Постановление А40-98502/2017 от 27 января 2020 года по делу А40-98502/2017

Об отказе в удовлетворении заявления о признании сделки должника недействительной

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

город Москва                                                                        Дело № А40-98502/17-184-104

 

27 января 2020 г.

 

Резолютивная часть определения объявлена 13 января 2020 г.

Мотивированное определение изготовлено 27 января 2020 г.

 

Арбитражный суд города Москвы в составе судьи Игнатовой Е.С., при ведении протокола помощником судьи Антоновским С.А., рассмотрев в открытом судебном заседании заявление конкурсного управляющего обществом с ограниченной ответственностью «Группа компаний «Магистраль» (далее – должник) Петрушкина М.В. о признании недействительными четырех договоров купли-продажи транспортных средств, заключенных должником и Балобиным А.В.,
а также о применении последствий недействительности этих сделок,
при участии: согласно протоколу,

 

у с т а н о в и л :

 

определением суда от 06.06.2017 возбуждено дело о банкротстве должника.

Определением от 13.10.2017 в отношении должника введена процедура наблюдения.

Решением суда от 16.04.2018 должник признан банкротом, в отношении него открыта процедура конкурсного производства, конкурсным управляющим утвержден Петрушкин М.В.

В суд 16.04.2019 поступило заявление конкурсного управляющего о признании недействительными четырех договоров купли-продажи транспортных средств, заключенных должником и Балобиным А.В. :

— 22.03.2016 № ГК 883-8/16-000035803, предметом которого является автомобиль Ford Focus 2014-го года выпуска, VIN Z6FLXXEEBLEG84814, государственный регистрационный знак Р680НМ777,

— 25.08.2016 № ГК 883-8/16-000035802, предметом которого является автомобиль Ford Mondeo 2013-го года выпуска, VIN X9FDXXEEBDDU88323, государственный регистрационный знак Е359УХ77,

— 06.03.2018 № ГК 40-3/18-000035802, предметом которого является автомобиль
Ford Mondeo 2016-го года выпуска, VIN Z6FDXXEECDGB09990, государственный регистрационный знак У509СХ777,

— 06.03.2018 № ГК 41-3/18-000035802, предметом которого является автомобиль
Ford Mondeo 2012-го года выпуска, VIN X9FDXXEEBDCG00248, государственный регистрационный знакУ541ОЕ77,

а также о применении последствий недействительности этих сделок в виде возврата имущества в конкурсную массу.

В обоснование требования Петрушкин М.В. сослался на пункт 1 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).

Определением суда от 11.10.2019 к участию в рассмотрении заявления управляющего в порядке статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) привлечены Перельцвейг И.А. и Наркулов И.А.
в качестве лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора.

От ответчика по спору поступил письменный отзыв с возражениями
на требование конкурсного управляющего.

Изучив представленные доказательства в соответствии со статьей 71 АПК РФ, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявления конкурсного управляющего в связи со следующим.

Из содержания заявления управляющего следует, что 22.03.2016, 25.08.2016
и 06.03.2018 должник продал Балобину А.В. транспортные средства (указанные выше автомобили) за 435 000 рублей (Ford Focus 2014-го года выпуска), 518 000 рублей (Ford Mondeo 2013-го года выпуска), 1 120 000 рублей (Ford Mondeo 2016-го года выпуска), 325 000 рублей (Ford Mondeo 2012-го года выпуска), а всего – за 2 398 000 рублей,
в то время как рыночная стоимость этого имущества (согласно представленным Петрушкиным М.В. отчетам о стоимости) составляла 527 000 рублей, 758 000 рублей, 1 343 000 рублей и 581 000 рублей соответственно, а всего – 3 209 000 рублей.

Управляющий 11.04.2019 направил Балобину А.В. письмо с требованием
о возврате транспортных средств в конкурсную массу, ответа на которое
не последовало.

В ходе рассмотрения спора установлено, что в настоящее время владельцами двух отчужденных должником в пользу Балобина А.В. транспортных средств являются Перельцвейг И.А. и Наркулов И.А.

В связи с тем, что указанная в договорах стоимость автомобилей ниже стоимости, указанной в отчетах, составленных по заказу конкурсного управляющего,
Петрушкин М.В. счел, что сделки купли-продажи транспортных средств совершены при неравноценном встречном предоставлении покупателем.

Согласно пункту 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

В пунктах 8-9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» разъяснено следующее.

Пункт 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве предусматривает возможность признания недействительной сделки при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки.

Для признания сделки недействительной на основании указанной нормы
не требуется, чтобы она уже была исполнена обеими или одной из сторон сделки, поэтому неравноценность встречного исполнения обязательств может устанавливаться исходя из условий сделки.

