Постановление А40-57750/2018 от 27 января 2020 года по делу А40-57750/2018

О признании сделки должника недействительной и (или) применении последствий недействительности ничтожной сделки

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва                                                                                 Дело № А40-57750/18-129-48 Б

27.01.2020.

 

Резолютивная часть определения вынесена 16.01.2020.

Полный текст определения изготовлен 27.01.2020.

 

Арбитражный суд в составе:                                                                                   

судьи Пахомова Е.А.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Растегиным А.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании заявление конкурсного управляющего Карташовой И.А. о признании сделки должника недействительной и применении последствий недействительности сделки

к ответчикам:

1) ООО «ИПОС»;

2) Клочихин Виталий Игоревич

третье лицо:

1. Горбунова М.А.;

2. Тамбовцева С.А.; 

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) должника ООО «ИПОС» (ОГРН 1147746651744, ИНН 7736676538 ,117463, ГОРОД МОСКВА, ПРОСПЕКТ НОВОЯСЕНЕВСКИЙ, ДОМ 32, КОРПУС 1, ПОМЕЩЕНИЕ VI ЭТ 1 КОМ 1,Дата регистрации 10.06.2014),

 

В судебное заседание явились: 

конкурсный управляющий – Карташова И.А. (паспорт)

от конкурсного управляющего – Цинаридзе О.Ю. (паспорт, дов-ть от 15.01.2020, Диплом ВСГ 0204576 от 15.06.2006), Карташова Н.А. (паспорт, дов-ть от 07.03.19)

от ответчика – Вакаринцева М.Н. (паспорт, дов-ть от 09.09.19, Диплом ВСА 0110071 от 18.06.2005)

от третьих лиц – не явились, извещены

от ООО фирма «ВОДОКОМФОРТ» – Макаричева В.В. (удост., дов-ть от 03.04.19)

 

У С Т А Н О В И Л:

Решением Арбитражного суда города Москвы от 24.12.2018 г. (резолютивная часть объявлена 20.12.2018 г.) ООО «ИПОС» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него введена процедура конкурсного производства. Конкурсным управляющим должника утверждена Карташова Ирина Александровна (111675, г. Москва, ул. Лухмановская, д. 13, кв.37, 38).

Сообщение о данном факте опубликовано в газете «Коммерсантъ» № 242 от 29.12.2018 г., стр. 36.

В Арбитражный суд города Москвы 03.09.2019г, согласно штампу канцелярии суда, поступило заявление конкурсного управляющего ООО «ИПОС» — Карташовой Ирины Александровны, в котором она просит:

1. Предоставить конкурсному управляющему ООО «ИПОС» отсрочку оплаты государственной пошлины за рассмотрение заявления о признании недействительной сделки должника.

2. Признать недействительной сделкой договор беспроцентного займа 24.10.2016 №8 на сумму 5 000 000,00 рублей, заключенный между ООО «ИПОС» и Клочихиным Виталием Игоревичем (сотрудник ООО «ИПОС»), а также дополнительное соглашение к нему от 24.10.2017.

3. Признать недействительной сделкой договор беспроцентного займа №11-БПЗ/17 от 24.11.2017 заключенный между ООО «ИПОС» и Клочихиным Виталием Игоревичем (сотрудник ООО «ИПОС») на сумму 2 000 000,00 рублей.

4. Применить последствия недействительности сделки в виде взыскания с Клочихина Виталия Игоревича (ИНН 773671049003, г. Москва, ул. Большая Очаковская, д. 44, кв. 72).

В настоящем судебном заседании указанное заявление подлежало рассмотрению по существу.

Представители третьего лица в судебное заседание не явились, о месте, времени и дате судебного заседания извещены надлежащим образом.

Представитель конкурсного управляющего заявил ходатайство об уточнении заявления. Рассмотрев ходатайство, суд установил, что заявленное ходатайство направлено не на уточнение, а на дополнение оснований. Так, судом в порядке ст. 130 АПК РФ принято дополнение к заявлению, согласно которому конкурсный управляющий просит применить последствия недействительности сделки в виде взыскания с Клочихина Виталия Игоревича денежных средств в сумме 7 000 000 руб., а также проценты за пользование чужими денежными средствами.

