Постановление А41-68069/2015 от 20 января 2020 года по делу А41-68069/2015

Об отказе в удовлетворении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности

 

Арбитражный суд Московской области

107053, 107053, проспект Академика Сахарова, д. 18, г. Москва

http://asmo.arbitr.ru/

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

об отказе в удовлетворении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности

 

г. Москва                                                                                           Дело № А41-68069/15

20 января 2020 года

 

Резолютивная часть определения объявлена 13 января 2020 г.

 

Арбитражный суд Московской области в составе:

судьи Шевыриной П.В.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Фоминой М.Б.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по делу о банкротстве ООО «Евро-Форест» заявление конкурсного управляющего Левакова С.В. о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности

при участии в заседании: явка согласно протоколу,

 

установил:

 

решением суда от 18.11.2016 ООО «Евро-Форест» признано  несостоятельным (банкротом) и в отношении должника открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утверждена Колесник Д.

В судебном заседании подлежало рассмотрению заявление конкурсного управляющего Левакова С.В. о привлечении бывшего генерального директора
ООО «Евро-Форест»
Кулиевой Ж.М. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в размере 47 668 454,93 руб.

Представитель ответчика возражал против заявленных требований.

Суд, исследовав материалы обособленного спора, оценив доказательства в их совокупности, приходит к следующим выводам.

Конкурсный управляющий ООО «Евро-Форест» Леваков С.В., руководствуясь положениями ст. 6114 Закон о банкротстве, обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя должника Кулиевой Ж.М. на основании подп. 1 п. 2
ст. 6111 Закона о банкротстве к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

В обоснование заявленных требований конкурсный управляющий сослался на совершение бывшим руководителем должника сделок изначально на невыгодных для должника условиях, в результате которых причинен вред имущественным правам кредиторов.

В соответствии с п. 1 ст. 6111 Закона о банкротстве, если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника.

Согласно п. 2 ст. 6111 Закона о банкротстве пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица при наличии обстоятельств, указанных в пп. 1-4 п. 2 ст. 6111 Закона о банкротстве.

Пунктом 2 данной нормы предусмотрено, что пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств:

1) причинен существенный вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника (совершения таких сделок по указанию этого лица), включая сделки, указанные в статьях 612 и 613 настоящего Федерального закона;

2) документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.

Согласно п. 16 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» под действиями (бездействием) контролирующего лица, приведшими к невозможности погашения требований кредиторов (ст. 6111 Закона о банкротстве) следует понимать такие действия (бездействие), которые явились необходимой причиной банкротства должника, то есть те, без которых объективное банкротство не наступило бы. Суд оценивает существенность влияния действий (бездействия) контролирующего лица на положение должника, проверяя наличие причинно-следственной связи между названными действиями (бездействием) и фактически наступившим объективным банкротством.

Неправомерные действия (бездействие) контролирующего лица могут выражаться, в частности, в принятии ключевых деловых решений с нарушением принципов добросовестности и разумности, в том числе согласование, заключение или одобрение сделок на заведомо невыгодных условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.), дача указаний по поводу совершения явно убыточных операций, назначение на руководящие должности лиц, результат деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам возглавляемой организации, создание и поддержание такой системы управления должником, которая нацелена на систематическое извлечение выгоды третьим лицом во вред должнику и его кредиторам, и т.д.

Поскольку деятельность юридического лица опосредуется множеством сделок и иных операций, по общему правилу, не может быть признана единственной предпосылкой банкротства последняя инициированная контролирующим лицом сделка (операция), которая привела к критическому изменению возникшего ранее неблагополучного финансового положения — появлению признаков объективного банкротства. Суду надлежит исследовать совокупность сделок и других операций, совершенных под влиянием контролирующего лица (нескольких контролирующих лиц), способствовавших возникновению кризисной ситуации, ее развитию и переходу в стадию объективного банкротства.

