Постановление А40-52813/2019 от 27 января 2020 года по делу А40-52813/2019

Об отказе во включении требований в реестр требований кредиторов

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

 

г. Москва

27 января 2020 года                                                Дело № А40-52813/19-8-61«Б»

 

Резолютивная часть определения объявлена 21 января 2020 года

Определение в полном объеме изготовлено 27 января 2020 года

 

Арбитражный суд города Москвы в составе судьи Чернухина В.А.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Фунтовым А.Д.

рассмотрев в судебном заседании заявление АО «Башня» о включении задолженности в реестр требований кредиторов

по делу о признании несостоятельным (банкротом) ЗАО «СОЗВЕЗДИЕ» (ОГРН 10677464661750, ИНН 7709669919)

в судебное заседание явились:

от АО «Башня» — Ткаченко Т.В. доверенность от 25.11.2019 г.

от ГК АСВ – Хайрудинова А.Я. доверенность от 06.08.2019 г.

от конкурсного управляющего – Соломатин О.Б. паспорт

 

Установил: Решением Арбитражного суда г. Москвы от 04.07.2019 ЗАО «СОЗВЕЗДИЕ» (ОГРН: 10677464661750, ИНН: 7709669919) признано несостоятельным (банкротом) по упрощенной процедуре ликвидируемого должника, в отношении должника открыто конкурсное производство. Конкурсным управляющим должника утвержден Соломатин Олег Борисович.

10.09.2019 (согласно штампу канцелярии суда) в Арбитражный суд города Москвы поступило заявление АО «Башня» о включении задолженности в реестр требований кредиторов.

В судебном заседании подлежал рассмотрению вопрос по проверке обоснованности требования АО «Башня» о включении задолженности в реестр требований кредиторов должника.

Заявитель требования поддержал.

Конкурсный управляющий возражал.

Представитель ГК АСВ возражал, представил дополнения к отзыву.

Документы приобщены к материалам дела в порядке ст.ст. 41, 66 АПК РФ.

Изучив материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

В соответствии с п. 1 ст. 100 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в любой момент в ходе внешнего управления. Указанные требования направляются в арбитражный суд и внешнему управляющему с приложением судебного акта или иных подтверждающих обоснованность указанных требований документов. Указанные требования включаются внешним управляющим или реестродержателем в реестр требований кредиторов на основании определения арбитражного суда о включении указанных требований в реестр требований кредиторов.

Согласно материалам дела, между ЗАО «БАШНЯ» (далее — Цедент) и ЗАО «СОЗВЕЗДИЕ» (далее — Цессионарий) заключен Договор об уступке прав требований от 08.11.2012 г. (далее — Договор об уступке прав требования)

По Договору об уступке прав требования Цедент уступает, а Цессионарий принимает все права и обязанности в том объеме и на тех условиях, которые существуют к моменту перехода прав, в том числе права на денежные обязательства (включая проценты) — права требования к Закрытому акционерному обществу «МИЭЛЬ — Инвестиции в Загородную Недвижимость», возникшие из Договора инвестирования №ДИ-1901/07-1 от 01.02.2007 г., заключенного между Закрытым акционерным обществом «МИЭЛЬ — Инвестиции в Загородную Недвижимость» и ООО «ФинСтройМаркет».

Стоимость передаваемых по Договору об уступке прав требований составляет 152 802 862 (Сто пятьдесят два миллиона восемьсот две тысячи восемьсот шестьдесят два) рубля.

На основании п.4.1. Договора об уступке прав требований в редакции Дополнительного соглашения №2 от 28.12.2017г. Цессионарий обязуется оплатить стоимость передаваемых прав Цеденту в срок до 31 декабря 2020 года, путем перечисления денежных средств на расчетный счет Цедента.

Оплата за уступку не была произведена Должником.

Между ЗАО «БАШНЯ» (далее — Цедент) и ЗАО «СОЗВЕЗДИЕ» (далее — Цессионарий) заключен Договор об уступке прав требований от 09.08.2012 г. (далее — Договор об уступке прав требования)

По Договору об уступке прав требования Цедент уступает, а Цессионарий принимает все права и обязанности в том объеме и на тех условиях, которые существуют к моменту перехода прав, в том числе права на денежные обязательства (включая проценты) — права требования к Закрытому акционерному Согласно п. 4 Договора об уступке прав требований стоимость передаваемых прав требования составляет 4 193 496 (Четыре миллиона сто девяносто три тысячи четыреста девяносто шесть) рублей.

