Постановление А40-98502/2017 от 27 января 2020 года по делу А40-98502/2017

Об отказе в удовлетворении заявления о признании сделки должника недействительной

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

город Москва                                                                        Дело № А40-98502/17-184-104

 

27 января 2020 г.

 

Резолютивная часть определения объявлена 13 января 2020 г.

Мотивированное определение изготовлено 27 января 2020 г.

 

Арбитражный суд города Москвы в составе судьи Игнатовой Е.С., при ведении протокола помощником судьи Антоновским С.А., рассмотрев в открытом судебном заседании заявление конкурсного управляющего обществом с ограниченной ответственностью «Группа компаний «Магистраль» (далее – должник) Петрушкина М.В. о признании недействительным договора купли-продажи транспортного средства, заключенного должником и Курбановым М.М.,
а также о применении последствий недействительности этой сделки,
при участии: согласно протоколу,

 

у с т а н о в и л :

 

определением суда от 06.06.2017 возбуждено дело о банкротстве должника.

Определением от 13.10.2017 в отношении должника введена процедура наблюдения.

Решением суда от 16.04.2018 должник признан банкротом, в отношении него открыта процедура конкурсного производства, конкурсным управляющим утвержден Петрушкин М.В.

В суд 15.04.2019 поступило заявление конкурсного управляющего о признании недействительным договора купли-продажи транспортного средства № ГК 296-3/16-000035097, заключенного 21.03.2016 должником и Курбановым М.М., а также
о применении последствий недействительности этой сделки в виде возврата имущества
в конкурсную массу.

В обоснование требования (после уточнения в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ)) Петрушкин М.В. сослался на пункт 2 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ
«О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) и статьи
10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).

Определением суда от 11.10.2019 к участию в рассмотрении заявления управляющего в порядке статьи 51 АПК РФ привлечен Саркисян В.В. в качестве лица,
не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

Изучив представленные доказательства в соответствии со статьей 71 АПК РФ, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявления конкурсного управляющего в связи со следующим.

Из содержания уточненного заявления управляющего следует, что 21.03.2016 должник продал Курбанову М.М. транспортное средство – автомобиль ГАЗ-3302, год выпуска – 2010, VIN X96330200B2414470 – за 170 000 рублей, в то время как рыночная стоимость этого имущества (согласно представленному Петрушкиным М.В. отчету
о стоимости) составляла 340 000 рублей.

Управляющий 11.04.2019 направил Курбанову М.М. письмо с требованием
о возврате транспортного средства в конкурсную массу, ответа на которое
не последовало.

В ходе рассмотрения спора установлено, что в настоящее время владельцем транспортного средства ГАЗ-3302 является Саркисян В.В.

В связи с тем, что в момент заключения спорного договора структура бухгалтерского баланса должника была отрицательной, у него имелись неисполненные обязательства перед девятью кредиторами, чьи требования в настоящее время включены в реестр требований кредиторов и остаются неудовлетворенными, управляющий счел, что сделка купли-продажи транспортного средства совершена
в целях причинения вреда имущественным правам этих кредиторов, а также при злоупотреблении правом ее сторонами.

Согласно пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена
в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если
на момент совершения сделки должник отвечал или в результате совершения сделки стал отвечать признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества
и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из следующих условий:

— стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации — десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника
на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок;

— должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей
по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы;

— после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.

В пунктах 5-7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» разъяснено следующее.

Пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка).

В силу этой нормы для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:

а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;

в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом пункта 7 настоящего Постановления).

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает
в признании сделки недействительной по данному основанию.

При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

Согласно абзацам второмупятому пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия:

а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества;

б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторымпятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Установленные абзацами вторымпятым пункта 2 статьи 61.2 Закона
о банкротстве презумпции являются опровержимыми — они применяются, если иное
не доказано другой стороной сделки.

При определении наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества следует исходить из содержания этих понятий, данного в абзацах тридцать третьем и тридцать четвертом статьи 2 Закона о банкротстве. Для целей применения содержащихся в абзацах второмпятом пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве презумпций само по себе наличие на момент совершения сделки признаков банкротства, указанных в статьях 3 и 6 Закона, не является достаточным доказательством наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества.

В силу абзаца первого пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Данные презумпции являются опровержимыми — они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.

При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать
об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

Согласно абзацу второму пункта 3 статьи 28 Закона о банкротстве сведения
о введении наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления,
о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства подлежат обязательному опубликованию в порядке, предусмотренном названной статьей.

В связи с этим при наличии таких публикаций в случае оспаривания на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделок, совершенных после этих публикаций, надлежит исходить из следующего: если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства,
а значит и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности.

В рассматриваемом случае конкурсный управляющий не представил никаких свидетельств заинтересованности должника и покупателя автомобиля по отношению друг к другу, в связи с чем осведомленность Курбанова М.М. о финансовом состоянии должника является не доказанной. Довод Петрушкина М.В. о том, что ответчик по спору, покупая у должника автомобиль ГАЗ-3302 2010-го года выпуска
за 170 000 рублей, должен был предварительно запросить и изучить бухгалтерскую документацию продавца, отклоняется судом как необоснованный.

Сам по себе факт продажи должником имущества по нерыночной стоимости (если принять во внимание выводы, изложенные в представленном управляющим отчете
о стоимости имущества, составленном во внесудебном порядке) не свидетельствует
о преследовании сторонами спорного договора противоправной цели причинения вреда правам и законным интересам кредиторов должника. Вместе с тем, каких-либо сведений о техническом состоянии автомобиля, проданного должником, управляющий суду не представил, поэтому довод о приобретении Курбановым М.М. имущества должника по заниженной стоимости судом также отклоняется как необоснованный.

Таким образом, необходимая совокупность обстоятельств (неравноценность встреченного предоставления, осведомленность покупателя о финансовом положении продавца) для удовлетворения требования конкурсного управляющего не доказана.

Обстоятельств злоупотребления правом и нарушения требований закона при заключении и исполнении спорного договора его сторонами суд не усмотрел.

При таких обстоятельствах не имеется оснований для признания договора
купли-продажи транспортного средства № ГК 296-3/16-000035097 от 21.03.2016 недействительным и применения последствий его недействительности.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 9, 41, 49, 64-68, 71,
184-186, 188 и 223 АПК РФ, статьей 61.2 Закона о банкротстве, статьями
10 и 168 ГК РФ, арбитражный суд

 

о п р е д е л и л :

 

в удовлетворении заявления конкурсного управляющего отказать.

Определение может быть обжаловано в течение десяти дней со дня его изготовления в полном объеме в Девятый арбитражный апелляционный суд.

 

 

 

Судья                                                                                                 Е.С. Игнатова