Согласно подп. 1 п. 2 ст. 6111 Закона о банкротстве презумпция доведения до банкротства в результате совершения сделки (ряда сделок) может быть применена к контролирующему лицу, если данной сделкой (сделками) причинен существенный вред кредиторам. К числу таких сделок относятся, в частности, сделки должника, значимые для него (применительно к масштабам его деятельности) и одновременно являющиеся существенно убыточными. При этом следует учитывать, что значительно влияют на деятельность должника, например, сделки, отвечающие критериям крупных сделок (статья 78 Закона об акционерных обществах, ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и т.д.). Рассматривая вопрос о том, является ли значимая сделка существенно убыточной, следует исходить из того, что таковой может быть признана в том числе сделка, совершенная на условиях, существенно отличающихся от рыночных в худшую для должника сторону, а также сделка, заключенная по рыночной цене, в результате совершения которой должник утратил возможность продолжать осуществлять одно или несколько направлений хозяйственной деятельности, приносивших ему ранее весомый доход (абзац первый п. 23 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»).

По смыслу подп. 1 п. 2 ст. 6111 Закона о банкротстве для доказывания факта совершения сделки, причинившей существенный вред кредиторам, заявитель вправе ссылаться на основания недействительности, в том числе предусмотренные ст. 612 (подозрительные сделки) и ст. 613 (сделки с предпочтением) Закона о банкротстве. Однако и в этом случае на заявителе лежит обязанность доказывания как значимости данной сделки, так и ее существенной убыточности. Сами по себе факты совершения подозрительной сделки либо оказания предпочтения одному из кредиторов указанную совокупность обстоятельств не подтверждают (абзац шестой п. 23 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»).

Согласно выписке из ЕГРЮЛ генеральным директором до даты открытия конкурсного производства ООО «Евро-Форест» являлась Кулиева Жанна Михайловна.

Как указал заявитель, в период осуществления полномочий конкурсного управляющего установлены перечисления денежных средств:

— с расчетного счета должника на счет ответчика на общую сумму 160 000 руб. (премия по итогу 1 квартала 2015 г.),

—  по договорам беспроцентного займа с расчетного счета должника на счет ответчика на общую сумму 1 750 000 руб., списание (посредством банковской карты) ответчиком денежных средств с расчетного счета должника в размере 1 866 000 руб.

По мнению заявителя, указанные обстоятельства свидетельствуют об использовании Кулиевой Ж.М. денежных средств должника в целях, отличных от осуществления операций в рамках финансово-хозяйственной деятельности должника, и являются причиной целенаправленного доведения должника до состояния неплатежеспособности; имущественным правам кредитов причинен существенный вред в результате совершения названных сделок.

Судом установлено, что конкурсный  управляющий  ООО «Евро-Форест» обратился в Арбитражный суд Московской области с заявлением о признании недействительными сделок ООО «Евро-Форест» по перечислению денежных средств с расчетного счета должника на расчетный счет Кулиевой Жанны Михайловны денежных средств в размере 160 000 руб. (премия по итогу 1 квартала 2015 г.). 1 750 000 руб. (по договорам беспроцентного займа), денежных средств в размере 1 866 000 руб. (посредством банковской карты) и применении последствий недействительности сделок в виде взыскания с Кулиевой Ж.М. и возврата в конкурсную массу должника денежных средств в общем размере 3 776 000 руб.

Определением Арбитражного суда Московской области от 22.12.2017 в удовлетворении заявления конкурсного управляющего ООО «Евро-Форест» было отказано в полном объеме.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 21.03.2018 определение Арбитражного суда Московской области от 22.12.2017 было отменено в части, признано недействительным перечисление денежных средств с расчетного счета ООО «Евро-Форест» № 40702810502780000726, открытом в АО «Альфа-банк», на счет Кулиевой Ж.М. в размере 160 000 руб., применены последствия недействительности сделки в виде взыскания с Кулиевой Ж.М. и возврата в конкурсную массу должника денежных средств в размере 160 000 руб., в остальной части определение суда оставлено без изменения.