На основании п.5. Договора об уступке прав требований в редакции Дополнительного соглашения №2 от 28.12.2017г. Цессионарий обязуется оплатить стоимость передаваемых прав Цеденту в срок до 31 декабря 2020 года, путем перечисления денежных средств на расчетный счет Цедента.

Оплата за уступку не была произведена Должником.

Таким образом, размер задолженности Должника перед АО «БАШНЯ» по двум договорам уступки составляет: 152 802 862 + 4 193 496 = 156 996 358 рублей

Согласно ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются за исключением случаев, предусмотренных законом (ст. 310 ГК РФ).

Согласно п. 3 ст. 71 Закона о банкротстве, при наличии возражений относительно требований кредиторов арбитражный суд проверяет обоснованность требований и наличие оснований для включения указанных требований в реестр требований кредиторов.

Согласно п. 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» в силу того, что ответчик признан судом банкротом и возможное удовлетворение исковых требований истца может увеличить размер требований кредиторов, суд осуществляет более тщательную проверку обоснованности требований по сравнению с общеисковым гражданским процессом, то есть основанием к включению должны стать ясные и убедительные доказательства наличия и размера задолженности.

Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ, изложенной в определении от 4 июня 2018 г. № 305-ЭС18-413 по делу № А40-163846/2016, при рассмотрении заявлений о включении рядовых гражданско-правовых кредиторов суд осуществляет более тщательную проверку обоснованности требований по сравнению с общеисковым гражданским процессом, то есть основанием к включению являются ясные и убедительные доказательства наличия и размера задолженности.

В делах о банкротстве при включении требований в реестр требований кредиторов должника суды должны применять более строгий стандарт доказывания, чем обычно, ставя под сомнение даже внешне убедительные доказательства. К требованиям кредиторов применяются более строгие стандарты доказывания их обоснованности и реальности, отсутствие возражений со стороны должника, арбитражного управляющего само по себе не является основанием для их удовлетворения. Арбитражный суд оказывает содействие сторонам в порядке ст. 66 АПК РФ при наличии установленных данной статьей оснований (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 28 декабря 2017 г. по делу № А81-16/2017, постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 16 января 2018 г. по делу № А81-7027/2016).

Таким образом, для установления обоснованности включения требований кредитора в реестр требований кредиторов Должника, равно как и законности сделки, на которой указанное требование основывается, суду необходимо установить отсутствие аффилированности и взаимозависимости между участниками спорной сделки. В противном случае, отсутствует объективная возможность установить, что включение спорного требования в реестр требований кредиторов Должника не нарушит права иных кредиторов.

Требование заявителя основаны на договорах уступки прав требований. Между тем надлежащих доказательств, подтверждающих заявленные требования заявителем не представлены.

Определением Верховного Суда РФ от 28.02.2017 № 309-ЭС16-21040(2) по делу № А60-47137/2015 установлено, что учитывая положения статей 71, 213.8 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», разъяснения, содержащиеся в пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», отсутствие достоверных и надлежащих доказательств, подтверждающих факт оплаты сторонами сделок уступленного им права требования к должнику влечет отказ во включении требования общества в реестр.

Отсутствие платежных документов по оплате передаваемых прав (требований), указывает на наличие у сторон противоправной цели по созданию управляемой корпоративной задолженности в деле о банкротстве, договоры уступки прав требований являются ничтожными ввиду их мнимости. По смыслу определений Верховного Суда Российской Федерации от 26.05.2017 № 306-ЭС16″2005б(б) и от 06.07.2017 №308-ЭС17-1556 нерыночное накопление прав требований к должнику аффилированным лицом и последующее предъявление этих требований в деле о банкротстве в целях конкуренции с требованиями конкурсных кредиторов не является поведением добросовестным, прикрывает корпоративные интересы, которые не подлежат защите в рамках споров о включении требований в реестр требований кредиторов должника.