Представитель конкурсного управляющего заявление поддержал, пояснила, что в указании суммы подлежащей взысканию с Клочихина В.И. допущена опечатка, просила считать верной сумму 4 550 000 руб.

Представитель Клочихина В.И. против удовлетворения требований возражал, указывал на то, что займы погашены, путем внесения денежных средств в кассу ООО «ИПОС», сумма сделки не превышает 1% от балансовой стоимости активов должника в связи с чем не может быть оспорена, указывал, что Клочихин В.И. не может быть признан заинтересованным лицом по отношению к должнику.

Представитель ООО фирма «ВОДОКОМФОРТ» заявление поддержал.

Заслушав мнение лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела, представленные документы, суд приходит к следующим выводам.

Согласно части 1 статьи 223 АПК РФ и статье 32 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).

Согласно материалам дела между ООО «ИПОС» и Клочихиным Виталием Игоревичем 24.10.2016 заключен договор беспроцентного займа № 8 на сумму 5 000 000,00 рублей, к договору заключено дополнительное соглашение от 24.10.2017 о пролонгации договора займа до 31.01.2018, при этом в дополнительном соглашении зафиксированна сумма задолженности по договору займа в сумме 3 000 000,00 рублей.

В соответствии с данными выписки по расчетному счету, по указанному договору займа должником перечислена сумма в размере 3 000 000,00 рублей.

Между ООО «ИПОС» и Клочихиным Виталием Игоревичем 24.11.2017 заключен договор беспроцентного займа на сумму 2 000 000,00 рублей.

Согласно выпискам по расчетным счетам, по данному договору перечислена сумма в размере 1 550 000,00 рублей.

Всего по договорам займа Клочихину В.И. перечислена сумма в размере 4 550 000,00 рублей.

В обоснование возврата займа Клочихиным В.И. представлены квитанции к приходно-кассовому ордеру, согласно которым ответчик 10.01.2018 г. внес сумму в размере 4 550 000,00 рублей в кассу ООО «ИПОС».

Судом установлено и сторонами не отрицается, что Клочихин В.И. с 15.03.2016 на основании трудового договора №ИП18/2016/7 являлся сотрудником ООО «ИПОС» — директором по строительству.

Поскольку Клочихин В.И. занимал в Обществе руководящую должность суд, учитывая положения ст.19 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», признает Клочихина В.И. заинтересованным лицом по отношению к должнику (Постановления Арбитражного суда Московского округа от 4 июля 2019 г. по делу № А40-185485/16, от 28 ноября 2019 г. по делу № А40-13242/2015).

Гражданское законодательство исходит из принципа возмездного встречного исполнения по сделкам (ч. 3 ст. 423 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Договором займа №8 от 24.10.2016, а именно п.2.1 установлен срок его возврата 1 год.

В установленный договором срок 24.10.2017 заемные средства возвращены не были, при этом 24.10.2017 между должником и работником заключено дополнительное соглашение №1 к договору займа, согласно условиям которого, срок возврата займа пролонгируется до 31.01.2018 года.

Таким образом, заемщик обязательств по возврату займа не исполнял и, имея уже неисполненные обязательства перед ООО «ИПОС» в сумме 3 000 000,00 рублей заключил с должником договор займа №11-БПЗ/17 от 24.11.2017, по которому Клочихину В.И. фактически перечислена сумма в размере 1 550 000,00 рублей.

Посредством полученных средств по договору займа №11-БПЗ/17 от 24.11.2017 погашение задолженности по договору займа №8 от 24.10.2016 не осуществлялось.

Суд приходит к выводу о том, что спорные договоры займа заключены на заведомо и значительно невыгодных условиях для общества, о чем другая сторона договора займа не могла не знать, без цели получения какой-либо выгоды от размещения денежных средств, поскольку в результате заключения договора беспроцентного займа общество предоставило Клочихину В.И. денежные средства на длительный срок без уплаты процентов за пользование данными денежными средствами, без предоставления какого-либо встречного обеспечения.

Таким образом, довод конкурсного управляющего о заключении оспариваемых договоров на невыгодных для должника условиях является обоснованным.