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 23.07.2018 определение Арбитражного суда Московской области от 22.12.2017и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 21.03.2018 были отменены в части отказа в удовлетворении заявления о признании недействительными сделок должника по перечислению с расчетного счета должника на расчетный счет Кулиевой Ж.М. денежных средств в размере 1 750 000 руб. по договорам беспроцентного займа и денежных средств в размере 1 866 000 руб. посредством банковской карты и применении последствий недействительности сделок в виде взыскания с Кулиевой Ж.М. и возврата в конкурсную массу названных денежных средств, в отмененной части обособленный спор направлен на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области, в остальной части обжалуемые судебные акты оставлены без изменения, кассационные жалобы — без удовлетворения.

При новом рассмотрении дела определением Арбитражного суда Московской области от 19.08.2019 в удовлетворении заявления конкурсного управляющего было отказано.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 19.11.2019  определение Арбитражного суда Московской области от 19.08.2019 отменено в части отказа в удовлетворении заявления конкурсного управляющего ООО «Евро-Форест» о признании недействительным перечисления денежных средств в размере 199 000 руб. с расчетного счета ООО «Евро-Форест» на счет Кулиевой Ж.М. Перечисление денежных средств с расчетного счета ООО «Евро-Форест» на счет Кулиевой Ж.М. в размере 199 000 руб. было признано недействительным, применены последствия недействительности сделки в виде взыскания с Кулиевой Ж.М. в конкурсную массу должника денежных средств в размере 199 000 руб.

Согласно данным бухгалтерского баланса ос­новные средства ООО «Евро-Форест» за
2014 г. составляли 11 162 000 руб., а за
2015 г. — 8 396 000 руб. Дебиторская задолженность составляла за 2015 г. — 58 756 000 руб., запасы по материалам на 2015 г. — 6 131 000 руб.

Дебиторская задолженность сложилась из-за не платежей со стороны иностранных контрагентов по поставленным за рубеж товарам.

Так, исходя из ведомостей банковского контроля по следующим контрагентам: — Ка-риева Зухруллы Бохолировича (Узбекистан), ООО «ММ.Орбита ЛТД» (Азербайджан), INTRANS SERVICE GROUP» и «SIMTRANS LTD» следует, что в адрес указанных предприятий и физического лица была поставлена продукция — пиломатериал обрезной хвойных пород на общую сумму более 200 миллионов руб. Согласно ведомостям банковского контроля следует, что денежные средства от указанных предприятий в полном объеме не поступили на расчетный счет ООО «Евро-Форест». Факт вывозки пиломатериалов за рубеж под­тверждаются таможенными декларациями, предоставленными Пермской таможней. За­долженность составила 58 756 000 руб.

Данные обстоятельства опровергают довод о том, что в результате перечисления денежных средств с расчетного счета ООО «Евро-Форест» на счет Кулиевой Ж.М. должник утратил возможность продолжать осуществлять одно или несколько направлений хозяйственной деятельности, приносивших ему ранее весомый доход.

Не представлено заявителем доказательств значимости данной сделки, ее существенная убыточность.

В качестве одного из оснований привлечения к субсидиарной ответственности заявитель указал, что ООО «Евро-Форест» без каких-либо оснований перечислило со своего счета № 40702810500000005453, открытого в ПАО АКБ «Урал ФД», на расчетный счет ООО «Стивидор» денежные средства в размере 81 658 000 руб. в период 01.03.2013 по 04.09.2015, а также 3 925 320 руб. с расчетного счета № 40702810400040000906, открытого в Московском филиале ПАО АКБ «Урал ФД», на счет ООО «Стивидор». Назначение вышеуказанных денежных переводов, оплата по договору об оказании услуг № П-037 от 01.11.2012. Заявителем сделан вывод о том, что указанные перечисления денежных средств является неосновательным обогащением ООО «Стивидор».