Требования основаны на обязательствах, участниками которых являются аффилированные с Должником лица. Вместе с тем, в соответствии со ст. 2 Закона о банкротстве банкротстве к числу конкурсных кредиторов не могут быть отнесены участники, предъявляющие к должнику требования из обязательств, вытекающих из факта участия.

Верховным Судом Российской Федерации в определениях от 06.07.2017 № 308-ЭС17_155б(1) и № 308’ЭС17-155б(2) сформирована правовая позиция относительно оценки требований аффилированных (связанных) кредиторов, предъявляемых для включения в реестр требований кредиторов.

В частности, Верховный Суд Российской Федерации указывает, что законодательство о банкротстве не содержит положений, согласно которым очередность удовлетворения требований аффилированных (связанных) кредиторов по гражданским обязательствам, не являющимся корпоративными, понижается.

По смыслу названной нормы к подобного рода обязательствам относятся не только такие, существование которых прямо предусмотрено корпоративным законодательством (выплата дивидендов, действительной стоимости доли и т.д.), но также и обязательства, которые, хотя формально и имеют гражданско- правовую природу, в действительности таковыми не являются (в том числе по причине того, что их возникновение и существование было бы невозможно, если бы заимодавец не участвовал в капитале должника).

При представлении заинтересованным лицом доказательств, указывающих на корпоративный характер заявленного участником требования, на последнего переходит бремя по опровержению соответствующего довода путем доказывания гражданско-правовой природы обязательства. В частности, судом на такое лицо может быть возложена обязанность раскрыть разумные экономические мотивы выбора конструкции займа, привлечения займа именно от аффилированного лица, предоставления финансирования на нерыночных условиях и т.д.

Указанная правовая позиция Верховного Суда Российской Федерации последовательно применяется арбитражными судами федеральных округов (постановления Арбитражного суда Московского округа от 17.04.2018 по делу № А40-243041/16, Арбитражного суда Поволжского округа от 29.05.2018 № Ф06-31398/2018 и от 01.06.2017 № Ф06-12699/2016, Арбитражного суда Уральского округа от 18.07.2018 № Ф09-253/18).

В соответствии с положениями ст. 19 Закона о банкротстве заинтересованными лицами по отношению к должнику признаются лицо, которое в соответствии с Федеральным законом «О защите конкуренции» входит в одну группу лиц с должником и лицо, которое является аффилированным лицом должника. Заинтересованными лицами по отношению к должнику-гражданину признаются его супруг, родственники по прямой восходящей и нисходящей линии, сестры, братья и их родственники по нисходящей линии, родители, дети, сестры и братья супруга.

Согласно ст. 9 Федерального закона «О защите конкуренции» группой лиц признается совокупность физических лиц и (или) юридических лиц, соответствующих одному или нескольким признакам из следующих признаков, в частности, если хозяйственное общество (товарищество, хозяйственное партнерство) и физическое лицо или юридическое лицо, если такое физическое лицо или такое юридическое лицо имеет в силу своего участия в этом хозяйственном обществе (товариществе, хозяйственном партнерстве) либо в соответствии с полномочиями, полученными, в том числе на основании письменного соглашения, от других лиц, более чем пятьдесят процентов общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции (доли) в уставном (складочном) капитале этого хозяйственного общества (товарищества, хозяйственного партнерства) (подп. 1 п. 1 ст. 9).

Аффилированными лицами признаются физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность (абз. 3 ст. 4 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»). Аффилированными лицами юридического лица являются лица, принадлежащие к той группе лиц, к которой принадлежит данное юридическое лицо, а также лица, которые имеют право распоряжаться более чем 20 процентами общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли данного юридического лица (абз. 5 и 6 ст. 4 указанного закона).

Согласно ст. 53.2 ГК РФ в случаях, если ГК РФ или другой закон ставит наступление правовых последствий в зависимость от наличия между лицами отношений связанности (аффилированности), наличие или отсутствие таких отношений определяется в соответствии с законом.

Согласно позиции, изложенной в определении Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2016 № 308-ЭС16-1475, доказывание в деле о банкротстве факта общности экономических интересов допустимо не только через подтверждение аффилированности юридической (в частности, принадлежность лиц к одной группе компаний через корпоративное участие), но и фактической. Второй из названных механизмов по смыслу абзаца 26 статьи 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» не исключает доказывания заинтересованности даже в тех случаях, когда структура корпоративного участия и управления искусственно позволяет избежать формального критерия группы лиц, однако сохраняется возможность оказывать влияние на принятие решений в сфере ведения предпринимательской деятельности.