На дату заключения дополнительного соглашения №1 о пролонгации договора займа №8 (24.10.2017) и договора займа №11-БПЗ/17 от 24.11.2017 ООО «ИПОС» отвечало признакам неплатежеспособности, что подтверждается Решением Арбитражного суда Московской области по делу № А41-66512/17 от 28.09.2017, решением Арбитражного суда Тверской области от 23.10.2017 по делу № А66-14120/2017, решением Арбитражного суда г. Москвы от 24.11.2017 по делу № А40-170460/17-143-1552, решением Арбитражного суда г. Москвы от 07.09.2017 по делу № А40-166806/17-81-1589, решением Арбитражного суда Московской области от 04.12.2017 по делу № А41-80417/17 (подано 04.10.2017, принято 10.10.2017), решением Арбитражного суда г. Москвы от 12.12.2017 пол делу №А40-197943/17-58-1815, подано 23.10.2017, принято 30.10.2017), решением  Арбитражного суда г. Санкт Петербурга и Ленинградской области от 05.02.2018 по делу № А56-76560/2017, подано 03.10.2017, принято 06.10.2017), решением Арбитражного суда г. Москвы от 11.12.2017 по делу № А40-195596/17-62-1775, подано 18.10.2017, принято 23.10.2017), решением Арбитражного суда г. Москвы от 14.12.2017 по делу № А40-193584/17-82-1545, подано 16.10.2017, принято 23.10.2017).

Поскольку контрагенты, взыскавшие и взыскивающие с должника денежные средства в обозначенный период, осуществляли работы, оказывали услуги по деятельности связанной со строительством, Клочихин В.И. как директор по строительству не мог не знать о неисполнении ООО «ИПОС» обязательств перед этими контрагентами и, следовательно, был осведомлен о признаках неплатёжеспособности ООО «ИПОС».

Учитывая приведенные выше обстоятельства, суд соглашается с доводами конкурсного управляющего должником о том, что заключение договора займа № 11-БПЗ/17 от 24.11.2017, а также дополнительного соглашения №1 к договору займа №8 от 24.10.2016 совершено в условиях неплатежеспособности ООО «ИПОС» и не обосновано разумными экономическими причинами.

В обоснование возврата средств по договорам займа Клочихиным В.И. в материалы дела представлены копии квитанций к приходным кассовым ордерам, согласно которым ответчик 10.01.2018 внес в кассу ООО «ИПОС» денежные средства в общей сумме 4 550 000,00 рублей, из которых 1 550 000,00 по договору займа № 11-БПЗ/17 от 24.11.2017 на основании квитанции №12 и 3 000 000,00 рублей по договору займа №8 от 24.10.2016 на основании квитанции №11.

Суд предлагал заинтересованному лицу в обоснование наличия финансовой возможности возврата займа представить соответствующие доказательства.

Как разъяснено в пункте 26 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», в рамках дела о банкротстве установленными могут быть признаны только те требования кредиторов, в отношении которых представлены достаточные доказательства, подтверждающие наличие задолженности и ее размер.

При оценке требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, судам надлежит учитывать среди прочего, позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику эти средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д.

Данная правовая позиция отражена в Определении Верховного суда РФ от 26.10.2015 года N 305-ЭС15-8046.

Изложенный в абзаце 3 пункта 26 Постановления Пленума ВАС РФ механизм повышенного стандарта доказывания обязательств, вытекающих из факта расчетов в наличной форме, является универсальным и подлежит применению в равной степени при проверке любых доводов об отсутствии соответствующих обязательств, независимо от характера обособленного спора, в том числе и при оспаривании сделки по выдаче займа и оценке возврата этого займа.

Применяя названный выше пункт Постановления Пленума ВАС РФ в целях оценки финансовой возможности Клочихина В.И. для осуществления возврата займа, суд приходит к следующему выводу.

Как установлено судом, Клочихин В.И. с 15.03.2016 на основании трудового договора №ИП18/2016/7 являлся сотрудником ООО «ИПОС» — директором по строительству, его заработная плата согласно трудовому договору составляла 45 000,00 рублей ежемесячно.

Таким образом, и с учетом суммы выданных займов Клочихин В.И. не имел финансовой возможности обеспечить возврат займов за счет своей заработной платы.