В соответствии с абзацем первым пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки имеет место, в частности, в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия на момент
ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены
и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

При сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота.

На основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве может быть оспорена также сделка, условия которой формально предусматривают равноценное встречное исполнение, однако должнику на момент ее заключения было известно, что
у контрагента по сделке нет и не будет имущества, достаточного для осуществления
им встречного исполнения.

Судам необходимо учитывать, что по правилам упомянутой нормы могут оспариваться только сделки, в принципе или обычно предусматривающие встречное исполнение; сделки же, в предмет которых в принципе не входит встречное исполнение (например, договор дарения) или обычно его не предусматривающие (например, договор поручительства или залога), не могут оспариваться на основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, но могут оспариваться на основании пункта 2 этой статьи.

При определении соотношения пунктов 1 и 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве судам надлежит исходить из следующего.

Если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее чем за три года, но не ранее чем за один год до принятия заявления о признании банкротом, то она может быть признана недействительной только на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве при наличии предусмотренных им обстоятельств (с учетом пункта 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63).

Судом в случае оспаривания подозрительной сделки проверяется наличие обоих оснований, установленных как пунктом 1, так и пунктом 2 статьи 61.2 Закона
о банкротстве.

В рассматриваемом случае конкурсный управляющий не представил никаких свидетельств заинтересованности должника и покупателя автомобилей по отношению друг к другу.

Доказательств преследования сторонами спорных договоров противоправной цели причинения вреда правам и законным интересам кредиторов должника суду также
не представлено.

В связи с этим оснований для признания спорных сделок недействительными
в соответствии с пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве суд не усматривает.

Проверяя довод конкурсного управляющего о неравноценности встречного предоставления, основанный на отчетах о рыночной стоимости, составленных индивидуальным предпринимателем Серегиным А.В. по заказу Петрушкина М.В., судом установлено следующее.

К своему отзыву на заявление управляющего Балобин А.В. приложил договоры наряд-заказов на работы № 5690, 5691, 5692 и 5693, согласно которым общество
с ограниченной ответственностью «Техноэкспресс» 24.03.2016, 03.09.2016, 10.03.2018
и 14.03.2018 приняло у ответчика по спору заказы на покупку запасных частей
и ремонт четырех автомобилей, приобретенных у должника по спорным договорам купли-продажи. Из представленных Балобиным А.В. доказательств усматривается, что стоимость запасных частей и выполненных работ составила 111 650 рублей
по договору № 5693, 243 900 рублей по договору № 5692, 403 000 рублей по договору  № 5691, 279 650 рублей по договору № 5690, а всего – 1 038 200 рублей.

Таким образом, покупатель автомобилей предоставил сведения
об их техническом состоянии, обратив внимание на то, что при составлении отчетов
о рыночной стоимости имущества должника по заказу Петрушкина М.В. использовался сравнительный подход, осмотр транспортных средств не производился.

Из изложенного следует, что цена спорных договоров являлась рыночной, сопоставление стоимости автомобилей и их ремонта позволяет придти к выводу
о равноценности предоставления Балобиным А.В. (с учетом ремонта стоимость транспортных средств составила 3 436 200 рублей, в то время как согласно отчетам, составленным индивидуальным предпринимателем Серегиным А.В. по заказу Петрушкина М.В., рыночной являлась бы стоимость 3 209 000 рублей).

Возражения конкурсного управляющего на отзыв покупателя автомобилей, касающиеся недостоверности изложенных в договорах наряд-заказов сведений, отклоняются судом как необоснованные и носящие предположительный характер.
О фальсификации представленных Балобиным А.В. доказательств не заявлено, равно как и о проведении судебной экспертизы с целью определения рыночной стоимости транспортных средств.

Таким образом, конкурсный управляющий не опроверг доводы ответчика
по спору и не доказал необходимую совокупность обстоятельств для удовлетворения его заявления на основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Обстоятельств злоупотребления правом и нарушения требований закона при заключении и исполнении спорных договоров его сторонами суд не усмотрел.

При таких обстоятельствах не имеется оснований для признания четырех договоров купли-продажи транспортных средств недействительными и применения последствий их недействительности.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 9, 41, 49, 64-68, 71,
184-186, 188 и 223 АПК РФ, статьей 61.2 Закона о банкротстве, арбитражный суд

 

о п р е д е л и л :

 

в удовлетворении заявления конкурсного управляющего отказать.

Определение может быть обжаловано в течение десяти дней со дня его изготовления в полном объеме в Девятый арбитражный апелляционный суд.

 

 

 

Судья                                                                                                 Е.С. Игнатова