О наличии такого рода аффилированности может свидетельствовать поведение лиц в хозяйственном обороте, в частности, заключение между собой сделок и последующее их исполнение на условиях, недоступных обычным (независимым) участникам рынка.

При представлении доказательств аффилированности должника с участником процесса (в частности, с лицом, заявившем о включении требований в реестр, либо с ответчиком по требованию о признании сделки недействительной) на последнего переходит бремя по опровержению соответствующего обстоятельства.

В силу абзаца восьмого статьи 2 Закона о банкротстве к числу конкурсных кредиторов не могут быть отнесены участники, предъявляющие к должнику требования из обязательств, вытекающих из факта участия.

10.09.2019 в арбитражный суд поступило заявление АО «Башня» о включении требования в размере 156 996 358 руб. в реестр требований кредиторов ЗАО «Созвездие». Обосновывая заявленные требования, заявитель указывал, что должник ненадлежащим образом исполнил принятые на себя обязательства по оплате уступленных прав требований к ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную Недвижимость» (ИНН 7703594640), вытекающих из договоров уступки прав требований от 08.11.2012 и от 09.08.2012.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 24.08.2011 по делу № А40-77761/11-4-377Б принято к производству заявление ОАО «Первый Республиканский Банк» о признании ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную Недвижимость» банкротом.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 08.05.2013 по делу № А40-77761/11-4-377Б ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную Недвижимость» признано банкротом, открыто конкурсное производство.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 27.12.2018 по делу № А40-77761/11-4-377Б конкурсное производство завершено. Судом установлено, что конкурсным управляющим должника представлен реестр требований кредиторов, в которой включены требования 23 кредиторов, сумма, включенная в реестр требований кредиторов, составила в общем размере 2 752 344,3 тыс. руб., из которых в ходе конкурсного производства удовлетворены за счет сформированной конкурсной массы требования второй очереди в сумме 333,7 тыс. руб. Согласно сведениям отчета конкурсного управляющего о своей деятельности сумма расходов по делу о банкротстве составила 288,9 тыс. руб. Согласно сведениям отчета конкурсного управляющего об использовании денежных средств должника, размер поступивших денежных средств в конкурсную массу должника составил 1 189 554,33 руб., расходы по делу о банкротстве и фиксированное вознаграждение конкурсного управляющего частично погашены в общей сумме 766 082,16 руб. за счет поступивших на расчетный счет должника денежных средств.

Материалами дела установлено, что 01.02.2007 между ООО «ФинСтройМаркет» и ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную недвижимость» заключен договор инвестирования № ДИ-1901/07-1.

09.02.2011 ЗАО «Башня» на основании договора уступки прав № 11/02-6 получила права требования к ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную недвижимость» от ООО «ФинСтройМаркет».

Определением Арбитражного суда города Москвы от 24.08.2011 по делу № А40-77761/11-4-377Б принято к производству заявление ОАО «Первый Республиканский Банк» о признании ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную Недвижимость» банкротом.

10.02.2012 в отношении ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную недвижимость» определением Арбитражного суда города Москвы по делу А40-77761/11-4-377Б введено наблюдение.

10.07.2012 определением Арбитражного суда города Москвы в деле о банкротстве ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную недвижимость» требование АО «Башня» включено в реестр требований кредиторов ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную недвижимость» в размере 151 802 862 руб. 00 коп. — основной долг; в четвертую очередь отдельно, с очередностью удовлетворения после погашения основной задолженности и причитающихся процентов в размере 1 000 000 руб. 00 коп. — штраф.

08.11.2012 АО «Башня» по договору об уступке прав требований уступило ЗАО «Созвездие» права требования к ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную недвижимость» в размере 152 802 862,00 руб. по номиналу — за 152 802 862,00 руб. со сроком оплаты стоимости переданных прав в срок до 31.12.2013.

Заявителем не предоставлены доказательства оплаты им денежной суммы в размере 152 802 862,00 руб. на счет ООО «ФинСтройМаркет» за приобретенные к ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную недвижимость» права требования.