Клочихиным В.И. представлены выписки по расчетным счетам, открытым в ПАО «СБЕРБАНК». Так, обороты по счету xxxx1536 с 20.11.2017 по 01.01.2018 составили 1 877 000,00 рублей, из которых 1 550 000,00 – выданные займы, средняя операция по карте не превышала 20 000,00 рублей, обороты по счету xxxx8496 с 26.10.2016 по 01.01.2017 составили 4 779 850,00 рублей, из которых 3 000 000,00 – выданные займы.

При этом, при получении заемных средств, согласно выпискам по расчетным счетам, Клочихин В.И. осуществлял их расходование путем перевода третьим лицам, либо снятия наличных денежных средств.

По результатам анализа представленных доказательств с учетом положений абзаца 3 пункта 26 Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» суд приходит к выводу о том, что финансовое положение Клочихина В.И. не позволяло ему осуществить возврат денежных средств.

Как указывает Клочихин В.И. возврат денежных средств осуществлен путем внесения денежных средств в кассу ООО «ИПОС» 10.01.2018., при этом заинтересованным лицом в дело не представлены сведения о происхождении денежных средств, внесенных в кассу должника, не представлены доказательства их фактического наличия.

Согласно пояснениям конкурсного управляющего, руководитель ООО «ИПОС» передачу документации конкурсному управляющему в полном объеме не обеспечил, кассовая книга за 2018 год в распоряжении конкурсного управляющего отсутствует.

При анализе выписок по расчетному счету конкурсным управляющим установлено, что денежные средства из кассы ООО «ИПОС» на счет не вносились, действия по погашению задолженности перед кредиторами за счет поступивших средств не осуществлялись.

Учитывая поведение должника, выразившееся в заключении с сотрудником договоров займа на невыгодных для должника условиях, необоснованной пролонгации договора займа №8 и заключении договора займа 11-БПЗ/17 от 24.11.2017 при наличии уже неисполненных в срок обязательств, а также доводы о возврате займов наличными денежными средствами в кассу  при отсутствии у заёмщика финансовой возможности осуществления возврата задолженности, непредставлении сведений о целях займов  о их расходовании, отсутствии доказательств внесения возвращенных средств на расчетный счет ООО «ИПОС», либо о расходовании должником возвращенных денежных средств, суд приходит к выводу о том, что фактически возврат займов не осуществлялся, кассовые проводки являются безденежными, а действия по погашению займов, путем внесения средств в кассу ООО «ИПОС» являются мнимыми сделками (ст.170 ГК РФ), направленными на создание видимости исполнения обязательств.

Заключение договоров займа на сходных с оспариваемыми условиями недоступно для иных участников гражданского оборота.

Отклонение поведения Должника от стандартов разумного и добросовестного осуществления гражданских прав указывает на сомнительность спорного договора займа, что должен был понимать контрагент по сделке.

Спорный договор займа №11-БПЗ/17 от 24.11.2017 и дополнительное соглашение к договору займа №8 от 24.10.2017 заключены менее чем за шесть месяцев до возбуждения дела о банкротстве.

В данном случае приведенные выше сомнения в добросовестности общества истолковываются в пользу истца и перелагают бремя процессуальной активности на другую сторону, которая становится обязанной раскрыть добросовестный характер мотивов своего поведения и наличие у сделки разумных экономических оснований.

Сведения о целях займа, а также о его расходовании Клочихин В.И. не раскрыл.

При изучении условий оспариваемых договоров займа, очевидно, что экономическая целесообразность заключения данных сделок для должника отсутствовала.

Таким образом, договоры займа заключены с целью причинения вреда имущественным правам независимых кредиторов, а в результате совершения оспариваемых сделок такой вред был причинен.

Общество и его сотрудник должны были осознавать наличие указанной противоправной цели в момент совершения сделки, в связи с чем к спорным сделкам подлежит применению пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Согласно пункту 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в Законе о банкротстве.

В соответствии с пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника, либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из следующих условий:

— стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации — десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок;

— должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы;

— после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.

В пункте 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Постановление N 63) разъяснено, что для признания сделки недействительной по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:

а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;

в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом пункта 7 настоящего Постановления).

