упомянутых разъяснениях речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок.

В рассматриваемом случае на подобные обстоятельства заявитель не ссылался, и как следствие, они не установлены судом.

Договор № 200/У уступки прав требования от 26.04.2018, заключенный между банком и должником не имеет пороков выходящих за пределы дефектов подозрительных сделок и сделок с предпочтением, в связи с чем не может быть признан ничтожной сделкой, совершенной при злоупотреблении правом. Оспариваемая сделка, заключенная должником 26.04.2018, входит в круг подозрительности, установленными нормами п. 1 ст. 61.2. Закона о банкротстве.

Следовательно, у суда не имеется оснований для применения положений статьи 10 и 168 ГК РФ.

Указанная правовая позиция находит свое подтверждение в обширной судебной практике, в том числе: Постановлении Президиума ВАС РФ от 17.06.2014 № 10044/11 по делу №А32-26991 /2019. Определении Верховного суда РФ от 29.04.2016 №304-ЭС 15-20061 по делу №А46-12910/2013, Определении Верховного суда РФ от 17.08.2016 № 305-ЭС14-1540(8) по делу№А40-79862/2011.

В пункте 10 Информационного письма от 25.11.2008 № 1 27 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что если при заключении договора было допущено злоупотребление правом, то такой договор является недействительным (ничтожным) как противоречащий закону (статьи 10, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Исходя из содержания приведенных норм, под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение управомоченных лиц, связанное с нарушением пределов осуществления гражданских прав, направленное исключительно на причинение вреда третьим лицам.

При этом для признания факта злоупотребления правом при заключении сделки должно быть установлено наличие умысла у обоих участников сделки (их сознательное, целенаправленное поведение) на причинение вреда иным лицам. Злоупотребление правом должно носить явный и очевидный характер, при котором не остается сомнений в истинной цели совершении сделки.

Для квалификации сделки как совершенной со злоупотреблением правом в дело должны быть представлены доказательства того, что совершая сделку, стороны намеревались реализовать какой-либо противоправный интерес.

Конкурсный управляющий в обоснование довода о наличии злоупотребления, указывает, на момент заключения спорной сделки (26.04.2018) должник отвечал признаку неплатежеспособности, что подтверждается решением Арбитражного суда города Москвы по делу № А40-114082/2018 от 08.08.2018, которым суд установил наличие задолженности ООО «МС-Групп» перед ООО «Вертикаль» по договору займа в размере 18.422.000 рублей.

Однако, данное основание не является достаточным доказательством, указывающим на наличие злоупотребления, поскольку наличие единственного судебного акта о взыскании задолженности с должника не свидетельствует о неплатежеспособности компании.

Доказательств того, что на момент совершения оспариваемой сделки в открытых источниках размещена информация о финансово-экономическом состоянии должника не представлено в материалы дела.

Процедура банкротства в отношении должника была введена решением Арбитражного суда города Москвы от 29.04.2019, в то время как сделка была заключена 26.04.2018, то есть за год до официальною опубликования указанных выше сведений.

Также, на основании определения Арбитражного суда города Москвы 30.10.2019 в рамках дела о банкротстве должника, исключены требования заявителя (ООО «Вертикаль») в размере 14.926.88,77 рублей, так как судом установлено, что данные требования были исполнены должником на основании анализа банковских операций по счетам должника, 21.08.2016 платежным поручением № 29. Оспариваемый платеж недействительной сделкой признан не был, в связи с чем, совершение должником 21.08.2016 платежа в пользу ООО «Вертикаль» указывает на отсутствие у должника признака неплатёжеспособности и недостаточности имущества.

При указанных обстоятельствах, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для признания сделки недействительной по основаниям ст.10 ГК РФ.

Как разъяснено в п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дела о банкротстве», при установлении требований кредиторов в деле о банкротстве, суда следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношение которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.

Целью проверки судом обоснованности требований является недопущение включения в реестр необоснованных требований, поскольку такое включение приводит к нарушению прав и законных интересов кредиторов, имеющие обоснованные требования, а также должника и его учредителей (участников).

Согласно ст. 65 АПК РФ, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений; обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле.

Цена уступки права требования установлена сторонами в размере 4.593.800 рублей. Оплата цены уступки осуществляется не позднее 30.04.2018 путем перечисления денежных средств в размере цены уступки на счет цедента, указанный в договоре. Обязательство цессионария по оплате цены уступки считаются исполненными с момента зачисления денежных средств на счет цедента.

Согласно п. 3.1.1. цессионарий обязуется оплатить цену уступки в порядке и сроки, установленные в пп. 2.3.-2.4. Договора уступки.

Поскольку материалами дела подтвержден и не оспаривается лицами, участвующими в деле, факт перечисления должником в пользу банка денежных средств в размере 2.000.000 рублей, непогашенной должником осталась сумма долга в размере 2.593.800 рублей.

С учетом изложенного, суд приходит к выводу о том, что требование кредитора в заявленном размере следует признать обоснованным и подлежащим включению в 3-ю очередь реестра требований кредиторов должника, поскольку возражения относительно требования не представлены, требование заявлено в суд, должнику до срока закрытия реестра кредиторов, надлежаще подтверждено представленными доказательствами.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 32, 61.1, 61.2, 61.6, 100, 142  ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», ст. ст. 65, 71, 184, 185, 223 АПК РФ,

 

О П Р Е Д Е Л И Л:

 

Отказать в удовлетворении заявления конкурсного управляющего ООО «МС-Групп» Домино И.Н. об оспаривании сделки должника.

Включить требование ПАО Банк «ФК Открытие» в размере 2.593.800 рублей в третью очередь реестра требований кредиторов ООО «МС-Групп».

Определение может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции (Девятый арбитражный апелляционный суд) в десятидневный срок.

 

Судья                                                                                                П.А. Марков