Материалами дела установлено, что в период с 21.12.2010 до 25.03.2011 ЗАО «Золотая миля» предоставляло денежные средства по договорам займа ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную недвижимость».

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 24.03.2017 ЗАО «Золотая миля» признано несостоятельным (банкротом) по упрощенной процедуре ликвидируемого должника, в отношении него открыто конкурсное производство. Конкурсным управляющим утвержден Соломатин Олег Борисович, также конкурсный управляющий АО «Башня», ЗАО «Созвездие».

10.01.2012 (за месяц до введения в отношении ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную недвижимость» процедуры наблюдения) АО «Башня» приобрело у ЗАО «Золотая миля» права требования к ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную недвижимость» из договоров займа. Также 10.01.2012 АО «Башня» заключила с ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную недвижимость» соглашения о переводе долга из обязательств по договору займа от 03.11.2011 и 15.12.2012.

09.08.2012 АО «Башня» уступила ЗАО «Созвездие» права требования к ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную недвижимость» в размере 67 927 804,31 руб. по цене 4 193 469 руб. со сроком оплаты до 03.09.2013.

О ничтожности договора об уступке прав требования от 09.08.2012 свидетельствуют также ошибки в тексте документа, содержащие ссылки на договоры займа, заключенные позднее: 15.12.2012 и 27.12.2012.

Сложившейся судебной практикой, основанной на правовых позициях Верховного Суда Российской Федерации (определение Верховного Суда Российской Федерации от 15.09.2016 № 308-ЭС16-7060), выработаны определенные критерии распределения бремени доказывания: при представлении доказательств общности экономических интересов (аффилированности) должника с участником процесса (в частности, с лицом, заявившем о включении требований в реестр, либо с ответчиком по требованию о признании сделки недействительной) и заявлении возражений относительно наличия и размера задолженности должника перед аффилированным кредитором, на последнего переходит бремя по опровержению соответствующего обстоятельства.

В частности, судом на такое лицо может быть возложена обязанность раскрыть разумные экономические мотивы совершения сделки либо мотивы поведения в процессе исполнения уже заключенного соглашения (правовая позиция, изложенная в определении Верховного Суда Российской Федерации от 26.05.2017 № 306-ЭС16-20056(6)).

Из указанного выше следует, что правопреемник и должник являются взаимозависимыми лицами в силу правовых положений статьи 19 Закона о банкротстве, пунктов 2, 8 статьи 9 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

В данном случае, при предъявлении иными незаинтересованными участниками процесса обоснованных возражений, бремя опровержения таких возражений лежит на аффилированном кредиторе, заявившем требование о включении в реестр кредиторов должника.

Свое требование заявитель — заинтересованный кредитор основывает на уступке должнику прав требований к ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную недвижимость». При этом уступка прав (требований) имела место (09.08.2012 и 08.11.2012) после введения в отношении ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную недвижимость» одной из процедур банкротства (наблюдение — 11.03.2012) и прекращения производственно-хозяйственной деятельности,

Согласно пункту 10 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» при выяснении эквивалентности размеров переданного права (требования) и встречного предоставления необходимо исходить из конкретных обстоятельств дела. В частности, должны учитываться: степень платежеспособности должника, степень спорности передаваемого права (требования), характер ответственности цедента перед цессионарием за переданное право (требование) (ответственность лишь за действительность права (требования) или также и за его исполнимость должником), а также иные обстоятельства, влияющие на действительную стоимость права (требования), являющегося предметом уступки. Суду надлежит при оценке несоответствия размера  встречного предоставления  за  переданное  право объему последнего исходить из конкретных обстоятельств дела, свидетельствующих о действительной стоимости спорного права (требования).

Оспариваемые договоры об уступке прав требований заключены между сторонами в отношении задолженности к ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную недвижимость» в период, когда в отношении последнего введена процедура банкротства — наблюдение.