Судом установлено, что ООО «Стивидор» оказывает услуги по погрузке и выгрузке лесопродукции, деятельность осуществляет с 2009 г.

ООО «Евро-Форест» осуществляло реализацию товара на экспорт. Одним из необходимых условий отправки товара является погрузка пиломатериала. Поскольку собственной базой погрузки-разгрузки ООО «Евро-Форест» не располагает, а отгрузка должна была осуществляться из г. Соликамска Пермского края, 01.11.2012 между
ООО «Евро-Форест» и ООО «Стивидор» был заключен договор на оказание услуг по погрузке и выгрузке пиломатериала № П-037 от 01.11.2012.

По условиям договора ООО «Стивидор» оказывало услуги ООО «Евро-Форест» по погрузке пиломатериала, в свою очередь ООО «Евро-Форест» оплачивало стоимость оказанных услуг.

Обстоятельства, на которые указывает в данном случае заявитель, явились предметом рассмотрения искового заявления к ООО «Стивидор» о взыскании неосновательного обогащения в рамках дела № А50-40728/2017.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Пермского края от 28.03.2018 по делу № А50-40728/17 в удовлетворении исковых требований ООО «Евро-Форест» к ООО «Стивидор».

Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности мотивировано тем, что в рамках дела о признании ООО «Евро-Форест» несостоятельным (банкротом) конкурсный управляющий ООО «Евро-Форест» Колесник Диана обратилась в Арбитражный суд Московской области с заявлением о признании недействительной сделки должника по перечислению денежных средств с расчетного счета должника на расчетный счет общества с ограниченной ответственностью (ООО) «Стивидор» платежными поручениями №№ 97, 98 от 30.11.2015 в сумме 570 000 руб. и применении последствий недействительности сделки в виде взыскания с ООО «Стивидор» и возврата в конкурсную массу должника денежных средств в размере 570 000 руб.

Вступившим в законную силу определением Арбитражного суда Московской области от 22.12.2017 заявление конкурсного управляющего ООО «Евро-Форест» удовлетворено на основании ст. 613 Закона о банкротстве.

При вынесении названного судебного акта установлено, что денежные средства перечислены в рамках исполнения обязательств по договору об оказании услуг №С-03 от 09.01.2014. В соответствии с пунктом 1.1 указанного договора исполнитель (ООО «Стивидор») обязался выполнить по заданию заказчика (ООО «Евро-Форест») работу по погрузке и выгрузке лесопродукции и сдать результат заказчику, а заказчик обязался принять результат работы и оплатить его; услуги исполнителем были оказаны в полном объеме, что подтверждается подписанным сторонами договора актом от 31.10.2014.

В рамках настоящего обособленного спора не представлено доказательств, что сделка, совершенная на условиях, существенно отличающихся от рыночных в худшую для должника сторону, в результате ее совершения должник утратил возможность продолжать осуществлять одно или несколько направлений хозяйственной деятельности.

Таким образом, материалами спора опровергается довод конкурсного управляющего, что Кулиевой Ж.М. осуществлены действия, направленные на существенный вред имущественным правам кредиторов,

Конкурсный управляющий в обоснование заявленных требований указал, что определением от 23.08.2019 было удовлетворено заявление конкурсного управляющего, признан  недействительным    договор    купли-продажи    от    02.07.2015    №    24, заключенный между ООО «Евро-Форест» и ООО «Стивидор»; применены последствия недействительности сделки в виде обязания ООО «Стивидор» возвратить башенный кран КБМ-40Ш-41, заводской номер 426, в конкурсную массу должника ООО «Евро-Форест». Судом установлено, что в результате заключения оспариваемого договора из конкурсной массы выбыло ликвидное имущество должника, за счет реализации которого возможно было бы погашение требование залогового кредитора и иных кредиторов, чьи требования включены в реестр требований кредиторов. При этом доказательств оплаты по договору в материалы спора не представлено.