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

Материалами дела подтверждается, что заявление о признании ООО «ИПОС» несостоятельным (банкротом) было принято к производству определением от 04.04.2018, оспариваемые договоры займа №8 от 24.10.2016 и №11-БПЗ/17, от 24.11.2017, совершены в период подозрительности, то есть за три года до принятия заявления о признании должника банкротом.

На момент совершения указанных сделок должник уже обладал признаками неплатежеспособности, что подтверждается судебными актами по взысканию с должника денежных средств.

В связи с изложенным, в период заключения спорных сделок договоров займа и дополнительного соглашения должник обладал признаками неплатежеспособности, имел значительные неисполненные денежные обязательства перед иными кредиторами и, при этом, не намеревался погасить задолженность, что подтверждается наличием в отношении должника судебных актов.

Несмотря на затруднительность исполнения взятых на себя обязательств, должник заключает спорные договоры займа без выгоды, оправдывающей предпринимательский риск.

В соответствии с положениями статьи 2 Закона о банкротстве под вредом, причиненным имущественным правам кредиторов, понимается любое уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику.

В результате совершения оспариваемой сделки из конкурсной массы выбыли денежные средства в сумме 4 550 000,00 рублей, за счет которых было бы возможно провести частичные расчеты с кредиторами.

 Следовательно, названное обстоятельство свидетельствует о причинении вреда имущественным правам кредиторов ООО «ИПОС».

Согласно статье 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иным правовым актам, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В силу пункта 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом (пункт 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Для квалификации сделки как совершенной со злоупотреблением правом в дело должны быть представлены доказательства того, что, совершая сделку, стороны намеревались реализовать какой-либо противоправный интерес.

На противоправную цель по уменьшению конкурсной массы должника и вывода денежных средств указывает то обстоятельство, что операции, связанные с исполнением спорных сделок (внесение средств в кассу должника), были совершены для создания видимости реальности возврата заемных средств.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что Клочихин В.И. не представил доказательства, свидетельствующие о том, что он обладал суммой, необходимой для осуществления возврата заёмных денежных средств.

При этом в целях создания видимости возврата займов должником и заинтересованным лицом осуществлены безденежные кассовые проводки.

Таким образом, сделка совершена на безвозмездной основе в отношении заинтересованного лица.

Ввиду изложенного, суд приходит к выводу о том, что при заключении оспариваемых договоров и дополнительного соглашения сторонами было допущено злоупотребление правом.

При указанных обстоятельствах, суд приходит к выводу об обоснованности заявленных конкурсным управляющим требований.

При решении вопроса о принятии заявления к производству судом было удовлетворено ходатайство конкурсного управляющего об отсрочке уплаты государственной пошлины.

На основании ч.ч. 1, 3 ст. 110 АПК РФ, принимая во внимание результат рассмотрения заявления, государственная пошлина за рассмотрение заявления подлежит взысканию с ответчика в доход федерального бюджета.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 32, п.2 ст.61.2, 61.4, 61.6, 61.8, 127, 129, 131 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», ст.ст. 10,168 ГК РФ, ст.ст. 64-68, 71, 75, 110, 176, 184-185, 188, 223 АПК РФ,

 

О П Р Е Д Е Л И Л:

Заявление конкурсного управляющего удовлетворить.

Признать недействительной сделкой договор беспроцентного займа 24.10.2016 №8, заключенный между ООО «ИПОС» и Клочихиным Виталием Игоревичем, а также дополнительное соглашение №1 к нему от 24.10.2017.

Признать недействительной сделкой договор беспроцентного займа №11-БПЗ/17 от 24.11.2017 заключенный между ООО «ИПОС» и Клочихиным Виталием Игоревичем.

Применить последствия недействительности сделки в виде взыскания с Клочихина Виталия Игоревича денежных средств в сумме 4 550 000,00 (Четыре миллиона пятьсот пятьдесят тысяч рублей 00 копеек) рублей, а также проценты за пользование чужими денежными средствами на дату исполнения судебного акта.

Взыскать с Клочихина Виталия Игоревича в доход федерального бюджета государственную пошлину в сумме 6 000 (шесть тысяч) рублей 00 копеек.

Определение может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции в десятидневный срок со дня его изготовления в полном объеме.

 

 

Судья:                                                                                                Е.А. Пахомов