Из определения Арбитражного суда города Москвы от 27.12.2018 по делу № А40-77761/11-4-377Б о завершении конкурсного производства в отношении ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную недвижимость» следует, что активы предприятия не позволили рассчитаться с кредиторами, в реестр требований кредиторов включены требования 23 кредиторов в общем размере 2 752 344,3 тыс. руб., из которых в ходе конкурсного производства удовлетворены за счет сформированной конкурсной массы требования второй очереди в сумме 333,7 тыс. руб. Согласно сведениям отчета конкурсного управляющего об использовании денежных средств, размер поступивших денежных средств в конкурсную массу должника составил 1 189 554,33 руб.

Таким образом, при заключении договоров об уступке прав требований стороны сознавали отсутствие положительного экономического результата, получение возможной прибыли сторонами не предполагалось.

В результате спорных договоров, учитывая отсутствие реальной возможности получения долгов с ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную недвижимость» и цены подлежащей уплате за приобретаемые права, цессионарий (ЗАО «Созвездие») должен был знать об убыточности спорных сделок.

ЗАО «Созвездие» денежные средства от ЗАО «МИЭЛЬ-Инвестиции в Загородную недвижимость» в рамках производства по делу о банкротстве не получило.

Поскольку в материалах дела отсутствуют доказательств того, что стороны при заключении договора допускали восстановление платежеспособности третьего лица либо наличие у третьего лица реальной возможности рассчитаться по долгам, суд приходит к выводу о невозможности рассматривать данную сделку иначе как дарение: приобретение должником, осуществляющим гражданские права разумно и осмотрительно, требования к несостоятельному должнику (банкроту) по фактически номинальной стоимости, а, следовательно, оспариваемый договор уступки в полном объеме является ничтожным, поскольку содержит признаки запрещенного в отношениях между коммерческими организациями дарения денежных средств в размере разницы между номинальной (156 996 358 руб.) и рыночной стоимостью права требования к третьему лицу, оснований для предположения о совершении сделки по рыночной стоимости не имелось (статья 180 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Данный вывод согласуется с действующей судебной практикой (Определение Верховного Суда РФ от 01.12.2015 № 305-ЭС15-5505 по делу № А41-42963/2013).

В соответствии с п. 1 ст. 61.1. Закона о банкротстве, сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом РФ, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в Законе о банкротстве.

Согласно разъяснениям, данным в п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 №32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» по основаниям, установленным п. 1 ст. 10 ГК РФ, могут быть признаны недействительными сделки должника, направленные на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности направленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам.

Пункт 4 Постановления ВАС РФ № 63 от 23.12.2010 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III. 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных статьями 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной (п. 3 ст. 166 ГК РФ).

Учитывая, что согласно материалам дела надлежащих доказательств в обосновании требования заявителя не представлено, основания для признания обоснованным и включения в реестр требований кредиторов должника заявленного требования у суда отсутствуют.

В соответствии с частями 1, 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности. Каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется право представлять доказательства арбитражному суду и другой стороне по делу, обеспечивается право заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств. Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или не совершения ими процессуальных действий.

Таким образом, кредитор в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представил доказательств наличия задолженности.

В силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обязательства, на которые оно ссылается в обоснование своих требований. Обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права. Каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания или в пределах срока, установленного судом, если иное не установлено Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации. Обязанность доказывания в данном случае возложена на заявителя. Суд оценивает заявленные требования на основании представленных в материалы дела документов.

Из разъяснений, содержащихся в пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», следует, что при установлении требований кредиторов в деле о банкротстве суды исходят из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.

Оценив представленные в материалы дела доказательства с позиции ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд установил отсутствие в материалах дела документов, подтверждающих факт возникновения требования.

При таких обстоятельствах, у суда отсутствуют правовые оснований для включения требования кредитора АО «Башня» в размере 156 996 358 руб. основной долг в реестр требований кредиторов должника ЗАО «СОЗВЕЗДИЕ».

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 32, 100, 142, 134, 137 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», ст. ст. 64-69, 75, 123, 156, 170, 184 — 188, 223 АПК РФ,  суд

О П Р Е Д Е Л И Л:

 

Отказать в удовлетворении требования АО «Башня» о включении в реестр требований кредиторов должника ЗАО «СОЗВЕЗДИЕ»  задолженности в размере 156 996 358 руб. основной долг.

Определение может быть обжаловано в десятидневный срок со дня его принятия в Девятый арбитражный апелляционный суд.

 

 

Судья:                                                                                              В.А. Чернухин