Вместе с тем судом установлено, что башенный кран КБМ-40Ш-41, заводской номер 426, возращен в конкурсную массу ООО «Евро-Форест».

Учитывая, что изъятое имущество было возвращено в конкурсную массу должника и им реализовано, оснований для привлечения Кулиевой Ж. М к субсидиарной ответственности по данному основанию не имеется.

Документального подтверждения того, что оспариваемые действия бывшего руководителя должника повлияли на результаты производственной деятельности должника в сторону ухудшения и убыточности хозяйственного процесса, полностью исключили возможность осуществления должником своих уставных задач и привели его к банкротству, в материалы спора не представлено.

Кроме того, конкурсный управляющий указывает в заявление на факт игнорирования ООО «Евро-Форест» его требований о предоставлении бухгалтерских и иных финансово-хозяйственных документов.

Из материалов спора усматривается, что ООО «Евро-Форест» предоставило бухгалтерские и иные документы, отражающие финансово-хозяйственную деятельность общества арбитражному управляющему Соболевой Н.С. по ее требованию. Указанное обстоятельство подтверждается почтовой квитанцией, а также описью почтового отправления в адрес арбитражного управляющего. Документы направлены 15.10.2016, получены арбитражным управляющим 28.11.2016.

Таким образом, требование конкурсного управляющего о предоставлении финансово-хозяйственных документов необоснованно.

Согласно ч. 1 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Согласно п. 56 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» по общему правилу, на арбитражном управляющем, кредиторах, в интересах которых заявлено требование о привлечении к ответственности, лежит бремя доказывания оснований возложения ответственности на контролирующее должника лицо (ст. 65 АПК РФ). Вместе с тем, отсутствие у членов органов управления, иных контролирующих лиц заинтересованности в раскрытии документов, отражающих реальное положение дел и действительный оборот, не должно снижать уровень правовой защищенности кредиторов при необоснованном посягательстве на их права. Поэтому, если арбитражный управляющий и (или) кредиторы с помощью косвенных доказательств убедительно обосновали утверждения о наличии у привлекаемого к ответственности лица статуса контролирующего и о невозможности погашения требований кредиторов вследствие действий (бездействия) последнего, бремя опровержения данных утверждений переходит на привлекаемое лицо, которое должно доказать, почему письменные документы и иные доказательства арбитражного управляющего, кредиторов не могут быть приняты в подтверждение их доводов, раскрыв свои документы и представив объяснения относительно того, как на самом деле осуществлялась хозяйственная деятельность (п. 4 ст. 6116 Закона о банкротстве).

Таким образом, на заявителе лежит обязанность по доказыванию совершения контролирующим лицом сделок, в результате которых причинен существенный вред имущественным правам кредиторов.

В материалах спора отсутствуют неоспоримые доказательства, подтверждающие наличие оснований для утверждения о наличии злонамеренных, недобросовестных действий контролирующего должника лица. Материалами спора не подтверждается совершение контролирующим должника лицом виновных действий, имеющих причинно-следственную связь с наступлением банкротства должника.

При указанных обстоятельствах суд приходит к выводу об отсутствии оснований для привлечения Кулиевой Ж.М. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Руководствуясь ст. ст. 32, 6110–6116 Закона о банкротстве, ст. ст. 13, 65–75, 123, 156, 176, 184–188, 223 АПК РФ, Арбитражный суд Московской области

 

ОПРЕДЕЛИЛ:

 

в удовлетворении заявления конкурсного управляющего Левакова С.В. о привлечении Кулиевой Ж.М. к субсидиарной ответственности отказать.

Определение может быть обжаловано в Десятый арбитражный апелляционный суд в десятидневный срок со дня его вынесения.

 

 

Судья                                                                                                          П.В. Шевырина